Наталья Орлова и ее секрет "американской мечты"

2014.10.31

В программе "Место встречи" была Наталья Орлова, известная американская  бизнес-леди, основатель и президент торгового дома "Saint-Petersburg Trade House", самого популярного магазина русских книг и сувениров. В основном, мы говорили о новогодних подарках, которые уже предлагает "Saint-Petersburg"... А перед съёмкой мои коллеги на RTVi попросили задать Наталье вопрос.

М.Л. Наташа, Вы - популярная личность в нашей русско-язычной общине: успешная, красивая! Ваша жизнь - это осуществление "американской мечты"... Как Вам это удалось?

Н.О. Это, наверное, самый простой и, в то же время, самый сложный вопрос. Каждый день работаешь! И если Бог дал тебе какие-то таланты, возможности, надо их развивать. А как становятся знаменитыми фигуристами, художниками? Просто идут и каждый день работают.  

Если вы хотите, чтобы ваш вопрос был задан во время программы, присылайте письма c темой “Вопрос Марине Левинсон” на E-mail:  mestovstrechi@rtvi.com


  • 11

Рецидивисты из Гуантанамо

2014.10.31

Выборы в Уругвае обычно мало волнуют Вашингтон, но за последними администрация Обамы следила внимательно. В то воскресенье выбирали нового президента этой страны, и один из двух кандидатов  говорил, что не примет шестерых узников Гуантанамо, которых было сосватали Уругваю американцы.

Через несколько часов после своей инаугурации Обама дал честное пионерское прикрыть Гуантанамо, которое осуждала прогрессивная общественность, а «Международная амнистия» называла «гулагом нашего времени».

Несколько лет назад я собирался туда по поручению одной московской газеты. Так и не доехал, но сохранил чужие репортажи из этого страшного места. Из них вырисовывалась почти райская картина.

Пленным положено 8 часов сна, который нельзя прерывать для вызова на допрос. Кормят три раза в день, да так, что ЗК поправились в среднем на 20 фунтов. В день каждому террористу положено 4200 калорий.

Молятся, как водится, 5 раз в день. Чтобы это делалось в правильную сторону, стрелки указывают на Мекку.

В день положено проводить минимум два часа на свежем воздухе. Террористы играют в баскетбол, футбол, волейбол, пинг-понг, шахматы и нарды. Для занятий спортом им выдают кроссовки. Допросы ограничиваются четырьмя часами в день, но обычно длятся не больше двух и, разумеется, прерываются на молитву.

Один следователь, писал журналист, посетивший это страшное место под вечным солнцем, печет допрашиваемым печенье, а другой таскает им блюда из «Макдональдса» и «Сабвея», которые открыты на базе. Любимым блюдом «Аль-Каиды» называют Fileto’ Fish, рыбное филе. 

В отличие от многих из нас, узников лечат бесплатно, вставляют им зубы, выдают очки и делают протезы. В благодарность в течение двух летних месяцев одного года они 432 раза бросли в охранников коктейль из кала, слюны и мочи и 90 раз пытались пырнуть их ножами.

Как ни странно, ножей им официально не выдают (надо позвонить в «Международную амнистию»), но они наловчились мастерить их сами, например, из современных водопроводных кранов, купленных, очевидно, в Икее. Они прячут их в коранах, к которым охране притрагиваться запрещено.

Но вернемся к Уругваю. В первом туре уругвайских выборов победил другой кандидат, который обещал сдержать слово, данное гринго его предшественником, и взять отпущенных узников. Американцы обещали, что они тихие.

На месте уругвайцев я бы засомневался. Всего из Гуантанамо были освобождены 620 узников, которых Вашингтон счел минимально опасными. Конгресс категорически против размещения их в США, поэтому вольнооотпущенников рассовывают по всем свету. Как сейчас стало известно, примерно 180 из них, как ни странно, не встали на путь исправления, а снова влились в ряды джихада.

От 20 до 30 вступили в «Исламское государство» и сражаются в его рядах. Видимо, его головорезы не случайно обряжают своих жертв перед казнью в оранжевые балахоны на манер ностальгических гуантановских костюмчиков.

Казалось бы, наши военные должны взбелениться от того, что захваченных ими терррористов выпускают обратно в джихадское море. Ан нет.

«Мы знаем, что некоторые задержанные, выпущенные из Гуантанамо, вернулись на поле боя, - заявил шеф Пентагона Чак Хейгел. - Но мы считаем, что в общем и целом курс на закрытие Гуантанамо явно отвечает интересам США, как говорит президент».

Ладно, Хейгел - штафирка. Но глава комитета начальников штабов США генерал Мартин Демпси, вполне военный человек, высказывается в том же духе. Он утешает нас следующим заявлением: «Мы считаем, что рецидивизму подвержена сравнительно небольшая часть этих задержанных».

180 рецидивистов на 620 отпущенных – это многовато, mongeneral. Речь все-таки идет не о мелких воришках, а о прирожденных убийцах.

Видать, у Обамы ручные не только журналисты, но и военачальники.

  • 34

Макаревич в Нью-Йорке и на канале RTVi

2014.10.21

Легендарный Андрей Макаревич,  душа и совесть российского рока, в октябре приехал на гастроли в Нью-Йорк.  На Родине к нему, после публичных заявлений по Украине, относятся очень неоднозначно.  Впрочем, это не мешает Макаревичу петь и говорить то, что думает. 

Андрей, Ваша программа "Идиш-джаз" это нечто совершенно новое, экспериментальное, совсем не похожее на «Машину времени». Экспериментировать не боитесь?

-  По отношению ко мне это довольно необычная программа. Мы записали такую пластинку, мы раскопали очень большое количество песен, которые были написаны примерно 100 лет назад еврейскими иммигрантами из Одессы, которые, от революции спасаясь, бежали в Америку. И сочиняя эту музыку, они никак не предполагали, что спустя сто лет какие-то из этих песен останутся самыми великими джазовыми стандартами.

Какие-то песни остались, какие-то забылись, это лотерея. Поэтому мы включили в пластинку и песни известные, и песни забытые совершенно. Они частично на идише, частично на английском.

С нами приехали (в Нью-Йорк) три, я считаю, лучшие певицы российские джазовые – замечательные Ирина Родиле, Диана Поленова, Полина Касьянова и  уникальные музыканты. Я на их фоне, как исполнитель, выгляжу достаточно скромно. Но меня спасает то, что мы эту историю разбавляем моими песнями и, как ни странно, достаточно органично все получается.

Андрей Владимирович, совсем недавно на одном из федеральных каналов праздновали ваш юбилей, 60 лет. И вы чуть ли не из утюгов звучали. Вас показывали чуть ли не в каждой программе, о вас сняли документальный фильм, вас восхваляли всевозможными способами. Совсем скоро на другом федеральном канале показали совсем другого содержания фильм, где вы были названы одним из друзей «хунты», так называемой. Вот как быстро и эффективно изменилось национальное общественное сознание в России? Как вы оцениваете эту непоследовательность?

- Я бы не стал с такой легкостью говорить обо всем населении. Статистика вещь лукавая, и я ей не очень верю. Во всяком случае, я слышу массу слов поддержки каждый день, и что-то меня никто в глаза не ругает, кроме телевидения.

Ваша песня "Моя страна сошла с ума" это ответ?

- Я не считаю корректным, как ни странно, критиковать свою страну, находясь в другой стране. Я это достаточно делаю дома, со всеми вытекающими из этого последствиями. 

Мы переживаем сейчас сложный период, но все пройдет, пройдет и это. Дело в том, что сегодня просто отгородиться и превратиться в Северную Корею все равно не получится у России. Это невозможно. И я уверен, что люди в нашем правительстве понимают это очень хорошо. Я очень бы хотел, чтобы все наши граждане это поняли. И тогда все будет нормально.

А в Госдуме предлагали лишить вас всех наград. Как вы это оцениваете?

- Когда я вижу, что происходит что-то, с моей точки зрения несправедливое, какая-то неправда, не получается молчать. Наверно, это скверное качество. Потому что это специальное качество для получения шишек на голову.

Вы написали Владимиру Путину письмо с просьбой прекратить травлю против вас в России. Вы жалеете об этом?

- Песков сказал, что-то, что зря он пишет президенту, это надо расценивать как реакцию общественного мнения. Ну да, это наверно, реакция общественного мнения - той части населения, которая совершенно сошла с ума от чудовищной телевизионной пропаганды. В России, если говорить об официальной информации, мы имеем искаженную картину. Если говорить об информации, которая доходит с украинских каналов, там тоже не идеально. А вы тут совсем далеко находитесь...

Поэтому я очень хочу заниматься музыкой и надеюсь, что разум восторжествует. Сейчас все пытаются это перемирие удержать и чем дольше его удерживают, тем больше шансов, что он перерастет, что оно перерастет в какой-то мир.

Я вообще считаю, что сейчас происходит очередная глупость. Я например, убежден, что и у России, и в Америки, и у Европы если есть общий враг – то это агрессивный ислам, который растет сейчас как гриб какой-то. И крайне глупо на фоне этой ситуации нам сейчас ссориться. Нам надо объединяться перед потенциальным общим врагом. Хотелось бы, чтобы врагов не было вообще, но боюсь, не доживу.



  • 151

Обамакер - гора из чистого золота

2014.10.15
Апогей кризиса Эболы в США пришелся на первую годовщину реформы системы здравоохранения. С первого дня Обамакер критиковали и справа и слева. По мнению республиканцев изменения были чрезмерны и изначально не нужны, а по мнению демократов Обама зашел недостаточно далеко в реформировании самого проблемного американского социального института.

"Закон о доступной медицине и защите пациентов", или в просторечии "Обамакер" (Obamacare), принятый в 2010 году американскими демократами без единого республиканского голоса, пустился в плавание 1 октября прошлого года.

О медицинской перестройке мечтали поколения американских демократов. Первый блин оказался комом, сайт Обамакера чудовищно барахлил и был худо-бедно налажен лишь два месяца спустя. На днях выяснилось, что один только сайт обошелся в два миллиарда долларов, а вся подготовка к введению новой народной медицины - в 73 миллиарда. Но кто считает? На доброе дело не жалко. И потом, у китайцев денег куры не клюют, еще займем.

Признаю, что тотальной катастрофы не произошло. Американцев продолжают лечить. Медицина не развалилась, а страховки пока не подорожали так сильно, как предсказывали.  Сам Обама триумфально заявил на очередном фандрайзере, что Обамакер превзошел ожидания. Может, и так, но до американцев это почему-то не дошло.
Последний опрос агентства АР показал, что лишь 31% респондентов одобряет политику Обамы в области здравоохранения. Около 60% с удовольствием от Обамакера избавились бы. Хуже того, от обамовской перестройки прячутся перед выборами в кустах даже многие политики-демократы, хотя это их фракция протолкнула Обамакер без единого республиканского голоса.

Согласно исследованию либерального Бруклинского института, лишь 36% кандидатов партии на ноябрьских выборах публично поддерживают медицинскую реформу. То есть в ее поддержку отказывается открыто выступить подавляющее большинство активистов породившей ее партии.

Идея реформы была в том, чтобы медицинская страховка была у всех американцев. На начало месяца на Обамакер записались в общей сложности 7 млн 300 тысяч американцев. То есть записались 8 млн 100 тысяч, но 800 тысяч из них либо перестали платить за свою новую страховку, либо и не начинали. Неясно, сколько из тех, кто купил новую обамовскую страховку, имели страховку  до реформы и просто поменяли ее на новую.

Но, предположим для круглости, что благодаря Обамакеру медстраховкой обзавелись 8 млн. человек. Примерно половина из них просто получила Медикейд, то есть бесплатную страховку для бедных, за которую платим мы, налогоплательщики. То есть, говоря местным русским волапюком, они влились в ряды велферовцев. Число пациентов таким образом резко увеличилось, а число врачей, медсестер и больниц - нет. Как мы и предсказывали, это привело к очередям.

Как писала на днях «Нью-Йорк таймс», горячая сторонница Обамакера, записи к врачам, принимающим Медикейд, теперь подчас ждут месяцами. Такого американцы до сих пор не знали.

После чудовищных трат и болезненной ломки уклада число незастрахованных американцев почти не изменилось и, по разным оценкам, превышает 30-40 млн. человек. То есть гора родила мышь. Беда в том, что гора эта из чистого золота. Посчитано, что в последуюшие 10 лет Обамакер обойдется более чем в два с половиной триллиона. Половину этой суммы составят новые налоги. Другую половину мы, как водится, возьмем в долг. Нам не привыкать.

На самом деле, своих старых страховок лишились примерно 6 млн. американцев поскольку их страховки не отвечали требованиям Обамакера. Ну, не оплачивали иглоукалывание или противозачаточные старикам. Начинается вторая стадия реформы, и на ней страховок лишится еще много народу.

В целом вышло лучше, чем я ожидал. Но не намного.

  • 87

Журналистика - как наркотик

2014.10.06

Биография Катерины Котрикадзе впечатляет.  Ей очень подходит описание из гайдаевской комедии:  "студентка, комсомолка, спортсменка. Наконец, она просто красавица!".  В свои "20 с небольшим" она успела получить Красный диплом факультета журналистики Московского государственного университета. Затем работала репортером в проекте "Опасная зона" на телеканале ТВЦ, позже - корреспондентом RTVi и радиостанции "Эхо Москвы". В 2009-ом году Екатерина Котрикадзе возглавила новости на телеканале "ПИК" в Тбилиси. В 2011-ом стала заместителем генерального директора "ПИКа". В 2012-ом Катерина вновь меняет местожительство, приехав в США по приглашению нового руководства RTVi. Последние два года -  возглавляет информационную службу телеканала в Нью-Йорке. Новый город, новый коллектив, новые темы....

 - Или, все-таки, темы остались такие же? Что изменилось с переездом?


Все изменилось, кроме меня самой. Ощущение, что уже почти 2 года живу на другой планете. Люди, город, стиль общения, вид из окна… Я сменила второй этаж тбилисской квартиры на 35-ый в Нью-Йорке. И если честно, до сих пор не по себе…  Не потому, что боюсь высоты, а потому, что вокруг слишком много стен, слишком мало пространства.  Я знаю, что в Америке оказалась временно, что это огромный, очень важный этап, но я слишком люблю свою страну – банально звучит? Не знаю, как сказать иначе. В общем, рано или поздно обязательно вернусь в «ту-часть-света». А темы – да, они тоже изменились, конечно! Раньше мне нужно было концентрироваться на Кавказе, и это, кстати, бесценный опыт. Конечно, на России тоже – потому что Россия во многом определяет расклад сил в регионе. Ну а теперь мы делаем телевидение для русскоязычных зрителей по всему миру, и тут, конечно, одним регионом не обойдешься. К примеру, благодаря RTVi я занялась изучением Ближнего Востока. И самое непростое – американской политической системы. Она замысловата, должна признать!

--- Новости на RTVi изменились. В лучшую сторону.

Спасибо, это очень важно – я, знаете, из тех, кому иногда очень нужно услышать похвалу (смеется). Скажу честно, коллектив информационной службы нужно было не просто перестроить, но и заставить людей поверить в новый подход. Сделать хороший выпуск новостей можно только в том случае, если есть команда, если есть понимание общей ответственности. Так вот, коллеги, с которыми я работаю, опытные, умные, принципиальные – они не вчерашние школьники. И это с одной стороны помогает в достижении результата, но с другой – привычка к бесконечному однообразию тормозит процесс. От телевизионных стереотипов 90-х избавлялись с трудом. Избавились, к счастью… И мне очень помог опыт, который я привезла с собой из Грузии. Когда мы делали телеканал ПИК, то руководили процессом известные журналисты ВВС, Al Jazeera, Sky News… Они заставили меня не просто понять технику правильного монтажа или принципы хорошего интервью. Они заставили поверить в самое главное – в журналистику, которая не терпит границ, которая свободна и честна. Это журналистика, о которой нам рассказывал еще Ясен Николаевич Засурский на журфаке, и многие тогда смеялись – мол, на самом деле все покупается и продается. Но, знаете, не все. Вот я горжусь своей профессией, и это огромное счастье.

--- А как обстоят дела с пресловутой "информационной политикой" на RTVi? Этим вопросом интересуются буквально все зрители телеканала - от Тель-Авива до Риги, от Нью-Йорка до Канберры. Спрашивают, "не дала ли редакция крен в сторону Кремля"?

Я вообще не умею крениться. Иначе ведь можно кого угодно в чем угодно убедить – но себя уважать перестанешь. Вот этого я страшно боюсь. Поэтому предпочитаю следовать совести. При этом терпеть не могу браваду и размахивание на каждом углу своей “особой свободой”. Мы просто делаем достойный продукт. Я как главный редактор за него отвечаю полностью, и считаю, что миллионы зрителей RTVi имеют право обладать полноценной информацией. Поэтому у нас в эфире звучит и Путин, и Аббас, и Обама – в общем, мы не склонны утаивать от общественности те или иные взгляды. Это было бы глупо… Другое дело, что журналист всегда обладает мнением – иначе он идиот, согласитесь! И здесь очень важно донести до коллег: точка зрения журналиста крайне ценна, но не для выпуска новостей. Для аналитической программы – пожалуйста! Но это другой формат, где зрителя заранее предупреждают: мы углубляемся, и если угодно, выслушайте анализ.

--- За все время работы корреспондентом ты стала очевидцем множества событий. Уверена, что зрители RTVi помнят твои репортажи о политических кризисах, показах мод, концертах, акциях протеста на Болотной в Москве, интервью с тогда еще президентом РФ Дмитрием Медведевым, президентом Грузии Михаилом Саакашвили, главой МИД России Сергеем Лавровым, и израильским министром иностранных дел Авигдором Либерманом. Их много, всех и не перечислить.. Не спрашиваю, какой материал самый "любимый". Вопрос о репортаже, который для тебя стал самым личным. Полагаю, что это российско-грузинская война 2008-ого?  

 Я очень смутно помню собственные репортажи про войну. Мне было совсем мало лет. При этом злости и обиды было много. Очень страшно, когда бомбят и умирают люди… Как-то в тумане я все это снимала, монтировала… Самый личный репортаж, конечно, связан с войной 2008-го. Он о Гиге Чихладзе, друге, журналисте. Его убили тогда на въезде в Цхинвали. За то, что он поздоровался на КПП по-грузински. Его тело долго не могли вывезти, а потом были похороны в Тбилиси, мы все снимали… Знаете, я тогда не могла начитать закадровый текст, все плакала. Но вариант “забиться в угол и рыдать” не работает в таких случаях. Пришлось собраться и сделать материал. Надо ведь рассказывать обо всем людям – они же смотрят телевизор, ждут информации. И если ты не соберешься, они не узнают, как все было на самом деле и будут верить другим “источникам”.

--- А сложно после работы в самой настоящей горячей точке пересесть в кресло директора информационной службы?  

Во-первых, кресло директора совершенно не мешает работе в поле. Если не снимать, не ездить, не задавать вопросы, не брать интервью - теряешь ощущение оперативного информирования, теряешь азарт профессии. И тогда ты становишься кем-то другим, не собой. Вот этого я категорически не хочу допускать.

 --- Получается, что телевидение - это постоянный адреналин. Не утомляет? Не хочется иногда "всё бросить и в Гагры" или, скажем, в Майами?

 В Гагры? Очень хочется, но с моей фамилией туда соваться не стоит. Абхазия давно стала мечтой для всей остальной Грузии. И для меня – я там никогда не была, не успела. Война началась, когда  я была еще ребенком, а о том, что такое Сухуми и те же Гагры узнала от беженцев – их в Грузии сотни тысяч, и все они хотят домой… Одним словом, тема тяжелая. Возвращаясь к Вашему вопросу: хочется иногда все бросить и даже получается. Но через 2-3 дня отдыха начинаю истерично изучать новости. Через неделю вою от скуки.  И с огромным удовольствием выхожу на работу. Иначе “ломка”.

--- Понимаю, наркотик. А твой недавний проект - программа "Со-Мнение" -тоже из этой категории?

Со-мнение - это некий этап в профессиональном развитии. Вообще беседа, интервью – одна из наиболее сложных форм журналистики. Быть хорошим интервьюером удается далеко не всем, и я вовсе не уверена, что я – в числе счастливчиков… Тем не менее, очень стараюсь, всегда собой недовольна, но это стимул для роста. Со-мнение – проект очень интересный лично для меня. Он абсолютно политический, это ток-шоу, в котором я была вольна задавать любые вопросы гостям. Порой бывало очень жарко.

 --- "Со-Мнение" давно не видно на экране. Программа ушла в так называемый "сезонный отпуск"?  

Это не совсем отпуск. Мы закрыли проект - с тем, чтобы сделать новый! Похожий, но другой. Родился целый ряд идей, которые было сложно внедрить в существовавший формат, и поэтому мы решили взять и запустить новое шоу. Сейчас как раз дорабатываем детали, готовимся... Ну и личные причины для отпуска у меня есть – впрочем, не буду углубляться. Пока же можно все программы посмотреть на нашем сайте rtvi.com

--- Оставлю работу, на время. Вопрос на бытовую тему. Твоя первая покупка в Нью-Йорке?

Если не считать туфель? Телевизор.

--- Теперь, спустя два года в США, ты уже практически американка. Ощущаешь себя таковой?

Нет, я себя американкой не ощущаю совершенно. Хотя  восхищаюсь этой страной совершенно искренне. А вот мой сын, который родился уже здесь, - точно американец на все сто!  

--- Поздравляем с рождением сына! А по кому или по чему ты больше всего скучаешь в Большом городе?  

По бабушке с дедушкой – они в Тбилиси.

 --- Появились ли у тебя в США новые привычки? Ну, к примеру, выпивать стакан апельсинового сока на завтрак, как все американцы в голливудских фильмах?

А разве американцы пьют апельсиновый сок? У меня появилась привычка покупать кофе в одноразовых стаканчиках каждое утро, перед работой. Это чистая Америка, и мне даже иногда смешно смотреть на себя со стороны. Но это очень удобно!

---Сама готовишь дома или муж? Кто делает твои любимые грузинские блюда?

НИКТО!!! И это – трагедия! Я вообще не готовлю, а муж готовит безумно талантливо, но редко. И вот еще одна американская привычка – мы заказываем еду на дом. Почти каждый день. И страдаем… Грузинские блюда ждут нас дома – по возвращении.

  • 520

О том, как в российском МИД слушают Макаревича

2014.09.26

Российских войск на Украине нет, - заявила в эксклюзивном интервью RTVi представитель МИД России Мария Захарова. Она, в составе российской делегации, участвует в Генассамблее ООН в Нью-Йорке. По словам дипломата, доказательства присутствия российских вооруженных сил в Донбасе, предъявленные североатлантическим Альянсом, не более чем скрин-шот компьютерной игры. "Чего хотят американские коллеги от нас, от Украины, от Европы и других стран мира - мы не понимаем", - сказала Захарова. 

Телеканал RTVi поинтересовался и отношением представителя МИД РФ к Андрею Макаревичу, причисленному некоторыми федеральными СМИ к так называемым "национал-предателям":

Андрей Макаревич, такой известный певец, считает, что Россия участвует в войне на Украине и более того, играет решающую роль в этом конфликте. Вот вы слушали Макаревича? Вы являетесь поклонницей "Машины времени?

- Я слушаю Макаревича.

Как вы относитесь к нему? Считаете ли Вы, что он предатель Родины?

- Я отношусь к нему, как к талантливому музыканту, как к человеку, у которого есть своя гражданская позиция. Я считаю это счастье, что у нас в стране есть люди, которые имеют свою гражданскую позицию и которые о ней заявляют.

Мы столько лет жили в ситуации, когда мы не то что сказать, мы наверно, подумать боялись, что есть какая-то другая точка зрения, что можно во что-то верить, во  что-то не верить. Я когда вижу, что люди высказывают свою точку зрения, которая может быть абсолютно ошибочна, может быть абсолютно правильна, но она не соотносится с официальной позицией, я считаю, что это колоссальное достижение. Это то, ради чего, мне кажется, не стоит сокрушаться о потере Советского союза или каких-то других благ. То, что у нас появилось, это право на мнение, право каждого человека и думать как он считает нужным, и говорить.

Вот как раз травля таких людей, как Макаревич, она разве не подтверждает теорию о том, что и думать и говорить в России то, что думаешь, чревато…

Я считаю, что то, что вы называете травлей – это такая же история, это другие люди, у которых есть другая точка зрения, и они имеют право ее выражать.  Есть люди, которые его поддерживают, а есть люди, которые его не поддерживают. И не дай Бог, чтобы стало меньше одних или других, или чтобы одни или другие исчезли и у нас воцарилось бы только одно мнение, мнение будь то официальное, или мнение будь то Макаревича.

Сильная страна, сильный народ  - только тот, у которого есть возможность думать и выражать мнение разным людям. И это наше счастье, к которому мы пришли. И я надеюсь, никто не ставит это под сомнение и никто у нас это право не отберет, как бы кому-нибудь, может быть, этого ни хотелось.

Вы считаете, российские СМИ правильно, объективно освещают ситуацию на Украине?

-  Только благодаря тому, что российские журналисты присутствуют в зоне конфликта мир, хотя он, может быть, и не хочет, хотя ему слаще и вкуснее видеть только одну сторону медали, он все-таки имеет альтернативную точку зрения.

Я не очень представляю, как можно говорить о конфликте, если ваши корреспонденты там не присутствуют. Как мне замечательно сказал главный редактор одного издания, он тоже возмущался, как российские СМИ освещают ситуацию на Украине... Я у него спросила: а  ваши корреспонденты вашего СМИ присутствуют на Украине? Вы же каждый день в эфире даете информацию о событиях. А как, на основе чего?  В ответ: ну социальные сети, другие материалы, блоги.

Я спросила: Как же вы можете осуждать других, которые оттуда передают эти материалы? И почему же вы там не присутствуете? Ответ был гениальным: мы боимся за безопасность своих журналистов.

Тем не менее то, что вижу я, а я каждый день смотрю российские каналы, я вижу, что информация подается более чем односторонне и это трудно назвать журналистикой...

- Я абсолютно согласна, что, конечно, хотелось бы большего профессионализма. Но, самое главное на мой взгляд, при оценке российских федеральных каналов, это то, что они передают. Это факты или - не факты. Возможно, что они тоже не передают в той же степени позицию другой стороны. Но то, что они передают с места боевых действий – это факты. Вот если установлено, что это вранье, тогда, конечно, однозначно нужно говорить, что они ангажированы, что это непрофессионально.

.... Есть специфика и есть ангажированность. Когда нужно было бомбить "Исламское государство Ирака и Леванте" (западные СМИ) показывали каждый день людей, которые страдают от террористов.  Хотя до этого, когда именно российская сторона говорила, что террористы заселяют регион и не нужно их натаскивать против Сирии, чтобы свалить Ассада, и не надо их спонсировать и кормить с руки,  создавать питательную среду для террористов, нас не слышали. И не было репортажей на западных каналах, что там происходит буйство терроризма.

Смотреть  фрагмент:

В МИД России не понимают, чего хотят США:

У Запада - избирательная память


  • 433

Украина и Россия обречены на "критический диалог", а Крым захочет вернуться

2014.09.23

О судьбе Украины, отношениях с Россией, перспективах компромисса по Крыму и аплодисментах в Конгрессе - эксклюзивное интервью министра иностранных дел Украины Павла Климкина руководителю информационной службы канала RTVi Екатерине Котрикадзе.

Встречи в Минске продолжаются. На этом фоне уверенность в том, что закончилась активная стадия боевых действий, у Вас есть?

- Уверенность у меня есть,  потому что мы над этим очень много работали...Смысл силы украинских вооруженных сил не в том, что мы должны воевать дальше. Мы все с самого начала говорили, что для нас очень важно  урегулирование.  Урегулирование, с целью восстановления  территориальной целостности  Украины. С целью, чтобы это прекращение огня стало постоянным, с целью, чтобы граница была перекрыта,  потому что всё, что идёт через границу - это и наёмники, и деньги, и оружие, и тяжелая техника.

Из России?

- Конечно! А у нас есть граница только с Россией, там где есть Донецк и Луганск. Вот это всё должно быть четко перекрыто. И в конце концов, вся эта техника должна быть выведена с территории Украины. Поэтому мы с самого начала работали не на военную победу.  Это было с самого начала  очень четко сказано. И все эти действия, которые происходили, ответственность за них несут те, кто назвал себя как бы Донецкой и Луганской Народными республиками, а на самом деле - реальные террористы. 

Вот сейчас идёт обмен , как вы говорите... тысячи людей, тысячи украинцев и не только военные, были взяты в заложники. Среди них: бизнесмены, учителя...  Чем провинились учителя? И даже несколько школьников! В чем провинились они? ...Те, кто берут заложников, убивают людей, убивают почетных консулов... сбивают самолёты...И вот для этого нам нужны эффективные вооруженные силы, чтобы такое никогда не распространялось дальше.

Идея состоит в мирном урегулировании. Этого мирного урегулирования мы достигнем через мирный план президента Украины, потому что его логика очень проста: первое - деэскалация, второе - гуманитарный аспект, потому что мы должны помочь людям, мы должны помочь восстановить инфраструктуру...  

Вот представляете теоретически... вы можете бороться за независмость, будете ли вы тогда взрывать электрические сети, будете ли вы взрывать поставки газа, воды, потому что вы же собираетесь там жить, теоретически, на этой "независимой территории"? Поэтому никто из тех, кто живёт на Донбасе, никогда не будет этого делать.

И в конце концов, какая-то политическая рамка. Вот эта децентрализация, не федерализация, когда Донецк и Луганск скажут: "Нет, нет, нет, в Европу мы теперь не идем", или например,"реформы нам не нужны", а реальная децентрализация. Получите эти полномочия, получите большую часть налогов....И эти мистические вопросы, будем ли мы говорить по-русски или не будем говорить. Каждый город может сам определить, говорить ему по-украински, по-русски, на двух языках. Вот есть греческая община в Мариуполе, она может говорить по-гречески, может говорить на четырёх языках. Чем больше языков люди знают, тем они на самом деле богаче.

Просто я - грузинка. Я прошла через Абхазию и Южную Осетию. Я видела своими глазами,  что произошло с этими  грузинскими регионами, которые сейчас в крайне тяжелом положении, и они сейчас не под контролем официального Тбилиси.  Приднестровский сценарий, опять-таки.  Как избежать такого развития событий на Украине? Когда, собственно, все предпосылки,  боюсь, для этого есть....

- Идея в чем? Не оставить замороженными Донецк и Луганск, а встроить их в общеукраинский политический процесс. Мы говорим, что мы не можем говорить с террористами Донецка и Луганска. Поэтому была трёхсторонняя контактная группа, поэтому сказали, давайте сделаем выборы. И Донецк и Луганск должны  выбрать тех, кого они считают нужным , кого они считают  возможным выбрать, чтобы их представлять. Кто является реальным представителем? Ведь сначала кто руководил ДНР и ЛНР  так называемыми? Это были российские граждане. Являются ли они реальными представителями Донецка и Луганска? Нет. Кто сейчас руководит, другой вопрос. Тогда дайте Донецку и Луганску выбрать тех, кто способен взять на себя ответственность и кто реально их представляет.

Вы считаете, что такие люди как Захарченко, они не будут избраны местным населением, или всё-таки им доверяют?

-  Смотрите, я не могу за Донецк сказать кого они выберут.

Ну если они выберут, вы будете с этими людьми разговаривать?

- Если они выберут Захарченко совершенно официально, и скажут -  мы ему верим, вот весь Донецк ему верит...  Верит, что способен обеспечить политический процесс, что его  цели являются правильными, и если его освободят от криминального преследования, потому что он не ответственен за смерти. Потому что закон об амнистии он очень четко говорит, что амнистию можно предоставить всем, кто не совершил преступление против человечности: кто не убивал, кто не сбивал самолёты или кто не ответственен за это, кто не брал людей соответственно в  заложники. Вот тогда это возможно и мы не можем за жителей Донецка, Луганска, за жителей этих районов сказать  кто их должен представлять.

Мы кстати, в этом законе про отложенный статус, пошли на очень далеко идущие идеи. Ведь сейчас, например, можно совместно говорить о том, какой будет полиция на местах, как на самом деле будет обеспечен порядок. Потому что мы должны вернуть людям, верховенство закона и порядок, для того чтоб они не чувствовали себя в тотальной небезопасности. Мы должны вернуть им безопасность, мы должны вернуть им нормальную жизнь, такую нормальную жизнь, которая должна быть встроена в общеукраинский политический процесс.

О каком времени мы можем говорить? О каких рамках временных? Вы, наверное, выстраиваете планы...

- На столетия вы хотите сказать? Мы никогда не выстраиваем планы на столетия. Вот даже закон, он говорит о трёх годах возможности отложенного статуса. Но когда будут выборы, а выборы там предлагается сделать 9 ноября, сразу  ситуация, если её никто не будет раскачивать, нормализуется, потому что тот,  кого выберут, должен обеспечить нормальную жизнь. А если он её не обеспечит, его просто выкинут...

- Есть предположения, что официальная Москва требует признания Крыма частью Российской Федерации и тогда всё нормализуется, тогда всё успокоится...Вот вопрос, есть ли в перспективе такая возможность что Украина признает Крым территорией Российской Федерации? Или по крайней мере не будет подавать в суды, не будет этим крымским вопросом заниматься и как-то оставит этот вопрос в стороне?

- Ну вот давайте посмотрим на Крым... Может  Крым нормально существовать, как часть РФ? Когда в отношении Крыма навсегда  будут действовать санкции со стороны всего цивилизованного мира, со стороны  ЕС, со стороны США... Когда инвестиции туда, реально невозможны. Когда всё руководство Крыма находиться в санкционных списках, когда крымские татары, никто не может себя чувствовать спокойно.

То есть, вы считаете что Крым может захотеть вернуться...?

- Я не просто считаю, я в этом совершенно уверен. И это будет намного раньше, чем  многие считают.  Речь идёт не о том, каким образом всё это сейчас развивается в Крыму. Посмотрите какое руководство Крыма, каким  образом обеспечиваются права жителей и даже эти выборы.... Крым обязательно захочет вернуться и вот тогда это будет предметом переговоров, но не с Россией . Потому что мы никогда нет будем вести переговоров  в отношении - Крым украинский или не украинский? Крым однозначно будет Украиной!

А с кем вы будете вести переговоры?

- Мы будем вести переговоры с международным сообществом каким образом обеспечить правильный переход Крыма под формальную юрисдикцию Украины. Мы и сейчас считаем, что эта юрисдикция однозначно есть . И никаких переговоров по Крыму не будет никогда, потому что это нарушает всевозможные правила. Всевозможные правила и всю систему отношений которые установлены после Второй Мировой войны . Так что никаких компромиссов по Крыму никогда не будет.

- Что бы вы хотели увезти с собой из США конкретно, помимо моральной поддержки и  аплодисментов в зале Конгресса?

-  Ну, аплодисменты сами по себе вообще-то дорогого стоят, я хочу сказать. Потому что это выражение политической солидарности, а это просто так не бывает.  А то, что я хочу увезти  - это готовность американского правительства и дальше предоставлять Украине помощь. Причем помощь и экономическую, помощь украинским реформам, причем любым реформам: для верховенства закона, в миграционной сфере, в сфере того, что будет дальше делаться для того, чтобы сделать украинскую экономику более эффективной. Но и, кстати,  военно-техническая помощь, что критически важно на сегодня для Украины, в этом году и в следующем году . Потому для нас будет очень важно, чтобы эта поддержка естественно не прекращалась, чтобы она расширялась, и чтобы она координировалась с нашими друзьями и в ЕС и в других странах.

Не ждёте ли вы ускоренного вступления в Североатлантический альянс? Потому что, насколько я понимаю, сближение с НАТО тоже является стратегической целью Украины.

-  Вот смотрите, для Украины очень важно обеспечить свою безопасность.  Каким образом мы это сделаем? Это, на самом деле, не очень простая проблема в этом мире, где любые, и юридические и политические, обязательства сейчас нарушены. Вступление в НАТО должно быть таким образом, чтобы и в самом НАТО, и там и там, был консенсус.  Сейчас этого нет.  Поэтому сейчас политической цели вступления в НАТО тоже нет как таковой. У нас есть сотрудничество с НАТО,  есть разные идеи, каким образом  НАТО может помочь украинским ВС, так называемые трастовые фонды и именно совместимость  украинских ВС в НАТО. Но сейчас мы не говорим о вступлении в НАТО... и не в этом главный смысл нашего сотрудничества.

- Одного из депутатов Рады Украины поместили в мусорный бак  и эта картина была довольно неприятной. После этого много было сказано слов о том, что Украина с таким отношением к депутатам, какую бы партию они не представляли, а это была "Партия Регионов",  еще не готова стать европейской страной...Как вы отвечаете на эти обвинения?

- Я думаю, что депутаты должны заниматься законотворческой деятельностью. И я думаю, что в мусорных баках заниматься этим достаточно сложно. Поэтому, конечно, помещать депутатов в мусорные баки - это не самая лучшая идея. Но на самом деле, в этой эмоционально заряженной атмосфере сейчас  в Украине, конечно, очень трудно исключать такие вот эмоциональные всплески, они иногда происходят. Дальше будут происходить, надеюсь, очень редко. Но тем не менее, когда мы идём к тому, чтобы Украина была европейской, к культуре консенсуса, культуре толерантности -  вот на этом пути мы на самом деле очень многое сделали. Вот согласитесь, я вспоминаю ситуацию несколько лет назад и сейчас украинская политика стала намного более европейской. Я надеюсь, что она дальше будет по эмоциональному европейской и по-европейски эмоциональной. А  что касается таких случаев, я  надеюсь, таких видео будет очень мало в будущем.

Есть ли у вас ощущение, что после всего того, что произошло между Украиной и Россией, между братскими славянскими народами .... поставлена точка на отношениях этих двух стран? ... Точка поставлена или все еще есть надежда на то что эти отношения будут восстановлены?


- У меня есть ощущение, что на сегодня доверия в отношениях между нами нет.  И это касается не только межгосударственного уровня, это касается во многом и  отношений между людьми. И еще, я бы никогда не зарекался. Потому что то, что будет в долгосрочной перспективе - это вопрос истории. Мы на эту историю посмотрим после того, как она случится.

Но  сотрудничество с соседом, оно неизбежно для вас? Вот многие говорят, что Украина и Россия обречены на какие-то отношения, на совместное развитие.


- Нет, ну это совершенно разные вещи. То есть, на какие-то отношения, поскольку мы соседи,  на то, что я называю "критическим диалогом", Украина и Россия и сейчас обречены. Но так же мы обречены на отношения с Грузией, так же мы обречены на отношения с Польшей, Молдовой и с другими соседями, с Белоруссией той же. А вот сотрудничество определяют люди, сотрудничество определяют политики. Каким оно будет, это покажет история, и это покажет готовность к сотрудничеству. В России должна быть политическая воля воспринимать Украину такой, какая она есть: европейской, демократической. Вот если эта политическая воля будет....

Вы надеетесь, что политическая воля может возникнуть при Владимире Путине  или всё таки вы рассчитываете что это произойдет  после?


- Украина для России важна. Я считаю,  что в  интересах России иметь настоящую, демократическую, европейскую Украину. Я говорю это совершенно серьезно. Да, и как-бы даже без улыбок.... Украина, в каком-то смысле, многими в РФ считается неотъемлемой частью России. И пока это не пройдёт, вот это постсоветское сознание.... пока не придет понимание, что Украина является отдельной общностью, которая функционирует во многом по другим правилам и имеет свой исторический путь, который  в чем- то связан с Россией, а в чем-то не связан с Россией... будет очень сложно восстановить те отношения, о которых вы говорите. Но это понимание оно однозначно придет. И придёт намного быстрее, чем многие думают.  Вот посмотрите,  что случилось в Европе после Второй Мировой войны, как быстро появился ЕС... появился на абсолютно других принципах и ценностях, чем  существовали до тех пор. И вот это и должно произойти там, где мы с вами живем. 

 

Интервью полностью:




  • 412

В израильской политике трудно что-то знать заранее

2014.09.23

Последнее время многие израильские политики говорили о возможности досрочных выборов. Причина кризиса - разногласия  по бюджету. Однако спикер Кнессета,  выходец из бывшего Советского Союза, известный в прошлом дессидент Юлий Эдельштейн, называет этот кризис "позиционной игрой"...

Спикер Кнессета Юлий Эдельштейн - гость программы "Израиль за неделю".

...Не только израильтяне, но и евреи всего мира отмечают праздник Рош Ха-Шана, еврейский Новый год. Это хороший повод подвести итоги. На ваш взгляд, каким был этот год?

- Так как одно из последних событий уходящего еврейского года это, конечно же, операция, военная операция в Газе, то я думаю, любой израильтянин скажет, что год был не простым.

Он был не простым, не только с точки зрения военной, потому что мы то привыкли к победам над армией врага. Когда речь идет о террористических  организациях, такой победы, когда ты поднимаешь флаг и говоришь "все, их больше нету", никто и нигде не смог достичь. Но есть и другие сложные моменты. Когда все лето дети, вместо того, чтобы плавать в бассейнах, ездить в летние лагеря или купаться в море, проводят  большую часть времени в бомбоубежищах, это тоже, конечно же, влияет ничуть не меньше, чем военная операция.

Но при этом, это как раз очень подходяще, может быть, сказать в преддверии еврейского Нового года... Он немножко отличается от нашего традиционного, с ёлочкой и шампанским, это время таких размышлений, именно подведение итогов, планов на будущий год. Я думаю как и всегда в нашей жизни, все параллельно. Во время этих нескольких тяжелых недель были и вещи, которые иногда почти забыты: у нас как у евреев, у нас как у израильтян -  чувство такого действительно единства . Не то что люди все стали одинаковы, не то что исчезли разногласия... ну, самый знаменитый пример - это, конечно, когда погиб солдат, который был определен как солдат-одиночка. Он приехал из Америки в Израиль служить в армии. И кто-то написал на фейсбук, что, видимо не будет миньяна,  не будет  евреев на похоронах и чтоб пришли люди, и пришло 20 тысяч человек, это было в Хайфе. Когда об этом стало известно в преддверии других похорон,  в Иерусалиме пришло 30 тысяч человек. То есть как бы вот такое особое чувство, и поэтому, как наверное на протяжении всей нашей многотысячелетней истории, чувства смешанные. Были трудности, были проблемы.

Сейчас у нас в этом здании, где мы с вами разговариваем, в здании израильского Кнессета, начнутся бюджетные, естественно, дебаты. Армия будет требовать, чтоб восстановили весь ее военный потенциал,  гражданское общество будет говорить со всем уважением к армии, мы тоже - часть безопасности Израиля. И, в преддверии всех этих дебатов, я надеюсь, что мы сумеем найти такой же верный тон с одной стороны.... и  то, что называется ... с другой стороны, чувство что все мы здесь вместе.

Скажите, а почему, на ваш взгляд, израильтяне задаются этим вопросом  - кто победил в последней операции в Секторе Газа?

- Это очень естественно. Именно потому, что я уже сказал: над террористами победу никому не удалось до конца одержать. Ни Соединенным Штатам , ни России, ни Китаю, ни одной стране, где каждая, ну те кто, лучше меня знают математику, могут посчитать, во сколько раз каждая из них больше Израиля. Но здесь эта борьба постоянная, ты не можешь их выкорчевать и мы сами видим.

Ну побили Аль-Каиду, бин Ладена, Слава Богу, отправили уже в другой мир американцы. И тут же возникает какой- то ..., кто-то кто оказывается еще страшнее Аль-Каиды, под разными видами другие какие-то исламские организации существуют. То есть здесь мне кажется, что это вполне понятно, легитимный вопрос, но у меня есть на него ответы. Я думаю, что мы победили. Потому что ожидать, что Хамас исчезнет было нереально, а всё, что можно и нужно было сделать в существующих условиях, мы сделали .

Продолжая тему операции, можно, конечно, вспомнить высказывания многих политиков, что якобы Кнессет был лишен возможности полностью контролировать ход этой операции, что военные действия велись исключительно благодаря действиям премьер-министра и министра обороны. Вы, как спикер Кнессета, тоже ощущали что вам чего-то не хватает? Например, комиссии Кнессета по иностранным делам и обороне не сообщали конкретных подробностей по операции? Или же не так, как это кажется?

- Как всегда, правда посередине.  Не скрою от вас, что у меня во время операции было несколько тяжелых разговоров, в том числе и с министром обороны, и с военным командованием именно по поводу того, что мне кажется, некоторые люди не до конца понимали,  что армия обороны Израиля действует, потому что Кнессет дает ей возможность действовать.  Кнессет - это представитель народа. Того или иного депутата можно любить или не любить, но Кнессет  - это собственно то, что между выборами представляет весь израильский народ.

Юлий,а Вы разделяете мнение некоторых министров что политика очень сильно вмешивалась в военную операцию?

- Я принадлежу к такому, может уже странному,  клану политиков, который считает:  есть определенные времена, когда стоит прекратить раздавать интервью направо и налево. Должен вам сказать, что я за время всей военной операции не дал ни одного интервью СМИ и был бы, скажем так, не вдаваясь в фамилии и должности, очень рад, если бы мои коллеги особенно те, кто заседают в кабинете по безопасности, высказывали все, что имеют сказать, в кабинете, а не в СМИ и в своем фейсбуке.

Ну, многие министры, кстати могут поспорить с этим. Сразу после праздников, уже буквально через несколько недель, Кнессет вернётся на зимнюю сессию. Есть такие, которые полагают, что это будет последняя сессия Кнессета и страна пойдет на досрочные выборы. Вы тоже это чувствуете?

- У меня нет такого ощущения. В израильской политике трудно что-то знать заранее. Если я, на основе своего уже довольно долгого опыта, анализирую политическую ситуацию, я  не вижу причин, по которым должна быть последняя сессия Кнессета. То, что перед утверждением бюджета идет позиционная борьба, как это называют в спорте или в шахматах, в этом нет ничего нового. Я не видел ни одного бюджета, который утверждался бы без того, чтобы различные коалиционные партнеры угрожали выходом из коалиции или требовали увольнения министра финансов, или  что-нибудь в этом роде. Поэтому я думаю, что после того, как бюджет будет утвержден, Кнессет начнет заниматься своими обычными делами, важными делами, и я думаю, будет меньше вопросов "а состояться ли выборы завтра".

То есть идет такая как вы говорите "позиционная игра". Вопрос, кто выиграет в результате этой позиционной игры?

-  Опять же, я извиняюсь, что уже говорю, как бы знаете, как такой человек, который "уже это все повидал, я это уже все видел". Я не хочу звучать цинично. Я вполне верю, что министр финансов очень верит в свой план, я вполне верю, что глава правительства понимает, что план дорогостоящий и совсем не факт, что он будет успешный и поэтому такими фразами они и обмениваются. И поэтому, вполне понятно, почему возникает такой резкий диалог. Но сказать вам, что настолько одна из сторон здесь потеряет голову, что пойдут на выборы, мне пока в это трудно верится.

То есть вы общаетесь и с премьер – министром и с другими членами коалиции. Кому Вы больше верите, когда говорят о возможности раскола коалиции, о возможности досрочных выборов? Вы полагаетесь на мнение премьер-министра, или же Вы слышите что-то, чего мы не слышим, например, от других коалиционных партнеров, в частности от министра финансов Яир Лапида?

- Судьба выборов, я думаю, при нынешней коалиции находится практически в руках любого коалиционного партнера. Если мы исключаем возможность полного шифта в Кнессете, полного изменения ситуации, когда например, ультра-социальные партии присоединяются к правительству, или рабочая партия создает правительство национального единства, мне в это слабо верится. Я думаю, что в нынешней коалиции, так уж принято, все смотрят вопросы общественного мнения. При этом понимают, что говорить про выборы и рваться на выборы - это всегда хорошо, но, как поётся в одной известной израильской песне, "ну там-то, на улице, очень холодно". И поэтому очень многие партии понимают, что когда вырвешься на улицу,  там может оказаться очень холодно и такое количество мандатов, которое у тебя сейчас есть, может не повторится. Поэтому в данной ситуации я пока не вижу, кто осуществит такой практический шаг и поведет страну на выборы. При этом, история израильская показывает, что публика этого не любит. И как правило, ту партию которая вывела страну на выборы, наказывают на выборах.

Вы уже полтора года занимаете должность спикера Кнессета. Очень много было критики за эти полтора года. В частности, за те законы, которые пытаются проводить в Кнессете. Я говорю сейчас про мнение ряда оппозиционных депутатов, что якобы эти законы нарушают демократию израильскую, многие откровенно называют эти законы фашистскими. Что Вы чувствуете, когда видите такие законы?

- Во-первых, как говорил мой предшественник в  этой должности, когда ему приносили такой закон, он вежливо спрашивал автора: "У тебя закон о предложении или о декларации?".  Я думаю, что большинство вещей, которые вы упомянули, это закон о декларации, а на иврите звучит еще лучше.  И я что-то не слышу, чтобы, например закон об отмене арабского языка, продвинулся хоть на йоту в той или иной инстанции с практической точки зрения. Были другие законы, вокруг которых была большая борьба.  Включая такие законы, против которых я голосовал, хотя коалиция их поддерживала. Например, поднятие избирательного барьера .

Но при этом, законы надо эти рассматривать реально. Мне не нравятся инициативы по поднятию избирательного барьера, я считаю, что тотальная репрезентация,  которая есть в настоящий момент в Кнессете, очень важна для нас на данном этапе развития израильского общества, чтобы как можно меньше было протестных движений где-то там за окном и как можно больше людей ощущали, что они представлены в Кнессете своими реальными представителями, и их голос слышен.  При этом, когда я слышу, что 3-х процентный, там  3,.25 процентный избирательный барьер - это фашизм,  удар по демократии и смотрю вокруг себя...очень многие европейские страны, даже Германия, скандинавские страны, где 5-ти процентный избирательный барьер. Мне как-то трудно представить скандинавские  страны в качестве примера фашиствующей анти-демократии. Поэтому здесь, я думаю, что иногда в пылу споров таких парламентских, мы не совсем точно отражаем ситуацию. Закон может нравиться - не нравиться, можно против него голосовать или голосовать, наоборот, за него и выдвигать его, при этом не все сразу страшный удар по основе израильской демократии.

- Ну, в продолжение можно говорить также о действиях Кнессета, например, против арабского депутата Ханин Зоаби , которая была отстранена на шесть месяцев от пленарных заседаний. По-моему, такого не было в истории . Как Вы видите эту ситуацию?

- Начнем с предпосылки. Я верю, что в такой стране как Израиль, который является еврейским демократическим государством, вполне могут сосуществовать, не только мирно но и органично, еврейское большинство и арабское меньшинство. Именно поэтому, мне кажется,  надо бороться против таких явлений как  Ханин Зоаби и её поведение, её высказывания, её подстрекательства. Бороться при этом законными методами. И скажем, в результате моей жалобы, комиссия по этике Кнессеса, это действительно комиссия по этике, приняла беспрецедентное решение и наказала её на 6 месяцев отстранив не просто пленарных заседаний, а от любой деятельности в Кнессете –законотворческой, работы в комиссии, кроме голосования.

Да, но зарплату ей оставили?

- Ну конечно же! Я еще раз повторяю, её послали в Кнессет её избиратели, легитимным путём. То, что она ведёт себя таким образом, который прежде всего, на мой взгляд, бьёт по её избирателям, потому что у людей, вы знаете, нет таких четких разделений в голове: "ну вот эта Ханин Зоаби, а все остальные хорошие". У людей вот реакция, видите: "арабы нас ненавидят, арабы хотят, чтобы Израиль провалился в море, арабы поддерживают ХАМАС, арабы радуются, когда погибают израильские дети и не считают это терроризмом". Это всё - конкретные высказывания Ханин Зоаби. И понятно, в такой ситуации, нельзя отнять у неё её депутатский мандат. Наказать её можно, это сильные на мой взгляд, сильные заявления к комиссии по этике Кнессета, и еще раз повторю - беспрецендентные.

Юлий, а как вам удаётся найти диалог с арабскими депутатами?  Вот вы упомянули вашего предшественника, предыдущего спикера Кнессета Реувена Ривлена, который постоянно пытался показать, что он ладит со всеми и вдруг  приходит, мало того, что выходец из бывшего Советского Союза, еще и поселенец религиозный, член партии  "Ликуд". Как вам удаётся после всего этого найти диалог с арабскими депутатами?

- Ну, Реувен Ривлен тоже не был левых взглядов, тоже был членом партии "Ликуд". Но очень просто. Я думаю, большинство арабских депутатов понимают, что я, именно потому, что я выходец из бывшего Советского Союза, не собираюсь делать никаких фальшивых заявлений постоянно. То есть, ну я вам дам конкретный пример, впервые в истории Кнессета в комиссию этики, которую я уже упомянул, я ввел и представителя арабских фракций. Потому что я сказал, что не может быть, мы ж все знаем ситуацию . Огромное количество жалоб против арабских депутатов. Как такое может быть, что у них там нет вообще своего голоса в этой комиссии.  При этом, об этом очень мало кто знает в Израиле.  Потому что мне показалось жутко унизительным бежать к прессе и сказать: "Вы знаете, я ввел настоящего арабского депутата в комиссию!". Это знаете, как у нас в советском симфоническом оркестре играют шесть евреев.... Арабских депутатов я уважаю, они хорошую делают работу, как депутаты. И очень не  уважаю,  когда они начинают заниматься разными глупостями на пленарных заседаниях, точно так же, как не уважаю любого еврейского депутата  за это. Они - неотъемлемая часть Кнессета.

Евреи всего мира отмечают праздник Рош Ха-Шана, еврейский Новый год. Как спикер парламента Израиля, что бы вы хотели пожелать не только израильтянам, но и всем евреям в мире?

-  Во-первых, евреям которые находятся сейчас, как вы упомянули,  в Канаде, Германии, США и других странах, я очень желаю, по крайней мере, посетить Израиль, тем, кто еще этого не сделал. А тем, кто это делал в прошлом, посетить Израиль еще раз. Как все прекрасно знают, страна у нас чудная, интересная, несмотря на то, что мы с вами честно говорили про непростые моменты в нашей жизни. А когда мы говорим про такой народ, как еврейский народ, очень трудно найти такой общий знаменатель.

Я всегда теряюсь, когда мне говорят- что вы можете еврейскому народу пожелать? Это вот перед праздником, или на Новый год. Я желаю каждому и каждой, чтоб у них все было хорошо в жизни. Когда у каждого еврея, у каждой еврейки в мире все будет хорошо, значит, и у всего еврейского народа всё будет хорошо.

Хорошего года и главное, чтоб мы и дальше оставались одним народом, со всеми нашими различиями.




  • 179

Точка зрения: "Мультикультурализм опасен"

2014.09.23

Многочисленные акции протеста мусульман в Германии под лозунгом "Против ненависти и несправедливости" прошли сразу в 9 немецких городах. Германский координационный совет мусульман по всей стране организовал акции протеста, требуя от членов из радикальной группировки "Исламское государство" остановить жестокие действия в Сирии и Ираке.  Профессор, исламовед Ральф Гадбан – собеседник программы "Германия за неделю".

Господин профессор, здравствуйте. Довольно странная для непосвященного наблюдателя ситуация: одни мусульмане выступают против других мусульман в немусульманской стране. Как давно это стало актуальным для Германии?

Гадбан: До последнего времени эта проблема не была акутальна. Ситуация изменилась в 2006 году, когда в Германии появились салафиты. Это движение можно отнести к радикальным. Салафиты принимают за основу идеологию ваххабизма и существуют на щедрые пожертвования своих сторонников из Саудовской Аравии.

В своё время немецкие мусульманские союзы совершили большую ошибку, не объявив о том, что все мусульмане должны быть солидарны. И салафиты беспрепятственно проповедовали свои идеи, пока, пока два года назад ими не было применено насилие. Тогда произошло нападение салафитов на полицию, двое полицейских были тяжело ранены. Даже после этого союзы мусульман никак не отреагировали.

И только сейчас, когда на улицы Вупперталя вышла уже шариатская полиция, а реакция общественности была явно негативной, союзы предпочли дистанцироваться от радикалов. Но нужно уточнить, что о конфронтации между мусульманами речи не идет.

Смотрите сюжет "Многотысячные акции в германских городах"

В чем причина исламской радикализации в Европе?

Гадбан: Одна из причин - это интеграционная политика. В последние годы здесь появились проблемы, так как не было предпринято достаточных усилий, чтобы интегрировать в немецкое общество второе и третье поколение выросших в Германии мусульман. Ведь считалось, что Германия не является иммиграционной страной.

Однако, в 1999 году ситуация изменилась. Были изменены профильные законы и иностранцам легче стало получить немецкое гранжданство. Боле того, это приветствовалось.

Но есть и другой аспект проблемы. Третье-четвертое поколения эмигрантов стали отдаляться от Германии. И миграционная политика здесь уже не при чем.

По моему мнению, причина в исламских союзах, которые управляют мечетями. В Германии больше 3 500 мечетей и почти все они в руках тех, кто ориентирован скорее радикально. А это значит, что если ислам будет преподаваться в такой мечети, то он будет дистанцироваться от германского общества.

Салафиты еще более радикальны Они вербуют немецкую молодежь. Сейчас около 400 человек воюют в Ираке и Сирии. И эта вербовка происходит через салафитов.

Как Вы полагаете, немецкое государство может найти пути решения проблемы радикализации мусульман?

Гадбан: У немецкого государства огромный опыт, прежде всего здесь, на Западе, по борьбе с так называемыми радикалами. С конца 50-х годов оно боролось с коммунистами и, скажем так,  их нейтрализовало. В 70-е годы государству пришлось бороться с левыми террористами, такими как РАФ (фракция красной армии). И их оно тоже нейтрализовало.

Теперь появился исламский терроризм. Разница между этими экстремистами в том, что исламисты прикрываются религией. Ни коммунисты, ни левые не могли этого сделать, они были светскими организациями. А исламисты самым постыдным образом используют в своих целях 4-ю статью основного закона о свободе вероисповедания. Это являлось проблемой, потому что у государства до сих пор были связаны руки. Но последнее решение, которое несколько дней назад принял министр внутренних дел  Томас Де Мезьер – я имею ввиду запрет организации «Исламское государство», открывает новые возможности для активных действий против террористов. Это было сделано поздно, но все-таки сделано.

Я вряд ли получил бы честный ответ на этот вопрос от коренного европейца. Он испугался бы прослыть нетолерантным. Но вы – не коренной европеец.  Вы считаете, что мультикультурализм вреден для Европы?

Гадбан: Я твердо убежден, что мультикультурализм – это главная причина существования ложной толерантности к недемократическому поведению и недемократическим идеологиям.

И уже много десятилетий я борюсь с мультикультурализмом. Эта концепция появилась в Германии в 80-е годы, зеленые были первыми, кто с ней выступал. В 90-е годы она получила широкое распространение и стала основным вектором интеграционной политики. Но я убежден, что она скорее привела к дезинтеграции. Второе и третье поколения эмигрантов оказались не интегрированы в общество, что подтверждают различные исследования. И причина в том, что до сих пор в Германии и во всей Европе торжествует так называемый демократический плюрализм. Он предполагает разнообразие на единой основе. Эта основа – права человека.

Нельзя допускать, чтобы разнообразие попирало права человека – это неприемлемо, система рушится.

Так вот, мультикультурализм – это разнообразие, но без общей основы. И мы уже слышим утверждения, что права человека - это западная идеология, что она не имеет универсальной ценности и не каждому подходит. И это, в принципе, угроза для нашей демократической системы и самая большая опасность не только для Германии, но и для всей Европы.


  • 248

У природы нет плохой погоды

2014.09.22

Явка на грандиозное воскресное шествие в центре Манхэттена под названием "Народный климатический марш" намного превысила ожидания своих устроителей, включавших местные профсоюзы и десятки прогрессивных организаций.

Активисты предсказывали, что это мероприятие соберет в где-то 100 тысяч человек, но, по оценке нью-йорского телевидения, число участников превысило 300 тысяч.

Первых я увидел еще в метро на другом конце города, где на моей остановке сели две девчушки с самодельными плакатами.

"Изменения климата затрагивают не нас одних, - гласила надпись на белом листе картона. – Будем говорить за тех, кто сам не может". Рядом были трогательные детсадовские рисунки слоника, жирафа, черепашки, птички, ужика и других бессловесных тварей, за которых подрядились говорить мои попутчицы.

С каждой остановкой людей с плакатами все прибавлялись, так что выходили мы из вагоне уже толпой.

На манхэтенском Вест-Сайде перед нами открылась такая масса народа, которая обычно собирается в Нью-Йорке лишь на Холлоуин и на гигантские июньские "гей-парады гордости".

Помимо местных прогрессистов, истосковавшихся по уличным шествиям с тех пор, как умерло движение "Оккупантов Уолл-стрит", в Нью-Йорк приехали на шествие активисты со всей страны, в том числе студенты 300 колледжей. Иногородних доставили 479 автобусов и один "климатический поезд", который шел из Калифорнии, подбирая на остановках все новых участников.

Считается, что это была самая массовая акция в истории, посвященная борьбе с климатическими изменениями.

Раньше было принято говорить о "глобальном потеплении", но в конце 1990-х оно практически остановилось, и в силу вошел нынешний термин, который менее спорен: никто не отрицает, что климат меняется.

Марш был приурочен к назначенному на вторник «Климатическому саммиту», созванному в ООН ее генском Пан Ги Муном. Его почин с энтузиазмом поддержали Барак Обама и Ангела Меркель, чьих кортежей угрюмо дожидались жители соседних с ООН микрорайонов, давно озверевшие от пробок.

Но на саммит отказались приехать лидеры ряда знаковых стран, таких как Канада, Россия, Индия и Китай. Последние извергают чудовищные количества парникового выхлопа и обуздывать его не планируют, потому что им надо кормить миллиарды людей.

Активисты заранее списали ооновское мероприятие со счетов и возложили главные надежды на «Климатический марш».

"Несмотря на рекламную шумиху и официальный статус саммита, - писал на днях в "Нью-Йорк таймс" ее постоянный автор Марк Биттман, - реальное значение имеет лишь марш. Саммит ООН будет фиаско: междусобойчиком мировых лидеров и их представителей, корые изловчатся найти способ вознаградить загрязнителей за решение проблемы, теми же самими и созданной".

Утратив надежду на правителей, автор, обычно пишущий не на климатические темы, а на кулинарные, возлагает ее на массовые уличные протесты типа тех, которым когда-то удалось остановить войну во Вьетнаме, а сейчас добиться запрета фрекинга в штате Нью-Йорк.

Лозунги против фрекинга, то есть добычи газа методом гидроразрыва пласта, торчали в воскресенье на каждом шагу. Некоторые обыгрывали то обстоятельство, что frack походит на другое слово на букву "ф", и изощрялись в прогрессивной скабрезности.

Как водится, под соусом борьбы с климатом в огромной толпе пропагандировали кто во что гораздо. Особенно выделялись веганы и социалисты. Первые клеймили мясо и несли голубые плакаты, а вторые – зеленые с лозунгом "Капитализм убивает планету. Боритесь за социалистическое будущее!".

Кроме социалистов, на мероприятии было много людей, называвших себя революционерами.

"Революция спасет планету!" - выкрикивал на тротуаре молодой человек с длинным хвостом волос. Он сунул мне зеленую наклейку с надписью «Капитализм разрушает планету... Нам нужна революция, и баста!".

Я спросил, кого он представляет. Агитатор ткнул в маленькое название REVCOM.US на наклейке. Это усилие передвинуло в его голове какой-то рычажок, и он стал кричать уже "Революция разрушает планету!".

"Ты, по-моему, несколько зарапортовался", - засмеялся я. Ревкомовец без тени неловкости ухмыльнулся и мгновенно поправился. «Капитализм разрушает планету!" - снова завел он.

Вдоль низкой каменной ограды тенистого Центрального парка шествовали борцы с расизом и Пентагоном. Первые требовали наказания полисмена, застрелившего в полузабытом уже Фергюсоне чернокожего Майкла Брауна. Вторые несли лозунги "Остановить климатические изменения – закрыть Пентагон!".

Популярен был и плакат "Ветряные мельницы, а не оружие!".

И со всех сторон на нас смотрел лозунг "Планета выше прибылей!".

На тротуарах раздавали коммунистическую газету Workers World, которая симпатизирует ДНР, учит, что "глобальное потепление порождено капитализмом" и требует "Руки прочь от Сири и Ирака!".

Одна листовка, которую мне вручили в сени Центрального парка, требовала освобождения пятерки осужденных в Майами кубинских шпионов, а другая доказывала, что Остров Свободы является мировым застрельщиком борьбы с изменениями климата.

Я так и не пересекся с актером Леонардо ди Каприо, которого ООН назначила своим представителем по климату, но видел в толпе нескольких звезд поменьше.

Все же забавно, что в "Таймс" о климате разглагольствует ее повар, а в ООН – киноактер, тоже не имеющий на сей счет никаких специальных знаний, но, правда, снимавшийся в разных погодных условиях.

По сравнению с былыми демонстрациями "Оккупантов Уолл-стрит", на этой акции почему-то почти не было уличных анархистов в зловещих масках средневекового лондонского террориста Гая Фокса. Мне эта маска попалась всего один раз на лице у здоровой девахи донецко-ополченского вида.

Поэтому над климатическими толпами не витала атмосфера агрессии, отличавшая оккупантские сборища. Все были крайне милы, а масса пригожих демонстранток опровергала досужее российское заблуждение, что в Америке живут одни крокодилицы.

Акция была организована образцово. Вдоль ограды парка стояли привозные кабинки туалетов, в очередь к которым стояли очень дисциплинированно.

Расовый состав демонстрантов не отражал структуру населения. "А чего вы все белые?!" - ехидно крикнул молодой парень в толпу с ограды парка. Он был не совсем прав. В толпе было полно азиатов и  вкрапления черных, которые танцевали и слушали зажигательные речи своих уличных трибунов.

Вопреки прогнозам небо было свинцовым, но так не разразилось дождем.

_____


  • 173

Тимур Бекмамбетов, "Бен Гур" и мысли о вечном

2014.09.22

Культовый кинорежиссер Тимур Бекмамбетов поставил перед собой новую цель – ремейк картины "Бен-Гур". В поисках атмосферы будущего фильма Бекмамбетов приехал на Святую землю. О подготовке к съемкам, о своих впечатлениях и просто о кино Бекмамбетов размышляет в интервью программе "Израиль за неделю".

О Святой земле и вечных страстях

- Действие фильма происходит в древней Иудее две тысячи лет назад. Я глубоко убежден, что в жизни ничего не меняется, люди остаются теми же самыми, с теми же самыми страстями, живут теми же проблемами, мечтают о том же … Оказаться здесь для меня означает понять, как жили герои моего фильма, увидеть их на улицах этого города, почувствовать как все было на самом деле.

Фильм – это ведь не только игра актеров. Массу элементов режиссер должен прочувствовать и пережить сам, тогда он сможет это реализовать в фильме. Это поведение камеры, декорации, музыка, звук...

Невербальная коммуникация

- Неожиданная вещь произошла. Мы ходили по Иерусалиму, подошли к Стене Плача.. Я подошел, сделал то, что как думаю, сделали бы мои герои на моем месте …. А когда вернулся, первое, что увидел на телефоне - сообщение из Америки, что фильм запустился в производство и что утвержден актер на главную роль. Джек Хьюстон, замечательный молодой американский актер, о котором я мечтал.

А записки я не вкладывал. Я ничего не просил, я вообще никогда ничего не прошу. Это невербальная коммуникация, не нужно такое записывать.

Конечно, будучи выращенным в атеистическом мире, очень сложно преодолеть сарказм и самоиронию. Но интересно. Возраст все таки, пора задумываться о вечном.

Об искусстве и наркотиках

- В любом произведении искусства есть три главных участника – зритель, герой–образ и создатель, и чтобы эти три элемента совпали, нужны эмоции. Их нельзя получить из книг. Само по себе вживание в образ - это вещь, которая высоко ценится. Степень твоего погружения – она убеждает.

Я всегда делал то, что мне нравится. Развлекал людей и получал удовольствие, рассказывая истории на языке кино. Все началось еще в начале 90-х, когда я снимал рекламу для банка «Империал», была тогда такая популярная серия… И вот тогда я понял, что значить чувствовать, когда снимаешь кинопритчу, а потом люди рядом с тобой в автобусе это обсуждают, и это эмоционально их задело.

И это наркотик. Ощущение влияния на людей, сама возможность общаться с большим количеством людей - страшный наркотик, доставляющий страшное удовольствие, слезть с которого невозможно.

О жанрах

- Я не могу сказать какой жанр легче снимать. Я могу сказать, чем легче всего заниматься мне. Я сам художник и пришел в режиссуру как художник, и поэтому для меня самое простое, понятное и бесспорно интересное - все, что связано с изображением, ритмом, цветом, с настроением фильма.

А самое загадочное и увлекательное - то, что связано с актерами и жизнью человека, и с рассказом историй. И это самое сложное. Драма – самое загадочное и интересное. Это как когда готовишь, например, плов, никогда не знаешь, что получится. И поэтому дико интересно и очень волнительно все это готовить. И если говорить о том, над чем мне нравится работать – да, это драма.

Пиво, мама, казино и выключатель

- Когда много лет назад я приехал в Моску, практически никто не мог произнести мою фамилию правильно. У меня такая проблема с детства, как сделать, чтобы фамилию произносили правильно. В России я, наверно, потратил на это лет 20, теперь люди знают. А еще больше эта проблема обострилась в Америке, там моя фамилия - страшная абракадабра. Я долго не мог людей приучить. И я придумал такую вещь, и попросил сотрудника нарисовать, разделил на четыре части. Бек/ Beck’s – это пиво такое есть, мам/ mom - мама, бет/bet - это из жизни казино и ов/ Оf – выключить.

Так и получилось, люди запоминают: пиво, мама, казино и выключатель. Это очень хорошо работает, проверял.

Я нашел способ, как научить людей запомнить мою фамилию.

______

Подробно о кино, а также о том, кто любимый актер Бекмамбетова, как режиссер с Анджелиной Джоли взрывали магазин и о многом другом – в полной версии интервью на канале RTVi.



  • 242

"Марш мира" и перераспределение сил

2014.09.21

Как их только сегодня ни называют. Фашисты. Предатели Родины. Или пресловутая "пятая колонна". Это те, кто не хочет войны на Украине, не хочет, чтобы Россия вмешивалась в этот конфликт. Накануне прогнозировали – акция не соберет и тысячи человек, протест в России уже давно провален и людям выходить на улицу интереса никакого нет. Доля правды в этом утверждении есть. Протестные настроения действительно пошли на спад, да и практически не осталось того, кто мог бы за собой повести (кто под домашним арестом, а кто и в тюрьме). События на Украине внесли свои коррективы, очевидно, что появилось то,  за  что нужно бороться, против чего протестовать.

В Марше Мира приняло участие действительно много людей. Больше тех пяти тысяч, о которых официально заявила полиция. Хотя конечно, и не сто – о чем политик Борис Немцов смело утверждал. В районе 20-ти тысяч, так что к рамкам металлоискателей выстроилась большая очередь, во всю ширь Пушкинской площади. 

Полиция работала не спеша, проверяя не только содержимое карманов, но и  содержание плакатов. Это, вообще-то говоря, новшество. Если слишком резко высказался  в адрес действующей власти – дальше рамок не пройдешь. По этой причине или по какой другой, но на марше было мало людей с плакатами. Не хватало и символики политических движений.

Впрочем, сейчас совершенно непонятно, кто на чьей стороне. Те, кто выходил на Болотную и выступал за честные выборы - совершенно не обязательно принимал участие в Марше мира. В России, очевидно, произошло перераспределение политических сил. И теперь есть те, кто за Новороссию и те, кто не признает ни ее, ни присоединения Крыма. Те же "лимоновцы" (кто бы мог подумать!) теперь выходит, что поддерживают политику Кремля. Они были на Марше Мира, но только шли позади, окруженные со всех сторон полицией. Вместе с ними - сторонники Новороссии. Они кричали вдогонку участникам марша  - "Фашисты!". Те в ответ тоже: "Фашисты!".

Каждый из них считал себя патриотом, а того, кто по другую сторону – предателем. Намечалась даже потасовка, но полиция, видимо,  не горела желанием доводить до нее дело, поэтому все и прошло без серьезных инцидентов. Марш Мира завершился. О том, когда будет новая акция – ничего не сообщается.



  • 208

Шотландия: зов крови

2014.09.17

У соседей шотландцы славятся не только своим виски и Шоном Коннери, но и свой прижимистостью. В Соединенном Королевстве ходит анекдот о том, что когда шотландец в кои-то веки сподобится достать из широких штанов бумажку в 10 фунтов стерлингов, изображенная на ней королева начнет улыбаться солнцу, поскольку давно его не видела. Шутки шутками, но противники отделения Шотландии от Королевства вовсю пугают ее экономическими последствиями этого шага.

Ну, во-первых, десятифунтовых бумажек с королевой английской там ходить больше не будет, поскольку Лондон категорически отказал шотландским самостийникам пользоваться своей дивно твердой валютой. «Хотите жить отдельно, заведите свою!» - фыркают англичане, с которыми шотландцы добровольно объединились ни много, ни мало - 307 лет назад, но сейчас, возможно, столь же добровольно разбегутся. И как прикажете делить доходы от продажи нефти, добытой в Северном море? Как насчет гигантского национального долга Великобритании? Согласится ли отделившаяся Шотландия погашать свою долю долгов?

Инвестиции в Шотландию уже заметно притормозились. Ряд базирующихся там крупных компаний, таких как гигантский пенсионный фонд «Стэндард лайф», предупредили, что в случае победы самостийников они вернутся в Англию. Отделение неминуемо увеличит безработицу. Но, с другой стороны, шотландцы славятся своей строптивостью. Как пишет один комментатор, если прийти в эдинбургский бар и пригрозить шотландцу страшными карами, коли он тут же не перестанет пить пиво, тот залпом опустошит кружку и крикнет бармену: «Наливай еще!». Мало того, что самостийники упрямы, в сердце им стучит прах Мела Гибсона. Ну, не Гибсона, а их национального героя Уильяма Уоллиса, которого актер играл в фильме «Храброе сердце». Уоллис воевал в 13-м веке за свободу с английским королем Эдвардом Длинноногим, который оккупировал Шотландию. Вопреки распространенному убеждению, людские души часто управляются не экономикой, а зовом крови, национальным чувством, историческими мифами и преданиями. 

Когда вопрос о независимости Шотландии поставили в 2012 году на референдум, многие не отнеслись к этому серьезно. Власти в Лондоне не тревожились о референдуме до прошлых выходных, когда опросы внезапно показали, что самостийники, который долго были позади, вырвались вперед. Тут Лондон бросился предлагать Шотландии расширенное самоуправление и другие коврижки, но не исключено, что поезд уже ушел.

Последние два десятилетия вообще были периодом дробления. СССР и Югославия распались, в общей сложности, на 22 страны. Чехословакия разделились надвое в так называемом «бархатном» режиме, в котором безусловно разойдутся после победы самостийников и Англия с Шотландией.

Лондон вряд ли пошлет войска на защиту английского меньшинства, которое спешно начнут угнетать шотландцы. Но Британия разом лишится своего ядерного потенциала, который весь базируется в Шотландии. Оставить его на месте не получился, поскольку вождь самостийников Алекс Салмон выступает против ядерного оружия. Лондону придется передислоцировать арсенал в Англию или Уэльс, а это потребует годы и миллиарды долларов.

Безъядерная Шотландия, наверное, попросился в НАТО, и ее скорее всего возьмут, хотя Салмонд и отзывался о Путине с восхищением. Но толку с нового члена будет мало.

Шотландские вооруженные силы насчитывают 15 тысяч человек, что как минимум вдвое меньше численности нью-йоркской полиции, а военный бюджет составляет 2,5 млрд долларов. Для сравнения: бюджет полиции Большого Лондона превышает 4 млрд. Королевство лишится трети своей территории и 10% населения.

Если самостийники проиграют, то будут повторять попытки регулярно. Квебекцы занимались эти полвека подряд. Отделение шотландцев еще больше возбудит каталонских и баскских сепаратистов, которые давно смотрят в лес. И валлонских, фламандских, корсиканских и, возможно, даже баварских. А также техасских и колорадских.


  • 229

Дмитрий Быков: Россию ждет культурный и нравственный взлет

2014.09.17
На канале RTVI начинается новый "учебный год" . Писатель Дмитрий Быков ведет "Открытый урок" русской литературы. Цикл лекций о классиках 19 века стал одним из самых популярных проектов RTVI в прошедшем телевизионном сезоне. И если с Пушкиным, Гоголем, Достоевским и Толстым вопросов не возникает, то выбор ТВ-лектора в разряде"Литература 20 века" не так прост.

Впрочем, у Быкова - богатый опыт. Его представляют прежде всего писателем, поэтом, журналистом, и очень редко - педагогом. Хотя уже два десятилетия он преподает русскую литературу в московских школах, является профессором кафедры мировой литературы и культуры в МГИМО.

Дмитрий, в Вашем новом цикле 12 лекций. В нем, конечно, и Маяковский, и Есенин, и Булгаков, и Солженицын. Какими принципами Вы руководствовались, включая в список Твардовского, например, но исключая Бродского?

– По двум причинам. Во-первых, о Бродском в одной лекции не расскажешь и взрослым, что уж говорить о детях: слишком многое придётся объяснять. Во-вторых, о Бродском они и так могу прочитать и услышать больше чем достаточно, – а советская поэзия сейчас в тени, ее мало знают и плохо помнят. Наконец, рискну сказать, что Твардовский – в особенности довоенный и военный – для ребенка, что ли, витаминнее: в Бродском есть соблазн высокомерия, а Твардовский в высшей степени душеполезен и нужен именно детям. Понимаю, насколько такая точка зрения уязвима, и нисколько не настаиваю на ней, – но мне кажется, что подражать Бродскому слишком легко. И поэтически, и мировоззренчески. Бродский бесценен для личных экстремальных ситуаций – одиночества, травли, трагической любви. Тогда он помогает держать удар и сохранять лицо. Твардовский бесценен во дни национальных трагедий. Как раз такое время мы переживаем сейчас. Его поэзия – из тех, что объединяют, формируют, воспитывают народ. Если мы сейчас не станем народом – мы превратимся в разбросанных по миру одиночек, которых, боюсь, уже и Бродский не спасет.
  

В России пытались создать единый учебник истории, но общей  “методички” по литературе СССР, насколько я понимаю, нет. Учителя имеют право выбирать учебный материал и его подачу. Каких рамок придерживаетесь лично Вы?

– Конечно, многое диктует личный вкус – всегда, впрочем, субъективный, но я умею хорошо проповедовать только то, что люблю и во что верю, так что без субъективности не обойдешься. Кроме того, я стараюсь брать наиболее типичные тексты, в которых эпоха сконцентрирована, – они не всегда лучшие, но всегда нагляднейшие. И еще – я все-таки примерно представляю, что может заинтересовать детей, что они прочтут с интересом и реальной прямой выгодой. Скажем, проза сороковых годов – та же “Буря” Ильи Эренбурга – и увлекательна, и типична, но я не уверен, что современный ребенок ее одолеет и поймет все эренбурговские темные намеки (вещь тщательно зашифрована, сейчас многое попросту непонятно). И я с сожалением оставил эту вещь за бортом – пусть прочтут сами, лет в тридцать.

Вы часто сравниваете багаж прочитанного с  “духовной аптечкой”.  Можно догадаться, от чего лечит Грин или Бабель. А вот, например, от каких душевных недугов Вы бы  “прописали”  Фурманова или Шолохова?

– В “Тихом Доне” мне интересен не столько сюжет романа, сколько эволюция автора. Подробнее об этом будет на лекции. Смысл шолоховского романа часто ускользает от читателя – Шолохов, в отличие от Толстого, не написал поясняющих философских глав. Но это не значит, что у него не было мировоззрения. Просто он испытывал трудности с его прямым изложением, да и эпоха не благоприятствовала откровенным высказываниям. А ведь в названии, в эпиграфе почти все уже сказано. Мы же не требуем от реки, чтобы она в движении своем руководствовалась моральными или религиозными принципами? Вот и от народной жизни нельзя требовать ничего подобного. Темная стихия рода – вот единственная правда, и автор, пройдя вместе с героем через все искушения революции, пришел к последнему и неотменимому – вот к этой бессмертной, бездумной органической стихии. Что до Фурманова – это писатель далеко не такого класса, но создал же он великий образ, вошедший в мировую литературную Валгаллу, где обитают бессмертные павшие герои? Евгений Марголит убедительно доказал, что Чапаев не просто так перекочевал в анекдоты – и роман, и фильм построены именно по античному принципу собрания исторических анекдотов. И главное ощущение гражданской войны – богоравность, живое дыхание истории, “жить хочется!” – Фурманов выразил лучше многих. Переживать это, хотя бы и в воображении, – полезнейший опыт.

А в чем разница между советской и классической русской литературой? Что вкладывается в этот термин кроме определенного отрезка истории?

– Разница огромная: тема сверхчеловека была стержнем всей русской литературы – Раскольников, Базаров, Рахметов, Молотов, Волохов, Долохов, фон Корен, – даже и Санин, страшно сказать, – но советская литература на этот сверхчеловеческий модернистский проект была уже прямо ориентирована: прошлая культура отброшена, пошел новый отсчет времени. Так было изначально, пока советский модернизм не заместился “реваншем традиции” в тридцатые годы. Но эта ориентация на человека будущего вернулась в шестидесятые, и не только в фантастике: скажем, и Аксенов, и Трифонов – в остальном очень разные – постоянно противопоставляют убогий быт и великих героев прошлого. У Трифонова это особенно отчетливо в “Обмене” и “Долгом прощании”, и про “Другую жизнь” – где бытие вытеснено бытом – он пишет с болью и отвращением. У Аксенова весь “Остров Крым” пронизан тоской по герою-сверхчеловеку, которого он называл “байронитом”. Советская литература вся строится на новом понимании гуманизма: если русская литература гуманна – советская скорей первой в мире освоила трансгуманизм, который сегодня в такой моде. Интересно будет поговорить об этом с детьми.

Ностальгия по Советскому Союзу сегодня стала опасным мотивом поведения российского общества. Изучение советского наследия в школах “подливает масла в огонь”  или, наоборот,  “остужает этот пыл”?

– Советское не монолитно, и ностальгия по нему бывает разной. Давайте различать в советском как минимум две тенденции: модернистскую, которая началась не в 1917 году, а много раньше, – и репрессивную, традиционалистскую, во многом националистическую, которая равноправно существовала в советской идеологии и по мере сил душила ее  модернизаторское, футурологическое начало. Ленинская Россия была космополитична, сталинская – националистична; хрущевская – динамична, гиперактивна, брежневская – статуарна, как сонная болезнь (впрочем, даже сонная болезнь развивается стремительно – а застой с 1972 года эволюционировал очень вяло, почти никак). Словом, надо знать, по каким временам ностальгируют. Сегодня Советский Союз чаще всего ругают, им пугают – а между тем в смысле борьбы с пещерными предрассудками, которые сегодня заменяют государственную идеологию, он был прекрасным временем, национализм и мракобесие при СССР знали свое место, и брак с иностранцем еще не рассматривался как предательство (кроме краткого периода 1947 – 1953 гг). Словом, прежде чем по СССР ностальгировать, надо научиться эту страну понимать, надо вспомнить основные вехи ее развития и перестать наконец путать освоение космоса с ГУЛАГом. Королев прошел через ГУЛАГ и вовсе не считал этот опыт благотворным для своей научной карьеры.

Лекции начинаются с Серебряного века. Сейчас модно проводить параллели между началом XX и XXI столетия. 1914 год - первая мировая война. По аналогии - 2014-й. Война на Украине и т. п. Теперь ждут революции 2017-го. Как Вы относитесь к таким сравнениям?

-- Двояко. Попытка найти смысл и логику в истории мне всегда была близка (хотя о безнадежности таких попыток остроумно говорит Варсонофьев у Солженицына, -- однако сам Солженицын от них не зарекался). Русская история настолько циклична, это так очевидно, что бежать от этого -- “Ничто никогда не повторяется буквально!” -- значит в очередной раз воздерживаться от довольно серьезных и печальных выводов. Однако слишком прямые аналогии так же опасны, как так называемые “ложные друзья переводчика” в родственных языках. Слишком велик соблазн буквализма, притягивания за уши сходных, но типологически различных событий. В такой же соблазн впадают люди, отождествляющие коммунизм с фашизмом на основании общей репрессивной практики или, допустим, культурного оформления режимов. Я не жду революции, я делаю все, чтобы разорвать замкнутый круг. Лекции -- не последнее дело в этом смысле: они как раз призваны предостеречь от повторений. А чтобы не повторять прошлое, его надо изучить наконец.

Почему Вас нет в социальных сетях? Формально у Дмитрия Быкова есть страница в Фейсбуке, но активность - нулевая. Хотя многие писатели с гражданской позицией (Григорий Чхартишвили, Татьяна Толстая и т.д.) используют веб-ресурс очень интенсивно. Чем объясняется Ваша  “виртуальная апатия”?

-- Я не считаю культуру “пост-” -- постиндустриализма, постмодернизма, есть даже термин “постисторическое общество” -- нормальным развитием. По-моему, это пауза в истории, какой-то малоприятный зигзаг. Соответственно и жанр “поста”, который для меня часть этой культуры, мне не близок. Я люблю додумывать мысль, играть с ней, поворачивать под разными углами. Пост -- слишком оперативная реакция на собственную догадку, спор в таком случае подменяется сварой, вино не успевает выдержаться. И уж вовсе мне непонятен жанр инстаграма, то есть постоянная публикация фактов из собственной жизни. Моя жизнь таинственна даже для меня самого. Она происходит внутри и очень часто не рефлексируется -- я встречаюсь с собой, скажем, когда пишу стихи или когда увлекаюсь на лекции, залетая в какие-нибудь совсем далекие ассоциации. В общем, мне не нравятся сетевые склоки, я не тороплюсь делиться с читателем полуфабрикатами, а уж печатать книги постов, как делают некоторые литераторы, вообще не могу. Приятным исключением мне представляется блог Андрея Мальгина -- но он один из лучших аналитиков в российской журналистике, и его оперативные комментарии куда умней и точней большинства авторских колонок, моих в том числе.

А вообще я совсем не сетевой человек. Сеть нужна мне для справок, а не для полемики. Подавляющее большинство пользователей так уверено в своей правоте и так жаждет затоптать любое не слишком лестное для них мнение, что как-то я не рвусь портить себе кровь. Как писала Новелла Матвеева, истина рождается в споре, но погибает в драке.
   

Думающие люди в России сегодня  “страшно далеки от народа”.  Тот же  Facebook  -  последнее прибежище  “либерастов”  и  “креаклов”.  Им противостоит новый  “мэм”  под названием  “84  процента”.  Постоянное число тех, кто поддерживает, одобряет, кто, по результатам соцопросов, готов и голодать, и воевать. При этом во всех Ваших интервью слышна неистребимая вера в русский народ, хотя принадлежите Вы, очевидно, к другой,  “маргинальной” категории граждан. Что питает Ваши убеждения?

-- Господи, что за смешение понятий, простите за резкость! Думающие люди в России вовсе не “далеки от народа” -- Ленин, кстати, говорил это о декабристах, и тогда эта дефиниция еще хоть сколько-то оправдана. Думающие люди -- просто часть народа, причем лучшая, передовая, быстро развивающаяся его часть. И моя вера в русский народ основана именно на том, что ни к какой маргинальной категории населения я не принадлежу -- я часть этого народа, работаю в газетах (и не начальником, а обычным спецкором), преподаю в школах и вузах, езжу на “Жигулях” и в метро, летом привожу в порядок одноэтажную дачу и восьмисоточный участок на Симферопольском направлении, в 70 километрах от Москвы, и живу с женой, двумя детьми и двумя собаками в трехкомнатной квартире с крошечной кухней, в девятиэтажке 1960 года. Окружают меня люди, которые ни в какой классификации не входят в элиту. А верить в 84 процента, это сакральное число, которое не имеет никакого отношения к реальности... ну простите вы меня. Значительная часть российского населения инертна и даже инерционна -- это правда. Но эта инерционность -- своего рода изнанка невероятной активности и быстроты, которую этот же народ проявляет в обстоятельствах действительно экстремальных. Даже поддержка Сталина в России никогда не была тотальной -- что уж говорить о нынешнем времени, куда более щелястом. Я знаю -- не думаю, а знаю, -- что культурный и нравственный взлет России в 20-е -- 50-е годы этого века будет сравним с шестидесятыми годами позапрошлого, и авторы новой “Войны и мира”, новых “Бесов”, новой “Дамы с собачкой” уже родились и даже, возможно, пошли в школу. Им я и преподаю, если угодно.

Если представить такую фантастическую ситуацию: россияне вдруг остаются без телевизора. И допустим, в домах еще сохранились книги из советской школьной программы или добытые в обмен на макулатуру. Что бы Вы посоветовали им почитать в свободные вечера? И какие уроки извлечь?

-- Да огромное количество россиян давно осталось без телевизора -- не просто не верит ему, а и не смотрит его. И как-то они находят занятия -- правда, это не чтение, а главным образом общение, в том числе сетевое. Я, кстати, не такой уж фанат чтения. Мао говаривал: “Сколько ни читай, умнее не станешь”. Это, положим, спорно (потому что -- станешь, конечно, или по крайней мере научишься сомневаться), но я вообще-то за активную жизнь. Простите, что я все время ссылаюсь на авторитеты, профессия такая, но Шаламов, скажем, говорил, что от общения с женщиной всегда получал больше, чем от чтения газеты. Я бы сказал, что и книга проигрывает -- конечно, если женщина умна; но даже проникновение во внутренний мир не слишком умного существа обогащает нас больше, чем чтение беллетристики (с серьезной литературой все иначе). В общем, сегодня россияне уже решили проблему бестелевизионной жизни. И это еще один залог культурного взлета в самом скором времени.



  • 3921

Порошенко устраивает Кремль

2014.09.15
"Скорее всего, Порошенко больше устраивает Кремль, чем любой другой политик из ныне активных действующих и влиятельных на Украине", - заявил главный редактор "Независимой газеты" Константин Ремчуков в программе "Особое мнение" в эфире RTVi и "Эхо Москвы".

По его мнению, целью Москвы на этом этапе является "создать в Раде политический блок Петра Порошенко как влиятельную силу, для того чтобы Путин продолжал в последующем иметь дело с Порошенко".

"До 26 октября, когда будут выборы, не так много времени. И мы видим, что Яценюк вышел из этого блока, хотя поначалу объявили, что они пойдут одной командой", - отметил Ремчуков.

По мнению редактора "Независимой газеты". в Москве наконец начали понимать сложный внутриполитический расклад на Украине, "поняли, что просто всех их называть укрофашистами, бандеровцами и прочими наймитами Запада уже бесперспективно".

Также Ремчуков считает, что "Путин не хочет брать на душу грех окончательного разрыва между русским и украинским братскими народами". "Брать такой грех, чтобы развести народы окончательно и не создать мостиков для примирения, как было а последние месяцы, когда просто как в гражданскую войну брат на брата с ненавистью идет, я думаю, он не решится", - заявил Ремчуков в программе "Особое мнение".

Полностью интервью слушайте на сайте радио "Эхо Москвы", программа "Особое мнение".


  • 354

Модный репортаж

2014.09.15

"Я не создаю одежду. Я создаю мечты". Эти слова принадлежат классику американского дизайна одежды Ральфу Лорену. В сентябре его показом традиционно закрылась нью-йоркская "Неделя моды".

Лорен предлагает следующим летом пуститься навстречу приключениям в стиле сафари – в одежде колониального стиля, в сочетании с мелодиями африканской саванны.

   

Простые ткани - лен, хлопок соседствуют с фатином и шелком. Грубые кожаные ремни, пробковые шлемы и объемные сумки- почтальоны художник дополнил сверкающими украшениями из крупных разноцветных кристалов.

Одежда в стиле сафари появилась в 60х годах ХХ столетия, когда англичане и французы стали активно осваивать территории Африки. Цветовая палитра вполне определенная – по идее, одежда должна была сливаться с окружающей средой. Традиционные цвета сафари - все оттенки бежевого и песочного, хаки и шоколадные. Обязательно обилие накладных карманов, ведь все самое важное путешественник носит с собой, а пояс, ставший модным аксессуаром, был необходим для крепления фляги с водой и ножа.

Лорен к традиционным цветам стиля сафари добавил ярко оранжевый – цвет африканского заката. Утонченность практичной охотничьей одежде придают камни, которыми зачастую расшита вся верхняя часть костюма, создающие иллюзию массивного ожерелья с этническим орнаментом. А вечерние платья в стиле «сафари» сочетают завернутые рукава и погоны с многослойной юбкой из фатина.

Публика встречала мастера стоя - американцы гордятся Ральфом Лореном как самым ярким и самым тонким дизайнером готового платья на просторах США. И на этот раз после завершения показа зрители долго не могли разойтись, делились впечатлениями и приценивались, составляя списки будущих покупок.

В этом году Лорен поразил зрителей не только своей интерпретацией стиля «Сафари». Он же представил и самое новаторское шоу этой недели моды: показ первой женской коллекции «Polo» был организован в Центральном парке, а голографические изображения манекенщиц передвигались по водной глади озера. Рост голографических моделей достигал 19 метров.

Модели появлялись из тумана и исчезали за горизонт, навстречу луне, а потом из ниоткуда начали расти знакомые нью-йоркские улицы, мосты и небоскребы, маяки и набережные.

Такого фантастического представления дизайнер добился с помощью спецэффектов в формате 4D. Закончилось шоу логотипом Polo и выходом самого Ральфа Лорена под песню Фрэнка Синатры Fly Me to the Moon.

Вот как все это было:


  • 215

Мир объединяет усилия против ИГ

2014.09.15

Джихадисты "Исламского государства" грозят обезглавить следующего британского заложника, следом за шотландцем Дэвидом Хэйнсом, а в Париже собрались сегодня потенциальные члены антитеррористической коалиции.

Багдад настаивает: Запад должен нанести массированные авиаудары по боевикам "Исламского государства". Но в Европе пока лишь согласовывают вопросы возможной операции против экстремистов. Французский президент, открывая форум, призвал, наконец, принять меры.

"Борьба Ирака с террористами - это также и наша борьба. Мы должны вместе взять на себя обязательства - такова цель этой конференции", заявил Франсуа Олланд.

Конференция едва не началась со скандала: организаторы забыли про главных дипломатов Москвы и Вашингтона. Имени российского министра, которого ранее пригласили поучаствовать в форуме, неожиданно не оказалось в списках глав делегаций. Не было там и госсекретаря США Джона Керри. Однако недоумение продлилось недолго –  Керри, и Лавров в зале все же появились.

А вот представителя Ирана так и не дождались. Тегеран на конференцию не позвали. США, главные вдохновители антиисламистской коалиции, категорически отказываются сотрудничать с государством аятолл, даже перед лицом общей угрозы

Париж тем временем заявил, что разведполеты французской авиации над позициями боевиков начнутся в ближайшее время. А президент Ирака Фуад Масум призвал международное сообщество как можно скорее приступить непосредственно к боевым операциям.

"Необходимо, чтобы такая поддержка была оказана быстро, так как в случае задержек "Исламское государство" может занять новые территории. На счету ИГ массовые убийства, геноцид и этнические чистки. Мы должны перекрыть им источники финансирования. Надо принять законы, запрещающие любое сотрудничество с экстремистами, мы должны привлечь их к ответственности. Только так можно предотвратить трагедию", - заявил Фуад Масум. 

Уже известно: радикальные меры по борьбе с исламистами поддерживают Великобритания, Австралия, Южная Корея и Норвегия. Но пока что авиаудары по базам "Исламского государства" наносят только США. К нанесению авиаудиров может присоединится Великобритания: для этого страна стремится заручиться одобрением ООН. Наблюдатели отмечают: после казни британского заложника, Дэвиду Кэмерону просто не оставалось другого выхода. Глава британского кабинета заявил: Лондон поддерживает решение Вашингтона о нанесении ударов с воздуха и уже оказывает содействие в сборе разведывательной информации для помощи США.

Именно Вашингтону принадлежит идея создания новой международной коалиции по борьбе с "Исламским государством". Это произошло на саммите НАТО в Уэльсе и уже 8 сентября Госдепартамент сообщил, что более 40 стран объявили о своей готовности подключиться к международным усилиям по противодействию исламистам. Теперь, отмечают аналитики, осталось главное: от деклараций перейти к осуществлению на практике громких лозунгов.


  • 183

Мир - на пороге масштабного конфликта

2014.09.14

Новое шокирующее видео от террористов называется "A Message to the Allies of America" — "Послание союзникам Америки".

Дэвид Хэйнс – 44-летний гуманитарный работник из шотландского города Перта стал третьей жертвой видеопосланий исламистов Западу. Он был обезглавлен, как и два американских журналиста – Джеймс Фоули и Стивен Сотлофф.

Президент США Барак Обама намерен уничтожить Исламское государство. Так глава Белого дома отреагировал на очередное варварское убийство.

"Акт абсолютного зла", а именно так назвал казнь британского подданного премьер Дэвид Кэмерон, стал той каплей, которая заставила отставить бюрократию в сторону. Лондон отныне "сделает все, чтобы выследить убийц".

"Британия содрогнулась, узнав, что ее гражданин был убит столь подлым образом. Боевики "Исламского государства" не мусульмане, они монстры. Все ответственные за гибель Дэвида Хэйнса будут непременно найдены. Мы сделаем все, чтобы выследить  наказать убийц", заявил премьер Великобритании.

Послание исламистов достигло цели, правда, противоположной. Солидарность Лондону объявила Канберра. Австралия станет членом международной коалиции, противостоящей исламистам. Страна готова предоставить самолеты и контингент своих военнослужащих для участия в боевых действиях против "Исламского государства". Об этом заявил премьер-министр Австралии Тони Эббот по итогам совместного заседания кабинета министров и комитета нацбезопасности страны.

"Правительство приняло решение о подготовке и размещении в Объединенных Арабских Эмиратах австралийских вооруженных сил. Там будут находиться 400 военнослужащих ВВС и 200 военных из сухопутных войск. На данном этапе речь идет только о вкладе в боевые операции в Ираке. Для участия непосредственно в боевых действиях должно быть принято дополнительное решение", - сказал Эббот.

При этом Эббот подчеркнул: на настоящий момент Австралия намерена принимать участие в операциях только на территории Ирака. По его словам, законность подобных действий обусловлена просьбами и готовностью Багдада, что серьезно отличается от законности операций в Сирии, правительство которой Австралия не признает.

Израиль не будет сидеть сложа руки, если боевики "Исламского государства" начнут орудовать на территории Иордании. Иерусалим уведомил Вашингтон, что без колебаний ударит по экстремистам в случае угрозы стабильности Хашимитского королевства.

«Израиль полностью поддерживает призыв президента Обамы действовать против "Исламского государства" единым фронтом. Все цивилизованные страны должны стоять плечом к плечу в борьбе против терроризма. То, что касается Ближнего Востока, касается и всего мира", -заявил преьмер Израиля.

Сведения о готовности Израиля помочь Иордании в случае атак террористов появлялись и ранее. Так, еще в конце июня издание The Daily Beast сообщало: в случае нападения, власти королевства не смогут отразить угрозу самостоятельно и призовут на помощь Иерусалим и Вашингтон, которые считают сохранение иорданской династии приоритетной стратегической задачей. Но вмешательство израильской армии тогда рассматривалось как крайняя мера, к которой можно прибегнуть лишь в случае, если, например, боевики осадят Амман. Сейчас, судя по всему, в еврейском государстве не исключают такой возможности.

Аналитики отмечают: цель, заявленная президентом Обамой, верна. План, предложенный главой Белого дома, выглядит обоснованным, в нем даже учтены нюансы. Что может его сорвать? Как говорят специалисты, - все, что угодно. Роли и задачи участников коалиции еще не определены, их обещания, скажем так, не высечены в граните. Этот план может быть осуществлен в Ираке, потому что новое правительство страны поддерживается в данный момент и суннитами, и шиитами, но он может провалиться в результате взрыва в любой мечети или на рынке. Да и в том, что касается Сирии, слишком многое остается неясным.

Зато ясно другое: мир на пороге масштабного конфликта. Папа Римский Франциск в своей субботней проповеди и вовсе заявил: Третья мировая война уже началась.

"Сегодня, когда ужасы Второй мировой войны уже позади, мы можем говорить про новую мировую войну, которая слагается из преступлений, убийств и уничтожения. Война иррациональна, ее единственный план – нести разрушение. Чем больше разрушений она приносит, тем больше она разрастается. Жадность, нетерпимость, жажда власти – эти мотивы лежат в основе решения начать войну, и очень часто это оправдывается идеологией", - сказал понтифик.

В своем обращении к тысячам верующих Франциск осудил "все войны всех времен", а также "сеятелей терроризма", которые, по его словам, "несут с собой смерть и разрушения". Впрочем, ни радикальное "Исламское государство", ни формирующаяся коалиция ее противников, судя по всему, не слышат призывов понтифика. А мир, тем временем, с каждым шагом приближается к Третьей мировой.


  • 258

Стратегическое заявление Обамы

2014.09.14

11-е сентября - это день, который будет всегда напоминать о беззащитности США перед терроризмом и решимости Америки бороться с ним.

Накануне мрачной даты президент Обама представил стратегию борьбы с новым противником - группировкой под названием "Исламское государство Ирака и Леванта". Ее террористы обезглавили двух американских журналистов, захватили обширные территории на Ближнем Востоке, обеспечили себе миллиардное финансирование во многом за счет торговли нефтью на черном рынке и помощи из Кувейта и Катара. Новая угроза представляется многим более серьезной, чем даже Аль-Каида.

Американский президент после долгих колебаний и консультаций в Белом Доме обнародовал стратегию борьбы с "Исламским государством". Можно не сомневаться, это решение было сложным для Барака Обама, сделавшим одним из своих главных приоритетов на посту президента прекратить две войны на ближнем востоке. В своем обращении к нации он старательно подчеркивал что речь идет о военной компании, но не о войне. Ее цель он сформулировал четко: уничтожить ИГИЛ.

"Первое, что мы сделаем, начнем серию массированных авиаударов против террористов. Работая вместе с иракским правительством, мы расширим наши усилия по защите собственных людей и гуманитарных миссий в Ираке. Мы будем наносить авиаудары, и иракская армия будет наступать. Я предельно четко заявляю, что мы уничтожим террористов, которые угрожают нашей стране, где бы они не были. Это значит, что я не буду колебаться наносить удары по ИГИЛ в Сирии, как и в Ираке", - заявил Обама.

Согласно плану Обамы, помимо систематических ударов с воздуха. США многократно увеличат поддержку сил, воюющих против этих террористов: иракской армии, военных формирований курдов и сирийских повстанцев.

Соединенные штаты будут более активно применять контртеррористические методы борьбы для предотвращения атак исламистов, как на территории США, так и Ирака. Имеется в виду поддержка разведданными и военными консультантами, а также пресечение финансовых потоков, идущих на поддержку боевиков.

Речь в послании президента шла и о продолжении оказания гуманитарной помощи мирным жителям. Особая ставка делается на широкую международную коалицию, в которую, как рассчитывают США, войдут не только западные страны и партнеры по НАТО, но и страны, входящие в Лигу арабских государств.

Впрочем, среди американских либералов немало и тех, кто опасается, что США втягиваются против воли в новую войну, как бы не называли ее в Белом Доме. Возможно, именно по этой причине, желая, что называется, подсластить пилюлю, обращаясь к нации, Обама говорил не только о борьбе с террором. Он напомнил американцам, что они и сегодня самая передовая и преуспевающая нация в мире.

"Несмотря на все потрясения и боль потерь, к настоящему моменту Америка лучше, чем какая-либо страна в мире готова к переменам и к процветанию. Наши компании, занимающиеся высокими технологиями, и наши технологические университеты не знают себе равных. Наше производство, включая автомобильное, на подъеме. Наша энергетическая отрасль близка к независимой, чего не отмечалось уже десятилетия. Несмотря на разногласия и сложности, стоящие перед нашей демократией, я уверен что нашу страну ждет замечательное будущее", - провозгласил Обама.

Заявление Обамы было стратегическим не только в военном плане. Он словно подводил итог своему правлению к очередной годовщине 11 сентября.

Обращение американского президента к нации, объяснившего, как он будет вести борьбу с Исламским государством и очередная годовщина терактов 11 сентября - совпадение. Еще несколько месяцев назад движение ИГИЛ в США мало кто воспринимал всерьез настолько, как сейчас. Многим в США уже действительно казалось, что после ликвидации лидера Аль-Каиды самая сложная часть борьбы с террором уже позади.

Теперь у Америки новый противник, и это пришлось признать Белому дому. Но своей эмоциональной речью о достижениях нации и ее будущем президент своих сограждан, похоже, тем не менее, взбодрил.

Стратегия США в борьбе с террором - в программе "Эхо недели" с Владимиром Ленским:


  • 180

Время решительных действий для Европы

2014.09.14

Евросоюз отстает от Москвы в скорости принятия решений, считает ветеран парламента Германии, член комитета бундестага по международным делам Марилуизе Бек.

В интервью RTVi, программе "Германия за неделю", депутат прокомментировала действия Евросоюза, принявшего очередной пакет санкций против России.

61-летняя Марилуизе Бек (Marieluise Beck) - депутат парламента ФРГ с более, чем 30-летним стажем. С 2005 года она входит в комитет бундестага по международным делам. Бек - эксперт фракции "Союз-90" /"Зеленые" по Восточной Европе.

Российско-европейская ассиметрия

В эпоху ядерного оружия, существующего в этом мире, когда достаточно доли секунды, чтобы принять решение, следствием которого может быть уничтожение огромного числа людей, уже давно существует такой высокий темп принятия решений и необходимость избегать ошибок.

Но решения в рамках Европейского Союза принимаются скорее медленно, иногда даже слишком медленно. Причина в том, что 28 государств, правительств и парламентов должны прийти к единому мнению. Такой процесс занимает много времени. Это кстати и элемент той ассиметрии между решениями, которые принимаются в Кремле и теми, о которых договаривается Европейский Союз.

В Кремле есть компактный центр принятия решений – это президент с чрезвычайно обширными полномочиями. Европейский же Союз вынужден искать компромисс среди 28 государств-членов. Поэтому решения, которые принимает ЕС занимают всегда больше времени. Это особенно наглядно проявилось в ходе финансового кризиса, тогда было очень четко видно, что политика, к сожалению, отставала от развития событий на международно-финансовых рынках.

Опасные действия Москвы

Решение президента Путина впервые после 1945 года в одностороннем порядке изменить границы в Европе ставят под вопрос всю европейскую архитектуру безопасности, частью которой была и Россия.

Россия гарантировала Украине в Будапештском меморандуме безопасность границ в обмен на отказ Украины от ядерного оружия. Мы видели в этом первый прекрасный шаг по пути к сокращению ядерного оружия. Но если такие гарантии не соблюдаются, то это подрывает международное право и рушится вся система европейской безопасности.  

Аннексия Крыма, однозначно противоречащая международному праву, теперь поставила под вопрос всю эту архитектуру безопасности. Следующим шагом стало участие российских спецслужб, десантников, поставки современного оружия сепаратистам на территории суверенной Украины.

В интересах как Европы, так и самой России, мы должны четко дать понять что даем решительный ответ, но не военными, а экономическими и дипломатическими методами. Нельзя допустить, чтобы такой подрыв европейской архитектуры безопасности и дальше вгрызался в Европу.

Драма Украины и европейские надежды

На Украине очень много людей, которые рассматривали Россию как братский народ. Теперь они в отчаянии видят, что это братство разрушается и утрачивается. Близость к русскому народу, ощущение единства в том числе и языка, разрушается явной военной интервенцией России. Это огромная драма. Я надеюсь, что есть еще возможности восстановить эту дружбу, которая представляет собой и шанс для Европы.

Мы живем во времена коротких политических путей и личных встреч государственных лидеров. Канцлер Ангела Меркель поддерживает постоянный телефонный контакт с президентом России, они оба на «ты», и говорят, что думают. Германия искренне заинтересована в том, чтобы Кремль не продолжал отдаляться от Европы, а вернулся в нее.

Мы хотим иметь с Россией мирные и продуктивные отношения.

Эпоха глобализации предусматривает тесное переплетение экономик, обмены ноу-хау, поэтому мы очень хотим, чтобы Россия снова вернулась в семью мирных наций, уважающих и соблюдающих международное право.

Смотрите интервью полностью:



  • 169