Шотландия: зов крови

2014.09.18

У соседей шотландцы славятся не только своим виски и Шоном Коннери, но и свой прижимистостью. В Соединенном Королевстве ходит анекдот о том, что когда шотландец в кои-то веки сподобится достать из широких штанов бумажку в 10 фунтов стерлингов, изображенная на ней королева начнет улыбаться солнцу, поскольку давно его не видела. Шутки шутками, но противники отделения Шотландии от Королевства вовсю пугают ее экономическими последствиями этого шага.

Ну, во-первых, десятифунтовых бумажек с королевой английской там ходить больше не будет, поскольку Лондон категорически отказал шотландским самостийникам пользоваться своей дивно твердой валютой. «Хотите жить отдельно, заведите свою!» - фыркают англичане, с которыми шотландцы добровольно объединились ни много, ни мало - 307 лет назад, но сейчас, возможно, столь же добровольно разбегутся. И как прикажете делить доходы от продажи нефти, добытой в Северном море? Как насчет гигантского национального долга Великобритании? Согласится ли отделившаяся Шотландия погашать свою долю долгов?

Инвестиции в Шотландию уже заметно притормозились. Ряд базирующихся там крупных компаний, таких как гигантский пенсионный фонд «Стэндард лайф», предупредили, что в случае победы самостийников они вернутся в Англию. Отделение неминуемо увеличит безработицу. Но, с другой стороны, шотландцы славятся своей строптивостью. Как пишет один комментатор, если прийти в эдинбургский бар и пригрозить шотландцу страшными карами, коли он тут же не перестанет пить пиво, тот залпом опустошит кружку и крикнет бармену: «Наливай еще!». Мало того, что самостийники упрямы, в сердце им стучит прах Мела Гибсона. Ну, не Гибсона, а их национального героя Уильяма Уоллиса, которого актер играл в фильме «Храброе сердце». Уоллис воевал в 13-м веке за свободу с английским королем Эдвардом Длинноногим, который оккупировал Шотландию. Вопреки распространенному убеждению, людские души часто управляются не экономикой, а зовом крови, национальным чувством, историческими мифами и преданиями. 

Когда вопрос о независимости Шотландии поставили в 2012 году на референдум, многие не отнеслись к этому серьезно. Власти в Лондоне не тревожились о референдуме до прошлых выходных, когда опросы внезапно показали, что самостийники, который долго были позади, вырвались вперед. Тут Лондон бросился предлагать Шотландии расширенное самоуправление и другие коврижки, но не исключено, что поезд уже ушел.

Последние два десятилетия вообще были периодом дробления. СССР и Югославия распались, в общей сложности, на 22 страны. Чехословакия разделились надвое в так называемом «бархатном» режиме, в котором безусловно разойдутся после победы самостийников и Англия с Шотландией.

Лондон вряд ли пошлет войска на защиту английского меньшинства, которое спешно начнут угнетать шотландцы. Но Британия разом лишится своего ядерного потенциала, который весь базируется в Шотландии. Оставить его на месте не получился, поскольку вождь самостийников Алекс Салмон выступает против ядерного оружия. Лондону придется передислоцировать арсенал в Англию или Уэльс, а это потребует годы и миллиарды долларов.

Безъядерная Шотландия, наверное, попросился в НАТО, и ее скорее всего возьмут, хотя Салмонд и отзывался о Путине с восхищением. Но толку с нового члена будет мало.

Шотландские вооруженные силы насчитывают 15 тысяч человек, что как минимум вдвое меньше численности нью-йоркской полиции, а военный бюджет составляет 2,5 млрд долларов. Для сравнения: бюджет полиции Большого Лондона превышает 4 млрд. Королевство лишится трети своей территории и 10% населения.

Если самостийники проиграют, то будут повторять попытки регулярно. Квебекцы занимались эти полвека подряд. Отделение шотландцев еще больше возбудит каталонских и баскских сепаратистов, которые давно смотрят в лес. И валлонских, фламандских, корсиканских и, возможно, даже баварских. А также техасских и колорадских.


  • 102

Дмитрий Быков: Россию ждет культурный и нравственный взлет

2014.09.17
На канале RTVI начинается новый "учебный год" . Писатель Дмитрий Быков ведет "Открытый урок" русской литературы. Цикл лекций о классиках 19 века стал одним из самых популярных проектов RTVI в прошедшем телевизионном сезоне. И если с Пушкиным, Гоголем, Достоевским и Толстым вопросов не возникает, то выбор ТВ-лектора в разряде"Литература 20 века" не так прост.

Впрочем, у Быкова - богатый опыт. Его представляют прежде всего писателем, поэтом, журналистом, и очень редко - педагогом. Хотя уже два десятилетия он преподает русскую литературу в московских школах, является профессором кафедры мировой литературы и культуры в МГИМО.

Дмитрий, в Вашем новом цикле 12 лекций. В нем, конечно, и Маяковский, и Есенин, и Булгаков, и Солженицын. Какими принципами Вы руководствовались, включая в список Твардовского, например, но исключая Бродского?

– По двум причинам. Во-первых, о Бродском в одной лекции не расскажешь и взрослым, что уж говорить о детях: слишком многое придётся объяснять. Во-вторых, о Бродском они и так могу прочитать и услышать больше чем достаточно, – а советская поэзия сейчас в тени, ее мало знают и плохо помнят. Наконец, рискну сказать, что Твардовский – в особенности довоенный и военный – для ребенка, что ли, витаминнее: в Бродском есть соблазн высокомерия, а Твардовский в высшей степени душеполезен и нужен именно детям. Понимаю, насколько такая точка зрения уязвима, и нисколько не настаиваю на ней, – но мне кажется, что подражать Бродскому слишком легко. И поэтически, и мировоззренчески. Бродский бесценен для личных экстремальных ситуаций – одиночества, травли, трагической любви. Тогда он помогает держать удар и сохранять лицо. Твардовский бесценен во дни национальных трагедий. Как раз такое время мы переживаем сейчас. Его поэзия – из тех, что объединяют, формируют, воспитывают народ. Если мы сейчас не станем народом – мы превратимся в разбросанных по миру одиночек, которых, боюсь, уже и Бродский не спасет.
  

В России пытались создать единый учебник истории, но общей  “методички” по литературе СССР, насколько я понимаю, нет. Учителя имеют право выбирать учебный материал и его подачу. Каких рамок придерживаетесь лично Вы?

– Конечно, многое диктует личный вкус – всегда, впрочем, субъективный, но я умею хорошо проповедовать только то, что люблю и во что верю, так что без субъективности не обойдешься. Кроме того, я стараюсь брать наиболее типичные тексты, в которых эпоха сконцентрирована, – они не всегда лучшие, но всегда нагляднейшие. И еще – я все-таки примерно представляю, что может заинтересовать детей, что они прочтут с интересом и реальной прямой выгодой. Скажем, проза сороковых годов – та же “Буря” Ильи Эренбурга – и увлекательна, и типична, но я не уверен, что современный ребенок ее одолеет и поймет все эренбурговские темные намеки (вещь тщательно зашифрована, сейчас многое попросту непонятно). И я с сожалением оставил эту вещь за бортом – пусть прочтут сами, лет в тридцать.

Вы часто сравниваете багаж прочитанного с  “духовной аптечкой”.  Можно догадаться, от чего лечит Грин или Бабель. А вот, например, от каких душевных недугов Вы бы  “прописали”  Фурманова или Шолохова?

– В “Тихом Доне” мне интересен не столько сюжет романа, сколько эволюция автора. Подробнее об этом будет на лекции. Смысл шолоховского романа часто ускользает от читателя – Шолохов, в отличие от Толстого, не написал поясняющих философских глав. Но это не значит, что у него не было мировоззрения. Просто он испытывал трудности с его прямым изложением, да и эпоха не благоприятствовала откровенным высказываниям. А ведь в названии, в эпиграфе почти все уже сказано. Мы же не требуем от реки, чтобы она в движении своем руководствовалась моральными или религиозными принципами? Вот и от народной жизни нельзя требовать ничего подобного. Темная стихия рода – вот единственная правда, и автор, пройдя вместе с героем через все искушения революции, пришел к последнему и неотменимому – вот к этой бессмертной, бездумной органической стихии. Что до Фурманова – это писатель далеко не такого класса, но создал же он великий образ, вошедший в мировую литературную Валгаллу, где обитают бессмертные павшие герои? Евгений Марголит убедительно доказал, что Чапаев не просто так перекочевал в анекдоты – и роман, и фильм построены именно по античному принципу собрания исторических анекдотов. И главное ощущение гражданской войны – богоравность, живое дыхание истории, “жить хочется!” – Фурманов выразил лучше многих. Переживать это, хотя бы и в воображении, – полезнейший опыт.

А в чем разница между советской и классической русской литературой? Что вкладывается в этот термин кроме определенного отрезка истории?

– Разница огромная: тема сверхчеловека была стержнем всей русской литературы – Раскольников, Базаров, Рахметов, Молотов, Волохов, Долохов, фон Корен, – даже и Санин, страшно сказать, – но советская литература на этот сверхчеловеческий модернистский проект была уже прямо ориентирована: прошлая культура отброшена, пошел новый отсчет времени. Так было изначально, пока советский модернизм не заместился “реваншем традиции” в тридцатые годы. Но эта ориентация на человека будущего вернулась в шестидесятые, и не только в фантастике: скажем, и Аксенов, и Трифонов – в остальном очень разные – постоянно противопоставляют убогий быт и великих героев прошлого. У Трифонова это особенно отчетливо в “Обмене” и “Долгом прощании”, и про “Другую жизнь” – где бытие вытеснено бытом – он пишет с болью и отвращением. У Аксенова весь “Остров Крым” пронизан тоской по герою-сверхчеловеку, которого он называл “байронитом”. Советская литература вся строится на новом понимании гуманизма: если русская литература гуманна – советская скорей первой в мире освоила трансгуманизм, который сегодня в такой моде. Интересно будет поговорить об этом с детьми.

Ностальгия по Советскому Союзу сегодня стала опасным мотивом поведения российского общества. Изучение советского наследия в школах “подливает масла в огонь”  или, наоборот,  “остужает этот пыл”?

– Советское не монолитно, и ностальгия по нему бывает разной. Давайте различать в советском как минимум две тенденции: модернистскую, которая началась не в 1917 году, а много раньше, – и репрессивную, традиционалистскую, во многом националистическую, которая равноправно существовала в советской идеологии и по мере сил душила ее  модернизаторское, футурологическое начало. Ленинская Россия была космополитична, сталинская – националистична; хрущевская – динамична, гиперактивна, брежневская – статуарна, как сонная болезнь (впрочем, даже сонная болезнь развивается стремительно – а застой с 1972 года эволюционировал очень вяло, почти никак). Словом, надо знать, по каким временам ностальгируют. Сегодня Советский Союз чаще всего ругают, им пугают – а между тем в смысле борьбы с пещерными предрассудками, которые сегодня заменяют государственную идеологию, он был прекрасным временем, национализм и мракобесие при СССР знали свое место, и брак с иностранцем еще не рассматривался как предательство (кроме краткого периода 1947 – 1953 гг). Словом, прежде чем по СССР ностальгировать, надо научиться эту страну понимать, надо вспомнить основные вехи ее развития и перестать наконец путать освоение космоса с ГУЛАГом. Королев прошел через ГУЛАГ и вовсе не считал этот опыт благотворным для своей научной карьеры.

Лекции начинаются с Серебряного века. Сейчас модно проводить параллели между началом XX и XXI столетия. 1914 год - первая мировая война. По аналогии - 2014-й. Война на Украине и т. п. Теперь ждут революции 2017-го. Как Вы относитесь к таким сравнениям?

-- Двояко. Попытка найти смысл и логику в истории мне всегда была близка (хотя о безнадежности таких попыток остроумно говорит Варсонофьев у Солженицына, -- однако сам Солженицын от них не зарекался). Русская история настолько циклична, это так очевидно, что бежать от этого -- “Ничто никогда не повторяется буквально!” -- значит в очередной раз воздерживаться от довольно серьезных и печальных выводов. Однако слишком прямые аналогии так же опасны, как так называемые “ложные друзья переводчика” в родственных языках. Слишком велик соблазн буквализма, притягивания за уши сходных, но типологически различных событий. В такой же соблазн впадают люди, отождествляющие коммунизм с фашизмом на основании общей репрессивной практики или, допустим, культурного оформления режимов. Я не жду революции, я делаю все, чтобы разорвать замкнутый круг. Лекции -- не последнее дело в этом смысле: они как раз призваны предостеречь от повторений. А чтобы не повторять прошлое, его надо изучить наконец.

Почему Вас нет в социальных сетях? Формально у Дмитрия Быкова есть страница в Фейсбуке, но активность - нулевая. Хотя многие писатели с гражданской позицией (Григорий Чхартишвили, Татьяна Толстая и т.д.) используют веб-ресурс очень интенсивно. Чем объясняется Ваша  “виртуальная апатия”?

-- Я не считаю культуру “пост-” -- постиндустриализма, постмодернизма, есть даже термин “постисторическое общество” -- нормальным развитием. По-моему, это пауза в истории, какой-то малоприятный зигзаг. Соответственно и жанр “поста”, который для меня часть этой культуры, мне не близок. Я люблю додумывать мысль, играть с ней, поворачивать под разными углами. Пост -- слишком оперативная реакция на собственную догадку, спор в таком случае подменяется сварой, вино не успевает выдержаться. И уж вовсе мне непонятен жанр инстаграма, то есть постоянная публикация фактов из собственной жизни. Моя жизнь таинственна даже для меня самого. Она происходит внутри и очень часто не рефлексируется -- я встречаюсь с собой, скажем, когда пишу стихи или когда увлекаюсь на лекции, залетая в какие-нибудь совсем далекие ассоциации. В общем, мне не нравятся сетевые склоки, я не тороплюсь делиться с читателем полуфабрикатами, а уж печатать книги постов, как делают некоторые литераторы, вообще не могу. Приятным исключением мне представляется блог Андрея Мальгина -- но он один из лучших аналитиков в российской журналистике, и его оперативные комментарии куда умней и точней большинства авторских колонок, моих в том числе.

А вообще я совсем не сетевой человек. Сеть нужна мне для справок, а не для полемики. Подавляющее большинство пользователей так уверено в своей правоте и так жаждет затоптать любое не слишком лестное для них мнение, что как-то я не рвусь портить себе кровь. Как писала Новелла Матвеева, истина рождается в споре, но погибает в драке.
   

Думающие люди в России сегодня  “страшно далеки от народа”.  Тот же  Facebook  -  последнее прибежище  “либерастов”  и  “креаклов”.  Им противостоит новый  “мэм”  под названием  “84  процента”.  Постоянное число тех, кто поддерживает, одобряет, кто, по результатам соцопросов, готов и голодать, и воевать. При этом во всех Ваших интервью слышна неистребимая вера в русский народ, хотя принадлежите Вы, очевидно, к другой,  “маргинальной” категории граждан. Что питает Ваши убеждения?

-- Господи, что за смешение понятий, простите за резкость! Думающие люди в России вовсе не “далеки от народа” -- Ленин, кстати, говорил это о декабристах, и тогда эта дефиниция еще хоть сколько-то оправдана. Думающие люди -- просто часть народа, причем лучшая, передовая, быстро развивающаяся его часть. И моя вера в русский народ основана именно на том, что ни к какой маргинальной категории населения я не принадлежу -- я часть этого народа, работаю в газетах (и не начальником, а обычным спецкором), преподаю в школах и вузах, езжу на “Жигулях” и в метро, летом привожу в порядок одноэтажную дачу и восьмисоточный участок на Симферопольском направлении, в 70 километрах от Москвы, и живу с женой, двумя детьми и двумя собаками в трехкомнатной квартире с крошечной кухней, в девятиэтажке 1960 года. Окружают меня люди, которые ни в какой классификации не входят в элиту. А верить в 84 процента, это сакральное число, которое не имеет никакого отношения к реальности... ну простите вы меня. Значительная часть российского населения инертна и даже инерционна -- это правда. Но эта инерционность -- своего рода изнанка невероятной активности и быстроты, которую этот же народ проявляет в обстоятельствах действительно экстремальных. Даже поддержка Сталина в России никогда не была тотальной -- что уж говорить о нынешнем времени, куда более щелястом. Я знаю -- не думаю, а знаю, -- что культурный и нравственный взлет России в 20-е -- 50-е годы этого века будет сравним с шестидесятыми годами позапрошлого, и авторы новой “Войны и мира”, новых “Бесов”, новой “Дамы с собачкой” уже родились и даже, возможно, пошли в школу. Им я и преподаю, если угодно.

Если представить такую фантастическую ситуацию: россияне вдруг остаются без телевизора. И допустим, в домах еще сохранились книги из советской школьной программы или добытые в обмен на макулатуру. Что бы Вы посоветовали им почитать в свободные вечера? И какие уроки извлечь?

-- Да огромное количество россиян давно осталось без телевизора -- не просто не верит ему, а и не смотрит его. И как-то они находят занятия -- правда, это не чтение, а главным образом общение, в том числе сетевое. Я, кстати, не такой уж фанат чтения. Мао говаривал: “Сколько ни читай, умнее не станешь”. Это, положим, спорно (потому что -- станешь, конечно, или по крайней мере научишься сомневаться), но я вообще-то за активную жизнь. Простите, что я все время ссылаюсь на авторитеты, профессия такая, но Шаламов, скажем, говорил, что от общения с женщиной всегда получал больше, чем от чтения газеты. Я бы сказал, что и книга проигрывает -- конечно, если женщина умна; но даже проникновение во внутренний мир не слишком умного существа обогащает нас больше, чем чтение беллетристики (с серьезной литературой все иначе). В общем, сегодня россияне уже решили проблему бестелевизионной жизни. И это еще один залог культурного взлета в самом скором времени.



  • 384

Порошенко устраивает Кремль

2014.09.16
"Скорее всего, Порошенко больше устраивает Кремль, чем любой другой политик из ныне активных действующих и влиятельных на Украине", - заявил главный редактор "Независимой газеты" Константин Ремчуков в программе "Особое мнение" в эфире RTVi и "Эхо Москвы".

По его мнению, целью Москвы на этом этапе является "создать в Раде политический блок Петра Порошенко как влиятельную силу, для того чтобы Путин продолжал в последующем иметь дело с Порошенко".

"До 26 октября, когда будут выборы, не так много времени. И мы видим, что Яценюк вышел из этого блока, хотя поначалу объявили, что они пойдут одной командой", - отметил Ремчуков.

По мнению редактора "Независимой газеты". в Москве наконец начали понимать сложный внутриполитический расклад на Украине, "поняли, что просто всех их называть укрофашистами, бандеровцами и прочими наймитами Запада уже бесперспективно".

Также Ремчуков считает, что "Путин не хочет брать на душу грех окончательного разрыва между русским и украинским братскими народами". "Брать такой грех, чтобы развести народы окончательно и не создать мостиков для примирения, как было а последние месяцы, когда просто как в гражданскую войну брат на брата с ненавистью идет, я думаю, он не решится", - заявил Ремчуков в программе "Особое мнение".

Полностью интервью слушайте на сайте радио "Эхо Москвы", программа "Особое мнение".


  • 94

Модный репортаж

2014.09.16

"Я не создаю одежду. Я создаю мечты". Эти слова принадлежат классику американского дизайна одежды Ральфу Лорену. В сентябре его показом традиционно закрылась нью-йоркская "Неделя моды".

Лорен предлагает следующим летом пуститься навстречу приключениям в стиле сафари – в одежде колониального стиля, в сочетании с мелодиями африканской саванны.

   

Простые ткани - лен, хлопок соседствуют с фатином и шелком. Грубые кожаные ремни, пробковые шлемы и объемные сумки- почтальоны художник дополнил сверкающими украшениями из крупных разноцветных кристалов.

Одежда в стиле сафари появилась в 60х годах ХХ столетия, когда англичане и французы стали активно осваивать территории Африки. Цветовая палитра вполне определенная – по идее, одежда должна была сливаться с окружающей средой. Традиционные цвета сафари - все оттенки бежевого и песочного, хаки и шоколадные. Обязательно обилие накладных карманов, ведь все самое важное путешественник носит с собой, а пояс, ставший модным аксессуаром, был необходим для крепления фляги с водой и ножа.

Лорен к традиционным цветам стиля сафари добавил ярко оранжевый – цвет африканского заката. Утонченность практичной охотничьей одежде придают камни, которыми зачастую расшита вся верхняя часть костюма, создающие иллюзию массивного ожерелья с этническим орнаментом. А вечерние платья в стиле «сафари» сочетают завернутые рукава и погоны с многослойной юбкой из фатина.

Публика встречала мастера стоя - американцы гордятся Ральфом Лореном как самым ярким и самым тонким дизайнером готового платья на просторах США. И на этот раз после завершения показа зрители долго не могли разойтись, делились впечатлениями и приценивались, составляя списки будущих покупок.

В этом году Лорен поразил зрителей не только своей интерпретацией стиля «Сафари». Он же представил и самое новаторское шоу этой недели моды: показ первой женской коллекции «Polo» был организован в Центральном парке, а голографические изображения манекенщиц передвигались по водной глади озера. Рост голографических моделей достигал 19 метров.

Модели появлялись из тумана и исчезали за горизонт, навстречу луне, а потом из ниоткуда начали расти знакомые нью-йоркские улицы, мосты и небоскребы, маяки и набережные.

Такого фантастического представления дизайнер добился с помощью спецэффектов в формате 4D. Закончилось шоу логотипом Polo и выходом самого Ральфа Лорена под песню Фрэнка Синатры Fly Me to the Moon.

Вот как все это было:


  • 76

Мир объединяет усилия против ИГ

2014.09.15

Джихадисты "Исламского государства" грозят обезглавить следующего британского заложника, следом за шотландцем Дэвидом Хэйнсом, а в Париже собрались сегодня потенциальные члены антитеррористической коалиции.

Багдад настаивает: Запад должен нанести массированные авиаудары по боевикам "Исламского государства". Но в Европе пока лишь согласовывают вопросы возможной операции против экстремистов. Французский президент, открывая форум, призвал, наконец, принять меры.

"Борьба Ирака с террористами - это также и наша борьба. Мы должны вместе взять на себя обязательства - такова цель этой конференции", заявил Франсуа Олланд.

Конференция едва не началась со скандала: организаторы забыли про главных дипломатов Москвы и Вашингтона. Имени российского министра, которого ранее пригласили поучаствовать в форуме, неожиданно не оказалось в списках глав делегаций. Не было там и госсекретаря США Джона Керри. Однако недоумение продлилось недолго –  Керри, и Лавров в зале все же появились.

А вот представителя Ирана так и не дождались. Тегеран на конференцию не позвали. США, главные вдохновители антиисламистской коалиции, категорически отказываются сотрудничать с государством аятолл, даже перед лицом общей угрозы

Париж тем временем заявил, что разведполеты французской авиации над позициями боевиков начнутся в ближайшее время. А президент Ирака Фуад Масум призвал международное сообщество как можно скорее приступить непосредственно к боевым операциям.

"Необходимо, чтобы такая поддержка была оказана быстро, так как в случае задержек "Исламское государство" может занять новые территории. На счету ИГ массовые убийства, геноцид и этнические чистки. Мы должны перекрыть им источники финансирования. Надо принять законы, запрещающие любое сотрудничество с экстремистами, мы должны привлечь их к ответственности. Только так можно предотвратить трагедию", - заявил Фуад Масум. 

Уже известно: радикальные меры по борьбе с исламистами поддерживают Великобритания, Австралия, Южная Корея и Норвегия. Но пока что авиаудары по базам "Исламского государства" наносят только США. К нанесению авиаудиров может присоединится Великобритания: для этого страна стремится заручиться одобрением ООН. Наблюдатели отмечают: после казни британского заложника, Дэвиду Кэмерону просто не оставалось другого выхода. Глава британского кабинета заявил: Лондон поддерживает решение Вашингтона о нанесении ударов с воздуха и уже оказывает содействие в сборе разведывательной информации для помощи США.

Именно Вашингтону принадлежит идея создания новой международной коалиции по борьбе с "Исламским государством". Это произошло на саммите НАТО в Уэльсе и уже 8 сентября Госдепартамент сообщил, что более 40 стран объявили о своей готовности подключиться к международным усилиям по противодействию исламистам. Теперь, отмечают аналитики, осталось главное: от деклараций перейти к осуществлению на практике громких лозунгов.


  • 49

Мир - на пороге масштабного конфликта

2014.09.15

Новое шокирующее видео от террористов называется "A Message to the Allies of America" — "Послание союзникам Америки".

Дэвид Хэйнс – 44-летний гуманитарный работник из шотландского города Перта стал третьей жертвой видеопосланий исламистов Западу. Он был обезглавлен, как и два американских журналиста – Джеймс Фоули и Стивен Сотлофф.

Президент США Барак Обама намерен уничтожить Исламское государство. Так глава Белого дома отреагировал на очередное варварское убийство.

"Акт абсолютного зла", а именно так назвал казнь британского подданного премьер Дэвид Кэмерон, стал той каплей, которая заставила отставить бюрократию в сторону. Лондон отныне "сделает все, чтобы выследить убийц".

"Британия содрогнулась, узнав, что ее гражданин был убит столь подлым образом. Боевики "Исламского государства" не мусульмане, они монстры. Все ответственные за гибель Дэвида Хэйнса будут непременно найдены. Мы сделаем все, чтобы выследить  наказать убийц", заявил премьер Великобритании.

Послание исламистов достигло цели, правда, противоположной. Солидарность Лондону объявила Канберра. Австралия станет членом международной коалиции, противостоящей исламистам. Страна готова предоставить самолеты и контингент своих военнослужащих для участия в боевых действиях против "Исламского государства". Об этом заявил премьер-министр Австралии Тони Эббот по итогам совместного заседания кабинета министров и комитета нацбезопасности страны.

"Правительство приняло решение о подготовке и размещении в Объединенных Арабских Эмиратах австралийских вооруженных сил. Там будут находиться 400 военнослужащих ВВС и 200 военных из сухопутных войск. На данном этапе речь идет только о вкладе в боевые операции в Ираке. Для участия непосредственно в боевых действиях должно быть принято дополнительное решение", - сказал Эббот.

При этом Эббот подчеркнул: на настоящий момент Австралия намерена принимать участие в операциях только на территории Ирака. По его словам, законность подобных действий обусловлена просьбами и готовностью Багдада, что серьезно отличается от законности операций в Сирии, правительство которой Австралия не признает.

Израиль не будет сидеть сложа руки, если боевики "Исламского государства" начнут орудовать на территории Иордании. Иерусалим уведомил Вашингтон, что без колебаний ударит по экстремистам в случае угрозы стабильности Хашимитского королевства.

«Израиль полностью поддерживает призыв президента Обамы действовать против "Исламского государства" единым фронтом. Все цивилизованные страны должны стоять плечом к плечу в борьбе против терроризма. То, что касается Ближнего Востока, касается и всего мира", -заявил преьмер Израиля.

Сведения о готовности Израиля помочь Иордании в случае атак террористов появлялись и ранее. Так, еще в конце июня издание The Daily Beast сообщало: в случае нападения, власти королевства не смогут отразить угрозу самостоятельно и призовут на помощь Иерусалим и Вашингтон, которые считают сохранение иорданской династии приоритетной стратегической задачей. Но вмешательство израильской армии тогда рассматривалось как крайняя мера, к которой можно прибегнуть лишь в случае, если, например, боевики осадят Амман. Сейчас, судя по всему, в еврейском государстве не исключают такой возможности.

Аналитики отмечают: цель, заявленная президентом Обамой, верна. План, предложенный главой Белого дома, выглядит обоснованным, в нем даже учтены нюансы. Что может его сорвать? Как говорят специалисты, - все, что угодно. Роли и задачи участников коалиции еще не определены, их обещания, скажем так, не высечены в граните. Этот план может быть осуществлен в Ираке, потому что новое правительство страны поддерживается в данный момент и суннитами, и шиитами, но он может провалиться в результате взрыва в любой мечети или на рынке. Да и в том, что касается Сирии, слишком многое остается неясным.

Зато ясно другое: мир на пороге масштабного конфликта. Папа Римский Франциск в своей субботней проповеди и вовсе заявил: Третья мировая война уже началась.

"Сегодня, когда ужасы Второй мировой войны уже позади, мы можем говорить про новую мировую войну, которая слагается из преступлений, убийств и уничтожения. Война иррациональна, ее единственный план – нести разрушение. Чем больше разрушений она приносит, тем больше она разрастается. Жадность, нетерпимость, жажда власти – эти мотивы лежат в основе решения начать войну, и очень часто это оправдывается идеологией", - сказал понтифик.

В своем обращении к тысячам верующих Франциск осудил "все войны всех времен", а также "сеятелей терроризма", которые, по его словам, "несут с собой смерть и разрушения". Впрочем, ни радикальное "Исламское государство", ни формирующаяся коалиция ее противников, судя по всему, не слышат призывов понтифика. А мир, тем временем, с каждым шагом приближается к Третьей мировой.


  • 129

Стратегическое заявление Обамы

2014.09.15

11-е сентября - это день, который будет всегда напоминать о беззащитности США перед терроризмом и решимости Америки бороться с ним.

Накануне мрачной даты президент Обама представил стратегию борьбы с новым противником - группировкой под названием "Исламское государство Ирака и Леванта". Ее террористы обезглавили двух американских журналистов, захватили обширные территории на Ближнем Востоке, обеспечили себе миллиардное финансирование во многом за счет торговли нефтью на черном рынке и помощи из Кувейта и Катара. Новая угроза представляется многим более серьезной, чем даже Аль-Каида.

Американский президент после долгих колебаний и консультаций в Белом Доме обнародовал стратегию борьбы с "Исламским государством". Можно не сомневаться, это решение было сложным для Барака Обама, сделавшим одним из своих главных приоритетов на посту президента прекратить две войны на ближнем востоке. В своем обращении к нации он старательно подчеркивал что речь идет о военной компании, но не о войне. Ее цель он сформулировал четко: уничтожить ИГИЛ.

"Первое, что мы сделаем, начнем серию массированных авиаударов против террористов. Работая вместе с иракским правительством, мы расширим наши усилия по защите собственных людей и гуманитарных миссий в Ираке. Мы будем наносить авиаудары, и иракская армия будет наступать. Я предельно четко заявляю, что мы уничтожим террористов, которые угрожают нашей стране, где бы они не были. Это значит, что я не буду колебаться наносить удары по ИГИЛ в Сирии, как и в Ираке", - заявил Обама.

Согласно плану Обамы, помимо систематических ударов с воздуха. США многократно увеличат поддержку сил, воюющих против этих террористов: иракской армии, военных формирований курдов и сирийских повстанцев.

Соединенные штаты будут более активно применять контртеррористические методы борьбы для предотвращения атак исламистов, как на территории США, так и Ирака. Имеется в виду поддержка разведданными и военными консультантами, а также пресечение финансовых потоков, идущих на поддержку боевиков.

Речь в послании президента шла и о продолжении оказания гуманитарной помощи мирным жителям. Особая ставка делается на широкую международную коалицию, в которую, как рассчитывают США, войдут не только западные страны и партнеры по НАТО, но и страны, входящие в Лигу арабских государств.

Впрочем, среди американских либералов немало и тех, кто опасается, что США втягиваются против воли в новую войну, как бы не называли ее в Белом Доме. Возможно, именно по этой причине, желая, что называется, подсластить пилюлю, обращаясь к нации, Обама говорил не только о борьбе с террором. Он напомнил американцам, что они и сегодня самая передовая и преуспевающая нация в мире.

"Несмотря на все потрясения и боль потерь, к настоящему моменту Америка лучше, чем какая-либо страна в мире готова к переменам и к процветанию. Наши компании, занимающиеся высокими технологиями, и наши технологические университеты не знают себе равных. Наше производство, включая автомобильное, на подъеме. Наша энергетическая отрасль близка к независимой, чего не отмечалось уже десятилетия. Несмотря на разногласия и сложности, стоящие перед нашей демократией, я уверен что нашу страну ждет замечательное будущее", - провозгласил Обама.

Заявление Обамы было стратегическим не только в военном плане. Он словно подводил итог своему правлению к очередной годовщине 11 сентября.

Обращение американского президента к нации, объяснившего, как он будет вести борьбу с Исламским государством и очередная годовщина терактов 11 сентября - совпадение. Еще несколько месяцев назад движение ИГИЛ в США мало кто воспринимал всерьез настолько, как сейчас. Многим в США уже действительно казалось, что после ликвидации лидера Аль-Каиды самая сложная часть борьбы с террором уже позади.

Теперь у Америки новый противник, и это пришлось признать Белому дому. Но своей эмоциональной речью о достижениях нации и ее будущем президент своих сограждан, похоже, тем не менее, взбодрил.

Стратегия США в борьбе с террором - в программе "Эхо недели" с Владимиром Ленским:


  • 68

Время решительных действий для Европы

2014.09.14

Евросоюз отстает от Москвы в скорости принятия решений, считает ветеран парламента Германии, член комитета бундестага по международным делам Марилуизе Бек.

В интервью RTVi, программе "Германия за неделю", депутат прокомментировала действия Евросоюза, принявшего очередной пакет санкций против России.

61-летняя Марилуизе Бек (Marieluise Beck) - депутат парламента ФРГ с более, чем 30-летним стажем. С 2005 года она входит в комитет бундестага по международным делам. Бек - эксперт фракции "Союз-90" /"Зеленые" по Восточной Европе.

Российско-европейская ассиметрия

В эпоху ядерного оружия, существующего в этом мире, когда достаточно доли секунды, чтобы принять решение, следствием которого может быть уничтожение огромного числа людей, уже давно существует такой высокий темп принятия решений и необходимость избегать ошибок.

Но решения в рамках Европейского Союза принимаются скорее медленно, иногда даже слишком медленно. Причина в том, что 28 государств, правительств и парламентов должны прийти к единому мнению. Такой процесс занимает много времени. Это кстати и элемент той ассиметрии между решениями, которые принимаются в Кремле и теми, о которых договаривается Европейский Союз.

В Кремле есть компактный центр принятия решений – это президент с чрезвычайно обширными полномочиями. Европейский же Союз вынужден искать компромисс среди 28 государств-членов. Поэтому решения, которые принимает ЕС занимают всегда больше времени. Это особенно наглядно проявилось в ходе финансового кризиса, тогда было очень четко видно, что политика, к сожалению, отставала от развития событий на международно-финансовых рынках.

Опасные действия Москвы

Решение президента Путина впервые после 1945 года в одностороннем порядке изменить границы в Европе ставят под вопрос всю европейскую архитектуру безопасности, частью которой была и Россия.

Россия гарантировала Украине в Будапештском меморандуме безопасность границ в обмен на отказ Украины от ядерного оружия. Мы видели в этом первый прекрасный шаг по пути к сокращению ядерного оружия. Но если такие гарантии не соблюдаются, то это подрывает международное право и рушится вся система европейской безопасности.  

Аннексия Крыма, однозначно противоречащая международному праву, теперь поставила под вопрос всю эту архитектуру безопасности. Следующим шагом стало участие российских спецслужб, десантников, поставки современного оружия сепаратистам на территории суверенной Украины.

В интересах как Европы, так и самой России, мы должны четко дать понять что даем решительный ответ, но не военными, а экономическими и дипломатическими методами. Нельзя допустить, чтобы такой подрыв европейской архитектуры безопасности и дальше вгрызался в Европу.

Драма Украины и европейские надежды

На Украине очень много людей, которые рассматривали Россию как братский народ. Теперь они в отчаянии видят, что это братство разрушается и утрачивается. Близость к русскому народу, ощущение единства в том числе и языка, разрушается явной военной интервенцией России. Это огромная драма. Я надеюсь, что есть еще возможности восстановить эту дружбу, которая представляет собой и шанс для Европы.

Мы живем во времена коротких политических путей и личных встреч государственных лидеров. Канцлер Ангела Меркель поддерживает постоянный телефонный контакт с президентом России, они оба на «ты», и говорят, что думают. Германия искренне заинтересована в том, чтобы Кремль не продолжал отдаляться от Европы, а вернулся в нее.

Мы хотим иметь с Россией мирные и продуктивные отношения.

Эпоха глобализации предусматривает тесное переплетение экономик, обмены ноу-хау, поэтому мы очень хотим, чтобы Россия снова вернулась в семью мирных наций, уважающих и соблюдающих международное право.

Смотрите интервью полностью:



  • 59

Новые санкции: Берлин обещает первым простить Москву

2014.09.14

Быть или не быть новым санкциям - вот что стало главным камнем преткновения на политической арене в Европе на минувшей неделе. Немецким журналистам канцлер Ангела Меркель заявила: "Участие России в боевых действиях на Украине "очень-очень очевидно". А потом, уже в Бундестаге, уточнила: "Санкции — это единственный способ оказать давление на Россию".

"Учитывая настоящее положение дел, сейчас действительно можно говорить об улучшении ситуации на Украине — это не стопроцентное перемирие, но все же речь идет о прогрессе. Однако отсутствие ясности по многим другим вопросам подтверждает, что введение новых санкций должно произойти в ближайшее время”, - сказала бундесканцлер Германии .

Ближайшее время наступило в пятницу. Как и предполагалось, новый пакет санкций направлен в первую очередь против крупнейших оборонных и нефтяных компаний. Начиная с 12 сентября, "Роснефти", "Транснефти" и "Газпромнефти2 запрещается торговать облигациями на европейском рынке, что усложнит повторное привлечение капитала.

Кроме того, ЕС приостановит поставки оборудования для глубоководной добычи нефти в Россию. Впрочем, у Москвы всегда есть выход: обратиться к восточным соседям и купить буровые установки в Китае.

В ответ на действия Евросоюза, еще до публикации санкций, Россия снизила поставки газа в страны ЕС. В четверг Австрия зафиксировала снижение газового потока на 15 процентов. На сокращение поставок жаловались и в Германии, и в Словакии, и в Польше.

"Поставки газа 10 сентября упали на 45 процентов по сравнению с затребованным объемом. Прокомментировать действия Газпрома нам сложно: они не отвечают на наши письма, мы не получили от них никакой реакции. Недостающие объемы мы получаем с запада и юга", - говорит Рафал Пазура, пресс-секретарь польской нефтегазовой компании PNGIG.

Варшава даже была вынуждена приостановить реверсные поставки на Украину. "Газпром" объяснил ситуацию необходимостью заполнить российские подземные хранилища. Но — фактически - еще в июне глава газового гиганта Алексей Миллер анонсировал сокращения поставок газа в Европу для того, чтобы воспрепятствовать дальнейшему реверсу топлива в Украину.

Ещё до того, как санкции вступили в силу, в России уже заговорили об ответных мерах.Сначала Дмитрий Медведев пригрозил запретить западным авиакомпаниям транссибирские полёты.На этом Москва, правда, не остановилась и в четверг пригрозила запретом на импорт иномарок и европейской одежды.

Помимо санкций, на минувшей неделе ожидалась публикация специального доклада, который должен был пролить свет на крушение малазийского боинга в небе над Украиной. Но сенсации не произошло. Предварительный отчет лишь подтвердил основные предположения. Дело не в технических неполадках и не в ошибке экипажа. Причиной катастрофы стало попадание в самолет "внешних высокоэнергетических объектов". Для более полного отчёта экспертам необходимо получить доступ к месту падения самолета. Соответственно, окончательные выводы будут сделаны не ранее, чем через год.

"Там находятся интересующие нас останки Боинга, пусть их и переместили, но, тем не менее… Чрезвычайно важно осмотреть кабину экипажа, потому что многие мелкие объекты попали именно туда. Особый интерес представляют приборы, благодаря которым мы сможем получить дополнительную информацию, отсутствующую на бортовых самописцах. Но, для начала необходимо выяснить, безопасная ли на месте трагедии сейчас ситуация и можем ли мы работать там продолжительное время, а не просто несколько часов",- говорит  председатель комиссии Тиббе Юстра.

Безопасная ситуация на юго-востоке Украины сыграет на руку не только экспертам из Нидерландов. Если на Донбассе будет установлен мир, санкции против России будут приостановлены. По словам Ангелы Меркель, первым в Евросоюзе в поддержку Москвы выступит именно Берлин.

Подробно, о кнутах и пряниках Европейской политики - в сюжете RTVi:

  • 55

Цель для сталкеров: Чертова гора на востоке Берлина

2014.09.14

Тойфельсберг, по-русски "Чёртова гора" или "Гора Дьявола"  – пожалуй, самое загадочное место Берлина. Говорят, даже знаменитый режиссёр и любитель мистики Дэвид Линч мечтал выкупить стометровый холм у немцев. Но те не согласились, всё-таки это – часть их истории.

Это мрачное место находится в берлинском районе Грюневальд.

Сломанные трамваи, разбитые машины и остатки пятнадцати тысяч домов свалили после Второй мировой войны в кучу посреди Грюневальского парка и засыпали землёй. Так и образовалась Чёртова гора высотой 115 метров. А чуть позже холм, с которого открывается самый красивый вид на Берлин, стал одним из фронтов холодной войны. Союзники обнаружили, что с этой высоты прекрасно прослушивается Восточный Берлин и здесь был построен центр радиошпионажа.

Центр просуществовал с 1951 по 1990 гг., и совместно эксплуатировался Агентством национальной безопасности (NSA) и ее армейским аналогом ASA (Army Security Agency).

Эта искусственная возвышенность была идеальным местом для наблюдения за всеми военными и гражданскими коммуникациями на плоской восточногерманской равнине и за ее пределами. Как пост раннего предупреждения, центр в Тойфельсберге играл очень важную роль, так как в военное время он мог создать серьезные помехи в системах связи армий Варшавского договора.

"С помощью радиолокационных станций американцы и англичане прослушивали отсюда телефонные разговоры в ГДР, Польше и Чехословакии. Ну, и, конечно, в Советском Союзе. Те, кто здесь работал, рассказывали, что при желании, они даже могли слышать, как Брежнев чистит в Кремле зубы", - рассказывают экскурсоводы любопытствующим туристам.

В 89-м пала Берлинская стена, а вскоре развалился и Советский Союз. Поэтому шпионскую базу пришлось закрыть. Сотни разведчиков покинули свои рабочие места и Тойфельсберг опустел.

Перед падением берлинской стены была запланирована масштабная модернизация комплекса. В августе 1990 года большая часть электронного оборудования из Тойфельсберга была вывезена, и в конце концов территория комплекса была передана Берлинскому обществу развития земли. На территории общей площадью 48.000 кв.м группа инвесторов планировала создать огромный развлекательный комплекс - в том числе сооружение частных домов, ресторанов, спортивных комплексов, пятизвездочного отеля, а также музея шпионажа при сохранении значительных купольных башен. Однако, этому масштабному проекту не суждено было сбыться.

В 90-е, когда столица Германия стала местом паломничества альтернативной молодежи, здесь проводились авангардные вечеринки. Многие годы, несмотря на огромный забор, сюда легко мог пройти любой желающий. В ограде любопытствующие сразу проделали дыры, часть зданий была изуродована, несколько из них пытались поджечь.

После 2010 года некий израильтянин Шалмон, вместе с друзьями взялся следить за порядком на холме, разрисовывать бывшую шпионскую базу граффити и проводить по ней экскурсии. Легальность этих действий, конечно, вызывает вопросы. Но туристов законодательные тонкости мало не волнуют.

"Я родился в Восточной Германии, поэтому мне с самого детства было интересно всё, что связано со шпионами. Я пришёл на экскурсию, чтобы узнать, чем способы американской прослушки отличались от советской. Но я немного разочарован – здесь очень грязно, всё в граффити", - рассказал о своих впечатлениях один из посетителей.

О ремонте бывшей шпионской базы и речи нет. Слишком много в Берлине заброшенных зданий. На ремонт всех денег не найти. И пока одни немцы считают заброшенные места помойками, другие – мечтают посетить хотя бы одно из них. И желательно такое, где никакие экскурсии и вовсе не проводятся.

ВИДЕО:

"Чертова гора" уже многие годы служит местом паломничества сталкеров, приходящих сюда в поисках острых ощущений, чтобы пройти все шесть уровней базы. Они верят, что место живет своей собственной жизнью.

Любителям артефактов и эксклюзивного туризма – экскурсия Татьяны Маршанских по заброшенным местам Берлина:

  • 93

Латвия: цена на проживание

2014.09.14

В Латвии парламент – место для бурных дискуссий. В январе 1991 рижане защищали Сейм на баррикадах, теперь баррикады - внутри самого Сейма. И враг, как поговаривают, здесь все тот же – Россия.

В Латвии грядут парламентские выборы и в борьбе за избирателя депутаты готовы разыграть любую карту. В том числе и карту национальных интересов, где русские – потенциальные враги. Возможно, друзьями русские станут сразу после выборов, когда новому Сейму придется принимать новый бюджет.

А пока Райвис Дзинтарс, лидер националистической партии "Всё для Латвии!" рубит с плеча. Он предлагает немедленно запретить выдачу вида на жительство всем россиянам. Сейчас по закону, граждане третьих стран могут свободно проживать в Латвии, если они купили здесь квартиру.

"Мы считаем, что эту программу "Купи латвийскую недвижимость и получи вид на жительство" надо полностью отменить. Политика, которую сейчас ведет Россия, то, что сейчас творится на Украине – все это вызывает серьезную тревогу жителей Латвии. И мы должны реагировать на эту ситуацию", - заявляет Дзинтарс.

Для многих россиян Латвия действительно стала воротами в Европу. Уже четыре года в стране действует особая программа – инвестиции в обмен на вид на жительство. Инвестировать можно напрямую - в экономику, а можно опосредовано, через покупку жилья.

"Сперва многие не верили, что такой закон будет принят. Но его приняли. И с 1 июля 2010 года, в течение четырех лет в нашу экономику инвестировано уже более трех миллиардов. И, благодаря этой программе, более 14 тысяч человек получило вид на жительство", - говорит Айнарс Шлесерс, имеющий партийную кличку Бульдозер, в прошлом  - один из ключевых политиков страны. Его считают автором новой иммиграционной политики Латвии.

Россияне серьезно подогрели латвийский рынок недвижимости. Для кого-то дом на Балтике стал дачей на лето. Но многие так называемые несогласные хотели бы поселиться в Европе без Путина.

«Как правило, это люди от 30 до 50 лет, как правило - предприниматели. Семья, один два ребенка, обычно очень интеллигентные люди, которые не всегда очень рады тому, какая в России ситуация. И которые очень хотят интегрироваться в общество нашей страны", - рассказала  Евгения Маркова, руководитель риэлтерской компании.

Но в двуязычной Латвии, где до сих пор не могут решить "русский вопрос" и триста тысяч местных русских считаются "негражданами", наплыв состоятельных россиян всерьез напугал депутатов от национальных партий.

По программе Шлесерса, для получения ВНЖ, купить надо было квартиру, и не простую, а дорогую. Дорогую означало в Риге и в Юрмале - от 150 тысяч евро и выше, а в провинции - минимум за 70 тысяч.

Под лозунгом "Нет распродаже Родины" депутаты от национальных партий настояли на поправках. С 1 сентября латвийский ВНЖ подорожал почти вдвое.  "Правильными" теперь считаются квартиры стоимостью от  250 тысяч евро.



  • 77

Ждем вопросы для программы "Место встречи"

2014.09.11

Как говорил великий Булгаков: "Привет читатель"!

А от себя добавлю: "Здравствуйте, уважаемые телезрители"!

Многие из вас знают, что на нашем канале я веду программу "Место Встречи". В студию RTVi приходят очень интересные, а главное, полезные для американской жизни люди:  адвокаты и врачи, сотрудники посольств, бизнесмены, маги, парапсихологи и педагоги...

Я могу задать им ваш вопрос во время записи передачи, и вы сможете прочитать ответ в моем блоге на сайте RTVi.

……………………………………………………………………

Присылайте ваши вопросы c темой “Вопрос Марине Левинсон” на E-mail:  mestovstrechi@rtvi.com


  • 341

Международный терроризм и бессилие Америки

2014.09.11

После того, как палач "Исламского государства" отпилил голову первому американскому журналисту, Барак Обама флегматично заметил, что у него пока нет стратегии борьбы с ИГ. После чего он вернулся на поле для гольфа, рассчитывая на то, что ИГ надолго насытилось американскими головами, и о нем благополучно можно забыть. Но не тут-то было.

ИГ только входило во вкус.

Когда тот же палач, говорящий с лондонским прононсом, отпилил голову второму американскому журналисту, либеральная нью-йоркская "Дейли ньюс" напечатала на первой полосе фотографию этой экзекуции и аршинный вопрос: "А теперь у вас есть стратегия, господин президент?". Пришлось ее спешно завести и объявить об этом народу, чисто для того, чтобы побыстрее убрать ИГ с первых полос, а потом снова предаться гольфу.

Это жаль, поскольку ИГ таки нужно уничтожить. Когда террористическая группировка вывешивает в соцсетях наглядные пособия для начинающих головорезов, это демонстрирует миру бессилие Америки и плодит множество эпигонов, рвущихся убить как можно больше американцев, в том числе и в самой Америке. Несмотря на все попытки Обамы игногировать эту угрозу или преуменьшить ее до копеечных размеров, большинство американцев внезапно прозрело и выступает за то, чтобы, если угодно, "замочить ИГ в сортире".

- А существует ли в самом деле связная стратегия борьбы с "Исламским государством"?

- Их даже несколько, но мне больше всего нравится курс, который предлагает почетный профессор Бостонского университета Анджело Кодевилья. Он с первых строк подкупил меня своей склонностью выражаться без обиняков. Кодевилья предлагает пойти на ИГ войной. Причем он  имеет в виду не странную "войну с террором", проводившуюся прошлой администрацией, и не дюже креативные методы, которые преподаются сейчас в наших политкорректных военных академиях, а настоящую войну, как ее понимали всегда.

Речь о том, чтобы "убить дух и тело врага, притом столь ужасным образом, чтобы он уже никогда не поднялся, и чтобы никому не хотелось ему подражать".  Дело облегчается тем, что соседи нового калифата, который ИГ провозгласило в суннитских районах на востоке Сирии и на западе Ирака, на дух его не переносят. Дело облегчается и тем, что ИГ обитает не в Брянских лесах, не в пещерах каменных и не в городах, а в пустыне, где Обама может бомбить  от души и не бояться жертв среди мирного населения, что часто парализует нынешний Запад.

Первым дело надо заставить Катар и Турцию перекрыть ИГ финансовый кислород. В Катаре стоят американские войска, а Турция – вообще член НАТО. Но они - главные спонсоры ИГ. Если Америка еще на что-то способна, то это в экономической и финансовой области. Если она потребует, чтобы Катар и Турция прекратили все экономические отношения с ИГ, а не то у них не останется таковых с Америкой, они скорее всего послушаются.

Поехали дальше. У Саудовской Аравии имеются примерно 300 истребителей Ф-15 плюс еще сотня современных боевых машин, которые королевство может спустить на головорезов, благо его главный муфтий официально объявил ИГ врагом ислама.

Провозгласив себя новым халифатом, ИГ дерзко бросило вызов легитимности саудовского режима. Но ИГ исповедует ту же идеологию, что и саудовцы, то есть ваххабизм, поэтому заставить Эр-Рияд с ним воевать будет все равно непросто. Для этого можно напомнить саудовцам, что без американских механиков и запчастей их роскошный арсенал абсолютно бесполезен. У Саудловской Аравии также нет других защитников, кроме янки.

Но я сомневаюсь, чтобы Обама сподобился сделать хотя бы часть вышесказанного. И значит, нам продолжат отпиливать головы.

  • 122

Павел Селин о новом проекте на RTVi: "Я давно мечтал сделать вдумчивое, серьезное ток-шоу. Но не скучное, конечно!"

2014.09.09

Простой поиск в интернете по имени «Павел Селин», помимо подборки спецпроекта RTVi «Мегаполис», выдал целую серию скандальных заявлений, статей и интервью. «Селин депортирован из Белоруссии», «Селин поддержал белорусских политзаключенных», «Селин назвал Навального – «Ходорковским для простых людей» или вот еще пример: «Селин заявил, что «Россия до сих пор находится в состоянии войны». Последний вызов аппаратчикам был экологическим -  Павел Селин выступал против добычи никеля в Черноземье и даже поднимал местное население на защиту местного заповедника.

- Первый вопрос про Воронеж - как прошла акция, удалось ли спасти реку и лес?  

Борьба продолжается! Митинги и пикеты не прекращаются: люди не хотят, чтобы у них под боком было грязное - во всех смыслах - производство. Я не раз снимал в Хоперском заповеднике. Это невероятно красивые и редкие места. С ужасом думаю о том, что там может начаться добыча никеля. Мне ведь пришлось и в Мончегорске снимать на никелеперерабатывающем предприятии. Поверьте, это «филиал ада» на Земле. Честно признаться, надежды на победу в этой экологической битве мало, потому что сегодня в России, скажем так,  общественное мнение не является важным аргументом для исполнительной власти. Разве что чудо...


- Еще один интересный факт из Вашей биографии: «В детстве во время урагана имел шанс быть унесенным ветром, но ухватился за дерево и остался жив». Это что же за ураган такой был и где?

Ну, я же ведь из  семьи военного. Отец в 70-ых служил в Монголии, в пустыне Гоби. А там ураган налетает внезапно. Мне было года три, наверное. Мама рассказывала, что когда поднялся страшный ветер, она в ужасе выглянула во двор дома в военном городке и увидела, что я мотыляюсь на ветру, ухватившись за дерево…Короче, мог бы повторить судьбу Элли из «Волшебника Изумрудного города»! Но, видимо, слишком не хотел улетать с родного монгольского двора! 


- Павел, история старая, но детали уже многие подзабыли. В 2003 году Вас депортировали из Белоруссии. За что тогда официальный Минск объявил Павла Селина «персоной нон-грата»?

За  «плохое» поведение в качестве собкорра одного из главных Российских телеканалов. Дело в том, что  Лукашенко очень не нравились те материалы, которые я делал из Беларуси. А мне в свою очередь очень не нравилось то, что делает Александр Григорьевич. Я имею ввиду аресты, разгоны митингов, посадки в тюрьму, гонения на журналистов и все остальное, чем славится «последний диктатор Европы», как его называют. И мне белорусский МИД к 2003-му году уже вынес то ли два, то ли три предупреждения за мои репортажи. А в июне 2003-ого случились похороны великого белорусского писателя Василя Быкова. Он эмигрировал из Беларуси с приходом к власти Лукашенко. И так вышло, что в 2003-м ему  пришлось приехать в Минск решать вопросы с пропиской. Быкову намекнули, что из-за того, что он постоянно живет в Чехии, его могут лишить минской прописки и отобрать квартиру. Так это было или нет – до сих пор не ясно, но, приехав на родину, Быков скоропостижно скончался. Дело это тёмное и загадочное: будущее разберется, что там и как произошло... Так вот, на  похоронах писателя власти устроили настоящую вакханалию: сорвали оппозиционный флаг с гроба, создали искусственную пробку на дороге траурного шествия по пути на кладбище и много там еще было неприятного. Я об этом рассказал в сюжете. И, видимо, это стало, что называется, «последней каплей».  На следующий день мне позвонили из МВД и сообщили, что, мол, «принято решение о моей ДОБРОВОЛЬНОЙ депортации»! Я им сказал: «Ну, если вы приняли решение о моей ДОБРОВОЛЬНОЙ депортации, то я ДОБРОВОЛЬНО депортируюсь»!!!

- Как изменились Ваши взгляды на журналистику с тех пор?

Никак! Я до сих пор считаю, что если уж назвался журналистом, то будь, понимаешь, добр – соответствуй! Как бы страшно не было…

- Вы когда-то сказали, что ни один телевизионный канал не является в полном смысле свободным. Вы по-прежнему так считаете ?

Да, я так считаю. Я работаю на телевидении уже 22 года и могу об этом говорить ответственно. Телевидение дело очень затратное. Каждое телевидение существует на чьи-то деньги. У каждого телеканала есть владелец, не так ли? Это или частное лицо, или государство. И от владельца в конечном итоге зависит огромное количество производственных и творческих вопросов. Бывают, правда, редкие счастливые случаи, когда мудрый владелец старается не вмешиваться в творчество. Мне, кстати, повезло работать в такой ситуации.

С микрофоном в толпе - в качестве корреспондента RTVi на протестных митингах в Москве 2012 г.

- Павел, позволю себе с Вами не согласиться, ибо считаю телеканал RTVi одним из немногочисленных полностью свободных. Более того, беру на себя смелость заявить, что в противном случае и Вы бы не согласились начинать новый проект на RTVi. Что это будет за программа?

В общем, Вы угадали! Именно про RTVi , среди прочих, я и говорил! Я уже второй сезон веду программу «Мегаполис» на RTVi и ответственно заявляю, что это именно тот самый «счастливый случай»… Что же касается нового проекта, то это будет ток-шоу. Называется  «За Границей». Посвящено актуальным вопросам, которые волнуют наших соотечественников, которые живут за рубежами России. Чтобы было, понятно вот несколько тем, которые собираемся обсуждать: «Двойное гражданство. Что с ним делать в новых реалиях?», «Как делить детей при разводе с иностранцем?» или «Как защитить себя от кибер-преступников?»

- Павел, не кажется ли Вам, что телевидение - это вымирающая форма подачи информации в нашем веке?

Да нет, не кажется. Интернет всё равно не способен заменить ТВ. Тут дело, мне кажется, в привычке: люди среднего и, особенно пожилого, возраста всё равно смотрят телевизор. Молодежь тоже не вся «в сети». Да и само ТВ  успешно приспосабливается к новой системе отношений с интернетом.  По большому счету, это мне напоминает некий симбиоз, где разные существа полезны друг другу.

В окружении студентов - это после семинара в Киргизстанском

- Сложная задача, однако, удержать аудиторию по обе стороны океана. Ведь, опять же, по Вашим словам, «люди любят смотреть на сцены насилия». Насилия, я так понимаю, в Вашем новом ток-шоу «За границей» - не будет. 

Не будет! Не дождетесь! Я давно мечтал сделать вдумчивое, серьезное ток-шоу. Но не скучное, конечно! Надоело, когда смысл заменяется скандальным драйвом. Очень надеюсь, что будет «по делу», но интересно. 

- В чем разница между русскоязычными аудиториями в США и России? Хоть мы и говорим на одном языке, но непонимание друг друга, по-моему, растет с каждым днем...

Разница в окружении. Окружении информационном и бытовом. Знаете, я отпуск в этом году провел в штатах и, в общем, как-то не сильно почувствовал большого непонимания между аудиториями. Сейчас все-таки очень открытый мир и любой вдумчивый человек при желании может получить самую разнообразную информацию. Но соглашусь, именно в этом году я убедился в невероятной силе пропагандистской журналистики, причем, как в России, так и за ее пределами.

- В одном из интервью Павел Селин заявил, что - цитирую – «наша страна в два раза круче, чем Америка, так как у них один президент, а у нас президент и премьер». Подпишитесь под этими словами сегодня? 

Ну, это было в шутку сказано в то время, когда Путин решил на время поменяться с Медведевым. Так что и сейчас подпишусь под этими словами. Россия круче Америки, потому что может позволить себе очень долго не менять президентов!

- А если без шуток, не кажется ли Вам, что россияне несколько увлеклись заочным соревнованием с Западом и это уже не выглядит круто?

Вам нужно хотя бы денек-другой посмотреть государственное Российское ТВ. Никто в России с Западом уже и не соревнуется. По мнению российских каналов, мы уже давно круче и в сто раз демократичнее!

- С кем бы охотней побеседовали: с Обамой или Путиным? Выбрать можно только одного из двух.

Конечно Путин! Он сейчас главный ньюсмейкер в мире. Но во время беседы я бы попросил его соединить меня с Обамой, буквально на пару-тройку минут. Я знаю, у них есть там особый телефон…

- Вы, я так понимаю, несмотря на контракт с RTVi, «свободный художник», верно? Не хочется ли тишины, покоя, своего кабинета с широким столом, диваном? Не пора ли наставлять молодежь? 

Да, я, действительно, в свободном полете занимаюсь разными проектами на разных телеканалах и уже 7 лет перманентно снимаю «свое» документальное кино про Юру Шевчука. Называться будет «Юра музыкант». К тому же, не отказываю себе в удовольствии, как Вы говорите, «понаставлять молодежь». Веду и в России и за рубежом спецсеминары. Для коллег  - «Специальный репортаж. Практические советы» , а  для топ-менеджеров - «Как правильно общаться с телевидением». Это классно, кстати! Многое начинаешь сам понимать и переосмысливать, когда долго и тщательно проговариваешь какие-то вещи перед аудиторией. Так что тишина, покой и кабинет с диваном -  впереди…

С сыновьями и женой

- А если придется наставлять новое поколение работников СМИ? Ваша альма-матер НТВ когда-то проповедовала «объективную независимую журналистику с двух сторон», а сейчас журналист должен прежде всего «родину любить». Как быть? 

Это, знаете, как нож в сердце…Если Вы уж заговорили про НТВ… Вот недавно в обновленной программе НТВ «Профессия Репортер» вышел фильм про так называемых «национал-предателей». «13 друзей хунты», так он, кажется, называется. Там в геббельссовской манере склоняют Макаревича, Шевчука и других артистов-журналистов-политиков, которые выступили против войны в Украине. Скажите, ЧТО должен чувствовать человек, который работал на том, «старом», НТВ и в той «Профессии Репортер»?

- Не знаю. А ЧТО чувствует «такой человек»?

(вздыхает)... У меня в трудовой книжке только одна запись: «НТВ». 15 лет на одном канале: я никуда не уходил, не перебегал туда-сюда... Я в начале 90-х студентом в общежитии Воронежского журфака с «открытым ртом» смотрел на выпуски новостей с Осокиным и Митковой и даже мечтать не мог, что буду с ними бок о бок работать в прямом эфире... А потом в начале 2000-х я также не мог и мечтать о Парфеновских «Намедни» ,  но потом стал их постоянным автором... Короче, НТВ это была сначала запредельная мечта, а потом невероятная школа. А сейчас это как родной сгоревший и разграбленный дом, где ты родился и вырос... Обидно и горько. А что делать? Стараться и дальше работать по совести, наверное, не знаю….

- ... и через лет 10 продолжать в том же духе или так далеко не загадываем?

Все будет хорошо. Рано или поздно. Все устаканится!

 - Что любит делать Павел Селин, когда камера выключена, монтаж завершен, программа сдана?

-Озеро…Облака отражаются в синей воде…Плеск весла… Задушевный разговор… Спиннинг и ….тишина. Я, видите ли, -  неисправимый рыбак!


Рыбалка - с сыном на озере в штате Мэйн - США 2014


  • 910

Обама не знает, как бороться со злом

2014.09.05

Половина американцев, которая дважды проголосовала за Барака Обаму, вроде бы все сделала правильно. Она избрала человека, чье полное имя включает Хусейна, и надеялась, что Обама резко повысит престиж Америки на Ближнем Востоке.

Перед избранием Обамы один из главных его акынов, английский эмигрант Эндрю Салливэн, поделился с читателями надеждами, которые он на него возлагал.

«Представим себе ноябрь 2008-го, - писал публицист. – Молодой пакистанский мусульманин смотрит телевизор и видит, что этот человек – Барак Хусейн Обама – делается новым лицом Америки... Теперь врагом по идее сделался человек с коричневой кожей, отец которого был африканцем; который вырос в Индонезии и на Гавайях и мальчишкой ходил в мусульманскую школу». 

«Если вы искали самое незатейливое, но самое эффективное оружие против демонизации США, которая питает исламистскую идеологию, - продолжал Салливэн, - то вы его получили: это лицо Обамы. Оно лучше любых слов доказывает (мусульманам), что они были неправы насчет Америки».

Обама действовал на мусульман не только своей внешностью. Он произнес в Каире программную речь, в которой сильно преукрасил вклад ислама в мировую цивилизацию, извинялся за Америку и приказал НАСА прекратить пилотируемые полеты в космос, а вместо этого заняться улучшением отношений с мусульманским миром.

НАСА, очевидно, не справилось с этой задачей, поскольку уже в 2011 году рейтинг Обамы на Ближнем Востоке опустился ниже бушевского.

Обама пришел к власти с обещанием объединить человечество, расколотое его предшественником, и сдержал слово: мир практически един в недоверии и пренебрежительном отношении к Америке и к нему лично.

Европейцы считают, что Обаме нельзя доверять. Такой одиозный американофил, как министр иностранных дел Польши Радек Сикорский, заявил, что при Обаме «польско-американский союз не стоит и выеденного яйца; он даже вреден, поскольку внушает Польше обманчивое ощущение безопасности».

В Москве, правда, Обаму ценят и, наверное, мечтают о том, чтобы он правил Америкой вечно. Ценит его, наверное, и «Исламское государство», которое в последние дни известно как ИГ (на палочке) и только что отрезало голову очередному американскому журналисту.

На месте Обамы я бы, как минимум, признал, что мы имеем дело со страшной новой угрозой. Как сейчас выясняется, разведка почти год докладывала Белому дому об этой угрозе, но Обама практически не обращал на их сводки внимания. Ведь он давно объявил, что бушевская война с террором подошла к концу, и что «Аль-Каида» дышит на ладан. 

Даже после того, как ИГ обзавелось собственным халифатом в Сирии и Ираке и перерезало перед видеокамерой тысячи христиан и других своих пленников, Обама заявил, что у США пока нет стратегии борьбы с этим злом. 

Поднялся такой хай, что в среду президент выразился несколько определеннее. Но не намного. Оказывается, стратегия у него есть, а именно: «ослабить ИГ до такой степени, чтобы оно больше не являлось фактором, каким оно было на наших глазах на протяжении последних месяцев», и сделалось «управляемой проблемой». 

Как это прикажете понимать? Чтобы ИГ стало отрезать меньше голов? 

Обаме надо занять духа у своего вице-президента Джо Байдена, который пригрозил головорезам, сказав, что «мы будем преследовать их до врат ада!». Госсекретарь Джон Керри написал в твиттере, что ИГ «будет уничтожено/раздавлено».

4 июня 1940 году Черчилль произнес в парламенте знаменитую речь («Мы пойдем до конца!...! Мы будем биться на морях и океанах! Мы будем биться на пляжах...в полях и на улицах!»). 

Если перевести ее на язык Обамы, то получится: «Мы ослабим вас, мы уменьшим вас как фактор, мы сделаем вас более управляемыми!».    

В общем, трепещи, ИГ! 

Недаром Обама в первый же день приказал убрать из Овального кабинета бюст Черчилля.


Фото: http://www.whitehouse.gov/

  • 271

Евгений Сова: "Мы планируем показывать Израиль как страну не только воюющую с террором, но и живущую обычной жизнью – развивающуюся, созидающую, отдыхающую, ищущую".

2014.09.03

Аналитических программ об Израиле на русском языке не так много. Одна из них, подготовленная каналом RTVi и называющаяся "Израиль за неделю", начиная с сентября, будет выходить в обновленном формате – ведущим и редактором программы станет известный в Израиле тележурналист Евгений Сова.

В Израиле Евгений Сова уже 17 лет – в 1997 году он репатриировался по молодежной программе СЭЛА. С 2001 по 2004 годы проходил срочную службу в ЦАХАЛе в должности офицера управления по правам солдат в министерстве обороны. В 2006 году закончил обучение на факультете журналистики в университете Бар-Илан (первая и вторая научные степени). В 2006-2007 годах проходил обучение на степень магистра по специальности "журналист-политолог". 

Свою профессиональную карьеру Евгений начал на 10 телеканале израильского ТВ - в июле 2005 года совместно с журналисткой Мейрав Сариг раскрыл серьезные нарушения на предприятии "Миглад", являющимся одним из крупнейших поставщиков мороженого мяса и рыбы в Израиле. В 2005-2006 годах проходил стажировку на телеканале RTVi. C 2006 по 2009 год регулярно печатался в газете "Вести". До последнего времени работал на 9 канале израильского телевидения "Израиль +".

- Для меня было большой неожиданностью приглашение главы израильской редакции международного канала RTVi Ростислава Масловича вести итоговую программу "Израиль за неделю", - рассказывает Евгений Сова. – На этом канале я уже работал несколько лет назад, еще будучи студентом. В тот же период на RTVi работал и известный израильский тележурналист Лев Капуль, также имеющий отношение к нынешнему обновлению проекта "Израиль за неделю". Оба эти профессионала хорошо известны и в Израиле, и в России, и мне очень приятно, что нам предстоит вместе работать над столь интересным проектом.

- Насколько мне известно, "Израиль за неделю" – не единственный проект, в котором вы задействованы?

- Да, действительно, я пишу об Израиле для русской службы новостей Би-Би-Си, сотрудничаю с несколькими московскими радиостанциями, журналами и газетами. Новая работа на RTVi дает возможность работать не только для израильского зрителя, которого я очень люблю и ценю, но и для зарубежного. События в Израиле интересны и в Германии, и в Австралии, и в Канаде, а наша задача – правдиво и точно рассказать и израильтянам, и иностранцам о событиях, происходящих в нашей стране. 

- Будут ли отражаться на подаче информации в программе ваши личные политические взгляды и предпочтения? В последнее время на телевидении в моде субъективный или, скажем, личностный подход…

- Я, как журналист, никогда не козырял с экрана своими личными политическими взглядами, но, естественно, как израильтянин, не могу не высказываться в пользу своего государства. В Израиль я приехал еще подростком, и на сегодняшний момент провел здесь уже большую часть жизни. Здесь я служил в армии, получил образование, здесь родились мои дети. Конечно, я не могу находиться в отрыве от израильских реалий, не могу не переживать за все то, что происходит в моей стране. Моя задача, как журналиста, продемонстрировать свежий взгляд на Израиль, показать весь многообразный спектр общественного мнения в нашей стране, а это люди правых и левых политических взглядов, светские и религиозные. Наша задача – правдиво отражать ситуацию в постоянно меняющейся политической обстановке страны. А выводы делать будет зритель. И ему же оценивать плоды наших трудов. 

- Когда зрители впервые увидят обновленный "Израиль за неделю"?

- В субботу, 6 сентября, в 20.00. В программе будут появляться действующие израильские и зарубежные политики, первые лица государств, представители силовых ведомств, сферы высоких технологий, творческие люди – актеры, писатели, кинематографисты. Мы планируем показывать Израиль как страну не только воюющую с террором, но и живущую обычной жизнью – развивающуюся, созидающую, отдыхающую, ищущую. Мы будем стараться находиться в центре событий - между Востоком и Западом, между войной и миром, между прошлым и настоящим.

- Известны ли сегодня герои сюжетов первой программы, ожидаемые гости в студии?

- События в нашей стране развиваются стремительно и очень часто – непредсказуемо. За неделю может произойти самое невероятное, что и определит героев недели. Что касается первых лиц государства, то для первого эфира мы пригласили главу МИДа Израиля Авигдора Либермана, который, как известно, выступает за более жесткий вариант израильской военной операции в секторе Газы. Надеемся, что его визиту в нашу студию ничего не помешает. Также, наши журналисты готовят сюжеты о нынешнем положении Израиля на международной арене, о практике точечных ликвидаций террористов. Я верю, что наша программа, которую готовит команда настоящих профессионалов, станет источником оперативной, правдивой, качественной и точной информации об Израиле для русскоязычных телезрителей во всем мире.

Радж Агасян



  • 1024

Виктор Шендерович: "Кто-то так и будет постить кошечек или славить Путина"

2014.08.28

К. ОРЛОВА – Здравствуйте. Это программа «Особое мнение». И в студии сегодня Виктор Шендерович, писатель. Здравствуйте.

В. ШЕНДЕРОВИЧ - Добрый вечер. 

К. ОРЛОВА – Сразу начну с вопроса, который вам прислали на сайт. Осман спрашивает: почему граждане России так безразличны к жизням своих граждан, почему даже тем, кого касается напрямую то, что российские парни гибнут непонятно за что, а правительство не объявило цели их отправки на войну, даже те люди молчат, почему родственники погибших на Курске, Дубровке, в Беслане, ряд можно перечислять очень долго, но все-таки почему люди молчат? 

В. ШЕНДЕРОВИЧ - Не молчали на Беслане, не молчали на Дубровке… Сегодня утром на Манежную площадь вышел Дмитрий Монахов, - это имя было мне неизвестно, как и вам. До сегодняшнего… 

К. ОРЛОВА – Мне вчера было известно. 

В. ШЕНДЕРОВИЧ - Твиттер! Вечером объявил, что придет, - и пришел. Его свинтили, отправили на психиатрическую экспертизу за его требование остановить оккупацию соседней страны, прекратить войну. Он не норма, видимо, потому что его будут психиатрически обследовать. Не ментов, которые свинтили законный одиночный пикет, не судью, которая отправила на психиатрическую экспертизу человека, который требовал остановить войну, запрещенную Конституцией, - а его. Вот этого человека. Такая в России сегодня норма. Если говорить о массовости. Но люди разные, в 1968 году семь человек вышло. Выходят люди… Другое дело, что… Важное отличие от цивилизованных стран заключается в том, что наше количество… Нету критической массы, которая заставит правительство менять свой курс! Мы знаем, что эта масса колышется в районе пары-тройки сотен тысяч. Это то, что меняет, - вот когда на Манежную выходят, - причем не уходят, а как в 1990-м году, когда выходит несколько сотен тысяч, то отменяется 6-я статья Конституции, выводятся войска из Литвы тогда... Вот это те числительные, которые влияют на политику. Но мы страшно развратили свою администрацию. Администрации уже давно никакой нет, есть такой маленький Туркменбаши. Мы их страшно развратили и они теперь могут делать что хотят. А вот те единицы, которые выходят, отправляются на психиатрическую экспертизу. 

К. ОРЛОВА – Вы говорите все-таки выходят. Один человек вышел. 

В. ШЕНДЕРОВИЧ - Будут выходить и другие. Он вышел, это его одиночный пикет. Будут выходить и другие. Разумеется, не один! 

К. ОРЛОВА – А что заставит, может быть то, что сегодня уже Порошенко объявил о том, что российские войска находятся на территории Украины. 

В. ШЕНДЕРОВИЧ - Кого-то ничего не заставит. Кто-то так и будет постить кошечек или славить Путина. Нас 140 миллионов, мы разные. Вопрос в том, что мы в историческом плане очевидно проигрываем. Что мы деградируем и деградация эта на протяжении 15-20 лет очень заметна. У нас были сотни тысяч людей, которые принимали участие в жизни страны - у нас остались десятки и сотни или просто тысячи небольшие. Это деградация, и за нее страна - целиком вся, с хорошими, плохими - будет платить. Я уже цитировал здесь Ключевского, что история не учительница, а надзирательница: она просто спрашивает за невыученные уроки. Жестко спрашивает. И мы уже платим - платили экономически, уже платим трупами. Будем платить и дальше. Будем платить очень тяжело за то, что позволили над собой вот такой вполне традиционный азиатский эксперимент. За то, что у нас нет администрации, а есть «хозяин» снова. После некоторого перерыва. Вот там, где есть хозяева, там люди - расходный материал. 

К. ОРЛОВА – Сейчас в новостях озвучили заявление Михаила Ходорковского: «И знайте, мы могли и можем это остановить. Достаточно просто выйти на улицу, пригрозить забастовкой. Власть сразу сдуется, она труслива. Но нет, мы будем делать вид, что верим и плакать на похоронах. Так вот, я больше молчать не хочу и не буду». Давайте про первую часть. 

В. ШЕНДЕРОВИЧ - Про первую часть я уже сказал. 

К. ОРЛОВА – Очень важно, готовится Марш мира. Не будет ли поздно, 21 сентября. 

В. ШЕНДЕРОВИЧ - Неизвестно, - сейчас все ускоряется довольно стремительно, поэтому сегодня говорить о марше мира, который пройдет почти через месяц, довольно бессмысленно. Я думаю, что в течение ближайших дней значительно изменится повестка. Давайте вот о чем поговорим: неделю назад в этой студии у нас с вами был небольшой диспут, по поводу того, есть ли войска на территории Украины... 

К. ОРЛОВА – Был, я вспоминаю ваши слова. 

В. ШЕНДЕРОВИЧ - Замечательно. Я тихий. Я не злопамятный. Я только хочу сказать, что Владимир Владимирович прекратил наш диспут. Диспута нет. Слава богу. Спасибо ему. Что изменилось за эту неделю? - это очень важно нам понять. Почему это многомесячная мутная путинская риторика, эта поддержка исподтишка, «речка движется и не движется», войны нет, это внутреннее дело Украины… - еще позавчера он говорил, что эта война внутреннее дело Украины, он ничего не может... Почему она так стремительно сменилась вводом войск? У меня есть простое довольно объяснение. Все дело в ущемленном, тяжелом, болезненном путинском самолюбии. За эту неделю что произошло? Эта история с погибшими десантниками вылезла наружу, - когда государство воровато закапывает своих солдат на необъявленной войне, предает фактически. Это вылезло, это не могло не вылезти. Все-таки в 21 веке с Интернетом и так далее. Путин оказался - справедливо - в роли человека, который бросил на убой солдат и офицеров, а потом их предал, от них отрекся. В довольно сволочной роли он оказался. И поддержка вторжения на Украину, которая уже заметно падала в последний месяц, она падала… 

К. ОРЛОВА – Это из чего можно было понять? 

В. ШЕНДЕРОВИЧ - Это зафиксированные данные, что поддержка вторжения падала. 

К. ОРЛОВА – ВЦИОМ? 

В. ШЕНДЕРОВИЧ - Да, до истории с десантниками! Тут понятно, что эта история подрывает его уже опору в самом что есть ЕГО слое. Это же не в «пятую колонну» начинают идти гробы, а в тот самый, в самые что ни есть патриотические слои... Вдруг выясняется, что он просто предал своих солдат. И Путин оказался в довольно тяжелом положении. Ему надо было съесть этот позор, и смотреть, как дальше падает его рейтинг, который держится на двусмысленности… Потому что нельзя одновременно воевать и не воевать! Не воевать - это значит не признавать пленных, погибших, хоронить их тайно и так далее. Это не канает. Это не проканало. И значит, он должен был либо дальше терять опору, почву под ногами, либо - как он умеет делать прекрасно! - сменить повестку дня. А поскольку мы живем в оруэлловском мире, где вчерашних газет не существует, и вчера воевали с Океанией, сегодня с Евразией… Это все мгновенно стирается из головы! Вчера он говорил, что в Крыме никого не было у нас, потом мы с Украиной не воюем, позавчера - два дня назад! - мы не воевали с Украиной. Это было внутреннее дело Украины! Сегодня выясняется, что армия там. Просто поменяна повестка. Опора снова сделана на самые такие… опять на аудиторию Стрелкова-Гиркина, на тех, которые считают, что - ни фига, «бабы еще нарожают», как говорил Жуков, главное сейчас мы, во имя империи, Русского мира, Новороссии… - и все такое. Для вот этих вот. Дело в том, что у него почти… Если встать на его позицию, - почти и выхода нет, потому что экономика, мы говорили, идет колом вниз, кто-то должен быть в этом виноват. В мирное время за это администрация гонится в шею. 

К. ОРЛОВА – Ну нет. Когда же она у нас гналась в шею. 

В. ШЕНДЕРОВИЧ - В европейской парадигме… 

К. ОРЛОВА – Но мы же не в европейской парадигме. 

В. ШЕНДЕРОВИЧ - Так вот именно поскольку мы не в европейской парадигме, то нужна война… 

К. ОРЛОВА – Да зачем же, и так будут сидеть. 

В. ШЕНДЕРОВИЧ - Нет. 

К. ОРЛОВА – Вы говорите, в мирное время гонятся. Когда это у нас погнали ее. 

В. ШЕНДЕРОВИЧ - Тем не менее, рост 50% (как посчитал Алексашенко недавно) в год! Рост цен - это та вещь, это Уралвагонзавод заметит. Это уже не Алексашенко заметит, а это заметят ровно те люди, те 85% очень сильно заметят! И дело не в пармезане на радость госпоже Симоньян, а дело в том, что действительно все очень сильно проседает... 

К. ОРЛОВА – И что будет, царь хороший, бояре плохие. 

В. ШЕНДЕРОВИЧ - Нет, вот когда война, то эта война - мать родна! Она все спишет. И она будет списывать какое-то время. Здесь Путин совершенно очевидно… То есть до какой степени это осмысленное или рефлекторное движение такое политическое - я не знаю. Но то, что мы еще круче входим в штопор… Но штопор - дело такое. Каждую следующую секунду определяет предыдущая. Это же не Ахиллес и черепаха из старого софизма. Да, есть движение, этот штопор, мы в него входим. И, безусловно, сказавши «а» надо говорить «б». И этот штопор, который начался полгода назад - вот он продолжается... Кстати! - у нас была полгода назад Олимпиада. Я робко высказал сомнения в целесообразности и цене этого всенародного празднества по поводу первого места в медальном зачете, этого растущего рейтинга, этого всеобщего восторга. Ох, сколько я тогда съел дерьма. Ох, от меня требовали извиниться перед Родиной за сравнение с Гитлером, за сравнение той Олимпиады с этой... Путь от нашей Олимпиады до Судет мы прошли за две недели. Путь от Судет до ввода войск, который у Гитлера занял два года, мы прошли за полгода. Вот оно - все как на картинке. Я хочу спросить тех, кто визжал на меня: они по-прежнему требуют моих извинений? они по-прежнему не видят никаких аналогий? Это - ладно, риторический вопрос. Так вот, я хочу сказать, что сегодня время некоторой трагической ясности. Потому что те солдаты, которых Путин бросает в эту мясорубку… мы это все проходили! Афган был, и я вывесил стенограмму из фейсбука, совещание в Политбюро, как хоронить, чтобы - не привлекая внимание. Это все мы проходили. И мы знаем, когда это бывает: что это бывает под закат загибающейся, судорожно цепляющейся за свое величие, уже не по здоровью, империи. И вот я хочу сказать те люди, которые сейчас на территории Украины - они преступники по невежеству. Потому что они оккупанты. Эти люди будут платить своими жизнями и здоровьем. А вот те, кто их кинул в эту мясорубку - они преступники по-настоящему, и это, по моему скромному оценочному суждению, в чистом виде «Гаага». И хуже всего не то, что это «Гаага», а может быть (парадоксальным образом) хуже всего то, что сам Путин это прекрасно понимает. «Дедушка старый, ему все равно» - ему уже от власти, как Саркози или Тэтчер… - от власти так не уйти! И он это прекрасно понимает. У него… В каком-то смысле эта его радостная наглость связана с тем, что он сам себе отрезал уже пути, ему уже другого пути нет. А вот блефует он или по-настоящему сошел с ума - это нам, к сожалению, предстоит выяснить на собственной шкуре в довольно ближайшее время. 

К. ОРЛОВА – Виктор Анатольевич, я бы хотела только уточнить одну вещь. Вы сказали, что те, кто находится сейчас на Украине с оружием в руках российские солдаты, это преступники поневоле. 

В. ШЕНДЕРОВИЧ - Разумеется. 

К. ОРЛОВА – А так ли поневоле? 

В. ШЕНДЕРОВИЧ - Так. Это дальше подробный опрос: кто-то пошел за деньги, как мы знаем (контрактники), кому-то сказали, ты не подпишешь,мы сами подпишем (мы же читали сегодня…) 

К. ОРЛОВА – А кто-то сам. Но это же по воле. 

В. ШЕНДЕРОВИЧ - Карина, давай не… Кто-то и в Афган хотел, на здоровье! Мало ли - у Бен Ладена сражались наши граждане. Давай частный случай, частные вопросы… 

К. ОРЛОВА – Я хочу понять, насколько они частные. 

В. ШЕНДЕРОВИЧ - Они абсолютно частные. Здесь их обсуждать не имеет смысла. Если здесь будет сидеть талиб, российский гражданин, который воевал у Бен Ладена, - с ним можно выяснять, чего это вдруг туда повело. Или российский гражданин, который считает, что его место в Новороссии воевать. Это другой вопрос, частный вопрос. Я сейчас говорю о государстве, которое вступило в войну, в оккупационную, произвело интервенцию. Это даром не проходит. Это то, о чем стоит сегодня говорить. Неделя прошла с нашей последней встречи. Но мы уже встречаемся сегодня в другом историческом времени. Еще довернулся этот штопор. Это все ускоряется довольно серьезно и драматично. И вот что хочу сказать. Был такой человек - Альберт Шпеер. Он был министром вооружений при Гитлере, до этого архитектором Берлина. Он оставил после себя дневники, в которых размышлял о своей ответственности за произошедшее с его страной и миром. У него было время написать те дневники - 20 лет в тюрьме Шпандау. И он размышлял (с 40 до 60 своих лет он сидел, по приговору Нюрнбергского трибунала)... И он размышлял, как получилось так, что он - образованный интеллигентный человек, подпал под это обаяние… Почему он считал? - он единственный признал приговор, свою вину. Единственный на этом процессе, кажется, или один из немногих…. Это надо уточнить. Он признал свою вину, хотя он не организовывал концлагеря, хотя он был всего лишь министром вооружений. Он говорил о своей политической ответственности, за то, что он не остановил, не высказался против. Не попытался остановить безумие, даже когда уже понимал, что это безумие. В последнее время гитлеровское. «Мы молчали». И он считал в связи с этим справедливым этот приговор. Сейчас эта книга, она вышла в 75-м году, только что переведена и вышла в России. Только что, по счастью, - самое время прочесть. И я очень советую ее прочесть всей путинской элите с Охотного ряда до Останкино включительно. 

К. ОРЛОВА – Вряд люди ее кто-то прочтет… 

В. ШЕНДЕРОВИЧ - Почему? Из чистого любопытства. И лучше сейчас, чем потом в Шпандау. Пока не поздно. 

К. ОРЛОВА – Они сейчас Дугина читают. 

В. ШЕНДЕРОВИЧ - Нет, вот на эту книгу, я просто пользуясь случаем, хочу ко всем обратиться. Ко всей путинской элите. К Охотному ряду, к Белому дому, Останкино, ко всем, кто обеспечивает его финансово, юридически, пропагандистски, - почитайте! Отложите все. Почитайте дневники Адольфа… (Адольфа, говорю) - Альберта Шпеера. 

К. ОРЛОВА – Давайте все-таки про матерей. Про родственников. Есть две истории параллельные. Есть матери костромских десантников, которые сейчас задержаны в Украине. А есть родственники десантников, которые погибли. Это Псков, похороны. С запугиванием. Загадочные похороны. Люди, которые похоронили уже своих детей, мужей, они молчат. Ну вот там рассказывают, что их запугали. Но видимо, есть еще несколько довольно много городов на территории России, где такие похороны происходят. Просто пока об этом неизвестно. Имеют ли право они молчать. 

В. ШЕНДЕРОВИЧ - Они имеют право молчать. Знаете, к матери, у которой погиб сын, мы не имеем право предъявлять никаких претензий. Мы не можем от нее ничего требовать. Я тысячу раз здесь цитировал и еще раз процитирую - из «Галилея», из пьесы Бертольда Брехта, когда ученик отрекшемуся Галилею говорит: несчастна страна, в которой нет героев! На что Галилей брехтовский отвечает: несчастна страна, которая нуждается в героях. Мы можем восхищаться Дмитрием Монаховым, который вышел сегодня на Манежку, но мы не можем требовать этого от людей. Другое дело, что, по моему представлению, человек потерявший все, в одночасье, причем потерявший не как моя бабушка мужа - в бою за родину, а потерявший вот так подло, начальство куда-то сунуло в мясорубку, некоторым не сказали, что они вообще идут на войну... Сказали: на учения. И они поняли, что не учения, только когда начало разрываться рядом. Вот так потерять! Вот так отдать государству! Что они там про себя думают, можно только себе представить. Традиции… Есть понятие нормы, о котором мы говорили в связи с психиатрическим обследованием Дмитрия Монахова. Понятие нормы… В это понятие в России входит забитое молчание. Это российская норма. Традиционная. К сожалению. Это так исторически сложилось. По этому поводу можно только… эту норму можно только констатировать. А что у этих людей внутри, какой ад внутри - и как они, что они говорят, когда остаются друг с другом, ну, может быть, когда-нибудь мы это узнаем. 

К. ОРЛОВА – Но я вижу у вас, извините, подсмотрела, цитаты из Максима Шевченко вчерашнего, довольно популярное было интервью. 

В. ШЕНДЕРОВИЧ - Да. 

К. ОРЛОВА – В «Особом мнении» на «Эхо Москвы». Но получается, что если матери и жены погибших молчат, то можем ли мы потом требовать, чтобы у нас было другое государство. 

В. ШЕНДЕРОВИЧ - Мы не требуем. 

К. ОРЛОВА – Им не нужна правда. 

В. ШЕНДЕРОВИЧ - Это их выбор. 

К. ОРЛОВА – Такой выбор сколько процентов населения. 

В. ШЕНДЕРОВИЧ - Это к социологам. Но это их выбор! А выбор Дмитрия Монахова, который никого не потерял, - это его выбор! И если Дмитрий Монахов подвинет нас к своей норме своим примером, то у нас есть шанс. Если молчащие, эта немота рабская, подвинет нас к этой норме, - ну значит, дальше еще есть перспективы: Северная Корея, Узбекистан, там много еще чего есть. 

К. ОРЛОВА – А в Костроме еще сегодня митинг прошел. 

В. ШЕНДЕРОВИЧ - Подождите. Стоп. Раз вы упомянули, давайте эту тему закончим - про Шевченко. Который нес вчера ересь о том, что солдаты должны гибнуть на этой войне, потому что - могут гибнуть, потому что присяга, и никаких претензий к государству. Я хочу напомнить Максиму Леонардовичу и нам всем, что сказано в этой присяге. «Свято соблюдать Конституцию и законы… строго выполнять требования воинских уставов, приказы командиров и начальников, мужественно защищать свободу, независимость, конституционный строй России, народ и отечество». Где в присяге сказано о необходимости оккупации Украины? Знают ли эти люди… про Шевченко я уже не говорю, он просто демагог, - а эти люди знают (он-то знает) про понятие преступный приказ? Он знает. Так вот, они не знают, и поэтому я говорил, что гибнут по невежеству. Они не знают, что они имеют право не выполнять этот приказ. Потому что войны нет, она не объявлена. 

К. ОРЛОВА – Более того, их же практически всех добровольно туда посылали. То есть это важное условие, когда потом возвращаются… 

В. ШЕНДЕРОВИЧ - Не только добровольность. Опять-таки на «Дожде» солдатские: говорят, не подпишешь, за тебя поставим подпись. Вы-то нет, я-то служил в армии. И как обстоят дела с правами в нашей армии, я знаю. Примерно. 

К. ОРЛОВА – То есть это силовое давление абсолютное. 

В. ШЕНДЕРОВИЧ - Какое угодно - силовое, психологическое. Да, и шантаж психологический. «Они все пойдут воевать, а ты трус». И молодой человек -конечно, товарищество, чего! Они пойдут и я пойду. А потом в цинковом ящике маме. И мама будет еще молчать потом. 

К. ОРЛОВА – Ну вот вопрос, давайте про Кострому. Там родственники ждут возвращения живых. 10-ти десантников, которые были задержаны, не попали в плен, как просят называть украинские власти. Вышли на митинг. Вот эти 25 человек станут толчком к тому, чтобы пошла какая-то реакция? 

В. ШЕНДЕРОВИЧ - Нет, не станут. Потому что они выходят, когда дело коснулось их детей. А когда выходили матери Беслана, они не выходили. И так далее. И все выходят за себя, когда коснется его. 

К. ОРЛОВА – Причем за живых. 

В. ШЕНДЕРОВИЧ - Когда коснется его, тогда и выходят. Пингвины. Вот у нас степень самосохранения как у пингвинов, когда стоят и галдят. Они хоть галдят, когда там полярный лис ест кого-то рядом. А мы даже не галдим. Вот такой пингвиний инстинкт самосохранения. Не человеческий. Очень низкая норма азиатская. За что и платим, - жизнями этих ребят в частности. 

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

К. ОРЛОВА – Мы продолжаем программу «Особое мнение». Мы выяснили в прошлой части программы о том, что митингов, демонстраций массовых не случится. А вот сознание общественное изменится после этого. Сейчас приведу ответ тетки задержанного в Украине десантника Егора Почтоева. Этот ответ содержится в интервью в материале на Кольте.ру. «Друзья не верят, что наши контрактники могли оказаться на территории Украины, - говорит Людмила Кочерова. - Ведь российских войск там нет, нам так говорили президент и министр обороны, и мы им верили. Мы же любим нашего президента. Я-то, наивная, думала, что они ездят защищать границу… А теперь верю, что они там воюют, что это необъявленная война с Украиной. Мы бы и про псковских десантников не узнали, если бы это не случилось с нами. И теперь я понимаю, что наших ребят предали, использовали вслепую. Но мы не собираемся молчать». И далее вопрос прислал на сайт вам Змеед: как вы думаете солдатские матери входят в 86% или уже вышли. 

В. ШЕНДЕРОВИЧ - Вопрос риторический. Смысл понятен. «Крот истории роет медленно». Голова, как сказано было в «Формуле любви», предмет темный, и исследованию не подлежит. В каждой шутке есть доля шутки. Всякая социология есть - всякая, замечательная, в том числе и честная. Но все равно - каким образом стопроцентное большинство, стопроцентный рейтинг Чаушеску в течение трех дней оборачивается мятежным Тимишоаром и расстрелом без суда и следствия - и миллионами, которые этому радуются? Каким образом это все одно в другое мгновенно переходит, - по этому поводу, наверное, есть какие-то социологические замеры, но это очень все сложно. Да, ясно, что под этими ледяными социологическими ВЦИОМовскими 85%, - социологи почестнее предупреждали, что все довольно сложно. Что эти 85% не выглядят айсбергом, таким, который не тает. Это все довольно быстро меняется. 

К. ОРЛОВА – Но вот в этом случае. 

В. ШЕНДЕРОВИЧ - Конечно и Путин же почувствовал, что меняется. Потому что да, сейчас ведь это все… 

К. ОРЛОВА – Я сейчас не про Путина. Я про них Она говорит: мы же любим нашего президента. У нее вообще нет ни одного вопроса к Владимиру Путину. 

В. ШЕНДЕРОВИЧ - Нет привычки. 

К. ОРЛОВА – И Владимир Путин сказал об этих десантниках в Минске во время выступления, я думаю, что Первый канал транслировал. Он сказал, ну да, ну случайно перешли. 

В. ШЕНДЕРОВИЧ - Эта женщина конкретно, поскольку она, мягко говоря, в теме - и уже не может быть не в теме, она знает, что Путин лжец. До этого… Ну теперь, наверное, знает. Она так не скажет, но она знает это. Она, наверное, выбыла из тех процентов. Вопрос же в другом. В том, каким образом это количество переходит в качество. Как проседает этот снег, - как весной. Белый, белый, потом смотришь, он просел. Потом еще, потом смотришь, уже грязь. Как это происходит? Это может происходить довольно быстро. Ужас в том некоторый - и я об этом говорил в дни Беслана… в Беслане было 90% за партию «Единая Россия». И вот люди сами проголосовали за эту коррупцию. За то, чтобы по их детям стреляли из танков. Они же за это проголосовали сами! Но только они голосовали «за все хорошее»: им сказали - они проголосовали. Они же не имели в виду, что они голосуют за то, чтобы по их детям из танков стреляли. Они за что-то другое голосовали. Люди платят, к сожалению, за свое невежество, за азиатское представление о взаимоотношениях с властью. К сожалению, прозрения такие чаще всего бывают трагическими. Надо чтобы вот такое случилось, чтобы человек начал думать: а надо ли давать всю власть бесконтрольно кому-то? А таков ли он? И так далее. К сожалению, 140 миллионов человек - и для того, чтобы критическая масса в несколько миллионов пришла к такой мысли и начала действовать… к сожалению… Казалось пару лет назад, что мы близки к этой точке. Нет, снова все пошло в обратную сторону и еще дальше до совершенно каких-то узбекских... И сейчас мы находимся, повторяю, в очень опасной исторической точке. С начала 80-х, с 1983 какого-то года, я думаю, с южнокорейского лайнера - мы не были так близки к большой войне. 

К. ОРЛОВА – Но мы давно не были так близки к массовой истерии по поводу всего того, что делает верховный главнокомандующий, он же президент. 

В. ШЕНДЕРОВИЧ - Какой истерии? Положительной? 

К. ОРЛОВА – Ну конечно. А есть отрицательная. 

В. ШЕНДЕРОВИЧ - Положительная проходит помаленечку. И сейчас будет проходить. 

К. ОРЛОВА – Отрицательная уже прошла. 

В. ШЕНДЕРОВИЧ - Нет; синусоида - есть такая штучка. Помните по школе. Еще раз: бессмысленно гадать о сроках, ясно, что дикие радости времен «покорения Крыма», зеленые человечки вежливые без единой капли крови и без единой… Никакой платы, - вот так бесплатно взяли Крым! Этой эйфории-то уже нет. Уже цены пошли, уже люди начинают присматриваться, уже трупы пошли. 

К. ОРЛОВА – Цены пошли, трупы пошли. А эйфория есть. 

В. ШЕНДЕРОВИЧ - Нет. 

К. ОРЛОВА – Как вы понимаете, что ее нет. Разубедите. 

В. ШЕНДЕРОВИЧ - Я не собираюсь никого разубеждать. Я по улицам хожу, и я чувствую меняющийся запах, я сам себе ВЦИОМ, я сейчас не с цифрами, я с ощущениями сюда прихожу. С цифрами придет ВЦИОМ и все доложит. Или Медведев. Я говорю - об ощущениях. Ощущения, конечно, меняются и, конечно, мы же помним… вы не застали «нерушимый блок коммунистов и беспартийных»? Я застал. Я помню, как это было все нерушимо, и как все закончилось просто мгновенно, разломалось как картонная декорация. Поэтому нас уже на этот хлебный мякиш не купишь, мы более-менее видим вперед. Другое дело, что - тут не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понимать, что это изменится. Другое дело: как это изменится? И в 80-х годах, в конце, это изменилось счастливым образом. Все-таки мы распались. тогда Советский Союз распался - не по югославскому варианту. Была кровь, но очень маленькая по сравнению с тем, какая могла быть, когда распадается такая империя. В этот раз я сильно боюсь, что будут не либеральные реформы, а какая-то совсем другая форма обратной связи. Потому что власть все, что могла, сделала для разлома обратной связи. Поэтому в виде обратной связи к ним придет не академик Рыжов и не профессор Афанасьев, и не межрегиональная депутатская группа с Сахаровым, и не митинги демократические интеллигентов на Манежной площади, а обратная связь придет в каком-то другом виде. 

К. ОРЛОВА – Националистическом? 

В. ШЕНДЕРОВИЧ - Безусловно. И здесь они будут - я уже говорил! - будут с тоской и ностальгией вспоминать о Навальном. Когда придет эта обратная связь. 

К. ОРЛОВА – На телеканале НТВ вышел очередной художественный фильм… 

В. ШЕНДЕРОВИЧ - Высокохудожественный фильм. 

К. ОРЛОВА – Не высоко. Не документальный, а художественный фильм. Вы там стали одним из героев. 

В. ШЕНДЕРОВИЧ - Он художественный называется? 

К. ОРЛОВА – Я его называю художественный. Когда склеен из неправды, это художественный. 

В. ШЕНДЕРОВИЧ - Да. 

К. ОРЛОВА – Но не высоко. У вас нет нигде больше эфира, так что вот. 

В. ШЕНДЕРОВИЧ - А что я могу сказать? как раз это меня вдохновило. Эта программа. Потому что - в комплекте с тем баннером, который тут вывесили на Доме книги, с нашими портретами и рогом изобилия американским, «на чьи шиши» и так далее... Меня это все вдохновило - что этот баннер, что этот фильм на НТВ - потому что если одним словом описать и баннер, и фильм, это будет слово «бездарно». В этом совсем нет никакого энтузиазма. Даже провокаторы у них деградировали. Вспомните, какие были раньше! Доренко - да, хам и негодяй, но ведь талантливый человек! Вспомните, как это было. Сейчас - до полных мышей. Если бы мне дали задание дискредитировать себя и Быкова, - о-о-о, ну что вы, ну как-то постарался бы! А это просто, в первую очередь, плагиат, потому что все это я про себя слышал ровно полгода назад по ВГТРК, они просто взяли оттуда. Потом - воровство: они просто взяли видео с радио «Свобода» и затерли логотип «Свобода». Просто воры банальные. Воровство и плагиат. И совершенно уныло, вот что главное. Уныло. И меня это обнадеживает. Потому что я помню, что такого рода карикатуры и такого рода атака на отщепенцев - это уже только напоследок, это уже такие глухие 80-е годы: стихи Энтелиса, рисунок Фомичева. В газете «Правда» дядя Сэм... Мы это все проходили, мы знаем, что это скоро лопнет. Вот этот рог изобилия, который на меня сыпался американский - на баннере, на Доме книги - это свидетельство. Этот плагиат из Кукрыниксов, только Кукрыниксы поталантливее. Это меня убеждает, что это, в общем - напоследок. И это обнадеживает некоторым образом. А что касается меня персонально - господи, я в такой хорошей компании! Согласитесь, что я в лучшей компании, чем те, кто вешал этот баннер. 

К. ОРЛОВА – Думаю, да, уверена в этом. Виктор Шендерович, писатель в программе «Особое мнение» на «Эхо Москвы». На этом мы с вами прощаемся. До свидания. 

В. ШЕНДЕРОВИЧ - До свидания. 

Источник: "ЭХО Москвы"

  • 675

Смерть журналиста. Новые Красные Кхмеры

2014.08.23

Я прочитал на одном форуме призыв сбросить на ИГИЛ атомную бомбу. Речь идет об «Исламском государстве Ирака и Леванта», которое вывесило в сети видеозапись убийства американского журналиста Джеймса Фоули. Я бы сбросил. Поэтому у меня нет красной кнопки. Когда Твиттер и YouTube еще не удалили эту запись, я предпочел ее не смотреть. Я видел много видео с отрезанием голов и давно знаю трудоемкость этой чудовищной процедуры. По словам историков этого жанра, видеография обезглавливаний ведет начало с 1996 года, когда чеченцы вывесили запись расправы над пленным российским солдатом Евгением Родионовым. Они все равно проиграли войну. В 2004 году джихадисты отрезали голову американскому бизнесмену Николасу Бергу, похищенному в Ираке, и вывесили видеозапись в сети. Они все равно проиграли войну, хотя сейчас она вспыхнула снова. В 2002 году «Аль-Каида» вывесила запись  обезглавливания похищенного в Пакистане корреспондента «Уолл-стрит джорнэл» Дэниэла Перла. Отпиливал человек в черной маске, но его опознали по У-образной вене на руке с ножом, и Халид Шейх Мохаммед давно сидит в Гуантанамо. После ареста в Пакистане к нему десятки раз применяли водные процедуры, которые не одобрил сенатор Маккейн, а Обама вообще запретил. Все это к тому, что эти варварские расправы и их видеозаписи  в конечном итоге ничего не меняют, кроме как для жертв и их близких. Последний палач в маске пригрозил, что если Обама не прекратит бомбежки ИГИЛ, то такая же судьба постигнет и другого пленного американского журналиста – Стивена Солоффа. Ясно было, что Обама не прекратит, и он не прекратил. Он посвятил гибели Фоули проникновенную речь и немедленно укатил играть в гольф. Это было бестактно, но я простил моветон Обаме, когда узнал, что он дал «добро» на рейд спецназа в Сирию для спасения Фоули и других заложников. Обама не виноват, что их не оказалось на месте. И он молодец, что бомбит головорезов, пусть и под вздорным предлогом: якобы для защиты американцев в консульстве в Эрбиле, столице курдов. Чтобы их защитить, достаточно было бы их просто эвакуировать оттуда.

Головорезы хотели нас шокировать, и это им удалось. Но шок скоро пройдет. Если они хотели послать нам какой-то сигнал, то это им не удалось, поскольку неясно, какой именно. Фоули провел в плену почти два года, и неясно, почему они выбрали для расправы именно этот момент. Они явно хотели показать, что нас не боятся, и поэтому расправа снималась не в пещере и не в комнате, как обычно, а в пустыне при свете дня. Они явно хотели показать, что у них есть люди среди нас, недаром палач говорил с безупречным лондонским прононсом. Дай Бог, это подтолкнет британцев разобраться со своими исламистами, а то я читал в их прессе, что в джихаде за границей участвуют больше английских мусульман, чем служат в английской армии. Американские силовики считают, что следующий удар по территории США будет нанесен террористами из Соединенного Королевства. Многие сейчас пришли к выводу, что ИГИЛ хуже «Аль-Каиды». Как выразился один американский военный, «это ближневосточный вариант Красных кхмеров», которые оставили после себя в Камбодже горы черепов. В отличие от «Аль-Каиды», ИГИЛ контролирует территорию, которая в 4 раза больше Израиля по площади. Захватив месторождения в Ираке, он зарабатывает на нефти 2 млн. долларов в день. Это 730 млн. в год. На эти деньги можно купить много всякой гадости. На месте Обамы я бы все же забросил клюшку для гольфа, потому что отмененная им война с террором, похоже, вступает в новую, ужасную стадию.


  • 514

Николай Сванидзе: "Что, если человек идет в джинсах синего цвета и в желтой майке – это пропаганда украинского фашизма?"

2014.08.22

М.КОРОЛЕВА – Здравствуйте, это, действительно, программа "Особое мнение" и я, Марина Королева, а напротив журналист Николай Сванидзе. Николай Карлович, здравствуйте!

Н.СВАНИДЗЕ – Добрый вечер, Марина.

М.КОРОЛЕВА – Ну что, идет караван, идет по территории Украины. Гуманитарная колонна движется. Украина этого не разрешила. Более того, с украинской стороны уже звучат слова: «вторжение», «вернитесь в зону международного права». Выстрелов нет, пока все происходит спокойно. Пока. Но вот, какая странность, Николай Карлович, смотрите, вроде бы гуманитарных груз идет к Луганску. Луганску нужна гуманитарная помощь? Нужна. Опять вокруг этого всего происходит нечто непонятно. Призывы к международному праву, территория чуждой страны, в общем. Мы направляем гуманитарную помощь. На ваш взгляд, что это: вторжение, помощь людям – как вы к этому относитесь?

Н.СВАНИДЗЕ – Зависит от угла зрения. С нашей официальной позиции это помощь людям, и у нас просто не хватило терпения дождаться, когда, наконец, украинская сторона покончит со всеми своими проволочками, оттяжками и так далее. С точки зрения украинской стороны, это вторжение. Это часть украинской территории. Это украинская территория, вы абсолютно правильно сказали, это чужая страна. 

М.КОРОЛЕВА – То есть они имеют право говорить, что этот гуманитарный конвой вторгся на их территорию.

Н.СВАНИДЗЕ – Боюсь, что несомненно имеют такое право, даже, если они, действительно, занимались проволочками, а они ими занимались, потому что они не вполне понимали, что делать с этим нашем конвоем гуманитарным, во-первых. А, во-вторых, каждая сторона – и наша и украинская – ищет какого-то позитивного пиаровского результата от каждого своего хода. И, по-видимому, в поисках этого позитивного результата украинская сторона, Киев затягивал ситуацию с конвоем. 

М.КОРОЛЕВА – А отказать было нельзя вот так просто, сказать: не хотим.

Н.СВАНИДЗЕ – Отказать было нельзя, потому что это с разу пиаровский проигрыш, потому что мы предлагаем гуманитарную помощь бескорыстно. Мы же туда не Таманскую дивизию засылаем в рамках этого конвоя. Может, мы ее туда и засылаем, я не знаю, потому что речь там идет уже о каких-то подразделения Псковской десантной…

М.КОРОЛЕВА – Да, ладно!

Н.СВАНИДЗЕ – Ну, полон уже интернет этим. Но в данном случае, когда речь идет о гуманитарном конвое, как ты откажешься? Поэтому они тянули. А мы подождали-подождали и рванули, что тоже весьма, в общем, экзотично, потому что это чужая территория, и давайте себе представим зеркально ситуацию, что или украинская сторона или, вообще, любая другая сторона, с которой мы граничим, будь то Китай, ныне братский, по нашему мнению братский – по китайскому мнению боюсь, что не очень, Япония… да, кто угодно – Штаты Соединенные Североамериканские к нам зашлют в какой-нибудь ситуации, - не дай бог, природный какой-нибудь катаклизм или еще чего – зашлют гуманитарный конвой. А мы будем с ним возиться на границе. И тогда они скажут: «Знаете, что? Идите вы пляшите со своими затяжками! Надоело нам» - растолкают погранцов и вперед 100 машин по нашей территории. Нормально будет? Какова будет наша реакция, реакция нашего МИД, реакция нашего МВД.

М.КОРОЛЕВА – Да вот хоть на Курильские острова гуманитарную помощь от Японии.

Н.СВАНИДЗЕ – Ну, скажем, да. Поэтому здесь ситуация очень острая на самом деле. И не случайно, на тот момент, пока мы с вами эту тему обсуждаем, как я понимаю, еще реакции мировой нет.

М.КОРОЛЕВА – Собственно, даже и реакции Москвы как таковой нет.

Н.СВАНИДЗЕ – А какая реакция со стороны Москвы? Со стороны Москвы не нужна реакция. Москва действует.

М.КОРОЛЕВА – В ответ на украинскую реакцию.

Н.СВАНИДЗЕ – А, какая украинская реакция? Украинская реакция - что это вторжение. Ну, мы молчим. Мы продолжаем. Собака лает –караван, в прямом смысле этого слова, идет. Но мировой реакции пока нет. Нет реакции со стороны наших американских партнеров. Нет реакции со стороны наших партнеров по агрессивному блоку НАТО. Никакой реакции нет, потому что они ждут. Они прижали уши, потому что боятся, естественно, все возможных последствий абсолютно неконтролируемых. Все боятся совершить какой-то острый шаг, который будет потом уже не обратим, и поэтому ждут дальнейшего развития событий. Я боюсь, что… то есть я надеюсь, что ни к каким необратимым последствиям это не приведет, но, что может быть – хорошо бы мне ошибиться – я не исключаю, что будут сорваны встреча и переговоры между Путиным и Порошенко, которые на мечены на 26 августа.

М.КОРОЛЕВА – Кстати, да.

Н.СВАНИДЗЕ – Кстати, да. 

М.КОРОЛЕВА – Их ведь ждут.

Н.СВАНИДЗЕ – Их ведь ждут, но я не исключаю, что какой-то из сторон – может быть, украинской – это даст повод сказать: «Знаете, что, ребята? А мы с вами разговаривать-то не будем» - предположим. Я, честно говоря, не знаю, каковы позиции нашей стороны на этих переговорах. Потому что позиции украинской стороны понятны, и они изложены Порошенко. Что в ответ предложит Путин, не знаю. По-видимому то, что предлагал до сих пор. 

М.КОРОЛЕВА – Москва, как вам кажется, сама-то хочет этих переговоров или ее вынуждают?

Н.СВАНИДЗЕ – Я не уверен в этом, Марина. Я не исключаю того, что этот резкий шаг, этот поход… Мы иногда совершаем в нашей внешнеполитической деятельности такие острые шаги, которым сами аплодируем радостно.

М.КОРОЛЕВА – Ну, вот НЕРАЗБ нас спрашивает по этому поводу: «А можно ли назвать тогда гуманитарную помощь попросту провокацией?»

Н.СВАНИДЗЕ – Нет, понимаете…

М.КОРОЛЕВА – То есть вы думаете, что здесь все чисто?

Н.СВАНИДЗЕ – Я не думаю, что все чисто. Просто есть определенная, я бы сказал, презумпция невиновности. И если мы предлагаем большую гуманитарную помощь, то я предпочитаю исходить из того, что мы предлагаем большую гуманитарную помощь. Но, поскольку это политика, то, естественно есть у этой политики и этого шага гуманитарного какие-то несомненные составляющие и другие, в том числе, вполне прагматические, пиаровские, политические и какие угодно. Я не исключаю, что одна из составляющих… Ну, чего вдруг нервы не выдержали? Чего вдруг устали ждать, когда закончатся эти украинские проволочки? Что, не в порядке неравная система, что ли у нашего министерства иностранных дел? Всегда была в порядке. 

М.КОРОЛЕВА – Ну, или, наконец, почему все-таки не передают эту гуманитарную помощь через тот же Красный Крест. Ведь, наверное, несложно вызвать туда представителей…

Н.СВАНИДЗЕ – Так вот оттяжки: Красный Крест ждал подтверждения безопасности с украинской стороны, гарантий безопасности. Украинская сторона не могла, как она считает, дать гарантий безопасности конвою, поскольку эти гарантии зависят не только от нее, но и от ополченцев и сепаратистов юго-востока. Значит, в результате все это превращалось в замкнутый круг, проволочки тянулись, и нам как бы надоело ждать. Мы такие ребята темпераментные, нам ждать надоело. Почему вдруг мы стали такими темпераментными ребятами, я не знаю. Может быть, действительно, надоело ждать, может быть, мы решили, таким образом, немножко попиариться, а, может быть, мы решили сорвать встречу 26-го числа Путина и Порошенко, потому что она нам не очень нужна. Не знаю, что вовсе не исключает наших абсолютно добрых намерений, выведенных за скобки, в отношении самого гуманитарного груза.

М.КОРОЛЕВА – Да, по поводу, как вы говорите «не хватило терпения» - это был и мой вопрос, но его тут задает Ната из Пензы: «Не хватило терпения. Крым – тоже не хватило терпения. Объясните, что происходит. Это не первая ситуация, когда нам не хватает терпения. Что случилось?». 

Н.СВАНИДЗЕ – С Крымом – там терпение не причем. С Крымом причем здесь терпение?

М.КОРОЛЕВА – Мы не стали проводить всю эту процедуру через международные организации, через ООН, мы же не стали этого делать.

Н.СВАНИДЗЕ – Ну,звыняйте батьку, как сказали бы наши друзья, так сказать, украинские. Это бы ничем не кончилось, потому что если бы это все было проведено через какие-то позиции, связанные с международным правом, то нам бы этого Крыма видать, как своих ушей. Откуда бы он у нас взялся?

М.КОРОЛЕВА – Ну, значит, не видать, но было бы по закону.

Н.СВАНИДЗЕ – Потому что по всем международным законам это территория Украины. По украинской Конституции, как известно, вот так просто взять и отдать нам Крым, у них совершенно не предполагается. Поэтому мы это провели по своим правилам. И здесь как раз терпение совершенно не причем. Это мы просто выбрали момент. Мы выбрали момент, провели этот референдум, взяли Крым и все, и затихли.

М.КОРОЛЕВА – Ну, как – довольно быстро провели этот референдум.

Н.СВАНИДЗЕ – Очень быстро, очень быстро

М.КОРОЛЕВА – И не стали ждать.

Н.СВАНИДЗЕ – И не стали ждать, но не потому, что терпения не хватило, а потому что, мы сочли для себя невыгодным ждать. Здесь терпение не причем. Я не исключаю, что в случае с конвоем тоже терпение ни причем. Потому что я, вообще, не верю, что у огромного государства или у его министерства иностранных дел может на что-то не хватить терпения. Ну, так не бывает. Если чего-то делается, что на это есть свои рациональные основания.

М.КОРОЛЕВА – У вас есть хоть какое-то предположение?

Н.СВАНИДЗЕ – Потому что, если это делается без рациональных оснований, на основе эмоций, тогда становится страшно. Предположения? Я повторяю, что два. Первое. Есть гуманитарное предположение: людям нужна помощь – надо спешить, они нас не пускают. То есть, как слышится, так и пишется. Не ставлю это под сомнение. Если мы переходим к соображениям более политического и прагматического порядка, а не гуманистического, тогда их два. Первое: не пустят вообще, поэтому нужно спешно провести, чтобы отпиариться. Мы все-таки поступили по-своему. Нам не давали, а мы провели этот груз. Мы поступили как сильная страна, а не то, что нам окорот дали – мы отвернулись, повернулись и жалобно скуля пошли в обратном направлении. Нет, мы поступили, как собирались – это первое. И второе: я повторяю, что я не исключаю, что это некий шаг на локальное обострение ситуации для того, чтобы не было переговоров между двумя лидерами.

М.КОРОЛЕВА – Я только хотела бы возразить на эту вашу версию, что мы на самом деле не стали ждать и поехали сами. Опять так вопрос: почему нельзя было, например, если это вызывает такую резкую реакцию со стороны Украины, обратиться к международным организациям, сказать им: «Пожалуйста, приезжайте, быстро перегрузите эту помощь. Везите сами». Но нам зачем-то нужно было въехать туда самим. Зачем? Это, как вы говорите, пиар? Это показать, что именно мы привезли эту помощь?

Н.СВАНИДЗЕ – Хотелось своими руками, конечно, хотелось, чтобы это была наша помощь, а не помощь Красного Креста, несомненно. Это мы помогли нашим страждущим братьям на юго-востоке Украины. Не какой-то абстрактный Красный Крест европейский, а конкретно мы. Ну, конечно, это хотелось, но повторяю, здесь ситуация сложная, в смысле ускорить процесс, потому что это было сложно ускорить, потому что это не только от нас зависело. То есть, то, что там затяжки были – это несомненно так. Но другой вопрос, что, когда речь идет все-таки о заходе на чужую территорию, приходится ждать, когда ситуация разрешиться, а не действовать так, как тебе захочется. Мы поступили так, как нам хотелось. 

М.КОРОЛЕВА – Есть ли какой-то хороший выход из этой ситуации? Вот сейчас грузовики уже там. Во-первых, прогноз того, что может быть и, каков выход из этой ситуации? Вот уже это объявлено вторжением.

Н.СВАНИДЗЕ – Но это объявлено украинцами. В принципе, они объявляли уже попытки вторжения не раз. То, что там воюют российские граждане, иногда, вероятно и российские подразделения целые воинские – это тоже можно истолковать при желании, как вторжение, тем не менее, Запад всегда воздерживается от таких определений. Говорят: «Вот прошла колонна российской техники, но это не вторжение». Вы обращали внимание – так они пишут?

М.КОРОЛЕВА – Было.

Н.СВАНИДЗЕ – Потому что, если вторжение, они должны реагировать.

М.КОРОЛЕВА – Это прохождение колонны.

Н.СВАНИДЗЕ – Да, если это вторжение, они должны реагировать, а они реагировать не хотят, потому что они, называя вещи своими именами, не хотят войны. Хороших решений, я бы сказал, после счастливого воссоединения Крыма с Россией, не будет. Это было решение необратимое. И после него хорошие решения отсутствуют. Значит, речь идет только о ситуации плохой и очень плохой. В данном случае, как я понимаю, очень плохой ситуации все-таки не будет, потому что украинцы тоже не будь дураки – избегают всего, что напоминало бы какую-то военную провокацию. Они не трогают. Они говорят: «Да, это вторжение» и стоят в стороне. И правильно делают. Они не трогают этот конвой. Поэтому, я думаю, что конвой благополучно, если не будет провокаций с какой-то еще стороны, скажем, со стороны ополченцев или сепаратистов, которая будет выдана за провокацию украинскую…

М.КОРОЛЕВА – А вы этого не исключаете?

Н.СВАНИДЗЕ – Не исключаю. Но если этого не будет, то тогда конвой благополучно дойдет до Луганска и свою гуманитарную миссию выполнит и потом вернется. Все это не будет способствовать улучшению отношений между Москвой и Киевом, но они и так, как известно, оставляют желать много лучшего. 

М.КОРОЛЕВА – Что ж, посмотрим. Честно говоря, колонна уже там. Остается ждать недолго, чтобы понять, что там будет происходить на самом деле. Журналист Николай Сванидзе сегодня в «Особом мнении». Телефон для sms: +7 (985) 970 45 45, и аккаунт vyzvon в Твиттере и на сайте "Эхо Москвы" вы можете выстраивать кардиограмму эфира. Не уходя далеко от украинской темы…

Н.СВАНИДЗЕ – От нее сложно далеко уйти.

М.КОРОЛЕВА – Да-да, я думаю, мы будем, так или иначе, к ней возвращаться на протяжении всего этого часа. История с высоткой, со сталинской высоткой в Москве. Вот наши слушатели спрашивают: «Что по-вашему, двигало ребятами, которые красили звезду на сталинской высотке в синий цвет?»

Н.СВАНИДЗЕ – Фишка, на мой взгляд. Фишка такая, проявление внутренней свободы, хулиганское насколько, потому что в любом случае, чего бы ты ни хотел сделать, когда ты забираешься на здание в Москве, начинаешь там что-то пристраивать, перекрашивать или какой-то флаг туда вешать – это в любом случае, конечно, уже элемент мелкого хулиганства здесь присутствует – на зовем вещи своими именами.

М.КОРОЛЕВА – «Мелкого хулиганства» сказали вы. А реакцию вы уже знаете, да?

Н.СВАНИДЗЕ – Конечно, знаю. Поэтому я думаю, что это такое, может быть, мальчишеское стремление что-то сделать наперекор той машине пропагандистской, которая сейчас работает с очень большим шумом и большим эффектом. 

М.КОРОЛЕВА – Так о реакции?

Н.СВАНИДЗЕ – Реакция, как всегда у нас избыточная. Особенно смешно, когда придираются не к флагу даже – ну, флаг другого государства вывешен – не свастику же они повесили. Они повесили флаг другого государства. А если бы они повесили флаг Белоруссии – ну, и что?

М.КОРОЛЕВА – Или американский, например. 

Н.СВАНИДЗЕ – Американский – это плохо! Это все равно, что украинский, может, даже хуже. А вот, если белорусский, или казахский, или китайский, или киргизский, или армянский? Ну, и что? У нас нет войны с Украиной, насколько мне известно, официально не объявлена. Поэтому ну, флаг другого государства, хорошо. Погрозите пальцем. Цвета – это, вообще, смешно…

М.КОРОЛЕВА – Ну, да, потому что есть реакция конкретно на это событие, и есть реакция, которая расползается дальше в виде придирок к цветам.

Н.СВАНИДЗЕ – Желто-синее сочетание достаточно классическое. Что, если человек идет в джинсах синего цвета и в желтой майке – это пропаганда украинского фашизма. А реклама ЛДПР, которая висит на каждом шагу в городе Москве желто-синяя? Между прочим желто-синие цвета не только у украинцев, но и шведов, ну, и что, собственно говоря? Ну, и что?

М.КОРОЛЕВА – Это вы меня спрашиваете: ну и что? Я бы вас тоже спросила: ну, и что?

Н.СВАНИДЗЕ – Я не спрашиваю. Это риторический вопрос.

М.КОРОЛЕВА – Да, но на самом деле это происходит уже.

Н.СВАНИДЗЕ – Происходит.

М.КОРОЛЕВА – Вот из Питера пришло сообщение: человек в кепке…

Н.СВАНИДЗЕ – Это уже проявление маниакальности определенной. Вы знаете, наверняка, а, может быть, кто-то из наших зрителей и слушателей не знает – в свое время журнал «Юность» - там долгие годы параграфы и главки были разграничены снежинками. Снежинки, зайки такие. А потом снежинки заменили звездочками.

М.КОРОЛЕВА – Так.

Н.СВАНИДЗЕ – Да. А почему? А потому что кому-то из бдительных читателей пришло в голову, что снежинки-то шестиконечные. А-а? А поэтому, это что такое? Это пропаганда сионизма у нас в нашем советском журнале «Юность», рассчитанном на тогда еще, наверное, многомиллионную читательскую аудиторию, и поэтому сменили.

М.КОРОЛЕВА – Это сейчас смешно…

Н.СВАНИДЗЕ – Это, вообще, не смешно.

М.КОРОЛЕВА – Это было не смешно.

Н.СВАНИДЗЕ – Это и сейчас уже не смешно. И тогда было не смешно. И вот эти снежинки заменили на пятиконечные звездочки, чтобы сомнений ни у кого не было, что это должно обозначать. А есть же маньяки… были, вернее, маньяки, которые считали, что здание на Калининском проспекте или на Новом Арбате, в одном из которых мы сейчас с вами находимся, их количество и, вообще, их вид тоже кого-то склонял к тому, что это может быть проявлением какой-то пропаганды чего-то. Ну, полно идиотов больных, но, когда государство начинает заболевать на эту тему, тогда - это вы правильно говорите – не смешно.

М.КОРОЛЕВА – Есть еще одна история, тоже связанная с Украиной. История с Андреем Макаревичем, который чуть больше недели назад, съездил на Украину, выступил перед беженцами юго-востока Украины, но на украинской территории в Святогорске и в Славянске побывал. И началось что-то, что некоторые назвали травлей. И последняя история – это открытая переписка Андрея Макаревича с Эдуардом Лимоновым. Я так понимаю, что вы читали и то – в газете «Известия», то есть Лимонова, и ответ Андрея Макаревича Эдуарду Лимонову.

Н.СВАНИДЗЕ – Читал. Удовольствия не получил, прямо скажем ни от того, ни от другого. Назвать это травлей – ну, это мелковато для того, чтобы травить Андрея Макаревич, потому что Андрей Макаревич все-таки художник в широком смысле такого уровня, класса, признания, популярности, статуса, что там какой-нибудь мелкий депутат Государственной думы, который выпрыгивает из штанов, чтобы своими экзотическими предложениями обратить на себя внимание или еще кто-нибудь не могут, даже, если соберутся вдесятером или более – не могут затравить Андрея Макаревича – не по зубам. Но, я думаю, они его просто достали.

М.КОРОЛЕВА – Вы имеете в виду его ответ Эдуарду Лимонову? 

Н.СВАНИДЗЕ – Да. Его достали не эти люди, его, я думаю, достала ситуация. Переписка его с Лимоновым – это, конечно, такая дань российской древней культурной традиции, когда диалог…

М.КОРОЛЕВА – Мы не будем цитировать.

Н.СВАНИДЗЕ – Мы не будем цитировать. …Когда диалог происходит в основном вокруг демонстрации друг другу среднего пальца – так в основном этого вертится вся аргументация. 

М.КОРОЛЕВА – Но имел право Макаревич так ответить Лимонову?

Н.СВАНИДЗЕ – Я не знаю. Причем здесь право? Право есть у любого – все, что не запрещено законом. Дело не в этом, а дело в том, что он, действительно, по-моему, уже сказал, что он психанул. Я думаю, что он сказал правду. Я думаю, что он психанул. Он психанул, потому что его достала ситуация, не Лимонов. Оно не Лимонову ответил. Конечно, лучше этот вопрос задать Макаревичу, но, как мне кажется… я сейчас успею это сказать?

М.КОРОЛЕВА – Три секунды буквально. 

Н.СВАНИДЗЕ – Три секунды – тогда давайте я скажу потом, потому что я еще раз повторяю: ответ Макаревича Лимонову – это ответ Макаревича не Лимонову.

М.КОРОЛЕВА - Хорошо, об этом через несколько минут. Николай Сванидзе по-прежнему здесь, с вами. 

-------------------------------------------------------------------------------------

М.КОРОЛЕВА – И сегодня это особое мнение журналиста Николая Сванидзе. Телефон для sms: +7 (985) 970 45 45, аккаунт vyzvon в Твиттере, по-прежнему вы можете выстраивать кардиограмму эфира, надеюсь, что можете – сайт у нас с сегодняшнего дня новый, выглядит по-другому, так что зайдите посмотрите. 

Да, так вы с вами говорили об Андрее Макаревиче, его реакции на открытое письмо Эдуарда Лимонова. Для тех, кто, может быть, не читал – так мужчины такие обменялись ударами ниже пояса, что называется, причем в открытом режиме…

Н.СВАНИДЗЕ – Я бы сказал, непосредственно ниже пояса.

М.КОРОЛЕВА – Прямо непосредственно ниже пояса, да. И вы сказали, что Макаревич вроде бы отвечает не Лимонову. 

Н.СВАНИДЗЕ – Я так думаю, что, по сути, он отвечает не Лимонову, потому что его просто достала ситуация, при которой он, Андрей Макаревич обвиняется в том, что он выступил перед беженцами. Почему, я думаю так?

М.КОРОЛЕВА – В предательстве, там даже слово «предательство» произносилось.

Н.СВАНИДЗЕ – Предательстве, конечно, предательстве. «А представьте себе, – говорит наш прославленный режиссер, – представьте себе что Клавдия Шульженко бы выступила во время войны перед немецко-фашистскими захватчиками». Какими захватчиками?! Кто нас захватил, ребята? Кто нас захватил или хочет захватить? Покажите мне этого идиота, который собирается нас захватить. Я такого не знаю. Он выступил перед беженцами, он все время это подчеркивает. Ребята, какие претензии, какие вопросы? И тут на него начинают… Он, я думаю, действительно…

М.КОРОЛЕВА – Слушайте, может, он прав? Может так только и можно отвечать?

Н.СВАНИДЗЕ – Он эмоционировать начал, и потом, я думаю, что он этот палец пресловутый свой, средний, действительно, показывает не Лимонову – он показывает всей этой тенденции, связанной с изменением характера режима, которая происходит на наших глазах, когда какой-то гибрид между… Вот этим допетровским, мрачным, глухим клерикализмом, позднесталинским таким имперским мракобесием, сюда по вкусу еще гоголевско-щедринской бюрократической воровской глуповщины – в результате такой «дракончик» появляется на свет с милым вполне фашизоидным выражением морды, причем в тренде, как писал Александр Сергеевич Пушкин: «полуподлец, но есть надежда, что будет полным наконец» - он это писал о человеке конкретном, в данном случае мы говорим о режиме. Вот это, думаю, Макаревича и не его одного достало. Он считает Россию своей страной, и у него волосы, что называется шевелятся в жилах оттого, что он наблюдает.

М.КОРОЛЕВА – А, как реагировать-то, вот правда? Вот смотрите, мы с вами это наблюдаем не первый месяц, и мы все время говорим: бред, бред, и при этом мы пытаемся с вами реагировать, что называется, как интеллигентные, милые, все понимающие люди: где-то посмеемся, где-то… Ага, но только усиливается… Вот, как вы советуете реагировать? 

Н.СВАНИДЗЕ – Я ничего не советую никому. Советы даются только тем, кто их просит, желательно за деньги. 

М.КОРОЛЕВА – А, как сами реагируете?

Н.СВАНИДЗЕ – Ну, вот я сейчас сижу у вас – реагирую. Вы не обращали внимания.

М.КОРОЛЕВА – Обращаю, обращаю. Помогает? 

Н.СВАНИДЗЕ – Ну, как? Внутренне, дает ли определенное облегчение? 

М.КОРОЛЕВА – Ну, да. 

Н.СВАНИДЗЕ – Некоторое физическое облегчение - да.

М.КОРОЛЕВА – Хорошо. Я напомню, что у нас в студии Николай Сванидзе и я хочу успеть поговорить с вами о событиях 91-го года. В общем, каждый август мы, так или иначе об этом вспоминаем. Тут опрос «Левада-Центра», что показал в этом году: По сведениям «Левада-Центра» 41% опрошенных считают, что августовский путч – трагическое событие, имевшее гибельные последствия для страны и народа. 41%. Только 9% назвали события августа 91-го победой демократической революции, которая покончила с властью КПСС.

Н.СВАНИДЗЕ – Сколько ты назвала?

М.КОРОЛЕВА – 9%. Вот, хочу вас спросить…

Н.СВАНИДЗЕ – Ну, я понял уже ваш вопрос. Или вы как-то его хотите сформулировать? 

М.КОРОЛЕВА – Никак по-особому, просто хочу сказать: вот так это сейчас выглядит. 

Н.СВАНИДЗЕ – Так это сейчас выглядит. Мы же видим, что, скажем, 80% наших сограждан поддерживают продуктовые санкции – это, по-моему, тоже свежая вполне информация. Нормально.

М.КОРОЛЕВА – 84%

Н.СВАНИДЗЕ – 84. Хотя в следствии этих санкций повышаются цены и будут повышаться. Какие-то продукты уйдут из употребления и не только, я боюсь, фуагра - фуагра, может быть, еще и не уйдет, и, вообще, речь идет не о фуагра, о хамоне, а повышаются цены на вполне нормальные продукты. И какие-то продукты потеряют в качестве. Те империалисты, на которых направлены, собственно, эти санкции, они-то выкрутятся, а выиграет от этого, скажем, Белоруссия, в которой уже масса людей привлечено к работе по переклеиванию ярлыков с польских яблок. И все будет, в общем, в порядке. Тем не менее, люди считают, что это правильно, потому что сейчас соответствующий настрой у людей. В контексте этого настроя нужно воспринимать и их оценки нашей истории, в частности путча 91-го. 

Плюс разочарование в демократии несомненно, которая была им предложена в определенном виде в полном соответствии с любимым анекдотом про стриптиз, когда разговаривает парторг с директором завода: «Василий Петрович, тебе стриптиз нравится?» - «Да жуть какая! Вчера Федотовна из 2-го литейного показала – глаза бы мои не смотрели!» Вот примерно так была продемонстрирована демократия нашему народу и не вызвала никакого положительного впечатления абсолютно, как стриптиз. А она ассоциируется с Западом. Соответственно, благодаря массированной, очень эффективной, безальтернативной, спешной очень пропаганде последних лет, вообще, все, что связано с Западом, ассоциируется с геями, с аморалкой, с русофобией, со всем негативом, который только можно придумать. И, соответственно, очень популярен любой антизападный контекст. Все, что не западное, антизападное – то патриотично, то правильно. Если Запад надевает штаны нормально - мы должны надевать их через голову. Если Запад входит через дверь – мы должны в окно. Если Запад спереди – мы должны сзади. Вот так примерно. И, поскольку преподносится нам к тому же еще… У нас же значительная часть нашей нынешней правящей команды идеологически близка к людям проигравшим в результате путча 91-го года…

М.КОРОЛЕВА – То есть вы хотите сказать, что эти люди могли бы оказаться на стороне ГКЧП?

Н.СВАНИДЗЕ – Конечно, несомненно. Так же, как и к людям, проигравшим в сентябре-октябре 93-го года. Идеологически несомненно это очень большая часть нашей нынешней власти близка к ним. Поэтому, конечно, они в последние годы делали много для того, чтобы в глазах большой части массовой аудитории эти результаты принизить. Хотя я должен сказать, что это было великое событие. Ведь можно сказать, что все наши беды и трагедии пошли от отмены крепостного права в 1861 году. Можно, вообще, любую дату или любое событие в истории взять и сказать: «О! Вот от этого все и пошло!»

М.КОРОЛЕВА – Но крепостное право было, когда? А это все происходило на наших с вами глазах, 91-й года…

Н.СВАНИДЗЕ – Я вам сейчас, Марина, на счет раз докажу, что не будь освобождения от крепостного права, если бы у нас рабы продолжали оставаться рабами – не было бы революции, не было бы гражданской войны, все было бы у нас зашибись! Докажу на счет раз просто.

М.КОРОЛЕВА – Это понятно, но я хочу вас спросить про 91-й год. Прошли эти годы. Для вас это по-прежнему однозначно хороший исход – то, что произошло в 91-м, и чем это закончилось?

Н.СВАНИДЗЕ – Для нас это однозначно хороший исход в той ситуации. То, что произошло, происходило и продолжает происходить в последующем, не является следствием победы Бориса Николаевича Ельцина и сил, которые он представлял в августе 91-го года. Это не следствие. Хронологическая последовательность не всегда означает логическую связь. В данном случае это не так.

М.КОРОЛЕВА – А где для вас победа начала оборачиваться поражением? Вот был ли какой-то момент после 91-го года, когда вы можете сказать: «О! Вот это произошло вот здесь»? 

Н.СВАНИДЗЕ – Таких моментов было несколько. Это была, я бы сказал, цепь событий цепь разнообразных факторов. Западный, кстати, один из них, потому что, я считаю, что Запад совершил колоссальную ошибку, когда полностью не поддержал молодую, скажем пафосно, молодую демократию в начале 90-х годов, полностью, безоговорочно, не ставя какие-то условия, выдвигая, не говоря: «А вот вы делайте так…»

М.КОРОЛЕВА – А какой поддержки не хватило?

Н.СВАНИДЗЕ – Любой. Моральной, финансовой. Потому что такая страна, как России, когда она встала на рельсы демократического развития, должна была быть поддержана безоговорочно. 

М.КОРОЛЕВА – То есть и у вас Запад виноват?

Н.СВАНИДЗЕ – Часть его вины присутствует несомненно, конечно. 

М.КОРОЛЕВА – Николай Сванидзе был сегодня в студии «Особого мнения». Я Марина Королева, всем спасибо, всем счастливо!

Источник: "ЭХО Москвы"

  • 419

Виктор Топаллер: "Сегодня в Америке превалирует та часть населения, которая желает лишь брать"

2014.08.19

Брать интервью у Виктора Топаллера  - задача не из простых. Его знает практически весь мир, что там спрашивать? Подробную информацию о ведущем RTVi можно прочесть на его странице в Wikipedia, социальной сети Facebook, десятке статей и интервью. Но всё-таки, после обработки всего материала и даже продолжительного личного знакомства с Виктором, возникло чувство недосказанности. Не скрытности, не поймите меня неверно. Именно недосказанности. Благодаря обилию ярких высказываний Топаллера на разные темы, в первую очередь, политики Америки и Ближнего Востока, сотнями интервью с известными и влиятельными людьми, статьями и радиошоу, Виктор для многих зрителей, читателей и слушателей как в США, так и за рубежом, может показаться эдаким «своим парнем». Он безапелляционный критик действующего президента США, демократов, ООН, Палестинской автономии и российской власти. Топаллера называют «русским Рашем Лимбо»  ( *известный консервативный американский радио и теле-ведущий, прославившийся своими скандальными тирадами в адрес Обамы и демократов). Правда, в этом сравнении «Топаллер-Лимбо»  есть один момент, не дающий мне покоя. Лимбо поддержал Владимира Путина, когда в РФ запретили, цитата , «усыновлять русских детей американскими геями и лесбиянками».. 

- Виктор, а как Вы отнеслись к этому закону, который Лимбо, явно, то ли неверно прочел, то ли не так понял? 

Консервативные ведущие настолько устали от слабого, беспомощного, зараженного социалистическими идеями президента, благодаря которому Америка потеряла уважение и друзей, и врагов, что готовы в некоторых ситуациях одобрять действия Путина, который постоянно корежит из себя «мачо».  В данном случае, Лимбо, как мне кажется, «ухватился» не столько за усыновление, сколько за сам подход к проблеме. Я, вот, например, считаю, что сажать в тюрьму гомосексуалистов (как это делалось в СССР) – преступление и идиотизм. И при этом считаю не меньшим идиотизмом повсеместное проведение «парадов гордости»: почему надо гордиться своей сексуальной ориентацией? Зачем общество доходчиво объясняет детишкам не только абсолютную законность и прелесть однополой любви, но и несомненную выгоду этой ориентации? Попробуй, уволь гея с работы – такой вой поднимется!.. Полагаю, что ряды гомосексуалистов и лесбиянок будут неуклонно увеличиваться. Что неплохо, хотя бы потому, что вскоре гетеросексуалы окажутся  сексуальным меньшинством и смогут претендовать на серьезные льготы. И начнут парады проводить.

- Полагаю, что с Вами согласится большинство Ваших поклонников. По всей видимости, публике импонируют Ваши консервативные взгляды, открытость и прямота. Часто ли в русскоязычной среде зарубежья попадаются те, кто не согласен с такой позицией?  

Достаточно часто. Но, все-таки, общеизвестно, что большинство наших соотечественников – вменяемые люди.

- Не знаю даже комплимент это или наоборот... Почему, на Ваш взгляд, многие выходцы из СССР за границей становятся ярыми республиканцами? 

Довлатов писал, что мы не лучше и не умнее американцев, просто мы уже побывали на конечной остановке этого автобуса. Мы ведь знаем, что такое социализм не по лекциям обкуренной «красной профессуры» в американских университетах, превращающих нашу молодежь в зомби, а на собственном опыте: «Мир – это хорошо! Война – это плохо! Всем хорошую медицину и высокую зарплату! Да здравствует равенство!» И тому подобная, весьма привлекательная ахинея, оборачивающаяся в жизни своей прямой противоположностью...  И мы видим, во что превращается Америка. Очень точно сказал О`Райли: «той страны, которой гордились, которую любили и уважали больше нет». И слова Кеннеди «Не спрашивай, что твоя страна может дать тебе. Cпроси, что ты можешь дать своей стране» - безнадежно устарели. Сегодня в Америке превалирует та часть населения, которая не умеет и не хочет, что называется «давать», а желает лишь брать. Бездельники и лоботрясы. Иждивенцы. Обамовский электорат. Владимир Буковский, человек, которого я безмерно уважаю и добрыми отношениями с которым горжусь, сказал: «Когда к власти приходят социалисты – жди появления концлагерей». Так что никого не должно удивлять, что достойные уважения люди, такие Елена Боннер, Гарри Каспаров, Георгий Вайнер, Эдуард Кузнецов, Валерия Новодворская предельно ясно выражали свое отношение к западным либералам, которых Ленин презрительно именовал «полезными идиотами».

- Виктор, на вашей странице в Википедии указана цифра в 500 интервью. Отобранных, полагаю, вручную. А есть ли такие личности, политики, общественные или культурные деятели, которым бы Вы не подали руки и не стали бы интервьюировать?

Есть. У меня в студии бывали люди, к которым я, мягко говоря, не испытывал особой симпатии: Жириновский, Говорухин или покойный Балабанов. Но они, безусловно, личности, интересные аудитории. Я приглашаю таких людей в программу, отбрасывая свои личные чувства. Как бы ни возмущало меня то, что говорит и делает Говорухин, но это режиссер, который снял «Вертикаль»; очень плохую, но одну из самых кассовых советских картин - «Пираты ХХ века» и один из лучших сериалов - «Место встречи изменить нельзя». Но в моей студии никогда не могли бы оказаться деятели подобные  Проханову, Шевченко или Киселеву. Во-первых, потому что я брезглив, а, во-вторых, потому что это ничего не представляющие из себя негодяи, с которыми разговаривать не о чем.

- Ваша многолетняя карьера в СМИ и широкая известность могли бы стать дорогой во власть. Виктор, хотите Вы этого или нет, но Вы - влиятельный представитель русскоязычной общины, пример для подражания, источник цитирования. К Вам прислушиваются, читают, и если и звонят в Ваше шоу на радио, то для того, чтобы просто побеседовать, не критиковать. Может стоило бы выдвинуть свою кандидатуру на какой-то пост в правительстве? Ведь говорить и писать могут многие, а вот делать...

Мне кажется, каждый должен заниматься своим делом. Дважды в Израиле мне предлагали идти в Кнессет, причем оба раза предоставляли реальное, «проходящее» место в списке. Я отказался, не раздумывая: это не для меня. Помните, как «дубли» в «Понедельник начинается в субботу» Стругацких приходили в неистовство при виде официальных бумаг и рвали их на части? Через десять минут любого собрания/совещания/заседания я прихожу в такое же состояние...

- Виктор, короткий вопрос: деньги или слава? Выбрать только одно!

Если честно, «без понтов» - и то, и другое не может быть самоцелью. Поскольку в этом случае неизбежно приведут к краху... Вот если то, чем ты пытаешься заниматься, приносит славу и, как следствие, деньги – замечательно! Чем больше, тем лучше.

- А что Вы больше всего ненавидите?

Ух.. Много чего. Ну, навскидку... Равнодушие, лицемерие, трусость, глупость, дилетантство, слюнтяйство, необязательность. «Или когда все время против шерсти, или когда железом по стеклу». Могу всю эту песню Высоцкого процитировать, а потом еще добавлять и добавлять.. Так что лучше остановиться.

- Сложилось впечатление, что на Америку Вы смотрите как бы со стороны – взглядом бывшего израильтянина или, скажем условно, «русского»?

Со стороны виднее – я не могу с этим спорить. Я себя ощущаю тем, кто я есть: гражданином двух стран: Израиля и США. Когда жизнь заставляет меня надеть пиджак, на его лацкане можно увидеть значок – израильский и американский флажки вместе. И в кабинете у меня эти флажки. Я люблю две эти страны, горжусь их гражданством и вижу залог процветания Америки и Израиля в максимально близких, дружеских отношениях, которые так испакостила нынешняя американская администрация.


– Что тогда говорить про отношения США с Росией? Столько времени прошло с «холодной войны» и, вот, кажется, новый ее этап.  Это тупик, на Ваш взгляд? Если нет, то есть ли шанс для новой «перезагрузки»? 

А я не считаю, что с нынешней Россией надо что-то перезагружать. Надо, наоборот, разгружать. Хватит нести казуистическую чушь – «наши партнеры»... Нет никаких партнеров. Эта страна на сегодняшний день – враг Америки, и отношение к ней должно быть соответственным.

- А что же с Ближним Востоком? Пациент безнадежен? 

И будет безнадежен, пока Запад не перестанет делать хорошую мину при плохой игре. Надо просто перестать лгать. Изображать, что разговор идет о двух сторонах в конфликте, а не о героической борьбе единственного цивилизованного государства в регионе с обнаглевшими бандитами. Надо назвать убийц и отморозков - убийцами и отморозками. Дать себе отчет в том, что переговоры с террористами – тупик и катастрофа, что с пиратами в свое время справились только тогда, когда объявили их вне закона и начали вешать. Признать, что Израиль – единственный реальный союзник США в регионе и то, что хорошо для Израиля, хорошо для Америки. И, соответственно, наоборот. Если не ошибаюсь, Андрей Дмитриевич Сахаров говорил, что нравственность в политике в конечном счете приносят успех, а ложь и лицемерие, кажущиеся такими «выгодными и дальновидными», в результате приводят к краху. Необходимо прекратить всю эту белиберду с «мирным процессом». С кем говорить? С «народом», который был придуман на Лубянке для уничтожения евреев и даже не скрывает этой своей основной задачи? Что за бред?!  Не вредно бы вспомнить слова первого и последнего посла СССР в Израиле, Александрв Бовина, с которым были дружны:  «После войны 1948-1949 годов большая часть тех районов Палестины, которые по решению ООН должны были отойти арабам, так и осталась у арабов – эти районы захватила Иордания. Казалось бы, чего проще: король Иордании передает эту землю своим палестинским «братьям» и дело с концом. Но он не передал. Почему? По очень простой причине: воевали не за создание Государства Палестина рядом с Государством Израиль. Воевали за уничтожение Государства Израиль. Арафату не нужен был Западный берег реки Иордан, ему нужен был Восточный берег Средиземного моря».


- Предположим, есть возможность пожить в любую эпоху и в любой стране - Ваш выбор? 

Я может и придумал бы что-то интересное, но тут все «испортил» гениальный Александр Кушнер. Я эти строчки прочел первый раз когда мне было двадцать и с тех пор уже никогда не думал о смене эпохи:

Времена не выбирают,

В них живут и умирают.

Большей пошлости на свете

Нет, чем клянчить и пенять.

Будто можно те на эти,

Как на рынке, поменять.

- Виктор, Ваш сын в совершенстве говорит на двух языках. Но это, скорее, исключение, верно? Как добились результата, ведь дети иммигрантов в какой-то момент просто напрочь отказываются говорить на языке предков?

Нет, не на двух. На четырех. Русский, английский, иврит, французский. Как добились? Расскажу Вам одну историю. Есть у меня друг. Ему было 13 лет, когда он однажды вернулся из школы и заговорил с родителями на английском. Его отец сказал:

- Помнишь, мы с тобой договаривались? Дома мы с мамой и ты говорим только по-русски? Я понимаю, как тебе тяжело перестраиваться, но неразумно терять язык, который...

Ну и дальше, в том же духе, минут десять-пятнадцать.

Парень слушал-слушал, а потом говорит:

- Папа, а ты обратил внимание, что я при Вите никогда на английском не говорю?

- Ну, обратил.. А что?

- А знаешь почему?

- Почему?

- Потому что Витя никогда не нудит, а сразу бьет меня ногой по ж***. Может и тебе стоит так попробовать?..

А если серьезно, то это проблема не детей, а взрослых, у которых не хватило ума, желания, сил, терпения, времени сохранить у детей русский язык. Их можно только пожалеть. Мой сын перечитал всю нашу библиотеку на русском, говорит с ма-а-а-асковским «акцентом», хотя на работе общается исключительно на английском, а у себя дома на иврите – его жена израильтянка. Знате, какое это счастье, когда твой парень сидит за столом с твоими друзьями и ему не надо объяснять откуда выплыла в разговоре цитата из Зощенко или Булгакова?


- Тяжело, наверное, пришлось Вашей супруге - следовать за Вами по всему миру, привыкать к новой обстановке, языку, людям? Кто она по профессии и чем занимается в Америке?

Ну да, ей не позавидуешь... Вообще, она инженер. Но на ней всегда был дом и ребенок. И муж. И в Москве, и в Израиле, и в Бельгии, и в Америке. Она работает менеджером в медицинском офисе. Мы женаты уже, страшно сказать, тридцать семь лет. Непостижимо... Что я могу о ней рассказать? Роман надо писать о ее долготерпении и характере.. Женский такой роман, со страданиями и переживаниями. Дочка Жоры Вайнера, с которым мы очень дружили, как-то сказала ему по дороге от нас: «Какое, все-таки, у Гали трудное счастье...»


- Виктор, что, по-вашему, является самым большим счастьем? А несчастьем? 

Это очень тяжелый вопрос... Давайте так: я точно знаю, что самое большое счастье, а несчастью нет предела... Поэтому скажу только насчет счастья, хорошо? Счастье – это когда твои близкие живы и здоровы. А если еще вдобавок к этому ты занимаешься тем, что любишь и неплохо за это получаешь... Больше ничего не надо. «Лучше быть нужным, чем свободным».

- Если бы у Вас была золотая рыбка и возможность загадать три желания - какие бы они были?

Я думаю, что не очень готов к разговору с золотой рыбкой. Во всяком случае, каждый раз на рыбалке я опасаюсь ее вытащить и начать мямлить что-то невразумительное... Наверное, я бы попросил ее вместо трех желаний только одно. Но за это сконцентрироваться как следует на его выполнении: чтобы все близкие были здоровы. Больше мне ничего не надо. Все остальное я сам. 

Регина Фокс


  • 2269