Ненавижу Первое сентября!

2015.09.01

....И все эти фотографии детей, у которых впереди несколько лет школьной каторги. И еще там растроганные родители. Вся лента в бантиках, портфельчиках, гладиолусах... При этом, все, почти все взрослые счастливы, что их "школьные годы чудесные" закончились. И у всех тайная надежда "может нашим детям повезет больше..."?! А если нет?

А с другой стороны, какая альтернатива средней школе? Скорее всего, очень-очень дорогая (по деньгам) не средняя, уникальная, единственная, "как нам повезло" школа. А уникальной ее делают, прежде всего, учителя. А с уникальными учителями проблема. В мире таких почти нет. Хороших инженеров - тысячи. Филологов, историков, математиков - ну много, чего уж там. И это хорошо. А хороших учителей - один-два на всю твою жизнь, чтобы помнили. И потому общее на всех: "Здравствуй, школа", когда уже ты, блин, закроешь за нами двери?!

Как хорошо быть взрослым...



  • 80

Трамп сделал свое дело, пора уходить

2015.08.13

Моя мама была из деревни и выражалась образно, но просто. «Велик пень, да дурен», - сказала бы она про Дональда Трампа. Кристофер Хейс их консервативного журнала «Уикли стэндард» тоже выразился образно, написав на днях, что: «обращаться к Трампу за тем, чтобы решить проблемы Вашингтона, - это как просить обезъяну починить холодильник».

Трамп, которого я раньше ошибочно звал миллиардером, хотя сейчас прочел, что у него жалкие 300 миллионов, регулярно говорит вещи, за которые другого политика сжили бы со свету. Но ему они не только сходят с рук, но и еще больше повышают его рейтинг. 

На той неделе он наехал на ведущую телекомпании «Фокс» Мегин Келли, чей вопрос показался ему слишком каверзным. Блистательная Келли спросила, почему он называет женщин «жирными свиньями». Наш герой не растерялся и возразил, что не всех, а только левую комедиантку Рози О’Доннел, которая действительно свинообразна. Публика заржала, потому что дело было на республиканском диспуте. Заодно Трамп проехался и по дерзкой Келли, а потом связал ее строгость к себе с менструальным циклом. 

В США за такие вещи наказывают так безжалостно, что даже «Исламское государство» приходит в ужас и бежит жаловаться в ООН. 

Многие решили, что Трамп, наконец, переборщил, и что его песенка спета. Не тут-то было. Опрос телекомпании Эн-би-си показал, что после указанного диспута Трамп по-прежнему ведет среди республиканцев с 23 процентами. Сенатор Том Круз, занявший второе место, набрал всего 13. 

Трамп, который ни разу не извинился перед Келли и этим, я уверен, заслужил еще большее уважение своих фанатов, гордо заметил, что республиканский диспут смотрело рекордное число телезрителей – 24 миллиона. Ходят слухи, что транслировавший его канал «Фокс» заключил тайную сделку с Трампом, который своими выходками повышает ему рейтинг. Это, конечно, шутка, хотя я знаю либералов, которые примут ее за чистую монету. 

На самом деле, негласное соглашение с Трампом имеют все наши СМИ: он повышает им всем рейтинг, а они делают ему бесплатную рекламу. Кроме Трампа, в республиканском диспуте участовали еще девять человек, которые говорили вполне дельные вещи, но мы вторую неделю говорим о выходках Трампа.

Трампа сравнивают с российским Жириновским.  Оба умеют развлечь публику, журналистам всегда есть, что писать, и фанаты обоих считают, что они режут правду-матку, тогда как другие политики – это так, морковный кофе (так Майковский отзывался о бесцветном комсомольском поэте Безыменском). 

Но Жириновский основательнее. В 90-х он сочинял партийные программы, занимался партийным строительством и вообще единственный в России вел себя, как западный политик, то есть рыл землю носом, зарабатывая голоса. У Трампа же пока нет программы (он обещает объявить ее как только, то сразу), а та, что была в прошлом, оттолкнула бы нормальных республиканцев: он выступал, например, за национализированную медицину, чтобы не тратиться на медстраховки своих работников, поэтому ему сейчас трудно предлагать замену Обамакера.

 Что же до партийного строительства, то Трамп грозится баллотироваться от третьей партии, если республиканцы его обидят. То есть подарить победу Хиллари Клинтон, если ее до этого не посадят. 

Чтобы не быть совсем негативным, подчеркну, что Трамп сделал одно доброе дело: он заставил других кандидатов-республиканцев говорить о проблеме нелегалов, которые сидят в печенках у миллионов республиканцев. Иначе бы они на эту тему помалкивали, боясь потерять оставшиеся латиноамериканские голоса. Так что Трамп сделал свое дело, пора уходить. Но он не уйдет еще долго. 


  • 184

Энтони Бивор рассказал, как возродилась "старая российская паранойя"

2015.08.09

На минувшей неделе из школьных библиотек в Свердловской области изъяли учебник истории, написанный английским ученым Энтони Бивором. Книга о Второй Мировой совершенно не вписывается в новую концепцию патриотического воспитания. 

Энтони Бивор получил мировую известность благодаря книгам "Сталинград", "Вторая Мировая война" и "Падение Берлина".

По информации российских СМИ, в качестве причины недовольства трудами историка ведомство указало, что его исследования "пропагандируют стереотипы, сформировавшиеся во времена Третьего Рейха". Особое раздражение в Москве вызвали описание историком фактов изнасилований немок солдатами Красной армии.  

Сам Бивор поясняет, что не намерен соглашаться с мифологией советской пропаганды. В эксклюзивном интервью RTVi Бивор заявил, что не удивлен российской реакцией на свои исследования, он даже ожидал, что это произойдет раньше.  

Ваша реакция на запрет книги в России. Испытали ли Вы шок или все-таки знали, что это рано или поздно случится?

Энтони Бивор: Нет, я не был в шоке. Я был, скорее, удивлён, что это заняло так много времени. Когда в 2002 году была опубликована моя книга, в России была серьёзная реакция на её выход.Однако тогда я, вероятно, эту реакцию недооценил. 

Я не понял, что для многих людей, даже для тех, кто был против Сталина, кто пережил ГУЛАГ, победа в мае 1945 года стала, как мне когда-то говорил бывший посол в Великобритании Григорий Карасин, чем-то священным. Потому что это был тот момент в России, которым все могли гордиться, после всех страданий, которые испытали многие поколения. 

Поэтому всё, что в той или иной степени могло запятнать победу, этот особый момент, было обречено на негодование. 

Ну мы же не можем утаить факты, нельзя же притвориться, что тех или иных событий не было. Тем более что все материалы общедоступны в российских архивах. Так что когда они говорят, что мои книги - это пропаганда Геббельса, ну это просто смешно.

Почему всё-таки Россия неожиданно решила воевать с Энтони Бивором? 

Энтони Бивор:  Ну мне не объявляли войну, просто начали критиковать во всех средствах массовой информации, которые, скажем так, дружат с Кремлём. В основном из-за того, что в книге описываются истории о массовом изнасиловании. 

И сейчас происходят попытки отрицания того, что это происходило. Но ведь эти факты доступны не только в архивах, но и в документах, составленных офицерами Красной Армии, а также в описаниях советских журналистов, которых в то время прикрепляли к войскам Красной Армии. Ну и, конечно, есть свидетельства самих немцев и другие доказательства. Причём эти материалы лежат в российских архивах. Это прямые и очевидные доказательства. 

Я думаю, что всё дело в том, что есть такое настроение - нельзя трогать Победу. Но ни одно правительство не может контролировать историю!

Всё-таки почему за Вас взялись сейчас, а не пять лет назад, скажем?

Энтони Бивор:  Возможно, это связано с празднованием 70-летия со Дня победы, которое было достаточно агрессивным с точки зрения подачи. И дело не в новых танках и оружии, а в использовании цветов георгиевской ленты. Такие же цвета используют сепаратисты в Украине. 

Я думаю, что сыграло роль ещё и международное осуждение вторжения России в Украину. В итоге старая российская паранойя была просто простимулирована. Мол, мир опять против России. Ну и получается, что Россия должна дать ответ.

Историю всегда пишут победители. В чём опасность такого подхода?

Энтони Бивор: Ну не всегда историю пишут победители. Например, гражданская война в Испании: её историю описали проигравшие. Это случилось из-за того, что версия победителей, Франко, националистов, была такая призрачная и неприятная, что никто ей не поверил. 

История, конечно, меняется со временем. Сначала у нас есть молниеносная версия истории от победителей, которая выдается сразу же после их триумфа. Однако спустя какое-то время появляется доступ к архивам не только в собственной стране, но и в ряде других. Таким образом, историки получают широкую картину произошедшего. 

Например, проблема в оценке Второй Мировой заключается в том, что у каждой страны есть своя версия тех событий. Она вытекает из собственного опыта и воспоминаний. Но радует, что в последнее время на международных исторических конференциях, берётся за основу глобальный подход к оценкам Второй Мировой. 

Мы должны помнить, что Вторая Мировая война - это не просто война между нацистами и Советами, или битва двух идеологий, всё было намного сложнее. Это был конгломерат множества разных конфликтов.

Что сейчас происходит в России, по-вашему? Что за новый виток отношений между Россией и Западом?

Энтони Бивор:  Очень жаль, что мы наблюдаем конфронтацию мнений и взглядов в России в данным момент. Особенно это касается взглядов на происходящее в Украине. Можно сказать, что это некое возрождение российского национализма. На это повлияло в какой-то степени унижение, которое многие русские испытали после развала Советского Союза. 

Я уверен, что Запад тоже вёл себя неправильно после Перестройки. Например, принудительные экономические реформы для России  мне представляются неконструктивными. Поэтому я понимаю то чувство обиды, которое возникло у россиян. Но очень жаль, когда страна начинает вот так выражать своё негодование в подобном националистическом ключе.

Ваш взгляд на проблему Крыма. Часть ли это России или оккупированная территория, как считает Киев?

Энтони Бивор: Я думаю, что Крым исторически является частью России, но в то же время Россия нарушила своё собственное соглашение о передаче полуострова Украине в 50 годах. То есть получается, Москва нарушила свой собственный закон, оккупировав Крым. 

Я полагаю, что у России будет много проблем с финансированием Крыма, и в какой-то момент он превратится в бремя. Но опасность ситуации даже не в истории с Крымом - этот вопрос как-то можно решить и даже в пользу России. Главное - остановить российскую интервенцию, которая происходит сейчас в Украине: с участием танков, орудий и другой силы. Это может вылиться во что-то очень опасное. 

Беседовал Евгений Ксензенко, собственный корреспондент RTVi в Великобритании.



  • 185

Все хотят зарплату побольше и политики это знают

2015.08.09

В романе Горького «Мать» рабочие боролись за «болотную копейку». В США развернулось движение за повышение минимальной ставки зарплаты. В нашем случае болотная копейка составляет 15 долларов в час. 

Эта царская сумма больше, чем вдвое, превышает нынешнюю федеральную ставку в 7 долларов и 25 центов в час. За то, чтобы повысить ее более чем вдвое ратует, например, гласный социалист Бёрни Сэнлерс, который баллотируется в президенты от демократов и кое-где наступает на пятки Хиллари Клинтон. 

У меня есть ряд соображений по поводу минимальной зарплаты. 

Во-первых, не очевидно, что власти должны регулировать зарплаты, которые платят работающим не они сами, а частные хозяева. Такие вещи должен решать рынок, а не политики, которым нравится распоряжаться чужими деньгами и покупать на них голоса избирателей. 

Во-вторых, 15 долларов в Нью-Йорке – это не 15 долларов в американской глубинке. В Нью-Йорке и Сан-Франциско их покупательная способность равна 12 долларам с копейками, тогда как в рекордно дешевом городке Бекли (штат Западная Вирджиния) она составляет 19 долларов 64 цента. То есть неумно мерять огромную страну одним аршином и заставлять хозяев платить работникам 15 в час в сравнительно дешевых районах Америки, где, например, жилье стоит не такие бешеные деньги, как в Нью-Йорке или Сан-Франциско.  

Скажем, кварплата в Сан-Франциско на 81 процент выше, чем по стране в целом. Казалось бы, тамошние жители действительно нуждаются в повышении минимальной ставки. Проблема в том, что если удвоить зарплату его жителям, домовладельцы могут сделать из этого вывод, что квартиросъемщики разбогатели, и дружно увеличат кварплату. Это нам надо?

Все хотят получать больше, и я не исключение. И политики это знают. Желание потрафить избирателям движет ими больше, чем экономическая целесообразность. Если что-то дорожает, тем более вдвое, спрос на него делается меньше. Чем дороже рабочие места, тем меньше их будет. Если хозяев вынудят платить рабсиле вдвое больше, то одни разорятся, другие перестанут нанимать новых работников и станут выжимать из старых больше, а третьи будут вынуждены повысить цены на свой товар. В результате спрос на него снизится, хозяину будет нужно меньше работников, и он начнет их увольнять.

Как ни крути, повышение зарплаты приведет к росту безработицы. В прогрессивном Сиэттле, например, власти уже повысили минимальную ставку до 15 долларов. Хозяйка одной тамошней пиццерии, в которой работает 12 человек, поведала либеральном радио NPR, что либо ей самой придется снова вкалывать по 60-80 часов в неделю, либо надо будет закрыть лавочку. Она предпочла закрыться.

Том Дуглас, самый известный повар Сиэттла, имеющий 15 ресторанов, сказал NPR, что ему придется закрыть часть из них. 

У ресторанов, конечно, есть другой выбор. Они могут автоматизироваться, заставить посетителей стоять в очереди за едой, а не ждать за столами официантов, перейти на одноразовые тарелки и вилки, да мало ли что. Как ни крути, все это сократит потребность в рабсиле. 

Барак Обама хочет, чтобы минимальную ставку повысили не до 15 долларов в час, а всего до 10 долларов и 10 центов. Он все же жестокий. Бюджетное управление конгресса подсчитало, что даже такое скромное повышение зарплат добавит к армии безработных 500 тысяч душ. 

Консервативная организация AmericanActionForum подсчитала, что повышение их до 12 долларов в час обойдется в 1,3 миллиона рабочих мест, а до 15 долларов – в 3,3 миллиона.  

Политики не могут изменить законов экономики, но не сильно по этому поводу кручинятся. Ими руководит стремление к сиюминутной политической выгоде, а дальше хоть трава не расти.  А избиратели любят политиков, которые повышают зарплаты, и это значит, что их будут повышать.


  • 167

Миллиардер начинает и проигрывает

2015.08.08

После первого раунда теледебатов среди претендентов на президентский офис от республиканской партии США Дональд Трамп возглавил гонку консерваторов. Сторонники в нем видят независимого кандидата, который называет вещи своими именами. Противники - грубияна и шута, превратившего американский политический процесс в площадной балаган. 

На старт, внимание, марш! Хватит устраивать бесконечные банкеты, делать громкие заявление в телеинтервью, где никто тебя не перебивает, и выступать перед толпами восторженных сторонников. Все 17 кандидатов в четверг вечером наконец услышали свист тяжелых политических ядер.

Однако, сейчас не та стадия гонки, когда имеет смысл отрывать друг другу голову. Сейчас идет объединительная фаза - мы против них. Все 17 должны были доказать избирателям, что любой из них лучше, чем теоретическая Хиллари Клинтон. 

Политики с меньшими рейтингами сражались в детское время - с пяти до семи вечера. В младшей группе доминировала бывший исполнительный директор компании Хьюлетт Паккард Карли Фиорина. Но пока все внимание достается старшей, солидно выступившей в праймтайм. И здесь блистал миллиардер Дональд Трамп. Он говорил на добрых две минуты больше, чем остальные, и анализировали его больше, чем остальных. Такой участник дебатов для прессы просто находка. Некоторые цитаты из Трампа уже ушли в народ, начиная с заявления о том, что Мексика, как он ранее выразился, поставляет США своих убийц и насильников. От этих слов эпатажный миллиардер и не подумал отказываться.

ДОНАЛЬД ТРАМП: "Наши лидеры дураки! Наши политики - дураки! А мексиканское правительство гораздо умнее, гораздо ловчее, гораздо коварнее. И они хотят отправить нам своих злодеев, потому что не хотят за них платить. Зачем им это, когда глупые лидеры США сделают это сами?"

Джеб Буш, сын одного президента США и брат другого, всеми силами старался отмежеваться от родственников. Он заявил, что намерен "заработать" президентство, а не получить его в наследство. Кроме того, ему пришлось признать, что он, в отличие от старшего брата, не начал бы войну в Ираке, после чего призвал республиканцев к единству.

ДЖЕБ БУШ:  "Но я считаю, что слова господина Трампа нас разделяют. Я хочу победить. Я хочу, чтобы один из этих людей - или тех, которые были тут в 5, стал следующим президентом США. Мы не победим, если будем делать то, что Барак Обама и Хиллари Клинтон делают каждый день".

Эти слова характеризуют общую картину. Хиллари - вот кто главный враг! 

Слово Россия было впервые произнесено сенатором Тедом Крузом уже не исходе дебатов, да и то, в связи с тайным визитом иранского генерала в Москву. Судя по дебатам, политиков - а значит, и их избирателей - интересуют скорее внутренние дела США. А если говорить о внешних, то в первую очередь это Иран. Именно Исламская республика занимает кандидатов в президенты куда больше чем Москва, да и то, лишь потому, что дает возможность покритиковать администрацию Барака Обамы за ядерную сделку. Даже знаковое имя российского президента прозвучало в американском политическом контексте.

СКОТТ УОКЕР: "Путин любит использовать тактику Ленина - испытание на прочность.  Найди слабое место и дави на него - там где встречаешь жесткое сопротивление остановись. При Обаме и Хиллари Клинтон он нашел несколько слабых мест".  

Зато широко обсуждались налоговая система, нуждающаяся в реформе, реформа здравоохранения, нуждающаяся в отмене, иммиграционная реформа, нуждающаяся в проведении - и американская мечта, о которой демократы по определению плохо заботятся. Дистанция впереди длинная и порядок участников заезда еще будет меняться радикальным образом.

Сегодняшний лидер республиканкой гонки, Дональд Трамп, вряд ли долго останется в лидерах. Это можно понять, если прислушаться к заявлениям фаворита демократов, Хиллари Клинтон, которая критикует исключительно Джеба Буша. 

Именно Джеб, с точки зрения ее политтехнологов, представляет наибольшую опасность. Главным образом тем, что он больше остальных кандидатов похож на президента США. Даже на двоих президентов сразу.



  • 189

Сокрушительная победа над климатом

2015.08.06

В ночь с понедельника на вторник на нашу прибрежную деревню внезапно обрушился не предсказанный синоптиками шторм и повалил кучу деревьев. Они упали на провода, поскольку в Америке их тянут поверху, а не зарывают в землю,  как в передовых странах. И мы остались без света, компьютеров, айфонов, айпэдов, холодильников и всех других вещей, из которых состоит жизнь человека 21-го века. Я было ринулся точить свои бензиновые пилы, забыв, что точилка тоже работает на электричестве, и вынужден был тащиться за 10 верст в магазин за маленьким напильником. 

Отсюда можно правно перейти к тому, что 40% американской электроэнергии производятся на станциях, которые работают на угле. Наш кормчий днями вдохнул новую жизнь в крестовый поход против угольных электростанций, потому что они  выбрасывают в атмосферу дым, который якобы усугубляет пресловутый глобальный разогрев. 

Судя по тому, что американцы переезжают на пенсию во Флориду, а не на Аляску, у тепла есть свои премущества, и большинство людей хочет, чтобы его было больше, а не меньше. Но в наших краях его все меньше. Лютой прошлой зимой я сжег трехлетний запас дров, поэтому и обрадовался во вторник массовому падению деревьев. 

Позапрошлая зима тоже была не подарочек. Глобальное потепление кончилось 16 лет назад, поэтому его спешно переименовали в изменения климата, которые не кончаются никогда. Эмпирический опыт говорит мне, что Земля сейчас охлаждается, по крайней мере в нашем околотке. Но на редкость левый Папа Римский Франциск и левые на всем Западе продолжают пугать казнями египетскими, которые якобы несет с собой разогрев, и даже обамовский Пентагон на голубом глазу заявляет, что климатические изменения таят для Америки смертельную угрозу.

Обамовский "план чистой энергетики" приведет к массовому закрытию угольных электростанций, потере тысяч рабочих мест, замедлению экономического роста и подорожанию электричества, но сократит разогрев планеты на ничтожную величину. 

США выбрасывают в атмосферу всего 5% углекислого газа на планете. Львиную долю его выделяют развивающиеся страны, которые гораздо меньше склонны жертвовать ради борьбы с разгоревом, чем зажравшиеся страны Запада. Либертарианский институт Катона подсчитал, что даже если американцы вообще прекратят выпускать СО2, то есть закроют все заводы и остановят все машины, температура Земли уменьшится лишь на ноль целых 15 сотых градуса по Цельсию. 

Обама пока не предлагает Америке совсем отказаться от машинной цивилизации, спасибо партии за это. Он приказал, чтобы к 2030 году она сократила парниковый выхлоп на 32% по сравнению с 2005 годом. Либертарианцы подсчитали, что если США выполнят обамовские нормативы, то к 2100 году результат составит менее двух сотых градуса. 

По выкладкам экономиста консервативного фонда «Херитидэж» Николаса Лориса, это сокрушительная победа над климатом обойдется стране недешево. А именно в 2,5 триллиона долларов. Короче говоря, овчинка выделки не стоит. 

Немудрено, что примерно половина штатов собираются оспорить новые обамовские нормативы, а следующий президент-республиканец их отменит. Хиллари Клинтон, с другой стороны, их поддерживает. Выбор американских углекопов предсказать нетрудно. 


  • 161

Полларда освободят. Ну и скатертью дорога

2015.07.30

Вчера уверено сообщили, что администрация Обамы собирается освободить в ноябре Джонатана Джея Полларда, который отбывает в Северной Каролине пожизненный срок за шпионаж в пользу Израиля. 

Поллард, который был гражданским сотрудником разведуправления американского флота, был завербован в 1984 году и проработал на израильтян менее полутора лет, но успел перетаскать им огромное количество американских секретов. 

Перед арестом они с женой пытались укрыться в израильском посольстве в Вашингтоне, но охрана их не пустила. ФБР арестовало их в 1985 году. Поллард признал себя виновным в обмен на обещание прокуроров не просить для его жены больше пяти лет тюрьмы, а для него самого – пожизненного заключения. Жена получила искомую пятилетку и отсидела по состоянию здоровья еще меньше, но Полларда таки приговорили к пожизненному сроку, поскольку он нарушил условия сделки, дав перед приговором интервью Вулфу Блитцеру, который тогда работал в газете «Джерусалем пост», а ныне является главным ведущим на Си-эн-эн. 

Полларда забрали еще до того, как в федеральной системе Америки было отменено условно-досрочное освобождение, поэтому он должен сидеть не до конца жизни, а до 21 ноября этого года. Ему сейчас 60, так что он может прожить еще немало лет в Израиле, в котором он сделался национальным героем. 

Сперва израильтяне не признавали его своим шпионом, но потом признали и с тех пор борются за него, не покладая рук. Их нынешний премьер Нетанияху даже посетил его в 2002 году в тюрьме. Это как если бы Путин явился на свидание к Виктору Буту в тюрьму в Иллинойсе, где, кстати, одно время сидел и Поллард, но много раньше Бута. 

За Полларда хлопотали такие видные американцы, как Генри Киссинджер, сенатор Маккейн и бывший спикер палаты представителей Ньют Гингрич. Но силовики неизменно саботировали освобождение Полларда. Директор ЦРУ Джордж Тенет даже пригрозил подать в отставку, если шпиона выпустят.

Позиция силовиков объясняется тем, что шпион слил израильтянам несусветное количество секретов. Заступники Полларда говорят, что он поставлял их не врагу, а союзнику Америки. Но закон о шпионаже исключения для союзников не предусматривает, и потом знаменитый журналист Сеймур Хирш утверждал, что Израиль якобы потом делился этими секретами с СССР в обмен на послабления по части еврейской эмиграции. 

Во-вторых, Поллард не был идеалистом и бессребреником, беззаветно преданным Израилю. Он предлагал секреты Саудовской Аравии, Пакистану и еще двум государствам, которых источники не называют. Денег не просил: Поллард хотел сначала установить с ними прочные отношения, а потом уже требовать навар. 

Израилю он помогал отнюдь не безвозмездно. Израильтяне положили ему денежное содержание в полторы тысячи долларов в месяц, но со временем Поллард выклянчил у них две с половиной тысячи. У него был с ними контракт на 10 лет, по которому он в общей сложности получил бы больше полумиллиона долларов. В общем, не совсем идеалист.

Обама стал думать о его освобождении в прошлом году. Идея была в том, чтобы кинуть кость Израилю и побудить его на дальнейшие уступки палестинцам, а именно – выпустить из тюрем очередную толпу головорезов и отказаться от расширения поселений на Западном берегу Иордана. Взамен палестинцы должны были согласиться на продолжение мирных переговоров, которые являют собою любимую игрушку госсекретаря Джона Керри. Все эти переговоры заведомо обречены на провал, потому что палестинцы не признают право Израиля на существование как еврейского государства. 

Сейчас кость Полларда снова бросят Израилю, но уже в виде утешительной премии за ядерный договор с Ираном, который израильтяне считают для себя катастрофическим. Я сомневаюсь, чтобы они этой костью утешились. Что до Полларда, то он вызывает у меня лишь омерзение. Но он отсидел свой тридцатник, вел себя в тюрьме хорошо и вряд ли будет снова шпионить. Так что пусть едет себе в Израиль, где его именем назвали площадь. Это что: в Москве в честь Бута назвали целый район. Бутово. Шутка.


  • 410

В Америке будут убивать

2015.07.25

В Бойзи, столице штата Айдахо, вторую неделю идет процесс молодого узбека Фазиддина Курбанова. Среди прочего, 32-летний Курбанов, приехавший в США в 2009 году по беженской визе, обвиняется в намерении взорвать себя вместе с группой американских военнослужащих. 

24-летний иорданский палестинец Мохаммод Абдулазиз преуспел больше Курбанова и застрелил в Чаттануге пятерых американских военных, которым не зачлось освобождение его родного Кувейта.  Оба принадлежали к породе «одиноких волков», то есть сделались террористами не на партсобраниях «Аль-Каиды» или ИГ на палочке, а в интернете. 

СМИ еще долго будут судачить, как убийцы дошли до жизни такой, меня же больше волнует, с какой стати террористы расстреливают у нас безоружных военных? 

И в Чаттануге, и в Форт-Худе в 2009 году, и в вашингтонском военно-морском центре в 2012-м. После выходки Абдулазиза, которого под конец положили не военные, а обычные полисмены, республиканцы в один голос зашумели, что носить оружие на военных объектах США военным (кроме охраны) запретили при Клинтоне. Демократы парировали, что не при Клинтоне, а при Буше-старшем. Старожилы поправили, что еще до Буша. 

Идиотизм этого запрета очевиден давно и делается еще очевиднее с каждым новым терактом против наших беззащитных военнослужащих. Дошло до того, что в ряде городов страны призывные пункты охраняют вооруженные граждане.

С Пентагона взятки гладки, он под Обамой, но и конгресс тоже пальцем не пошевелил, даже при республиканском правлении. Пару лет назад техасский республиканец Стив Стокман внес в падате представителей резолюцию об отмене ограничений на ношение оружия военными. Но ее так и не поставили на голосование. Немудрено, что масса республиканцев тянется к застройщику Трампу, хоть он и шут гороховый.

Идеи как бороться с «одинокими волками», которые не связаны с террористическими центрами за границей, есть, но не думаю, чтобы власти ими воспользовались в нашу политкорректную эпоху, когда президенты от Буша до Обамы не устают заверять нас, что ислам – это религия мирная. То же самое заявляет сейчас семья Абдулазиза. Но его отец Юсеф, как сообшают, жертвовал деньги «Хамасу». 

ФБР разрабатывало его до и после 11 сентября, но, видимо, ничего не нашло и о нем забыло. Хотя, как пишет на сайте журнала «Франтлайн» журналист Дэниэл Гринфилд, в соцсетях семья Абдулазизов поливала Америку, Израиль и Европу. По мнению Гринфилда, ее – как и семью чеченцев Царнаевых – не нужно было прописывать в США. Автор пишет, что в Иордании, откуда происходят Абдулазизы, жутко сильны антиамериканские настроения. Согласно опросам, Америку не выносят 85% иорданцев. Поэтому Гринфилд призывает резко ограничить прием иммигрантов из стран, в которых Америку не любят. 

По его словам, «в этом случае у нас было бы больше иммигрантов с Филлипин и меньше – из Пакистана; было бы  больше поляков и меньше палестинцев, больше итальянцев и меньше египтян. Ведь нам не надо беспокоиться по поводу бомбистов-шахидов из Польши или по поводу итальянцев, которые расстреливают наших солдат во имя Аллаха».

Гринфилд также призывает последовать примеру израильтян и разрушать дома, в которых живет семья террористов. По его словам, израильтяне не придумали эти репрессалии: до них их практиковали англичане и Оттоманская империя. Идея в том, чтобы террорист знал, что родные пострадают. И в том, чтобы у его родных был стимул на него донести. Поскольку в современной Америке это немыслимо, нас будут убивать и дальше.


  • 251

"Худеющая" Грузия: молчаливое согласие с оккупацией?

2015.07.25

Представьте, что вы живете у колючей проволоки! Или того хуже - за ней! Какие ощущения? Конечно, никаких! Вы ведь там не живете! А сотни и тысячи живут! Эти сотни и тысячи- граждане Грузии, многие из которых родились, выросли жили и де-юре продолжают жить в Грузии, но де-факто они где-то посередине: между безнаказанной российской оккупацией и молчаливым грузинским согласием!

 И они ничего не могут сделать ни с первым ни со вторым. А те, кто могут, утверждают, что не могут, а может быть попросту - не хотят! 

 Я провела у линии оккупации ни один съемочный час! Я видела, как устанавливали указатели о "государственной границе с Южной Осетий", я видела, как российские и осетинские пограничники сооружают ограждение, я видела, как жители грузинских сел смиренно вычищают свои дома и разбирают по кирпичику, потому что завтра их дома окажутся по ту сторону разделительной линии, видела, как оккупанты мчаться к раздутой административной границе при попытке ее пересечь, чтобы "принять меры!" 

Я, в конце концов, сама ее пересекала! И каждый раз на подобные действия реагировала только "та" сторона. (Российские пограничники тут же мчались "уличить и наказать" нарушителей). А наша, призванная блюсти хоть какой-нибудь порядок, безучастно и молчаливо, наблюдала за происходящим с "этой стороны"! И даже оружие на перевес, разумеется, не внушало никакого спокойствия. А что им оставалось делать?- Как минимум, тоже мчаться к колючке и уговаривать меня перейти обратно! И, как минимум, громко возмущаться каждый раз, когда великие строители "духовных скреп" сваливают на новом месте новую партию проволоки и начинают возводить колючие стены. Но, видимо, на это нужен особый приказ! 

А, приказ, судя по всему, есть только один: не дать местным жителям, возмущенным, разгневанным, отчаявшимся и теряющимсвои дома и земли, вступить в конфликт с теми, кто эти земли нагло отбирает! 

Приказ: сделать все, лишь бы избежать эскалации и нового конфликта. Абсолютно все! Даже если это все- все, что осталось у "худеющей" Грузии!

  • 218

Грузинская жара: оккупации - нет

2015.07.17

С утра по дороге на работу водители такси громко возмущаются и курят без разрешения, по радио дискутируют, по телевизору спорят, в социальных сетях ругаются, а то и вовсе удаляют из френдов и блокируют. Уровень напряженности в грузинском обществе зашкаливает. Июль привычной жарой не радует, но жар дает ситуация вокруг второй, то ли третьей, согласно  опросам общественного мнения, болезненной темы для грузин. Оккупация, которая сожрала грузинские территории, теперь поражает сознание гордой кавказской нации.

Общество накрыло волной протеста, после того, как российские войска сдвинули линию оккупации на 1,5 километра. Установили указатель, любезно извещающий граждан – теперь это «территория Республики Южная Осетия». Чтобы знали - пасти стадо, обрабатывать земли или просто жить в собственном доме теперь небезопасно. За это жители двух сёл, с не выговариваемыми для не грузин названиями, могут угодить в цхинвальскую тюрьму.

Оккупанты предупредили и британскую нефтегазовую корпорацию BP. Участок нефтепровода, проходящий по этой территории, также оккупирован. Но по этому вопросу оккупанты готовы переговариваться. Цена вопроса слишком привлекательна, чтобы просто взять и заблокировать поставки нефти в Европу.

Восстанавливать справедливость взялись неправительственные и молодежные организации. Вооружившись транспарантами они пришли на линию оккупации и выразили протест действиям России. Более решительной оказалась группа грузинских журналистов, которая демонтировала географический указатель и на его месте установила грузинский флаг. Этот факт вызвал дискуссии, страна с новой силой начала спорить о функциях представителей медиа, о морально-этических нормах.

Спорили долго, громко, до хрипоты, до скрипа клавиатуры. Но все остались на своих позициях.

Сначала власти Грузии пытались молчать. Первый комментарий по ситуации на линии оккупации от премьер-министра страна услышала где-то через четыре дня. Ираклий Гарибашвили пожурил Кремль за провокации и поспешил успокоить население, мол, правительство знает, что делать.

Под этим глава коалиционного правительства "Грузинской Мечты", скорее всего, подразумевал, что новой войны с Россией не будет, по крайней мере, Тбилиси очень постарается. До последнего будет придерживаться избранной неагрессивной риторики. Не пойдет на поводу у гордого электората, жаждущего хлеба и зрелищ. До последнего не будет реагировать на обвинения политических оппонентов.

Но тут задаешься вопросом, насколько хватит терпения у правительства, которое, по сути, ничем не отличается от других оскорбленных гордых соотечественников.

Терпеть не будут, не обязаны, да и не привыкли - в оппозиции. В Едином Национальном Движении, на время правления которого пришлась война 2008 года, властей обвиняют во всех смертных грехах. Команда бывшего президента Саакашвили уверена: действующие власти на российские рубли меняют оставшиеся грузинские территории.

Гордому оскорбленному электорату сложно разобраться, кто из политиков кому продал душу. Кому молиться: Западным или Северным богам? Как удержаться на тонкой линии - не утратить звание патриота, но и не прыгнуть с головой в берлогу к медведю. Вопросы сложные, ответы в шумной, погрязшей в дискуссиях и политическом противостоянии Грузии едва слышны. Спорят, но остаются на одной позиции: ОККУПАЦИИ - НЕТ!


  • 333

Наглость Меркель и греческие долги

2015.07.16

Ехал грека через реку, видит грека – в реке рак, сунулу грека руку в реку – рак за руку грека цап! В представлении грека Зорбы роль рака играла германский канцлер Ангела Меркель, которая имела наглость потребовать, чтобы Греция вернула долги. 

Жадную тевтонку стали изображать на стенах афинских домов с гитлеровскими усиками и возмущались, что денег у бедной Греции требуют богатые фрицы, которые во время войны уморили голодом 300 тысяч греков. На недавнем референдуме 61% греков проголосовал против режима экономии, о котором договорилось с кредиторами их собственное левое правительство. Иными словами, большинство греков высказались против того, чтобы отдавать долги. 

Идея, насколько я понимаю, в том, что у маленькой Греции денег мало, а у немцев много, так что даже если простить Элладе все долги, немцы этого даже не заметят. Людей, которые рассуждают в аналогичном духе, делается на Западе все больше, в том числе и у нас в Америке. Американская молодежь, которая имеет мало денег, должна очень много. Конкретно в совокупности это примерно триллион долларов, которая она взяла в банках на обучение в вузе. Крайне маловероятно, чтобы эту сумму вернули. 

Должники, как греки, винят кого угодно, кроме самих себя. Вузы постоянно повышают плату за обучение и в то же время соблазняют школяров легкой возможностью занять денег. Несмотря на титанические труды нашего кормчего, экономика продолжает хромать, недавние выпускники не могут трудоустроиться и, о ужас, продолжают жить с родителями (это американский аналог русского жить под забором). Куда уж им платить долг. Правительство по дурости гарантировало банкам студенческую задолженность, вследствие чего скаредные вузы требуют у школяров все большие деньги, а банки – все больший процент.

Нечто подобное имело место в Америке в разгар ипотечного кризиса 2008-2009 годов, который сравнивали с Великим кризисом 30-х. Миллионы американцев охотно взяли в банках ссуды на покупку домов, которые были им не по карману. Им помогли левые активисты вроде молодого Барака Обамы, которые заставляли банки не обращать внимания на кредитоспособность заемщиков.  Когда до новоиспеченных домовладельцев дошло, что они натворили, они  перестали платить или  просто бросили дома и, как греки немцев, стали винить кого угодно, кроме самих себя. Они грешили на госкомпании, которые гарантировали ипотеку, спекулянтов с Уолл-стрита, лукавых риэлторов и хищных банкиров, которые соблазняли их ссудами на слишком дорогое жилье.

Не все эти претензии были безосновательны, но сухой остаток был в том, что миллионы людей сперва залезли в долги, а потом отказались возвращать деньги. Несостоятельные должники были в Америке всегда, недаром их ждали долговые ямы, но такого повального нежелания вернуть долг старожилы не припоминают. Греки потратили миллиарды долларов на афинскую Олипиаду 2004 года и построили кучу спортивных объектов, в которых теперь царит мерзость запустения. Они накупили несметное количество «Мерседесов» и построили тысячи бассейнов, за которые они не платили налогов. Как наши эмигранты, они старались работать за кэш. Богатые страны Евросоюза финансировали этот праздник займами, сумма которых составила 350 миллиардов долларов. Наконец, греческое правительство согласилось на режим экономии, который был встречен массовыми беспорядками, и Евросоюз обещал ему в четверг новые кредиты. Этим, боюсь, дело не ограничится.

_________________________

Рисунок Евгения Соколова


  • 266

Худший договор в истории американской дипломатии

2015.07.10

В древности на Руси были уверены, что в Персии живут люди с пёсьими головами, по-научному кинокефалы, или киноцефалы, или псоглавцы, песиголовцы и так далее. Мы живем в просвещенную эпоху, поэтому я спешу оговориться, что большинство иранцев – это работящие, миролюбивые люди, которых любой из нас с радостью взял бы в соседи и охотно выдал за них дочь. 

Но правят Ираном киноцефалы, и именно с ними договаривается уже два года Барак Обама, который как-то сказал, что у Ирана есть все шансы сделаться «успешной региональной державой». Не дай Бог, скажу я. С песьей стороны ядерными переговорами ведает министр иностранных дел Ирана Джавад Зариф, который с гордостью писал в своих мемуарах, что Исламская Республика остается «революционным исламским движением». Как пишет Рейл Марк Герект, который занимался в ЦРУ тайными операциями против Ирана, «такой режим по определению никогда не прогнется перед американским экономическим нажимом и никогда...не предоставит Западу полный и открытый доступ к своим ядерным секретам и персоналу».

По словам Геректа, центральное место в мироощущении клерикального иранского режима занимает антиамериканизм. Поэтому в разгар переговоров с Америкой в Иране продолжают хулить Большого Шайтана и орать на площадях «Смерть Америке!». Обама и Керри утешают, что если Тегеран не будет выполнять условия договора, то санкции, которые почти довели его экономику до коллапса, будут немедленно введены снова.

Прежний санкционный режим строился годами и стоил огромных трудов. После его отмены в Иран ринутся в поисках выгодных контрактов сотни западных фирм, которые образуют в своих странах мощное иранское лобби. Запустить международные санкции снова не получится, тем более, что против них возражают Россия и Китай. Кроме того, Тегеран категорически не согласен на строгие и неожиданные проверки его ядерных объектов типа тех, которым годами подвергался при старом режиме Ирак. 

Но предположим, что Иран попадется на каких-то нарушениях. Обама сделает вид, что их не заметил, а если его ткнут в них носом, переведет стрелки на гонца с плохими вестями. 

В понедельник «Вашингтон пост» привела пример такой реакции. Иран согласился превращать известную часть обогащенного им урана в его окись, которая дальнейшему обогащению не поддается. На днях он нарушил это обязательство. Белый дом сделал вид, что не заметил. А когда об этом сообшил один НИИ, администрация встала на защиту Ирана и обрушилась как на этот НИИ, так и на «Нью-Йорк таймс», которая об этом нарушении сообщила. В общем, как выразился обозреватель Чарльз Краутхаммер, речь идет о худшем договоре в истории американской дипломатии. Кинокефалы побеждают.


  • 283

Утренний сон, туман и Дональд Трамп

2015.06.29

Миллиардер Дональд Трамп, который стал 85-м кандидатом республиканцев в президенты, произвел фурор: опрос показал, что в ключевом штате Нью-Гемпшир он вырвался вперед и отстает лишь от тяжеловеса партии Джеба Буша. Тот ведет со счетом 14%, а Трамп получил 11%.  Трамп немедленно разразился триумфальным пресс-релизом, возвестившим о том, что «всеми уважаемый опрос Саффокского университета только что объявил, что я на втором месте в Нью-Гемпшире!». 

Четыре года назад Трамп точно так же рвался вперед, наступая на пятки республиканцу Митту Ромни и догоняя Обаму, но потом этот мыльный пузырь лопнул. 

Поймите меня правильно: я бы голосовал за него против Обамы (а сейчас – против Хиллари), поскольку все познается в сравнении. Четыре года назад я, например, сравнивал его с Ромни, который ввел у себя в Массачусетсе медобслуживание обамовского типа, но потом сделал поворот на 180 градусов. Трамп тоже был прежде за государственную медицину, но в предвыборных целях от нее отмежевался. 

В отличие от гласного мормона Митта Ромни, он, похоже, мормон тайный, так как утверждает, что ни разу в жизни не курил, не пил спиртного и даже кофе. Честно сказать, я побаиваюсь таких людей. Трамп – миллиардер, но на самом деле он миллионер Корейко и, наверное, без содрогания уплетает крутые яйца. Он смертельно боится микробов, как актер Тони Шалуб в телесериале «Монк», и говорил, что «рукопожатие – это варварство». Пойдя на старости лет в политики, он вынужден пожимать угрожающее количество рук, но при этом у него, наверное, все переворачивается внутри. Повторю, что я все равно бы голосовал за него, но лишь как за меньшее зло. Думаю, что такой случай мне снова не представится, поскольку стремительный рывок Трампа в Нью-Гемпшире – это химера.

Политологи  объясняют его успех недавним выдвижением в президенты, которое поначалу привлекает к любому кандидату внимание. Многие респонденты только что видели Трампа по телику и поэтому назвали его. На руку Трампу играют его колоритная личность и его узнаваемость. Последняя проистекает не только из его неповторимой прически, из многочисленных строений, носящих его имя, но и из его реалити-шоу. Но успех его эфемерен. 

Начнем с того, что первое голосование в Нью-Гемпшире состоится лишь в начале 2016 года, а это очень нескоро. Другие опросы показывают, что на общеамериканском уровне рейтинг Трампа уже падает. Да и в том же Нью-Гемпшире дела у него гораздо хуже, чем кажется. Например, 37% тамошних избирателей-республиканцев относятся к Трампу положительно. Но 49% - отрицательно. Для сравнения: согласно тому же опросу, к Бушу положительно относятся 58% против всего 26%. Висконсинский губернатор Скотт Уокер, который идет на третьем месте, имеет положительный рейтинг в 53%. Лишь 16% опрошенных к нему неблагосклонны.

 Так что критики Трампа могут не беспокоиться. Успех его пока эфемерен. Как сон, как утренний туман.

  • 341

Трогательный Обама

2015.06.14

Барак Обама настолько погружен в мир иллюзий, что даже трогателен. Он, например, заметил на днях: «Люди уже не помнят, но когда я пришел к власти, в мировом общественном мнении США стояли ниже Китая и лишь чуть выше России, а сегодня США - это самая уважаемая страна на свете».

Мне было бы спокойнее думать, что Обама лукавит, но он явно говорил искренне. Он объяснил рост уважения к Америке тем, что при нем она распахнула миру свои объятия и сказала: «Мы хотим сотрудничать с нашими партнерами на благо взаимных интересов и со взаимным уважением. Именно на этой основе мы смогли закончить две войны... Вот почему мы взяли курс на нормализацию отношений с Кубой и на ядерную сделку, по поводу которой мы пытаемся договориться с Ираном».

Это было сказано за несколько дней до того, как наш главком приказал отправить в Ирак еще 450 американских военнослужащих (хотя снова приказал им не участвовать в боях, а лишь давать советы туземным войскам). Что до Кубы и Ирана, то Обама играет с ними в поддавки, и я охотно верю, что там стали смотреть на Америку благосклоннее, хотя при этом почему-то гадко хихикают и потирают ручонки. Любой примет вашу капитуляцию (хотя, возможно, и не китайскую), но уважать вас при этом больше не станет. Обама просто мыслит другими категориями и, наверное, искренне думает, что барбудос и муллы теперь больше уважают Америку.

Проверочный сайт «Политифакт» спросил у Белого  дома, откуда они взяли такую статистику, что США - самая уважаемая страна в мире. Там сослались на опрос Гэллапа за 2014 год, который был обнародован 21 апреля сего года. У респондентов из 130 стран спросили, одобряют ли они руководство США, Германии, Евросоюза, Китая и России.  США действительно были в этой группе первыми. Америку одобряли 45% опрошенных. В последний год Буша (2008-й), ее рейтинг составлял, для сравнения, 34% и уступал Германии, Евросоюзу и Китаю, хотя был впереди России, у которой было тогда 30%. Опрос Пью подтвердил в прошлом году, что с избранием Обамы рейтинг Америки подскочил, по крайней мере в Европе и части Азии и Латинской Америки. Но Би-би-си опубликовала в начале года результаты своего опроса, согласно которому Америка находится где-то посередке. Респондентов спросили о том, какое влияние оказывают на мир ведущие страны – по большей части положительное или отрицательное? Тут Америка шла позади Германии, Канады, Британии, Франции, Японии, Евросоюза и Бразилии. Но впереди Китая, Южной Африки, Южной Кореи, Индии, России, Израиля, Северной Кореи, Пакистана и Ирана. Согласно журналу «Форбс», прошлогодний опрос ReputationInstitute назвал самой уважаемой страной в мире Швейцарию, а Америке дал лишь 22-е место позади Португалии, Ирландии, Сингапура, Бразилии, Швеции или Италии.Что до России, то там смотрят на другие великие державы двояко. 

Вот цитата из одного письма: 

«Ну, - говорит директор Левада-центра Лев Дмитриевич Гудков, - к Китаю у нас нынче хорошо относится 47 процентов населения, а было только 12. А Америку люто ненавидит целых 82!».

«Ух ты, - говорю я, - вот это цифры. А замуж за кого больше хотят выйти - тоже за китайцев?»  

А Гудков смотрит на меня с такой своей улыбочкой мягкой да и говорит: «Нет, говорит, за американцев без разговоров!» 

Что же это делается, граждане, такое? Хорошо относишься к одному, а спать идешь с другим...»

Надо перевести эту цитату Обаме, чтобы порадовался, а то недавно его обидели арабские страны Персидского залива, самые главные из которых не явились к Обаме на саммит. И тем не менее я верю, что он говорил искренне и всерьез считает, что мы самые уважаемые.


  • 537

Пятно Отечества

2015.06.13

Большое видится только изнутри, все остальное - для романтиков и любителей общих истин. Беспредельность и непостижимость родных просторов издалека не увидеть, монументальную бессмысленность горизонта, убегающего в никуда, в одинаково сводящие с ума белые ночи и черные дни, не постичь на расстоянии, ее надо впитать в себя, пытаясь понять то, что издалека выглядит таким понятным.

Коллегу в северной глубинке власть не удивит ничем. Даже домашним арестом, под которым она отдыхает от руководства самым популярным СМИ в городе. Мы меняем одну кофейню на другую, ее узнают, а я купаюсь в лучах ее славы, потому что и радушные хозяева, и гости будто горды близостью, и они тоже все понимают - и про власть, и про домашний арест. Все смешно и без ее рассказа, но, внимая ему,  где-то рыдает Тэффи, особенно в том месте, где на мэра города заводят уголовное дело из-за его связей с лидерами организованной преступности, а коллега, мэра не идеализируя, тем не менее вежливо уточняет у прокурора - на всякий случай, ведь не может быть сомнений: сами эти лидеры, конечно же, задержаны, или хотя бы земля горит под их ногами, потому что в городе их все знают в лицо и по имени? Не дает ответа, который все и так знают, прокурор, только вдруг на коллегу тоже заводят уголовное дело, дальше письмо, которое коллега написала самому Путину с просьбой дать ей немного денег, поскольку руководить СМИ она из-под ареста не может, а растить двоих детей детей как-то надо. Теперь она под подпиской о невыезде, ее узнают и ей приветливо улыбаются, и вдруг она серьезнеет, и, будто бы даже покраснев от такой девичьей смелости, которую она решила себе позволить, глядя прямо в глаза, спрашивает: а ты рад, что Крым - наш?

А ведь мы уже отсмеялись над тем, как устроена наша вертикаль, но что-то подсказывает: нельзя с плеча, здесь надо поделикатнее, но она берет все в свои руки: а я очень рада!

Это была близость, я понял это, жаль, не сразу, а на другой день.

Я тоже захотел узнать, чей Крым и каково этому радоваться, но у женщины постарше, настолько, что она с удовольствием вспоминала свое послевоенное детство, когда в их северном городе еще не было вахтовиков со всей необъятно-непостижимой страны, а вместо них, на настоящем, в отличие от освоенной ими фени, лагерном арго изъяснялись вчерашние питерские архитекторы и старухи-эстонки, учительницы музыки. Я подступался к ней полунамеками, она отвечала не без любопытства и не без взаимности, но все время оглядывалась, понижала голос и уводила беседу в сторону.

Мы уже знали, что читаем одни сайты и слушаем одно радио, но Крым был все еще под запретом, потому что в соседнем кабинете кто-то мог услышать, и дело было не в страхе, который в этом северном городе должен был впечататься в ДНК, а в каком-то этическом комплексе, в соответствии с которым не испытывать счастья от возвращения Крыма все равно, что сомневаться в существовании бога, что, в принципе, не запрещено, но про себя.

На расстоянии не понять, до какой степени над страной никогда не заходит солнце и насколько Крым наш, и в какой мере это явления одного и того же пррядка, который невозможно и не нужно осмысливать. Это на расстоянии может не уложиться в голове, зачем при этой географической невообразимости еще и Крым, а изнутри все метафизически ясно. То, что снаружи, для тех, кто внутри, - такой же космос, как они сами для тех, кто снаружи, и так везде и для всех, на севере, на юге, слева от бесконечности, и над ней, и разница ускользает, и прокурор - люди не врут - тайга. В северном городке можно жить, нужно лишь принять его единственный смысл - быть воплощением абсурда всей великой страны, которая простирается за бескрайними белыми пятнами географической карты. При самодержцах эта страна отправляла сюда экспедицию за экспедицией, и каждая возвращалась, разводя руками: нет, пока нефть не ценится, как золото, добывать ее бессмысленно в этих местах, где нельзя жить. Глупости, сказали большевики, нет мест, где нельзя жить, и не все меряется деньгами, и были правы. Миллионы рабочих рук двинулись делать сказку былью, и сделали, некоторые выжили и стали населением, но и это половина сказки.

Вторая разыгрывается у нас на глазах. Чудо свершилось, и, в общем, закончилось. Иссякло, как недра. А бассейны, школы, дома культуры и памятники первопроходцам, как ильичам по всей незасыпающей части суши, как вообще все, что вроде делалось для человека, остались. А жить все так же нельзя, а теперь и не нужно, и даже гнать сюда колонны обреченных незачем. А тем, кто успел здесь вырасти, деться некуда, потому что вокруг - все та же география бесконечной пустоты. А дети тех, кто сидел, учатся в одном классе с детьми тех, кто охранял, они не примирились, они просто сосуществуют в одинаковой для них всех жизни. А из великой страны идут и идут поезда. Все новые перекати-поле, вахта за вахтой, за последним из здешних рублей, когда-то длинных, а ныне как везде, сюда едут, по той доброй воле, которая в великой стране превращает в перекати-поле все живое. Все возобновляется и воспроизводится на новом витке, свежая кровь - из таких же городков, только, может быть, южных. Каким же невыразимо прекрасным должен быть этот поезд, приехавший, как оповестило прокуренное вокзальное радио, сюда из самого Адлера, - заметил я двоим хмурым мужичкам, и они в ответ вяло улыбнулись, потому что этим поездом как и приехали, чтобы влиться в народ. И спустя два часа, встреченные мною в его обновленной городской гуще, они меня уже не узнавали, выражения их лиц и походка будили подозрение, что имен друг друга они, возможно, тоже не вспомнят до утра, потому что только с таким невидящим взглядом человек из Адлера может мгновенно акклиматизироваться здесь, и наоборот. Крым вернулся в родную гавань - как-то ведь так сказал президент. И ведь как сказал!

Родина никогда не рассыпется, ей это просто незачем. Бессмысленность бесконечности - лучшая скрепа. Отсутствие логической связи между таежным прокурором и устройством великой страны - лучшая гарантия нерушимости, потому что нельзя разделить то, что прекрасно научилось жить друг без друга. Моя коллега, конечно, знает, что ее тяжба с прокурором и особенности власти ее кремлевского адресата связаны одной неразрывной связью, но это знание лишнее, и оно атрофируется, как ненужная рука, как все, что бессмысленно. То, за что коллега оказывается под домашним арестом - да, политика, а Кремль и Крым - это ход вещей. Не то что бы с ходом вещей ничего не попишешь, просто идет себе - и пусть идет, где-то в параллельной реальности, которая только отсюда, изнутри, так отчетливо видится ничем никому не мешающей и вроде даже где-то своей великой страной. Плюс Крым. Или минус.




  • 581

Дело Бута и залп по американской Фемиде

2015.06.09

Алексей Тарасов произвел очередной залп по американской Фемиде. Молодой адвокат, приехавший в США из Архангельска, попросил федеральную судью Ширу Шендлин назначить новый процесс оружейного барона Виктора Бута «в связи со вновь открывшимися обстоятельствами». 

Прошение юного Тарасова вместе с приложениями занимает ни много, ни мало 300 страниц с гаком. В прошлый раз титаническая схватка Тарасова с американским правосудием закончилась победой последнего. В мае манхэттенский судья Джеб Рейкофф отказал Тарасову провести новый процесс кокаинового летчика Константина Ярошенко тоже в связи с «вновь открывшимися обстоятельствами». Адвокат построил авантюрный сюжет, главным персонажем которого был тайный осведомитель американского управления по борьбе с наркотиками с оперативным псевдонимом Сантьяго. Он якобы тайно записывал в Либерии разговоры Ярошенко о планах контрабанды товарных количеств кокаина из Латинской Америки в Африку и потом в США.

По версии Тарасова, эти записи могли бы обелить Ярошенко, но коварная прокуратура скрыла их от защиты, и россиянин получил 20 лет тюрьмы.  Доказательства этих происков американской охранки состояли главным образом из показаний, которые дали Тарасову в тюрьме осужленные подельники Ярошенко. Судья, которому в связи с делом Ярошенко закрыли въезд в Российскую Федерацию, нашел эту доказательную базу неубедительной и отказал Тарасову. Адвокат не впал в уныние, а продолжал в том же духе, надеясь на другой результат. Борясь за пересмотр дела Бута, приговоренного к 25 годам за сговор с целью продажи оружия террористической органиащции, Тарасов снова заручился показаниями людей, чья беспристрастность не очевидна.

Например, жена Бута Алла пытается дезавуировать главного свидетеля обвинения, давнего сотрудника мужа Эндрю Смуляна, чья семья занимает видное место в еврейской общине Южной Африки. Смулян играл в деле Бута ключевую роль, поскольку тот был осужден за преступный сговор именно с ним. Американцы подослали к Буту много агентов, которые по закону не могли считаться участниками сговора. А Смулян мог, и поэтому Бут получил большой срок. По этой причине Тарасов сосредоточил огонь именно на Смуляне. Алла Бут показала под присягой, что не так давно обнаружила давнее письмо от  жены Смуляна, которая просит у родных Бута миллион долларов и обещает, что взамен Смулян не даст показаний против Бута. Но главное, Тарасов доказывает в своей обычной авантюрной манере, что Смулян, оказывается, на самом деле тоже был тайным агентом спецслужб и поэтому не мог быть участником сговора, за который осудили Бута!  Значит, дело Бута должно рассыпаться на глазах. Ловкость рук и никакого мошенства.

Боюсь, судья найдет эту гипотезу Тарасова неубедительной. Но это не беда. Есть другой способ обуздания заокеанской Фемиды. Как пишет московский сайт «Собеседник», «брат «оружейного барона» Виктора Бута (Сергей) предложил проучить США серией крупных арестов американских граждан в РФ». Боюсь, Интурист будет такой рекламе не рад.


  • 451

Страшная красота: фоторепортаж с израильской выставки вооружений

2015.06.07

Около 300 израильских фирм официально занимаются разработкой, продажей и технической поддержкой самых различных военных услуг по всему миру – начиная от продажи обычных патронов и пистолетов и заканчивая производством сложных комплексных систем. Многие из них представили свои разработки на открывшейся  в Тель-Авиве крупнейшей выставке вооружений.






  • 649

Объяснимый триумф ИГ в Ираке

2015.06.05

Честно признаюсь, что в последнее время я подпал под влияние обамовской пропаганды. И на старуху бывает проруха. Я увлекся теорией о том, что триумфы «Исламского государства» в Ираке объясняются слабостью иракской армии и ее нежеланием воевать. 

Я уже приводил слова шефа Пентагона Эштона Картера о том, что у иракцев нет силы воли противостоять натиску ИГ. Нечто в таком духе высказал и сам Обама. В этом свете забавно, что США сейчас посылают в Ирак противотанковые ракеты. Они нужны иракской армии для борьбы с американскими танками, которые отняли у нее боевики ИГ.

 Если иракцы такие некудышные вояки, то смысла оснащать их ракетами га первый взгляд нет, поскольку ракеты все равно попадут в руки ИГ и будут применяться против американских танков, которые еще остались у иракской армии. На самом деле, в ней есть боеспособные части, прежде всего так называемая «Золотая дивизия» спецназа, которая несколько месяцев защищала Рамади от ИГ и покинула город лишь после того, как была отрезана от других иракских частей. 

Очевидно, ИГ делает что-то правильно. У него, например, отлично поставлена пропаганда. Заняв в Сирии Пальмиру, они первым делом взорвали не памятники античности (это еще впереди), а страшную тюрьму Тадмур, в которой режим Асадов  держал своих противников.  Многие сирийцы встретили этот ход аплодисментами. ИГ широко пользуется соцсетями, в которых оно вывешивает видео своих побед. Но у него хватает ума не делать этого в ходе боев, поскольку оно знает, что за ним наблюдает в Фейсбуке вражеская разведка. Например, ИГ приказало своим сетевым пропагандистам заткнуться на время майской битвы за Рамади. Западные наблюдатели вовсю расхваливали этот шаг противника журналистам.

ИГ сделало несколько разумных шагов и, например, засылало из Сирии в Ирак боевиков не большими группами, а по два-три человека, и не на своих фирменных пикапах «Тойота», а на потрепанных легковых машинах, чтобы переброску сил на засекла вражеская разведка. В апреле командиры ИГ призвали своих самых идейных муджахидов отправиться в Ирак для проведения одноразовой операции. Муджахиды поняли, что их призывают записаться в шахиды, но они не боятся смерти и начали просачиваться в окрестности Рамади. Поворотным пунктом битвы за город было явление народу бронированного бульдозера ИГ, который начал не спеша крушить фортификации иракской армии. 

Тут бы нанести по нему удар с воздуха, но американская авиация такого приказа не получила. Противотанковых ракет у защитников города тоже не было, поскольку Обама еще не прислал. Я не нашел нигде марки бульдозера, но бьюсь о заклад, что он был американский. В проделанную им брешь устремились шесть машин, в том числе американский джип «Хамви» и бронированный самосвал, нагруженные чудовищным количеством взрывчатки. Как пожаловался потом BBC иракский премьер Хайдер Абади, «набитые взрывчаткой бронированные грузовики были сродни маленьким атомным бомбам!».

Взрывы некоторых из них разрушали до основания многоэтажные дома и чуть ли не целые кварталы. В общей сложности в ходе последнего и решительного боя за Рамади взорвались примерно 27 машин с шахидами. Против лома нет приема. Окромя другого лома. Которого у иракцев не оказалось. 


  • 501

Мысли о преступности: это вам надо?

2015.05.11

Я уже говорит, что в 70-х мою квартиру в центре Манхэттена грабили пять раз. У меня тогда ничего не было, кроме горы жирных чинариков и черно-белых телевизоров. Пачка сигарет тогда стоила столько, сколько галлон бензина, то есть 40 центов, и чинарики не трогали, а телики уносили.

Кабельного телевидения тогда еще не придумали, работала только горстка каналов, так что потеря была невелика.

Квартирная кража – это большое потрясение, но с каждым разом все меньшее. Человек ко всему привыкает. В те годы я расспрашивал знакомых и не нашел ни одного, кого бы так или иначе не коснулась преступность. Треть ограбили в метро. Горожане были терроризированы бандитами и уличным хулиганьем. Все это давно позади. Нью-Йорк давно стал самым безопасным из больших городов Америки.

Достигнуто это было двумя основными способами. Во-первых, преступников стали больше сажать и дольше держать. Может, в тюрьме они не исправлялись и даже портились еще больше, но, по крайней мере, не мешали нам жить, поскольку они были по ту сторону решетки, а мы – по эту. Во-вторых, менты перестали смотреть сквозь пальцы на мелкие правонарушения типа слишком громкой музыки или перепрыгивания турникетов в метро.

Нынешнее поколение американских людей уже не знает, что такое настоящая преступность, и маятник, как водится, качнулся в другую сторону. Взять хотя бы недавнее выступление Хиллари Клинтон в Колумбийском университете. Это была первая программная речь ее предвыборной кампании 2016 года. Хиллари лишний раз показала, что она стремительно двигается влево вслед за своей партией, которая при Обаме резко полевела. То есть Хиллари политически постоянно изменяет своему мужу Биллу, который по большей части правил как центрист, особенно после разгрома демократов на выборах 1994 года в конгресс.

В двух словах, она призвала гораздо меньше сажать и вообще не сажать за мелкие правонарушения. Поскольку в США сидят главным образом нацмены, это поможет ей завоевать их голоса.

Следуя нынешней моде, Хиллари призвала прикрепить к каждому менту видеокамеру, чтобы он не мог расстреливать безоружных афроамериканцев безнаказанно. Последнее я добавил от себя, но призывы навесить камеры на ментов приобрели материальную силу именно в связи с беспорядками в Фергюсоне и Балтиморе.

На первый взгляд, мысль здравая: в присутствии видеокамеры полицейские перестанут расстреливать невинных, начнут вести себя образцово, а суды получат отличные доказательства. И не только суды, поскольку сделанные этими камерами записи начнут утекать в прессу и на YouTube.

Это вам надо?

Полицейские часто имеют дело в людьми в самые страшные, постыдные и неловкие моменты их жизни. На их видеозаписи неизбежно будет большой спрос, и те, что нельзя будет получить у ментов по знакомству или за деньги, можно будет затребовать по суду.

Вам это надо?

Притом эти видеозаписи будут не лучшим дополнением к доказательной базе. Они будут делаться не в студийных условиях, и их можно будет толковать по-разному в зависимости о того, под каким углом они были сняты или при каком освещении.

Перед объективом камеры, которую нельзя будет выключить, тайные осведомители, свидетели и потерпевшие часто будут теряться или упорно молчать, опасаясь мести криминала.

Это вам надо?

Спору нет, камера на пузе свяжет полиции руки и заставит ее соблюдать светские условности. Но спросите себя, а нужна ли вам такая полиция?

Она точно нужна бандитью и его либеральным заступникам, которые ездят в лимузинах, а не в метро, и живут в домах со швейцарами. Что же до нас, простых смертных, то вот пример. В 2012 году в калифорнийском городе Риальто на всех ментах были камеры. Исследователи установили потом, что в тот год полиция действительно реже применяла силу, и на нее меньше жаловались. Правда, в тот год в Риальто резко увеличилась преступность.

Это вам надо?


  • 524

Либерман: "Коалиционное соглашение – предательство по отношению к национальному лагерю"

2015.05.11
Дело принципа или тактический ход? Лидер партии Наш Дом Израиль Авигдор Либерман в эксклюзивном интервью  рассказал, почему отказался вступать в коалицию Биньямина Нетаниягу. 

Евгений Сова: Прошли выборы, прошел процесс формирования коалиции, вы - в оппозиции, можно расслабиться и говорить откровенно. Что произошло? 

Авигдор Либерман:  Давайте посмотрим, что произошло за последние два дня. Нетаниягу и Беннет торговались по поводу портфеля: министр юстиции – не министр юстиции, какие будут полномочия, будет ли возглавлять комиссию, министерскую, законодательную комиссию, войдет в кабинет, не войдет в кабинет. Вообще ни одного слова по существу, чем будут заниматься. То есть создали правительство, где все принципы и бюджеты продали ортодоксальным партиям. Торгуются исключительно по поводу портфелей. Именно поэтому мы туда не вошли.

- Я могу вам напомнить, сколько раз Нетаниягу, его окружение, ведущие министры, депутаты от Ликуда выступали в русской прессе, говорили, как они любят русскоязычную общину. Ни одного параграфа - ни в одном коалиционном соглашении вообще ни упомянуты, ни русскоязычная община, ни какие-либо интересы алии и абсорбции  не учтены, вообще не существуют.

Евгений Сова:  Почему я спрашиваю вас…ведь о том, что Нетаниягу согласился с ортодоксальными партиями, вы в этой студии говорили еще до выборов. Вы сказали, все закрыто, ортодоксальные партии его (Нетаниягу) поддержат.  Все закрыто, но, тем не менее, на протяжении целого месяца было ощущение, что вы ведете переговоры…


Авигдор Либерман: Но мы действительно вели. Мы сказали, что мы не против ортодоксов. Я считаю, что наоборот нужно сделать все для того, чтобы они стали частью нашего общества.

- Для того, чтобы они оставались в нищете, в бедноте, в гетто - не нужно выдавать восемь миллиардов шекелей.  Они получили совершенно бешеные деньги. Я готов был бы на это пойти, если бы эти деньги пошли на курсы переквалификации, на изучение основных предметов, математики, компьютеров, английского, если бы для них создавали рабочие места. То есть впервые за много лет выделены миллиарды шекелей на обучение, но где основных  предметов вообще не существует, их не изучают.  То есть это увековечит бедноту.

- Опять таки, не нужно было отменять все законы, например, все решения правительства по "гиюру" или закон о всеобщей воинской повинности. 

- То, что какие-то вещи закрыли, то, что они хотят какие-то бюджеты, да, мы об этом знали.  Было абсолютно ясно, что Нетаниягу, до того как распустил Кнессет, заранее с ними договорился. Но не в такой форме, не так вот абсолютно, как бы, я сказал, безбожно.

Евгений Сова: Но, возможно , причина не только в религиозных партиях и в Ликуде. Потому что в последние дни, с того самого дня, как вы объявили, что не присоединитесь  к коалиции Нетаниягу,  как вас только не поливали грязью в Ликуде. И называли вас оппортунистом, и говорили что в вас причина досрочных выборов, что вы не хотите найти общий язык. И что вы продолжаете думать, что получили 15 мандатов, хотя получили шесть.  Неужели ваши отношения с Ликудом  так разладились?

Авигдор Либерман: Я хочу подчеркнуть, у меня в Ликуде куда больше друзей среди министров и депутатов, и среди активистов, чем у Нетаниягу. У меня нет никаких проблем с Ликудом, у меня есть проблема с Нетаниягу.  Он на меня давил распустить предыдущую коалицию, пойти как бы на изменение состава, ввести партии ШАС и Яадут ха-Тора в коалицию. Я не согласился. Именно поэтому, потому что я отказался поддержать тогда  коалиционные соглашения, которые мы видим сегодня, Нетаниягу решил пойти на досрочные выборы.

- Я считаю, что был прав тогда, я был прав и сейчас. Опять-таки, с точки зрения национального лагеря, все это коалиционное соглашение – предательство по отношению к национальному лагерю, правому лагерю.  Давайте посмотрим, какой был основной закон, вокруг которого велся весь сыр-бор в предыдущем Кнессете. Это о национальном характере государства. ..

Евгений Сова:  Давайте я напомню просто, о чем идет речь. Речь идет о том, что государство - еврейского народа, а все остальные группы они как бы имеют равный статус, но тем не менее евреи имеют чуть больший статус государственный…правильно?

Авигдор Либерман:  Ничего подобного. Израиль является еврейским государством, в котором все остальные имеют все одинаковые права, все имеют все преимущества.

Евгений Сова: Но не забывайте, что вы живете в Еврейском государстве. То есть это уже понижает статус тех людей, которые не являются евреями?

Авигдор Либерман: Я помню, был такой легендарный министр культуры в свое время, Бенцион Динур от партии Авода (МАПАЙ). Опять-таки, был спор с израильскими арабами. Он им сказал с трибуны Кнессета: «У вас есть все права в государстве Израиль, у вас нет никаких прав на государство Израиль». Это тот принцип, который сформировал, кто знает историю, еще в 50-х годах, легендарная фигура, представитель партии Авода Бенцион Динур.

Евгений Сова: То есть сегодня ультраортодоксальные партии не хотят закона о национальном государстве

Авигдор Либерман:  Они наложили вето. Давайте вспомним, кто подавал этот закон. Сегодняшняя будущая министр юстиции Аелет Шакед, Зеэв Элькин, который вел переговоры от Ликуда, и Ярив Левин, председатель нынешней коалиции, еще последней коалиции. Они вели этот закон, вокруг этого велся сыр-бор, вдруг они это сняли с повестки дня.

- Уничтожить власть Хамаса в Газе это правительство отказалось, ввести смертную казнь для террористов отказалось.

- Могу напомнить другие вещи. Беньямин Нетаниягу до выборов заморозил переводы денег Палестинской автономии, после выборов тут же разморозил. Тот же Нетаниягу в день выборов с громким криком, кличем, воплем, обратился к народу: Тысячи арабов на автобусах штурмуют избирательные урны, их везут на автобусах на избирательные участки! Тут же после выборов побежал извиняться.

Евгений Сова:  Скажите, Авигдор, объясните мне: вы человек, который знает Нетаниягу много лет. Тридцать с лишним лет, с середины 80-х. Что произошло с премьер-министром, что он вдруг отказался от такого партнера, как вы, и подписал с ортодоксальными партиями? Что это, страх потерять кресло? Страх не сформировать четвертое правительство? Что произошло с Нетаниягу?

Авигдор Либерман: Я думаю, что, к сожалению  наверное, произошла некая эволюция, которая подменила все, что было, всю идеологию, все принципы.  И сегодняшняя идеология называется выживание, остаться у власти любой ценой. К сожалению, это процесс, который, по моему, сегодня становится все более и более доминирующим.

Евгений Сова: А зачем Нетаниягу выживать, оставаться у власти, если он не использует эту власть? Вот скажем, возьмем Шарона, который пришел к власти, провел размежевание. Можно спорить, хорошо-плохо, но власть была для него инструментом. А для чего власть Нетаниягу? Просто быть у власти?

Авигдор Либерман: Да, просто быть у власти. Вы знаете, я смотрю, что произошло на протяжении последних лет. Могу вспомнить, вот для меня тоже было очень неприятным моментом, поведение Нетаниягу во время сделки по поводу освобождения солдата Гилада Шалита.  То есть Нетаниягу, когда я с ним познакомился, он еще был послом в ООН был другой, помню его резкий конфликт с Шамиром  (бывший премьер-министр Израиля) по поводу так называемой сделки  "Джебриля" , когда были выпущены…

Евгений Сова: Тоже тысячу с лишним заключенных палестинских заключенных.  Он был против сделки?

Авигдор Либерман: Он написал тогда потрясающее письмо. Из-за этого он вышел в отставку. Он объяснил, дал аргументацию, все доводы, почему нельзя идти на сделку с террористами.  Советую почитать это письмо. Такое очень сильное, аргументированное. Тогда оно вдохновило многих, в том числе меня…

Евгений Сова:  Что толку читать письма, если меняются взгляды…. Хорошо, наверно, несколько черных кошек пробежало между вами.  Как вы ему сообщили об этом, вы позвонили, написали письмо? Как вы сообщили ему, что не поддержите его?

Авигдор Либерман: Я сообщил в его канцелярию. Написал ему письмо в секретариат правительства, и все.

Евгоений Сова: Он вам позвонил?

Авигдор Либерман: Нет.

Евгений Сова: А вы ждали звонка от него?

Авигдор Либерман: Нет, я думаю, не имеет никакого смысла во всех этих звонках.  Я думаю, что после последнего…знаете, мы еще за неделю до того, как они подписали с Яадут ха-Тора соглашение, специально послали Зеэву Элькину наш документ с какими-то четкими линиями, что мы можем принять, что не можем принять. Естественно, никакой реакции не последовало.  Поэтому, когда уже было подписано соглашение с Яадут ха-Тора, было видно, куда они и что они идут подписывать, и нам стало ясно, что это бесполезно уже.

Евгений Сова: Известный израильский обозреватель  Бен Каспит написал буквально на днях, что Авигдор Либерман развалит четвертое правительство Нетаниягу до конца текущего года.  На чем основывает свои предположения Бен Каспит?

Авигдор Либерман: Вы знаете, я очень ценю Бен Каспита, но я не знаю, на чем он основывает свои предположения. Опять-таки, мы приходим в оппозицию с единственной целью: максимально сделать для нашего государства, для нашего избирателя.  Когда были выборы, не столь важно…

Евгений Сова: Но, с другой стороны, вы понимаете, что обществу надоели бесконечные досрочные выборы? Что если через год вы, как пишет Бен Каспит, станете причиной развала коалиции, избиратель вам этого тоже не простит?

Авигдор Либерман: Во первых, избиратель четко понимает и помнит, почему Кнессет 19 созыва, предыдущий, был распущен после года и восьми месяцев. Не было никакой причины.  У Нетаниягу было мощное большинство. Из-за каких то там личных страхов, или ему с кем-то удобно-неудобно,  он распустил Кнессет после года и восьми месяцев. Опять-таки, те деньги, которые выданы сегодня на коалиционное соглашение  в районе восьми миллиардов шекелей – это беспрецедентная сумма. А с другой стороны народу говорят: нужно затянуть пояса, денег не хватает.

- Сегодня озвучили, какая повестка дня на понедельник, какой первый закон, который будущая коалиция проводит. Уже в понедельник, сразу после вотума доверия. Это увеличение количества министров с 18 до 22, и неограниченное количество заместителей министров, включая специальный параграф, что в одном министерстве могут быть два замминистра.

Евгений Сова: Воспользуюсь этим интервью, и поговорим о внешней политике. Вы, уходя из МИДа, сказали, что положение Израиля улучшилось за те годы, что вы были в МИДе, что вам удалось достичь неких результатов на других треках. Но до того у меня очень простой вопрос. На этой неделе власти Судана обвинили Израиль в том, что он нанес удар. Что у  нас есть сказать на этот счет?

Авигдор Либерман:  У нас  по этому поводу сказать нечего. Я думаю что всегда, когда что-то происходит на Ближнем Востоке, всегда во всем винят Израиль. Так что, я думаю, это в очередной раз обвинили Израиль. То, что я могу сказать, что я слышал из сообщения пресс-секретаря ЦАХАЛа, что якобы Судан сбил какой-то израильский беспилотник, что это полная чепуха, никакого там израильского беспилотника не было.

Евгений Сова. И еще один вопрос, который также имеет отношение к беспилотникам.  Агентство Блумберг, это уже более серьезное агентство, сообщает , что Израиль  отказался поставлять беспилотные самолеты Украины. Причем сделано это было по рекомендации израильского МИДа, который контролирует фактически сделки оборонного экспорта, которые утверждает министерство обороны.

Авигдор Либерман:  Мне об этом ничего не известно.

Евгений Сова:  Хорошо. Каких успехов достиг МИД Израиля за последние четыре года, когда вы руководили ведомством?

Авигдор Либерман:   Когда я пришел, я обозначил совершенно новое направление: многовекторную политику.  Мы видели, насколько она была эффективной и полезной. Скажем, во время последней операции «Нерушимая скала» мы получили 50 дней, без единой резолюции в Совбезе, несмотря на все попытки палестинцев и арабской лиги провести там антиизраильскую резолюцию, остановить наши войска. Это было благодаря, прежде всего, странам Африки и Балтики, с которыми мы наладили очень тесные отношения.

- Вообще, с моим приходом мы заново открыли материк, Африку. Открыли другой материк, Южную Америку. Впервые на карте нашего МИДа мы нашли балканские страны, их раньше никто не замечал,  как и страны Балтики.

- Наш торговый оборот с Азербайджаном за шесть лет превысил наш торговый баланс с Францией.

- Более того, скажу,  благодаря друзьям в балканских странах  нам удалось провалить  инициативу Абу-Мазена в Совбезе, когда он пытался провести резолюцию  о полноправном членстве в ООН.

- Мы были приняты за эти годы в целый ряд самых престижных организаций мира, например  такие как ОСЭР.  Нам удалось провалить последнюю иницитиву Лиги арабских государтсва в МАГАТЭ, когда они опять таки пытались провести специальную антиизраильскую резолюцию о израильском ядерном потенциале. И тоже благодаря странам, которые голосовали вместе с нами – Молдова, Украина, Грузия, страны Африки, несколько стран Южной Америки.

Евгений Сова: Может вам надоело уже в МИДе, вы сделали всю работу и потому с такой легкостью расстались с этим креслом?

Авигдор Либерман: К сожалению, в МИДе еще очень много работы.  Нас ждет очень большой экзамен этим летом. До конца июня в Лозанне пять держав, плюс Германия собираются закончить переговоры с Ираном и подписать соглашение. Я думаю, сразу после этого главным инструментом нажима будет французская инициатива – параметры урегулирования израильско-палестинского конфликта. Для нас - очень неприятная инициатива. Я очень надеюсь, что МИД сможет как-то торпедировать вот эту очередную, очень неприятную для нас инициативу. 

- И я надеюсь, что будем вносить нашу лепту даже из оппозиции.

Евгений Сова: Теперь уже экс-министр иностранных дел, лидер партии «Наш дом-Израиль» Авгидор Либерман – большое спасибо вам за участие в программе.

Авигдор Либерман: Спасибо, хорошей недели  и позвольте воспользоваться возможностью и поздравить всех телезрителей, всех граждан Израиля с великой победой во Второй Мировой войне. 

  • 584