Орегонский синдром

2016.02.04

Захват птичьего заповедника в Орегоне, начавшийся 2 января, медленно, но верно подходит к концу. В отличие от левых «оккупантов Уолл-стрит», которые захватили манхэттенский сквер и сделались центром внимания мировой печати, группка бородатых белых фермеров, самовольно обосновавшихся в пустовавших строениях заповедника, не произвела в мире особого фурора. Хотя и возбудила российские соцсети, в которых весело судачили по поводу «Орегонской народной республики», названной ясное дело, по аналогии с Луганской и Донецкой.

Фермеры, однако, боролись не за отделение от США, а за контроль над выпасами на федеральной земле. Захватчики требовали, чтобы федералы уступили его местным властям. Для них этот вопрос жизненно важен, но от остального мира, в том числе и мне, далек. Не доверяя правительству, особенно нынешнему, я инстинктивно стоял на стороне инсургентов, хотя и не одобрял самочинный захват чужого имущества, я все же не Берни Сандерс. Время шло, ничего интересного не происходило, и орегонское противостояние начало вызвать зевоту, тем более, что его, в общем, и не было. 

Наученные горьким опытом 90-х, федералы не окружили птичью комммуну танками и списанными бронемашинами времен иракской кампании. Осажденные смутьяны беспрепятственно ездили в соседние городки и до поры до времени никто их не останавливал. До прошлого вторника, 26 января, когда лидеры восставших отправились на двух машинах на встречу с жителями и наткнулась на полицейские заставы. Одни сразу подняли руки, но 55-летний Роберт Финикум, пресс-секретарь инсургентов, попытался объехать заставу на своем внедорожнике и завяз в сугробе.

ФБР сделало исключение из правил и быстро обнародовало сделанную с воздуха видеозапись произошедшего. Финикум вышел из машины и, увязая в снегу, побрел с поднятыми руками в сторону. Через несколько минут его рука потянулась к поясу. Может, хотел почесаться, но менты, понятное дело, были  на взводе и открыли огонь на поражение. Отец 11 детей был убит на месте. Кто виноват, неясно. Но в таких ситуациях лучше, когда у вас руки вверх, а не вниз.

Если бы покойный был чернокожим, с тех пор сожгли бы уже кучу химчисток и разграбили кучу магазинов, обамовский минюст затеял бы расследование, а демонстранты кричали бы: «Не стреляй! У меня руки вверх!» Но Финикум был белым, и его смерть не ознаменовалась привычными безобразиями.

В 1992 году ФБР обложило избушку отшельника Рэнди Уивера в горах штата Айдахо. Стукач спровоцировал его на то, чтобы сделать незаконный обрез, и федералы пришли брать Уивера. Я до сих пор помню имя снайпера, который застрелил тогда его сынишку Уивера и его жену Вики – Лон Нориучи. Уивер получил полтора года тюрьмы за обрез и отсудил у правительства более 3 миллионов долларов. 

На следующий год федералы 51 день осаждали в Техасе коммуну христианской секты Ветвь Давидова, которая тоже баловалась с оружием и будто бы притесняла своих детей. Последнее было неправдой. Во время штурма дощатые строения коммуны загорелись и сгорели дотла. Из огня выбежали 9 сектантов, а 75 погибли, в том числе несколько десятков детей.


Два года спустя бывший стрелок БМП «Брэдли» Тимоти Маквей по-своему расквитался с федералами за вышесказанное, взорвав федеральное здание в Оклохоме.  Еще через год республиканцы впервые за 40 лет завоевали большинство в обеих палатах конгресса. С тех пор власти по возможности избегают штурмов.



  • 102

Для Обамы терроризм - почти как диабет

2016.01.21
В США оперируют понятием "экзистенциальная угроза". Имеется в виду не опасность, которую представлял собою для человечества Жань-Поль Сартр, а то, что угрожает чьему-то существованию, смертельная опасность.  С точки зрения Барака Обамы, терроризм не является для Америки экзистенциальной угрозой. Он для нее скорее, как диабет: опасная болезнь, которую однако, можно держать под контролем лекарствами, диетой и здоровым образом жизни. Как объясняет позицию нашего главнокомандующего обозреватель "Нью-Йорк таймс" Питер Бейкер. "куда вероятнее, что американец погибнет в ДТП, утонет в ванне или будет поражен молнией, чем будет убит террористом. "Исламское государство" не представляет экзистенциальной угрозы для США". Такой взгляд на терроризм имеет для Обамы известные преимущества и поэтому пропагандируется либеральной прессой. Если угроза не смертельная, а контролируемая, то нечего зря паниковать и ввязываться в очередную сухопутную войну в медвежьих углах Ближнего Востока. 

Можно разбомбить очередной банк, где у ИГ деньги лежат, как сделал на днях Обама, или, скажем, отрядить в Сирию 50 десантников. Любой военный скажет вам, что так войну с ИГ не выиграешь, но Обама же подчеркнул в своей речи в Конгрессе, что это не Третья мировая война. Террористы будут периодически отстреливать какое-то количество американцев, но гораздо меньше, чем гибнет в ДТП или в собственном санузле. То есть речь идет о прискорбной, но приемлемой убыли населения.
Во вторых, угроза терроризма играет на руку республиканцам. Рейтинг Трампа, например, вздымается на ней, как на дрожжах. Поэтому не нужно ее преувеличивать. 
В ДТП действительно гибнет куда больше американцев, чем от руки террористов. Конкретно, 35 тысяч человек в год. 39 тысяч умирают от случайного отправления или передозировки наркотиками. 30 тысяч разбиваются насмерть, в том числе в ванной. В этом смысле террористы и в самом деле – мелочь пузатая. Даже 11 сентября они убили меньше 3 тысяч человек. Но если бы автомашины объявили нам войну и стали уничтожать нас нарочно, мы бы наверняка приняли против них самые крутые меры. Если бы ванны не только нас топили, но вознамерились бы обзавестись химическим оружием, чтобы поставить истребление человечества на поток, мы бы точно спустили на них 82-ю парашютно-десантную дивизию. Наконец, маловероятно, чтобы число смертей от аллергии на арахис или от падения в ванне вдруг катастрофически увеличилось. Тогда как если Иран подарит террористам атомную бомбу, число жертв вырастет безмерно. 
 Как пишет в «Таймс» тот же Бейкер, флегматичный подход к угрозе террора имеет свои минусы для Обамы. В тот момент, когда американцы сильно тревожатся по поводу терроризма, может создаться впечатление, что Обама относится к нему недостаточно серьезно. У нашего кормчего хватило ума заметить в интервью с этой газетой, что страхи перед террором раздуваются кабельным телевидением. Сам он его не смотрит и поэтому более спокоен. Надо налечь на пиар, сказал Обама. Это выглядело так дико, что «Таймс» изъяла это место из напечатанного интервью. Она объяснила купюру необходимостью сократить текст и соврала, потому что изъяла 66 слов, но добавила в другом месте 116. Ее забота о нашем кормчем трогательна.
  • 440

Пророчества Сороса, Китай и обвал американских рынков

2016.01.08

Американская фондовая биржа воспряла духом, но затем рухнула. Таким образом, первые в 2016 году пять дней торгов на фондовых биржах в США стали худшими за 119 лет, то есть за все время существования подобной статистики, с 1897 года.

Американские инвесторы, сбрасывают акции под влиянием глобальных потрясений, в основном, в связи с падением китайских индексов. Однако, данные по американской экономике как таковой, внушают оптимизм. Безработица в США не сдвинулась со своего очень низкого уровня в 5%. Более того, по зарплатам зафиксирован рост, а в прошлом квартале прирост рабочих мест оказался на 50 тысяч выше, чем ожидалось. Федеральная Резервная Система в декабре, впервые за много лет, подняла процентные ставки по кредитам. Это укрепило национальную валюту и экономику в целом, но оказало негативное влияние на рынки развивающихся стран. Так как все взаимосвязано, пришла очередь Америки принять на себя волну биржевой паники. За четыре дня торгов индекс биржевой активности Доу Джонс потерял 911 пунктов, или 5% своего объема. Ключевые биржевые индексы в целом снизились на 10% относительно максимумов, зафиксированных летом прошлого года.

Тем временем, китайские банки получили устное распоряжение от властей, об ограничении продажи долларов США компаниям и физическим лицам, сообщает Financial Times. Отмечается, что таким образом Китай пытается остановить отток капитала. Складывается впечатление, что вторая экономика мира летит в бездну. 

Скажите спасибо, что я не Джордж Сорос, потому что когда финансист такого масштаба делает прогноз, ситуация на рынках следует за ним, то есть, конечно, нечестно получается. Может, и не собиралась глобальная экономика падать так резко, но пророчества Сороса подтолкнули. Знаменитый инвестор неожиданно разоткровенничался в кулуарах форума в Шри-Ланке и начал пугать уважаемую публику.

За последние четыре дня упало все, что можно - Шанхай, Токио, Париж и Берлин лежат в развалинах. В Китае, впервые за всю биржевую историю страны, останавливали торги. Причем дважды.

Рекордные потери потерпел американский индекс Доу Джонс, рухнула электронная площадка Насдак, обвалился Standart and Poor. Теряют в цене акции Apple, дешевеет весь немецкий автопром - Фольксваген, в связи с международным скандалом, БМВ и Даймлер - за компанию.

Тем не менее, я надеюсь, по-прежнему нет физических оснований для паники. Общее мнение экспертов сводится к тому, что Сорос прав - Китай плохо справляется с корректировкой, но рано или поздно ситуация исправится. Пока что огромная, вторая в мире китайская экономика попросту остывает, в чем нет ничего катастрофического. Здесь срабатывает закон больших величин - она остывает потому, что ей пора остыть.

Но с этим физическим фактом не согласна Коммунистическая партия Китайской народной республики. Руководство Китая далеко не всегда принимает неправильные решения, но так как серьезно рулить экономикой достаточно опасно, последствия любых ошибок бывают суровыми.

Именно поэтому летом раздулся инвестиционный пузырь - по призыву государства китайцы массово принялись играть на бирже. И вот буквально накануне власти сделали еще один рискованный шаг - девальвировали юань на полпроцента.

Снижение стоимости национальной валюты может помочь стимулировать экономический рост, это полезно для торговли, но это вредит стоимости активов и может привести к выводу денег из страны.

Со временем новые китайские власти поймут, что пора вспомнить о старом китайском принципе - недеянии. Такой гигантский организм, как экономика Поднебесной, вылечит себя сам, если его не трогать. Лучше всего это понимают не эксперты, а сами китайцы, которые по партийному призыву честно вложили в фондовый рынок все свои сбережения, чтобы простимулировать родную экономику.

Вряд ли Компартия преследовала эту цель, но то, что она хочет управлять неуправляемым, достаточно очевидно.

С этим выводом трудно спорить. На самом деле, экономикой управлять невозможно, во всяком случае пока, потому что невозможно учесть все факторы. К слову - цена на нефть в новом году продолжает стремиться вниз. Падение цен к уровню $15-25 за баррель вызовет новый виток рецессии в глобальном масштабе. Осталось не так много. Нефтяные котировки, которые снизились до 12-летних минимумов - и на североморскую Brent, и на техасскую WTI опускались сегодня ниже отметки $33 за баррель.


  • 284

Обама заплакал и родил мышь

2016.01.06

Выступая вчера в Белом доме, Барак Обама был в ударе, но родил мышь. Его речь по поводу оружия была трогательна и в одном месте произвела скупую мужскую слезу, хотя почему-то лишь из левого глаза. Она длилась чуть больше получаса, в течение которых Обама ухитрился упомянуть себя, любимого, ни много, ни мало 76 раз. В этот список включено и местоимение «мы», когда оно явно подразумевало самого Обаму. 

Теперь о сути дела. У наших демократов какое-то время было убеждение, что в 2000 году Эл Гор проиграл выборы Джорджу Бушу в большой степени из-за того, что слишком яростно наезжал на оружие. Поэтому лучше не дразнить гусей и оставить оружие в покое. Но в последние годы демократы пришли к выводу, что все избиратели, которые могли от них по этой причине отвернуться, уже отвернулись. А на смену им к демократам пришли новые группы поддержки, например, молодежь, которую отучают даже от игрушечных пистолетиков. Поэтому демократы снова против ополчились против оружия. Исключение долго составлял самопровозглашенный социалист Берни Сэндерс, но и он в последнее время поджал хвост на эту тему. 

Обама сейчас кует свое историческое наследие и хочет сделать новые ограничения на оружие его частью. Но ввести их по-человечески, то есть через Конгресс, он не в состоянии, особенно перед выборами, когда конгрессмены начинают бояться гнева избирателей.  Поэтому он идет привычным путем, то есть огородами. Новые правила принимаются в административном порядке. Вчера президент в слезах (то есть в слезе) объявил серию новых мер, которые, по его словам, должны оградить оружие от попадания в плохие руки.

Я люблю оружие, но не не хочу, чтобы от него гибли невинные, поэтому говорю это с сожалением. Обама, например, обяжет продавцов и покупателей оружия сообщать властям о его пропаже. Тысячи купленных стволов доставляются в Америке по почте, и некоторые теряются, либо крадутся., как любые посылки. Раньше стороны часто не утруждали себя обращением в полицию, а улаживали проблему полюбовно, например, через страховую компанию. Теперь они будут обязаны доносить о пропаже каждого ствола. Количество волокиты резко увеличится, но толк будет минимальный.

Большинство стволов, которыми совершались в Америке массовые убийства, покупались законно, то есть после обязательной проверки . Ее распространение на новые категории людей, которое объявил вчера Обама, особой пользы поэтому не принесет. 

До сих пор проверять покупателя оружия обязаны были только его профессиональные продавцы с лицензией. Но оружие продает и масса других людей. Например, коллекционеры или родные – друг другу. Обама вознамерился выявить среди них скрытых профессиональных торговцев, обязать их купить лицензию и учинять покупателям проверки. Обама заявил среди прочего, что убийцы покупают стволы через интернет, и что он кладет этому конец. Неправда.

Вся торговля оружием в сети производится только обладателями федеральной лицензии, которые обязаны проверять покупателя посредством федеральной базы данных. Она открыта 17 часов в сутки, а Обама обещается сделать круглосуточной и просит на это деньги. Конгресс, возмущеннный его самоуправством, может не дать, но Обаму это никогда не останавливало. 

Главное – это то, что преступники крайне редко пытаются приобрестим оружие через магазин, делая это обычно из-под полы. Поэтому вводимые Обамой меры затронут, как правило, лишь честных граждан, которые делают все открыто. Большинство из них, однако, республиканцы, так что и ладно. В общем, гора родила мышь.


  • 223

Шимон Перес: "К сожалению, люди боятся мечтать"

2016.01.06

Почему нет мира на Ближнем Востоке? Об отношениях с Бен-Гурионом, Нетаниягу и Путиным - интервью с девятым президентом Израиля Шимоном Пересом.

В истории израильской политики фигуры такого масштаба, пожалуй не было. Шимон Перес – это не просто политик-легенда, это человек, который был активным политическим деятелем с момента основания государства Израиль в 1948 году. Какие только посты не занимал, был премьер-министром, министром обороны, а летом прошлого года он завершил семилетнюю каденцию на посту президента Израиля. Именно Пересу еврейское государство во много обязано за тот военный потенциал, который был построен еще в середине 60-х и о котором здесь вслух не говорят. Переса уважают во всем мире, его принимают на самом высоком уровне лидеры многих стран. В свои 92 года он продолжает ездить по миру и мечтает, что когда нибудь на Ближнем Восток воцарится мир. 


«ТАМ, ГДЕ Я РОДИЛСЯ, ЧАСТО ШЕЛ ДОЖДЬ» - О переезде в Израиль

Евгений Сова, RTVi: Я приехал  в Израиль в 1997 году, мне тогда было 17 лет. Это было всего через год и четыре месяца после выборов, на которых вы проиграли нынешнему премьер-министру Биньямин Нетаниягу. И я очень хорошо помню, как в некоторых местах все еще можно было видеть гигантские предвыборные плакаты с вашими фотографиями. Тогда я даже не и мог и подумать, что пройдут годы и я возьму у вас интервью. Вы знаете, те воспоминания до сих пор живут моей памяти. Вас тоже можно назвать репатриантом, вы приехали в Израиль, когда вам уже было 11 лет?

Шимон Перес:  Да.

Евгений Сова: Вы помните свой первый день, как это было?

Шимон Перес: Все было другое, включая и окружающий пейзаж, столь непривычный для меня… Там, где я родился, часто шел дождь, небеса были затянуты серыми облаками…А тут вдруг – голубое небо без единого облачка…. Мы приехали с зимними вещами, потому что прибыли из холодных мест, а тут все  ходили в расстёгнутых рубаках, все загорелые…..Там говорили на русском, идише, иврите, здесь же был слышен только иврит. Все вывески были на иврите…. Это был  не переезд, это был резкий переход к абсолютно другой жизни.

Евгений Сова: Вы ожидали таких резких изменений, готовились к этому?

Шимон Перес:  Нам говорили, что все резко поменяется, однако мы не знали, какие именно изменения нас ожидают… Мы представляли Эрец-Исраэль в фантазиях. Иногда нам присылали фотографии здешних мест, иногда апельсины из Израиля. Но это совершенно разные вещи – есть привезенный апельсин, или вдыхать запах апельсиновой плантации во время цветения…. Это совершенно удивительный аромат.

Евгений Сова: Вы родились в маленьком польском местечке, которое тогда было в пределах Российской империи…

Шимон Перес: Сегодня это Беларусь…. Польским это место было между двух мировых войн. До того и после второй мировой войны это было Беларусью.

Евгений Сова: Белорусы гордятся тем, что вы – их земляк. Вам даже довелось побывать в городе, где вы родились…

Шимон Перес: Да, я там бывал. Там не говорят по-польски, это считалось языком завоевателей, поэтому там язык общения – русский. Большинство крестьян в округе были русские, или белорусы.

Евгений Сова:  У вас в доме говорили по-русски?

Шимон Перес: Дома мы говорили на трех языках: русском, идише и иврите.

Евгений Сова: На каком языке вы разговаривали с матерью?

Шимон Перес: На иврите или идише. Но мама мне читала книги и на русском языке – Достоевского, Толстого, других русских классиков…  Мама была библиотекарем…Мой дед, он был раввином, учил меня ивриту. Но не только: он также учил меня Торе, Талмуду….Потом я ходил в ивритскую школу под названием «Тарбут». Так что со всех сторон меня окружали разные языки.

Евгений Сова: Вы помните русский, или вы предпочитаете скрывать, что знаете этот язык?

Шимон Перес: Нет, я ничего не скрываю, просто прошло 80 лет, в течение которых я не говорил на этом языке… Иногда я вспоминаю то или иное слово, но если вы не пользуетесь языком 80 лет, то он забывается.

Евгений Сова: Извините, что все время сравниваю с моей репатриацией, но когда я прибыл в Израиль, то вообще ничего не знал, кроме «шалом» и еще пары слов.  А вы, как я понимаю,  прибыли сюда уже с достаточным знанием иврита?

Шимон Перес: Да, я знал хорошо язык, но только его ашкеназский вариант…  Это касалось как произношения, так и значения некоторых слов – они отличались от принятого здесь сефардского варианта иврита.

Евгений Сова: В чем еще было отличие? Что на вас оказало такое сильное влияние?

Шимон Перес: Разница была в том, что я из чужой страны прибыл в страну, о которой я мечтал…. Я был счастлив безмерно, просто пьян от восторга… Первые недели я жил в Реховоте, где жили мои дяди. Они жили на улице, утопавшей в садах, поэтому я вспомнил запах цветущих апельсиновых деревьев…. Меня окружали загорелые, мускулистые люди. Это был совершенно иной мир.

«Я БЫЛ ТЕМ, КОГО НАЗЫВАЮТ ЯСТРЕБОМ». О Бен-Гурионе и оружии для Израиля

Евгений Сова: Вы, в 20 с небольшим лет, стали одним из самых близких людей к Давиду Бен-Гуриону. Что у вас было такого? Почему Бен-Гурион прислушивался именно к вам?

Шимон Перес: У меня нет точного ответа… Я был членом самого массового молодежного движения, «А-нОар а-овЭд». Потом меня избрали в секретариат движения. Движение выступало против Бен-Гуриона. Скажем, если он был за раздел Эрец-Исраэль, то лидер движения Табенкин, выступал за единый и неделимый Израиль…. Бен-Гурион сказал, что лучше, чтобы только в части Эрец-Исраэль существовало еврейское государство, нежели Эрец-Исраэль без еврейской власти. Табенкин ответил, что мы против еврейского государства, только чтобы сохранить страну Израиля в целостности…  Кроме того, Табенкин был коммунистом, больше ориентировался на Советский Союз, на идеи Ленина. А Бен-Гурион придерживался прозападной ориентации. Хотя и Бен-Гурион прочитал все труды Ленина. Он также ездил в Москву на 1921 году, на выставку достижений народного хозяйства, и был восхищен увиденным….

Я прочитал выступление Бен-Гуриона, и понял, что этот человек говорит правду. Когда меня избрали в секретариат организации там было 12 человек: 10 – сторонники Табенкина, и только двое были за Бен-Гуриона.  Я оказался в меньшинстве, мне ничего не давали делать…. И тогда я перестал ходить на заседания секретариата, и начал работать непосредственно в рядах движения. В итоге, когда мне было всего 19 лет, большинство участников съезда движения проголосовали за мои идеи….  Это стало сенсацией в политическом мире, о моей победе узнали, в том числе и Бен-Гурион . Мне сообщили, что Бен-Гурион хочет познакомиться со мной…. Он пригласил поехать с ним на машине из Тель-Авива в Хайфу

Евгений Сова: Не было страшно?

Шимон Перес: Страшно, с чего вдруг?

Евгений Сова: Мало ли, может вы что-то натворили или сделали не так…

Шимон Перес:  Нет, я не испугался… Я помню, что это было зимой, я пришел к нему домой в легкой кибуцной рубашке. Мы сели в машину, он натянул на себя куртку….И вдруг он уснул! Он забыл про меня!  Я был разочарован, думал, что смогу два-три часа поговорить с человеком, который был моим кумиром, а он уснул! … Когда мы подъехали к Хайфе, он проснулся и вдруг сказал: «Ты знаешь, Троцкий не был сильным лидером». Причем тут Троцкий, я не понял, но, чтобы поддержать разговор, спросил у него: «Почему?». «Потому что он сказал ни войны, ни мира. Это не политика. Лидер должен уметь принимать решения – или война, или мир – и уметь отвечать за свои решения»….

Бен-Гурион продолжил и сказал: «Возможно, Ленин был слабее Троцкого в интеллектуальном плане. Однако именно Ленин принял решение». И тут он снова уснул. (смеется)… 

Потом я вернулся в свой кибуц. В 1947 году Бен-Гурион прислал в кибуц Леви Эшколя, который был его заместителем, с просьбой отпустить меня в ряды Хаганы. Прошло собрание, и товарищи утвердили это решение. На утро мне дали три лиры, я сел в автобус, и поехал в штаб Аганы. Я понятия тогда не имел о военных делах… Я приехал в штаб, в так называемый Красный дом на улице Яркон в Тель-Авиве, а там никто не может понять – кто я такой и для чего вообще приехал? И тут я вижу, как по лестнице спускается Бен-Гурион…  Он подошел ко мне, вытащил записку, и стал зачитывать мне данные: сколько у нас есть автоматов, сколько пушек и так далее. Потом он сказал: арабы не согласятся с резолюцией ООН о разделе, они нападут на нас. А у нас нет оружия, кроме пары сотен винтовок и нескольких минометов. У нас нет танков, нет самолетов, нет артиллерии, вообще ничего нет!  И если у нас так ничего и не будет, нас уничтожат. Ты будешь заниматься оружием. Доставай его, как хочешь – что-то производи, что-то покупай, действуй!

Евгений Сова: Вам было тогда 24 года. Ребенок!

Шимон Перес: Да, ребенок.  Он так и сказал – «Ты будешь вести всю работу, связанную с поставками оружия». Мне выдали форму хаки. Но вот сидеть было негде… Секретарем Генштаба был мой друг из соседнего кибуца, Йосеф ИсраЭли. Он разрешил посидеть в его кабинете…Так  я устроился возле стола начальника Генштаба.

Я был в шоке. Открыл стол, увидел там два письма, без адресата…. Я открываю одно – это письмо Бен-Гуриону от одного генерала, которому Бен-Гурион предложил пост начальника Генштаба Армии обороны Израиля…. Он писал: «Благодарю за честь, но я серьезный человек, поэтому проверил положение дел. На сегодняшний момент у нас есть только 6 миллионов патронов – и все. А во время войны только на один день военных действий нужен миллион патронов, то есть у нас боеприпасов только на шесть дней… И этот человек написал, что не  хочет быть начальником Генштаба на 6 дней». Прочитав это, я ужаснулся – у нас нет ни единого шанса…..

Уже скоро я стал главным по оружию, все ходили советоваться со мной. Бен-Гурион полностью доверял мне, был готов выслушивать мои самые смелые предложения. Тогда все стали нападать на него – почему он доверил такой важный пост человеку без образования и опыта, простому кибуцнику. В первый же день, когда он вернулся, начальник Генштаба Дори выразил протест Бен-Гуриону по поводу моего назначения…. Бен-Гурион ответил на это, мол, поживем – увидим.


Евгений Сова:  И вот вы сидите в своем кабинете, смотрите на глобус и ломаете голову – где взять оружие…

Шимон Перес:  Когда ООН приняла резолюцию о разделе, арабы сразу отказались принять этот документ. Но те страны, которые голосовали за резолюцию – все они отказались продавать нам оружие. Я потом даже спрашивал об этом у американцев – с одной стороны, вы поддержали раздел, а с другой, вы отказались поставлять нам оружие для самозащиты…. Тогда об эмбарго объявили три страны – США, Англия и Франция. Русские, Советский Союз, тогда стали поставлять оружие арабам – то есть оружейное эмбарго не распространялось на арабские страны. Мы просили сверхдержавы дать хоть какое-то вооружение, однако нам отказали….

Министр иностранных дел Моше Шарет верил в то, что удастся убедить американцев.  Я сказал Бен-Гуриону на это, что США не продадут нам оружие – из-за своих отношений с Саудовской Аравией и тому подобное.  Я не верил и в то, что нам удастся убедить англичан – ведь они вообще голосовали против создания еврейского государства…. Я сказал Бен-Гуриону – Давайте попробуем договориться с Францией, ведь они проиграли в войну, они хорошо знают, что такое нацизм. Бен-Гурион сказал мне – попробуй. Это был период, когда Де Голля никто не уважал…

Люди из окружения Бен-Гуриона подвергли его яростной критике за это решение обратиться к французам.  Они говорили, зачем нам эта  проигравшая войну Франция, которую сейчас раздирает конфликт между теми, кто воевал с нацистами, и теми, кто с ними сотрудничал. Ведь Израиль решил ориентироваться на англосаксонский мир…  Бен-Гурион все это мне пересказал… Я ответил – Я не знаю Францию… не владею французским, но все же дайте мне попробовать… 

Евгений Сова: Все логично, не знаю Францию, не знаю французский, но дайте попробовать.

Шимон Перес: Дайте попробовать, потому что в других местах нет шансов… Во Франции было очень много людей, которые прошли концлагеря. Они ненавидели Гитлера, и сами, своими глазами видели страдания евреев…. Я приехал во Францию, где у меня не было ни одного знакомого. Но люди из коммунистического подполья стали мне помогать. Они относились ко мне как к своему ребенку. И с того момента нам стало доступно французское оружие. В Израиле говорили, что я фантазер, что я сочиняю небылицы. Но когда пошли первые самолеты и корабли с оружием, Бен-Гурион сказал: «Этот молодой парень спас страну».

Евгений Сова: И с этого началась ваша работа на государственной службе..

Шимон Перес: Он стал верить, что я могу сделать все. Это звучит сейчас смешно. Однажды тогда мы проиграли в футбол, и Бен-Гурион вызвал меня и приказал сформировать сборную, которая бы стала чемпионом мира по футболу. Я ответил, что ничего не понимаю в футболе и у меня масса других дел… (смеется ).  Бен-Гурион верил в меня и постоянно поддерживал, не давая меня в обиду. Постепенно ко мне все привыкли. Коллеги старше возрастом постоянно меня критиковали, те, кто помладше, завидовали. Я оказался в сложном положении – те, кто боялся критиковать Бен-Гуриона, вымещали свою злость на мне. Но он не боялся решать в одиночку, быть в меньшинстве, отстаивая свою точку зрения.  Будучи премьер-министром, он 15 раз подавал в отставку – когда оставался в меньшинстве.

Евгений Сова: Это показывает силу политика? Отсутствие страха идти на выборы…

Шимон Перес:  Бен-Гурион был очень смелым человеком – в том числе и в политической жизни. Он не боялся принять решение, когда нужно….  Я знал, что для работы с ним нужно два качества. Первое – никогда не врать… Если ты лгал Бен-Гуриону, то немедленно вылетал. И второе качество – всегда приносить с собой новые идеи.

Один из тех, кто выступал против моего назначения, был редактор «Гаарец», Шокен. Он сказал мне, что пойдет к Бен-Гуриону и выступит против меня.  Шокен пошел к нему и сказал – почему вы назначаете на высокий пост человека, который даже среднюю школу не закончил, кибуцника, не знающего ни одного иностранного языка. Я тогда и английского не знал. Бен-Гурион спросил в ответ – Вы хорошо знаете Переса? Шокен ответил – Да, мы с ним друзья. Так вот, продолжил Бен-гурион, я знаю о нем три вещи. Если Перес постучит в дверь и войдет, для себя он ничего не попросит… Второе – он ни на кого не возводит напраслину….  И третье – он не станет стучать в дверь, если у него нет какой-нибудь оригинальной идеи. Мне этого достаточно, подвел итог Бен-Гурион. Я приходил к нему разными проектами и он принял почти все мои идеи.

Евгений Сова: Почти вся ваша служебная карьера связана с вооруженными силами, с заботой о безопасности страны. Вам никогда не хотелось сказать – все, у нас есть мощная армия, я сделал достаточно и могу отдыхать?

Шимон Перес: Прежде всего, в военные и предвоенные дни я был тем, кого называют ястребом. Но как только я увидел у арабов признаки готовности к миру, то я выбирал дорогу мира, а не войны. Что касается постоянного занятия проблемами безопасности – у нас просто не было иного выбора, иначе бы нас уничтожили. Однако Бен-Гурион, так же, как и я, предпочитал мир, а не боевые действия. Мы хотели добиться мира, и мы его добились – с Египтом и Иорданией. Мы также начали говорить о мире с палестинцами в Осло. Мы начали мирные переговоры со всеми тремя сторонами.

Евгений Сова: Вы можете поставить их в один ряд – переговоры с Египтом, иорданцами и палестинцами?

Шимон Перес:  Египет – самая большая арабская страна, и она была ключевым игроком в продолжении мирного диалога. Поэтому начинать нужно было с них. Иордания граничит с Израилем, самая протяженная наша граница – с иорданцами.  С ее территории к нам приходили террористы… Палестинцы не были самостоятельным народом, на Западном берегу тогда правили иорданцы…. Иордания не хотела создания палестинского государства. Но переговоры по поводу палестинцев мы стали вести именно с Иорданией. Мне удалось достигнуть соглашения с королем Хусейном – Лондонский договор. Это был самый лучший договор, который Израиль мог получить. Хусейн становился представителем  - как иорданцев, так и палестинцев. Однако, к моему глубокому сожалению, правый лагерь торпедировал эту инициативу.

«ЧТОБЫ ЧТО-ТО ПОЛУЧИТЬ, НАДО ЧТО-ТО ДАТЬ». О мире для Израиля

Евгений Сова: Почему мы не можем достигнуть мира? Или это все же возможно?

Шимон Перес: Я думаю, что это возможно. Мирный процесс остановился по ряду причин. Во время всех разговоров с Арафатом я говорил ему, что невозможно достигнуть национального единства, когда есть несколько вооруженных групп. Если ты не сможешь объединить все палестинские группы, мира не выйдет…. Он все время говорил, что он это сделает. Я читал ему целые лекции о Линкольне, о Бен-Гурионе. Однако Арафат боялся пойти на лобовое столкновение с ХАМАСом. Проблема не только в том, что лагерь мира на нашей стороне раздроблен. Палестинцы также раздроблены. В результате контактов с ООП мы создали палестинскую администрацию. Однако в итоге все застряло, потому что они так и не представили единую позицию.

Евгений Сова: Ну почему же, после Норвежских соглашений ряд израильских премьеров пытались реанимировать мирный процесс. Эхуд Барак, Эхуд Ольмерт. Однако создается впечатление, что палестинцы не хотят мира..

Шимон Перес: Это глупость. Палестинцы сделали немало в этом направлении. Есть два лагеря: мира и вражды, и в этом также заключается большое изменение. Не забывайте о том, что раньше они все были террористами. Я вспоминаю в этой связи одну историю, связанным с Социалистическим Интернационалом. Я состоял в этой организации, которую возглавляли канцлеры Германии и Австрии – Вилли Брандт и Бруно Крайский, и премьер-министр Швеции Улоф Пальме.

Президентом Социнтерна был Брандт, у него было 15 заместителей, я был одним из них. Арафат захотел стать членом Социнтерна. 14 вице-президентов проголосовали за его заявку, я, один-единственный, против…. Крайский, Брандт и Пальме вызвали меня к себе и стали спрашивать, почему я выступаю против, ведь есть же правила демократии – в данном случае подавляющее большинство за, и ты должен подчиниться. Я сказал, что я не возражаю, но при одном условии: если в уставе Социалистического Интернационала мне найдут пункт, подтверждающий право террористов участвовать в работе этой организации.  Или выберите другой вариант – превратить Арафата из террориста в партнера и наладить с ним сотрудничество…. Они приняли мои доводы, и, вместо того, чтобы оказать давление на меня, они сосредоточили усилия на Арафате. В итоге Арафату пришлось признать резолюцию ООН 242, признать право Израиля на существование и начать мирные переговоры. 

Евгений Сова: Когда вы слышите  из уст нашего президента Реувен Ривлина, одного из ярких представителей правого лагеря, слова о готовности к миру, о готовности прийти к соглашению – вы ему верите? Верите ли вы премьер-министру  Нетаниягу, который говорит о готовности сесть за стол переговоров? Или может вы верите американцам, которые в открытую говорят о своем отчаянии от безуспешных попыток реанимировать мирный процесс?

Шимон Перес: Прежде всего, я верю в мир, и только затем – я верю в людей. Я верю в возможность достижения мира. Нетаниягу сейчас требует, чтобы Абу-Мазен перестал вести подстрекательскую пропаганду против Государства Израиль. В ответ Абу-Мазен заявляет – пусть Биби перестанет вести строительство в поселениях! Поэтому, если они хотят достигнуть мира, им придется поступиться в чем-то…. Разумеется, Абу-Мазен должен перестать подстрекать к насилию. Однако, с другой стороны, Нетаниягу пора перестать строить поселения. Или же давайте возобновим процесс вообще без всяких предварительных условий.

Евгений Сова: Официальный Израиль готов к такому возобновлению? Кстати, примерно в этом же ключе высказывается и сам Нетаниягу…

Шимон Перес: Это то, что он говорит. Однако он не забывает и о своем условии – прекращении подстрекательской кампании. Кстати, и Израиль ведет агрессивную пропаганду, так, во всяком случае отвечают палестинцы на наши доводы….  Надо сразу сказать, что мир заключают с врагами. Переговоры начинаются с полного неприятия позиций сторон – и это нормально.  Так  у нас было и с Иорданией, и с Египтом.

Евгений Сова: По вашему мнению, президент Обама провалился в своих попытках разрешить палестино-израильский конфликт? Ведь он действительно пытался, отправлял сюда разного рода посредников…

Шимон Перес:  Во-первых, Обама и сам встречался с Биби, и с Абу Мазеном, в рамках своих усилий. Переговоры крайне трудно вести в ситуации, когда обе стороны хотя выставить себя полными победителями…Я очень много лет вел переговоры, и могу сказать, что во многих случаях мне говорили – вы правы, мы все за мир, и мы готовы платить связанную с этим цену…

Евгений Сова: Так говорили, потому что вы были готовы на уступки?

Шимон Перес: Нет. Меня спрашивали, почему я такой наивный, почему готов платить так много за мир? Я отвечал, что плачу только то, что полагается той стороне…. Я не считаю себя наивным человеком, я знаю, что для того, чтобы что-то получить, надо что-то дать. Есть такое юмористическое высказывание: нельзя силой добиться двух вещей - мира и любви….Иногда нужно уметь закрывать глаза на некоторые вещи. То есть нужно уметь принять тот факт, что есть и вторая сторона конфликта – со всеми своими достоинствами и недостатками. Но для этого лидер должен проявить мужество – такое же, которое было у Бен-Гуриона. Он заявил, что мы дадим собственную страну палестинцам и собственную страну нам – согласно резолюции ООН.

«МИР ИЗМЕНИЛСЯ». О войне и терроре

Евгений Сова:  Мир изменился, сегодня многие говорят, что если бы тогда послушали вас, то Голанские высоты были бы в руках Сирии, а посмотрите, что там происходит… Зачем вернули Синай, Египет все равно нам не друг.  Что вы отвечаете на эти аргументы и что вы думаете по поводу происходящих драматических изменений вокруг Государства Израиль?

Шимон Перес: Я думаю, что речь все же идет об изменениях во всемирном масштабе… Мы, к примеру, перешли от эпохи, в которой все зависело от территории, до эпохи царствования науки. То есть когда твое пропитание зависит от количества территории, ты начинаешь войну, чтобы занять эту территорию. На войне кто-то побеждает, кто-то проигрывает.  Проигравшая сторона идет на ответные войны, чтобы вернуть себе территорию. Даже те страны, которые не участвуют в войнах, создают армии, чтобы защищать границы. Поэтому военный аспект был так важен во время этой территориальной эпохи. Были бесконечные войны, чтобы либо завоевать новые, либо вернуть потерянные ранее территории. Сегодня это не так.

Евгений Сова: Премьер-министр Нетаниягу говорит о том, что мы должны быть готовы к  полномасштабной региональной войне?

Шимон Перес: Я думаю, что главе правительства не стоит готовиться к такой войне. Это только если нас атакуют в массовом порядке. Все-таки на свете более миллиарда мусульман, более четырёхсот миллионов арабов. То есть только если мы окажемся под атакой.. Сейчас, в эпоху науки, многое по-другому. Прежде всего, наука не признает национальностей и границ, это интернациональное понятие. Науку двигают вперед совершенно разные структуры – от частных лиц до крупных корпораций и государств…. Пожалуйста, возьмите Билла Гейтса или Марка Цукерберга. Каждый из них совершил революцию – более великую, нежели Ленин. И они сделали это, не пролив ни единой капли крови, связав вместе миллиарды людей…. Большие войны прекратились, однако началась волна террора. Какая разница между террором и войной? Во время войны у тебя есть определенная цель, ты хочешь занять определённую территорию. Террор – это все же больше выражение протеста, он идет от ощущения униженности – справедливого или надуманного.

«ЕГО КРИТИКИ НЕ ПОНИМАЮТ ПРОСТЫХ ВЕЩЕЙ». О Путине и его планах

Евгений Сова:  Это правда, что президент Путин советуется с вами?

Шимон Перес: Советуется - это преувеличение. У нас было несколько достаточно откровенных, конструктивных, бесед. Я очень уважаю Путина…. Я думаю, что его критики не понимают нескольких простых вещей. Он сравнивают Путина с лидерами прошлого. Я думаю, что наоборот - Путин хочет поместить Россию в завтрашний день. Он хочет, чтобы из страны, зависящей от природных ресурсов, она стала мировой научной державой, чтобы в России была такая же хай-тек индустрия, как в Америке…. Путин понимает, что речь идет о явлении, которое не знает границ. Во время наших бесед он рассказал, что однажды спросил у европейцев  - почему вы продолжаете бояться России? Ведь Советского Союза уже нет…  Варшавский договор распущен, так почему оставлен в целости блок НАТО? Кто главный враг у него? Путин говорил, что выдвигал инициативу вступить в НАТО, сделать свою страну членом Североатлантического альянса?! Он говорит, что эту идею в итоге положили в долгий ящик. … Потом – почему Грузия должна войти в блок НАТО – разве этой стране кто-то угрожает?

Я все же убежден, что и сегодня Путин предпочтет мирный выход, нежели продолжение войны – холодной, или же активных боевых действий. Он доказал это в иранском деле. Путин заявил, что Иран – это сложная страна, которая, получив ядерное оружие, станет страной опасной. Он сотрудничал с США и Европой, пошел на санкции против Ирана, несмотря на большие финансовые потери, - все для того, чтобы предотвратить получение Тегераном ядерного оружия. Это показывает, что конфликты можно решать и иным способом, не обязательно ссориться и есть масса других примеров…

Евгений Сова:  Пример событий на Украине…Ведь там видели, что происходило в Грузии в 2008 Там тоже можно договориться?

Шимон Перес: Я сейчас не хочу разбирать позиции обеих сторон, но знаю, каков взгляд Путина на украинскую проблему…. Украина захотела присоединиться к Евросоюзу. Путин, хоть и без особого восторга, однако не возражал. Однако ему не нравится желание украинцев присоединиться к НАТО…. Что касается Крыма, то он говорит, что не мог игнорировать желание жителей полуострова – они все хотели воссоединения с Россией. Путин также сказал мне, что у России и США нет особых претензий друг к другу, и он готов к переговорам с президентом Обамой. И такие попытки к возобновлению диалога сейчас предпринимаются.

В этом плане не столь важно, что пишут в газетах. Я думаю, что если стороны захотят договориться – они договорятся. Я сказал Путину  - я старше вас на 30 лет. Что вы планируете сделать в ближайшие 30 лет, забрать немного у Америки.. (смеется) Зачем, сказал Путин. Неужели вам тяжело поднять телефон и поговорить с Обамой? Я готов говорить с ним, сказал мне Путин. И я вам скажу так - не важно, что пишут в СМИ. Путин и Обама в итоге договорятся.

Евгений Сова:  Израиль действует правильно, держась в стороне от конфликта Россией с Западом по поводу Украины и Сирии?

Шимон Перес: Здесь нельзя забывать о крайне существенном факторе русскоязычного населения. Я сказал Путину: каждый раз, когда я приезжаю к вам на встречу, я чувствую себя маленьким деревцем в огромном лесу. Но иногда и одно дерево знает такие вещи, которые не знает целый лес… Он спросил: к примеру? - Я ответил: к примеру, мы сейчас говорим на русском. А не на иврите. Он сказал: мы можем поговорить на идише… Так что у него есть чувство юмора…. Это человек, с которым можно разговаривать, и с которым приятно разговаривать. И он разбирается в происходящем. Я думаю, что его цель – не война и не возвращение России к временам реакции. Он хочет, чтобы Россия была современной державой с развитой наукой. Но он также хочет, чтобы к его стране относились с уважением и предоставили ей высокий статус.

Евгений Сова:  Он просил у вас  помочь найти пути к западным лидерам?

Шимон Перес: Смотрите, это сложный вопрос. Могу только сказать -  он знает, что  я задаю вопросы не только для себя.

«К СОЖАЛЕНИЮ, ЛЮДИ БОЯТСЯ МЕЧАТЬ». О движущих силах и судьбах мира

Евгений Сова: Вы активны, вы ездите по всему миру, встречаетесь с лидерами стран. Вам не предлагали пост министра иностранных дел – он вакантен сейчас?

Шимон Перес:  Министр иностранных дел занимается внешней политикой, и я бы хотел сначала узнать – в чем заключается внешняя политика, и действительно ли я согласен с ней? Сейчас миром управляют две силы: национальные государства и международные корпорации.  Я предпочитаю работать с глобальными фирмами, потому что они несут с собой будущее, они двигают науку вперед.  Так зачем мне быть министром иностранных дел? Для того, чтобы ездить по форумам и фотографироваться? Это меня не интересует.

Евгений Сова: Может, это нужно для продвижения мирного процесса?

Шимон Перес: Я думаю, что сегодня достигнуть мира можно быстрее при помощи науки, а не политики. Я думаю, что политика разделяет народы, а наука соединяет их. Концепция науки также меняется. Когда-то думали, что хай-тек – это только для того, чтобы производить совершенные механизмы, создавать роботов, которые заменят человека….Но сейчас наука говорит, что она может создать более совершенного человека, а не роботов. Так что наука сейчас разворачивается в сторону человека – создав более совершенного человека, она надеется создать лучший мир.  Сегодня вам дешевле вылечить глаза, чем купить новые очки. При помощи научных достижений вы можете создать руку или ногу. Но можно также улучшить общее настроение человека, повлиять на его чувства и мысли. Когда-то хотели, чтобы все люди были равны. Сейчас говорят: пусть все будут разными, но пусть все будут счастливыми…. 

Сегодня мир оказался на переломе: он не распрощался окончательно с минувшим, и, в то же время, не совершил переход к будущему. К моему большому сожалению, люди боятся мечтать. Но нам всем нужно распрощаться с воспоминаниями, и всецело посвятить себя мечтам.


  • 214

Куда делись узники Гуантанамо?

2016.01.04

В свой первый день в Белом доме в 2009 году Барак Обама не кувыркался на бушевских перинах и не разбирался в работе биде; он вышел к трибуне и торжественно обещал закрыть Гуантанамо. На последней пресс-конференции 2015 года он торжественно повторил это торжественное обещание.

У меня тоже есть претензии к этому узилищу. Например, там сидит слишком мало народу. А именно, всего 107 человек. Что, джихадисты кончились? Да нет, вроде хватает, и даже больше становится. В начале в Гуантанамо было куда больше народу. Куда они делись? Запытали? Голодом уморили? Да нет, военные ворчат, что головорезам там созданы курортные условия.

Агентство "Блумберг" разразилось передовицей  с призывом к  закрытию спецтюрьмы на острове Свободы и, в частности, сетовало на ее дороговизну. Оказывается, содержание каждого постояльца спецтюрьмы обходится почти в 3 миллиона долларов в год. Тогда как обыкновенный федеральный узник стоит всего 70 тысяч в год. «Блумберг» призывает закрыть Гуантанамо, перевести оставшихся гуантамовцев в обычные тюрьмы на материк и так сэкономить. Я предлагаю вместо этого сократить рацион им всем раз так в сто или, еще лучше, перевести в Аризону, к знаменитому шерифу Арпайо, который держит заключенных в пустыне в палатках без кондиционеров и обряжает их в розовое исподнее.

Условия в Гуантанамо тепличные, пытки водой отменили, да и пытали всего трех человек, падеж минимальный... Так куда же делись оставшиеся головорезы? Обама потихоньку распихивает их по другим странам, склоняя их к гостеприимству уговорами, посулами или взятками. Начал это Буш, но Обама раздает джихадеров направо и налево. 14 декабря он дал интервью Оливьеру Ноксу из YahooNews и сказал, что рецидивизм среди этих вольноотпушенников «редок», хотя «горстка ожесточившиеся пытается состыковаться со своими старыми организациями». В любом случае, это люди «низкого ранга». Вот все это чистая ложь.

Начнем с конца, с якобы «ожесточившися» в Гуантанамо головорезах. Как будто они не были головорезами раньше и сделались ими лишь в Гуантанамо, ожесточившись их-за дурного обращения стоимостью 3 миллиона долларов год. Это же курам на смех.

Насчет рецидивизма: Обама врет, что он редок. Всего из Гуантанамо выпустили или перевели  653 боевика. Достоверно известно, что 117 из них вновь влились в ряды джихада. Еще 79 в этом подозреваются. Это не «горстка», Это почти треть.

Что до ранга, то критики Обамы приводят пример Ибрагима Коси, который был приближенным Усамы бин Ладена. Спецслужбы США составили секретную справку по Коси длинной в 11 страниц, которую напечатал потом WikiLeaks. Там говорится, что с 1994 года он был одним из десяти отборных телохранителей бин Ладена. Коси характеризовался как идейный джихадист, представляющий «весьма большую угрозу для США, их интересов и союзников». В июле 2012 года Обама распорядился отправить его из Гуантанамо в Судан. В начале декабря Коси выплыл на поверхность в качестве одного из главарей «Аль-Каиды на Аравийском полуострове». Это одна из самых зловредных мини-«Аль-Каид».

Вождь «Исламского государства» Абу Бакр Багдади тоже сидел у американцев (хотя и не в Гуантанамо) и тоже был выпущен. Требуя закрыть Гуантанамо, агентство «Блумберг» подчеркивает, что перед тем, как отрезать своим пленникам головы, поклонники Багдади одевают их в оранжевые комбинезоны, как узников  этой тюрьмы. Идея, очевидно, в том, что если ее прикрыть, то террористы оставят чужие головы в покое и вернутся к земледелию. На самом деле, им глубоко наплевать, где именно сидят их товарищи. Им надо, чтобы мы живодеров вообще не сажали, а побыстрее перед ними капитулировали и дружно перешли в ислам   

Светлое пятно в этом царстве тьмы являют собою наши военные, которые, оказываются, не все прогнулись перед Обамой, а всячески саботируют освобождение головорезов из Гуантанамо. Они, например, нарочно теряют их дела и фотографии и чинят препятствия иностранным делегациям, которые приезжают в Гунтанамо за узниками. Вот: луч света в темном царстве.


  • 238

Обама назвал 10 причин для оптимизма

2015.12.22

Барак Обама составил список из десять ключевых для США событий, произошедших в 2015 году. Президент США уверен, что они должны придать всем американцам оптимизма в новом, 2016.

- Экономика. За последние 12 месяцев частные фирмы США создали два с половиной миллиона новых рабочих мест. В целом, за последние 69 месяцев непрерывного роста рынка труда в стране созданы 13 миллионов 700 тысяч новых вакансий. Уровень безработицы при этом упал до 5 процентов. Это самый лучший показатель почти за восемь лет. 


Экономика США в 2015 году

- Больше американцев обзавелись медицинскими страховками. Впервые в истории, показатель незастрахованных граждан США опустился ниже 10 процентов.

- Глобальное лидерство США в сфере борьбы с изменением климата. На прошлой неделе в Париже почти 200 стран собрались вместе, чтобы обозначить план будущего сокращения вредных выбросов. Это стало возможным лишь благодаря американскому лидерству в области "зелёной", чистой энергетики здесь, дома и благодаря  интенсивным дипломатическим усилиям по всему миру. 

- Прогресс в западном полушарии. США  восстановили дипломатические отношения с Кубой, открыли посольства в обеих странах и начали налаживать добрые связи между американцами и кубинцами.  

- Предотвращение распространения ядерного оружия. США успешно заключили сделку, которая не позволит Ирану получить атомные вооружения. 

- Противодействие терроризму. США ведёт за собой глобальную коалицию и наносит сокрушительные удары по ИГИЛ. В Сирии и Ираке ИГИЛ теряет контроль над территориями, и пока мы окончательно не уничтожим эту террористическую организацию - мы не остановимся. 

- Договор о Транс-Тихоокеанском партнёрстве - самый мощный, ориентированный на интересы рабочих и интересы окружающей среды проект в США.

- Конгресс одобрил двупартийный проект госбюджета, в который заложены инвестиции в интересах среднего класса, который поддержит нашу самую сильную в мире армию, и который устранит угрозу остановки правительства, а также производственных кризисов в 2016-ом году. Кроме того, я подписал законопроект в сфере образования, который поможет нашим студентам подготовиться к учёбе и будущей карьере. 

- Легализация однополых браков во всех 50 штатах. 

И, наконец, причина номер один. Причина, по которой я с оптимизмом встречаю новый 2016 год - ЭТО ВЫ - Американский народ!  Весь достигнутый нами  прогресс стал возможным благодаря вам. Рабочие трудятся, закатав рукава. Бизнесмены открывают новые компании и предприятия. Учителя, медики, родители - все вносят свою лепту. Мы все заботимся друг о друге. Благодаря нашим замечательным  мужчинам и женщинам в военной форме, защищающим всех нас. Потому что когда мы едины как нация, нет ничего, что мы не могли бы осущеcтвить. Вот почему это был хороший год. И вот почему я уверен, что мы продолжим добиваться успехов и в новом году. Поздравляю всех с праздниками!

         



  • 279

Михаил Зыгарь рассказал что творится в Кремле

2015.12.20

Заглянуть за кулисы Кремля и рассказать всему миру о том, что там увидел, может быть чревато. Журналист Михаил Зыгарь опубликовал книгу «Вся кремлёвская рать». Это летопись эпохи Путина и его окружения. Семь лет общения с приближенными к первому лицу дали автору бесценный и безжалостный материал. Книга Зыгаря вышла в бестселлеры. А он сам ушел с либерального телеканала «Дождь». Кстати, в редакцию на минувшей неделе приходили с проверками и прокуроры и налоговые инспекторы. В Берлине с Михаилом Зыгарем встретился Константин Гольденцвайг. Эксклюзив RTVi.

Константин Гольденцвайг, RTVi: Михаил, спасибо огромное за замечательную книгу, которая уже произвела фурор и в России, и здесь, в Германии…  Из вашей книги мы узнаём… это даже не компромат, а почти интимные подробности из жизни президента России, первых лиц. <…> Возникает естественный вопрос: откуда вам всё это известно, и неужели у Путина в Кремле завелись предатели? Он что, больше не контролирует ситуацию? А как же пресловутая вертикаль власти?

Михаил Зыгарь: Смотрите, с одной стороны, это не до такой степени интимные подробности, как вы говорите, чтобы их знали два-три человека.  Так или иначе, интервью, которые вылились в книгу, я брал семь лет, писал книгу два года и ещё более активно встречался с ньюсмейкерами, которым нет основания не доверять и которые точно, если не сами слышали, то слышали через одного человека, что это так точно было. Вот эта вся история, наши стереотипы про башни Кремля, которые…

RTVi: Спасская башня поссорилась с Боровицкой...

Михаил Зыгарь: … с которой мы все живём многие годы – это, конечно, полная чепуха. Потому что, конечно, башен нет, есть отдельные люди, каждый из которых друг с другом всё время, периодически то вступают в альянсы, то поливают друг друга грязью и стучат друг на друга начальнику.

Они не стесняются рассказывать друг о друге истории, многие из которых негативны. Они, как правило, не рассказывают ничего плохого о лично президенте, на мой взгляд, потому, что у них у всех есть чёткий стереотип, что всё, что они произносят вслух, потом может в виде распечатки лечь на стол президента. Поэтому они подчёркнуто говорят о нём только хорошие, уважительные вещи, но при этом они, конечно, рассказывают о нём и много интересного. Та же самая история о том, что Путин поначалу сам не хотел, чтобы Олимпиада проходила в Сочи и лично для него была устроена рекламная кампания, никем не воспринимается как какой-то компромат. Они наоборот рассказывают о том, как здорово они сделали и как удачно принесли пользу Родине.

RTVi: Что подкупает в вашей книге, так это попытка удивительно беспристрастного взгляда на эти бурные, а для кого-то и мрачные времена. Вы как врач, который под стоны, крики пациентов, просто пишет историю болезни. <…> И вы говорите, что писали вы эту историю так, чтобы и через сто лет <…> после этой эпохи на неё можно было взглянуть и понять, что это были за времена. Так что это были за времена?

Михаил Зыгарь:  Я думаю, что через сто лет всё это будет выглядеть значительно хуже, чем это кажется нам. <…>  Меня удивляет, почему мало кто из моих собеседников сохранил способность признавать свои ошибки. Мало кто признаётся в том, что огромное количество времени, долгие годы были потеряны впустую. <…>  Все оправдывают, конечно, и себя, и все задним числом подчищают себе воспоминания, биографию <…> Потому что чудовищное количество возможностей было потеряно <…> по причине слабости, лености, жадности, глупости обычных людей.

RTVi: Ну, вот вы в деталях описываете, как Владимир Путин установил в России за эти пятнадцать лет авторитарный или авторитарно-криминальный режим, и одновременно вы…

Михаил Зыгарь:  Я этого не описываю, это вы так…

RTVi: Хорошо, авторитарный режим, назовём это так. Но одновременно вы выметаете столько сора из этой избы, что возникает, конечно, вопрос, а как вы это писали, каково вам было это писать? У вас были какие-то внутренние ограничения: вот это про Суркова ещё можно, а вот это про Сечина уже чревато. Могут в лес увезти, всякое бывает…

Михаил Зыгарь:  Да нет, знаете, я меньше всего думал про лес. <…> В целом это такая обычная журналистская работа. <…> В принципе ты, точно также, off-record, как это, к сожалению, принято у современных российских политическим журналистов пытаешься выяснить, что произошло и почему. Мне не казалось, что я занимаюсь, каким-то опасным делом. 

RTVi: Через пару недель вы уйдёте с поста главного редактора «Дождя», а меж тем, <…> уже поступают тревожные звоночки, что всё это не просто так якобы. Выход книги, затем на днях происходит традиционная пресс-конференция Медведева, на которой каждый год, в прежние годы были, в том, числе, и вы…

Михаил Зыгарь:  Мы называем это словом «интервью»…

RTVi: Интервью… Да, а теперь вас не было. <…> Вот Алексей Венедиктов, главред «Эха Москвы» утверждает, что это всё и вовсе звенья одной цепи и, если уж не в Кремле, то в правительстве так разозлились вашей книгой, что решили отомстить,  <…> И вас вынуждено руководство канала отпустить под давлением Кремля и Правительства. Это так?

Михаил Зыгарь:  Когда я принимал решение о том, что я ухожу с канала «Дождь», я не советовался, и я не выяснял, что думают об этом в Кремле и в Белом доме. Я не знаю, может быть, они обрадовались, а может, огорчились, но вот, я прямо даже не выяснял. <…> Это было моё решение. При этом я абсолютно убеждён, что Алексей Венедиктов верит в ту версию, которую она излагает.

RTVi: Ну, он что её, сочинил?

Михаил Зыгарь:  Нет-нет, он верит, что это так. Я, если честно, в это не верю. Я допускаю, что есть люди, которые обиделись на книгу. <…> Более того, вполне вероятно, что, решив не встречаться со мной, премьер-министр Медведев или его пресс-секретарь Наташа Тимакова отчасти вспомнили про книгу, может быть, она им не понравилась. <…> Вот тут может быть какая-то связь, она логична. Я не вижу логичной связи со своим решением, которое принял я.

RTVi: Мы сейчас упомянули премьера Медведева. Ходили упорные слухи о том, что именно он оказывал, вопреки многочисленным проверкам Генпрокуратуры и прочих неприятностей, которые вам пытались якобы создать люди из Администрации президента – что, среди прочего, именно Медведев оказывал покровительство каналу. <…> Это так? И если да, то на каких условиях это покровительство оказывалось?

Михаил Зыгарь:  Стойте, это…. Мы говорим сейчас… Мы сейчас вдруг резко переместились из мира явного…

RTVi: В мир российской журналистики…

Михаил Зыгарь:  …да, да, да. В мир российской конспирологии, с которым я пытаюсь активно, но тщетно бороться в книге. 

RTVi: Но вам знакомы эти слухи?

Михаил Зыгарь:  Вы знаете, я с ними живу последние пять лет, что очевидно, что не может просто так существовать телеканал, если у него нет какой-то крыши или если его тайным акционером не является какой-то интересант в Кремле. Я знаю, как телеканал «Дождь» работал всё это время, каким мы его создавали пять лет назад, как мы выживали всё это время, как мы сначала пытались заманить какими-нибудь хитрым способом, чтобы Медведев пришёл к нам в студию. Думали ли, что мы навлечём на себя подозрения, что нас крышует Медведев? Нет, не думали. Расстроились ли многие сотрудники, что нас во всём этом обвинили? Чудовищно! 

Общественное мнение решило в апреле 2011 года, что всё не просто так. Раз Медведев зашёл на телеканал «Дождь», значит, он их тайный покровитель. Вот эта легенда, которая в тот момент возникла, она, в общем-то, немножечко прилипла. ...и я думаю, что это сыграло очень негативную роль, потому что в тот момент, когда чиновнический класс <…> решил, что Медведев больше не влиятельный политик, они связали это с нами и решили, что ну, теперь, он не заступится за «Дождь», и «Дождь» можно немножечко замочить.

RTVi: На днях «Левада-центр» опубликовал результаты свежего опроса, согласно которым всего сорок процентов населения доверяют телевидению, то есть вдвое меньше, <…> чем в 2009-м году. <…> С другой стороны, мы видим, что рейтинги так называемых информационных программ на государственном и окологосударственном телевидении <…> они растут. <…> Как одно соотносится с другим.

Михаил Зыгарь:  Смотрите, ну, программ. Вот условный Дмитрий Киселёв, такой, собирательный, стал куда более телевизионным и куда более американским. Он стал телешоу. Технология телеканала «Fox News», которая, в общем, победила «CNN» в Америке, она была импортирована в Россию. Все поняли, что просто с равнодушным взглядом сообщать новости и с заумным видом их обсуждать, никого не трогает. Нужно, чтобы пламя ярости вырывалось из глаз, как у консервативных проповедников на «Fox News». Вот всё тоже самое было имплантировано на российские телеканалы, и вот пламя ярости из телевизора, и из глаз Дмитрия Киселёва оно, конечно, притягивает не меньше, чем какие-то сериалы или какие-то развлекательные шоу, это тоже стало развлекательным шоу. Поэтому, конечно, люди смотрят. Они могут сколь угодно раздражаться, они могут не любить сериалы, но смотреть их. Они могут не доверять Дмитрию Киселёву, но смотреть его, потому что это, конечно, подсаживает.

RTVi: Вы говорили, в отличие от большинства своих коллег, о том, что призываете не делить в эти суровые времена журналистов на ту сторону баррикад, на другую сторону баррикад, на «своих» и «чужих». Как вы думаете, к чему это деление приводит в современной российской журналистике? Можно ли говорить о том, что сегодня достаточно просто кричать «я за Путина!» или «я за Навального!» для того, чтобы прослыть своим парнем и влиться в ряды «правильных» коллег?

Михаил Зыгарь:  Да нет никаких стройных рядов правильных коллег. Просто люди очень издёрганы. Из-за того, что мало уверенности в себе и в завтрашнем дне, просто все люди очень сильно нервничают. Это не какая-то, на мой взгляд, спланированная политика или спланированный тренд. Просто у обычных людей сдают нервы. Поэтому все со всеми всё время ссорятся, всё время ненавидят друг друга и это важная примета нашего времени. Нет никаких стройных колонн, ни с одной стороны, ни с другой, все придираются друг к другу…

RTVi: Все против всех?

Михаил Зыгарь:  Ну, да. 

RTVi: Вот у Шевчука была замечательная песня «Предчувствие гражданской войны». У вас нет такого предчувствия сейчас, в 2015-м?

Михаил Зыгарь:  Нет, нету. Если говорить про какие-то ощущения, в прошлом году, когда начался Донбасс, наверное, у всех было очень странное ощущение, потому что мы совершенно не были готовы к тому, что реальная война может проходить на расстоянии вытянутой руки. Сейчас уже даже к самому ужасу все привыкли. И сейчас, мне кажется, уже ни у кого нет никаких ощущений – даже приближающейся войны.


  • 702

Республиканцам пора прорядить ряды

2015.12.16

Побаловались, и хватит! Вчера меня весь вечер подмывало крикнуть это в телеэкран, на котором 9 (девять!) республиканцев спорили, прерывали друг друга и жадно хватались за каждую возможность высказаться.

Пора уже проредить их ряды. Что, например, делает на сцене губернатор Огайо Джон Кейсик, чью фамилию некоторые до сих пор произносят неправильно («КейсиЧ», а не «Кейсик»), хотя он уже много лет не сходит с политической арены? По результатам пяти опросов CNN, которое проводило вчерашний диспут, Кейсик набирает в среднем 2% голосов. Либертарианец сенатор Рэнд Пол - столько же. Бизнесвуман Карли Фиорина имеет столько же. Губернатор Нью-Джерси Крис Кристи превзошел их всех с жалкими 3%. Бывший губернатор Флориды Джеб Буш в среднем набирает 4%.

Буш и Фиорина мне крайне симпатичны. Кристи на дебатах неизменно блистает, а главная нью-гемпширская газета поддержала именно его, но, ребята, хорошенького понемножку! Или, как сказал матрос Железняк, который лежит под курганом, поросшим бурьяном, «Караул устал!».

Пора уступить место реальным кандидатам, меньше народу, больше кислороду.

Буш вчера произнес слово «серьезный» ни много, ни мало 12 раз и вообще играл роль взрослого человека. Но твердокаменным республиканцам, которым осточертела их взрослая элита, требуются сейчас мальчиши-кибальчиши, и эту роль играют в данный момент Дональд Вольфович и сенатор Тед Круз, сильно опередивший Трампа в Айове, где 1 февраля состоится первое голосование. До этого республиканцы проведут еще три диспута, и хотелось бы, чтобы на сцене было куда меньше народу.

Самую яркую фразу сказал вчера Буш, заявивший Трампу, что тот не сможет въехать в президентство на оскорблениях. Правда, боюсь, что сможет.

Перед вчерашним диспутом  предсказывали, что на нем сцепятся Трамп с Крузом и Круз с другим сенатором-кубинцем – Марко Рубио.

У Трампа давно образовалась неожиданная смычка с Крузом, и они друг на друга не наезжали. Но на днях «Нью-Йорк таймс» раздобыла запись закрытого фандрейзера, на котором Круз прошелся по адресу Трампа. Застройщик обиделся и тут же заявил, что Круз «несколько маньяк». Трамп объяснил в воскресенье в «Твиттере»: «Я был разочарован, что Тед Круз способен говорить у меня за спиной. Он попался и начал все отрицать. Ну что ж, добро пожаловать в чудесный мир политики!»

Круз не принял вызова, а забавно откликнулся клипом из старого фильма «Флэшдэнс», в котороv пели «I’m a maniac, I’m a maniac. Я маньяк, я маньяк! ...».

На диспуте он переборол все соблазны наехать на Трампа. Вольфович растрогался и за кулисами даже похлопал Круза по плечу. Мир был восстановлен.

С Рубио Круз пикировался неоднократно, обвиняя его в принадлежности к так называемой «банде восьмерых», то есть группе сенаторов, которые замыслили в 2013 году иммиграционную реформу, а кто говорил, и амнистию для нелегалов. Реформа не прошла, но оставила у консерваторов дурной привкус. Его ровесник Рубио (у них разница всего в полгода) парировал, что Круз голосовал за ограничение полномочий спецслужб.

Не победил никто, но смотреть какое-то время было занятно.

Один комментатор видит 80-процентную вероятность того, что в конечном итоге за выдвижение от партии будут бороться именно Круз и Рубио, так что мы увидим еще немало их перебранок. Этот прогноз предполагает, что Трамп сойдет с дистанции. В данный момент это крайне маловероятно. По стране в целом он опережает Круза с чудовищным отрывом. Как я и предполагал,  недавний наезд на мусульман, из-за которого Трампа, например, грозятся не впускать в Соединенное Королевство, а саудовский принц его осудил, привел только к новому повышению его рейтинга.

Пока о Трампе бесконечно говорят СМИ, как вот сейчас говорю я, он непотопляем. Ну что ты будешь делать? Завтра я поговорю о том, фашист ли он.

  • 293

О том, как поссорились Владимир Владимирович с Реджепом Тайиповичем

2015.12.08

Турция пополнила длинный список врагов России. 

Уж если украинцев, которые есть чуть ли не в каждой российской семье, удалось поголовно сделать фашистами и бандеровцами, то что говорить о турках? Телезрителям уже подробно рассказали про 12 русско-турецких войн с 16-го века. Обид за это время конечно накопилось изрядно! Учтите, что это только 500 лет. Хочу напомнить на всякий случай, что вещий Олег прибивал свой щит к вратам Цареграда гораздо раньше, так что чисто исторически - Стамбул наш. Российские СМИ прошлись и по внешней политике президента Эрдогана, и по недостаточной свободе прессы в Турции. При этом не упоминалось о том, что в рейтинге свободы прессы Россия находится на несколько позиций ниже Турции, а внешняя политика президента Путина не слишком отличается от политики его турецкого коллеги.

Пресса любит красочные сравнения, хотя этих лидеров действительно многое роднит. Оба более 10-ти лет находятся у власти, оба готовы жонглировать постами президента и премьера, чтобы оставаться у руля еще дольше, оба охотно используют Конституцию в личных целях, и точно так же им обоим удается извлекать пользу из религиозных чувств своего электората. Еще недавно набожность турецкого друга казалась очень симпатичной, ведь всего два месяца назад президент Эрдоган ездил в Москву на открытие крупнейшей в России Соборной мечети - и там, конечно, прозвучало немало прекрасных слов.

Кстати говоря, до сих партия турецкого президента в российской прессе аккуратно именовалась умеренно-консервативной. Сегодня ее уже обвиняют в исламизации светского населения Турции. Самое забавное, что партия и раньше была исламистской, только после истории со сбитым самолетом этот факт перестал умилять. Вообще давайте прислушаемся к риторике Москвы - она настолько жесткая, что о налаживании российско-турецких отношений в ближайшее время надо забыть. Пока оба лидера находятся у власти - а ни один из них не собирается с ней расставаться - мириться они не будут, точка невозврата пройдена.

Ну а вслед за этим последовали незабываемые слова президента о том, что одними помидорами Турция не отделается. Прозвучало зловеще!

Есть еще любопытная точка зрения, которую приводит немецкое издание Дойче велле - что за антитурецкой риторикой скрывается четкий политический расчет Кремля: переориентировать на Турцию всю мощь антизападной пропаганды, накопленную во время украинского кризиса. Это вписывается в российскую стратегию, цель которой состоит в том, чтобы с помощью коалиции против Исламского Государства прорвать западную изоляцию России, добиться снятия санкций, но при этом не потерять ощущение осажденной крепости, столь важное для сохранения власти внутри страны. 

Российская экономика не в лучшем положении, и отказ от турецких помидоров и курортов не пойдет ей на пользу. Зато у россиян появился естественный в историческом и геополитическом контексте враг. Старый друг лучше новых двух. А уж старый враг, уже обросший культурными штампами, может сэкономить немало пороха политтехнологам. 


  • 355

Чем Жириновский лучше Трампа

2015.12.08

В последнее время я взял в привычку величать Трампа Дональдом Вольфовичем. Строго говоря, это несправедливо к моему доброму знакомому Жириновскому. Он гораздо лучше образован, чем колхозник Трамп, и, в отличие от Трампа, способен довести длинную фразу до конца. Трамп говорит короткими, потому что длинные у него не получаются. 

Начиная с июня, когда Трамп выдвинул свою кандидатуру в президенты, ему предрекают быстрый конец. В ноябре левый сайт ThinkProgress поместил коллекцию из более чем 30 таких прогнозов. Например, в середине июля обозреватель «Вашингтон пост» Джонатан Кейпхарт уверенно предсказал после того, как Трамп публично оскорбил героя войны сенатора Джона Маккейна, что это начало конца кандидатуры нашего грубияна. На самом деле Трамп как был лидером гонки среди республиканцев, так им и остался, а после бойни в Париже еще пуще увеличил отрыв от своего ближайшего соперника, которым сделался сейчас сенатор Тед Круз. 

Немудрено, что республиканский истеблишмент пребывает ныне в состоянии паники. До него, наконец, дошло, что Трамп не обязательно самоуничтожится, и что он вполне способен выйти в дамки. Истеблишмент уверен, что если Трамп станет избранником партии, то в ноябре будущего года он мало того, что отдаст Белый дом в руки Хиллари Клинтон, но и утопит массу республиканских кандидатов в Cенат, Палату представителей и на уровне штатов.

СМИ практически однозначно презирают Трампа и гробят его самозабвенно, но лишь повышают этим его рейтинг. CNN вторую неделю обсасывает заявление Трампа, что после 11 сентября «тысячи» наших мусульман публично праздновали эту победу «Аль-Каиды». Телекомпания приглашает экспертов, которые ничего такого не помнят. Правда, однажды CNN опрометчиво пригласило бывшего мэра Нью-Йорка Руди Джулиани и его начальника полиции Бернарда Керика. Они подтвердили, что такое ликование было и в Джерси-Сити, и в Патерсоне в Нью-Джерси, и у нас в Квинсе, и на Атлантик-Авеню в Бруклине, где местные хлопцы отлупили за это арабов из кондитерской лавки. Тысячи-не тысячи, но десятки наших мусульман таки ликовали. Трамп попался не на лжи, а на преувеличении. Рейтинг его только подскочил.

Объяснить это можно: Дональд Трамп не принадлежит к республиканскому истеблишменту. Консервативно настроенные республиканцы недовольны своими законодателями, которые получили обе палаты Конгресса, но так и не отменили ни ненавистный Обамакер, ни дорогостояшие экологические правила, введенные при Обаме. Их вожди отчасти виноваты в этом сами, потому что наобещали им перед выборами c три короба. На самом деле оппозиционная партия в США на многое неспособна, не обладая подавляющим большинством, которое может опрокинуть президентское вето или сорвать обструкцию своих оппонентов в Сенате.

Так или иначе, Трамп пока непотопляем, и партийные бонзы в отчаянии. Политолог Чарльз Кук вселяет в них надежду. Он напоминает, что 8 лет назад, когда фаворитом партии был Джулиани, Кук говорил, что он скорее выиграет «Тур де Франс», чем Джулиани сделается избранником своей партии. Джулиани в конце концов потонул. Сейчас Кук считает, что обозленные на свою партию консерваторы и популисты в итоге мигрируют к более реалистичной альтернативе, такой как Тед Круз, а менее сердитые республиканцы перебегут к более традиционному кандидату вроде сенатора Марко Рубио. 

Кук напоминает, что на днях ведущая газета Нью-Гемпшира – «Юнион лидер» - поддержала кандидатуру губернатора Нью-Джерси Криса Кристи, который пошел в гору после парижского теракта. Джеб Буш сейчас плетется в конце с 5 процентами, но у него такая куча денег на предвыборную агитацию, что чем черт не шутит? Как минимум он может пустить этот капитал на развенчание Трампа. Либерал Крис Силизза из «Вашингтон пост» советует Бушу именно так и поступить. Если это не спасет его самого, то, по крайней мере, может утопить Трампа и не позволить ему подарить Белый дом крокодилице Хиллари.


  • 318

Трамп против мусульман

2015.12.08

Когда мы думали, что достигли самого дна, снизу постучали. Возможно, польский сатирик Ежи Лец предвидел появление на политическом небосводе США  Дональда Трампа. 

В ходе встречи с избирателями в Южной Каролине, бизнесмен и новоиспечённый политик-радикал озвучил свою новую идею: "Дональд Джей Трамп призывает к полному и безоговорочному запрету на въезд в США мусульман - до тех пор, пока представители нашей страны не разберутся какого чёрта здесь происходит!" (бурные аплодисменты) "У нас нет другого выбора, его нет!"

Мексиканцы - насильники, журналисты - мрази, мусульмане - террористы. В мире Дональда Трампа всё просто, однозначно и понятно, а проблемы решаются в один ход - посадить, выслать, запретить, не пускать. При этом подобная демонизация целых групп людей  вполне по нраву многим республиканским избирателям. Аналитики раз за разом указывают на то, что популярность Трампа среди ультра-консерваторов остаётся высокой не вопреки оскорблениям и нападкам, а благодаря им. Сейчас за него готовы проголосовать 33 процента республиканцев. Ближайший преследователь - Тед Круз с 20 процентами, далее - Бен Карсон с 16-ю и Марко Рубио с 11-ю процентными пунктами. 

Однопартийцы Трампа в целом хотят его популярности, но при этом опасаются репутационных потерь, связанных с откровенно расистской риторикой. Религиозный моралист Тед Круз со свежей идеей Трампа не впускать в США мусульман  не солидарен, но осуждать коллегу не спешит: "Я не согласен с этим предложением. Мне нравится Дональд Трамп. Многие друзья призывают меня атаковать, критиковать его, но мне это не интересно... Критики в адрес Трампа в СМИ - предостаточно. Не думаю, что там не хватает моего голоса. Вообще, я высоко ценю Дональда Трампа за то, что он отстаивает свою позицию и указывает на необходимость обезопасить наши границы и на угрозу, исходящую от исламского терроризма."

Другие участники гонки оказались жестче. Джеб Буш назвал Трампа "слетевшим с петель", Линдси Грэм попросил передать Трампу, чтобы тот "шёл к чёрту", а Марко Рубио написал в Твиттере, что оскорбительные заявления миллиардера разобщают Америку.

Поспешил откреститься от высказывания анти-героя и третье лицо государства - спикер Нижней палаты Конгресса - Пол Райан: "Свобода вероисповедания - фундаментальный принцип нашей конституции, нашей страны. Как правило, я не комментирую ход президентской гонки, но сегодня сделаю исключение и скажу: это не консерватизм. Предложенное накануне Дональдом Трампом - это не то, что поддерживает наша партия и, что более важно - не то, что поддерживает наша страна. Многие мусульмане не только служат в наших вооружённых силах, погибают за нашу страну, но и работают здесь, в Палате представителей, ежедневно защищая нашу конституцию."

Далее, как снежный ком, неприязнь к американской звезде полит-эпатажа докатилась до Европы -- риторику Дональда Трампа осудили лидеры Великобритании, Франции и руководители отдела ООН по делам беженцев. 

Но, по мнению политологов, уже ничто не заставит Дональда Трампа сменить тон. Напротив, давно поймав кураж, он лишь продолжает мастерски пользоваться людскими слабостями и разжигать в США исламо- , латино- и прочие фобии.


  • 233

Губительная политкорректность действий США в Сирии

2015.11.25

После парижской бойни Франсуа Олланд был страшен в гневе и объявил, что война с террором будет вестись им «безжалостно». Люди, которые утомились от обамовских эвфемизмов, восприняли слова  президента Франции с воодушевлением. Я видел заголовок, который констатировал, что французский социалист утер нос нашему социал-демократу. 

Знающие люди, впрочем, заметили, что безжалостная война будет для Олланда неорганична, и что он быстро спустит ее на тормозах. Может и так, но поначалу казалось, что он, по здешнему выражению, таки спустил с цепи псов войны. Его информбюро сообщало о массированных налетах на ключевые объекты «Исламского государства». 

Но вот что было непонятно: Обама начал бомбежки объекты ИГ в августе прошлого года. Казалось бы, на данный момент у ИГ не должно было остаться ни одного объекта для бомбардировок. И, тем не менее, воздушным асам Олланда было, что бомбить. Как так? Дело в том, что в 75% случаев воздушные асы Обамы возвращаются на свои аэродромы, не сбросив ни единой бомбы и не выпустив ни единой ракеты или очереди. Обамовский агитпроп гордо отмечает, что американцы совершили за подотчетный период тысячи боевых вылетов. Но, во-первых, вылетов все равно неизмеримо меньше, чем во время войны в Ираке, когда американское руководство было всерьез намерено победить. И, во-вторых, сейчас американцы постоянно возвращаются на свои базы с полным боезапасом. 

Причина – введенные при Обаме строгие правила применения силы или вступления в боестолкновение. Наши либералы обожают беспилотники, и Обама самозабвенно мочит с них в сортирах боевиков. Поскольку пуля все же дура, одновременно беспилотники убивают и довольно много мирных жителей. Но эти жертвы войны, очевидно, заботят Обаму меньше, чем мирные жители, погибшие от руки живых пилотов. Поэтому он туго связал летчикам руки.

Когда избежание жертв делается главной целью войны, вы ее проигрываете. А Обама настаивает, чтобы число жертв среди мирного населения было сведено к нулю. Пентагон при нем настолько заражен политикорректностью, что даже если после практически неизбежного теракта в США с массовыми жертвами Обама, наконец, прикажет своим военным победить, то поначалу они будут все равно каждую минуту оглядываться на своих юристов. Как писал в «Нью-Йорк пост» отставной подполковник Ральф Питерс, «Мы вырастили поколение военначальников, которое боится, что их собственное правительство засудит их за ошибки, неизбежные в военное время. Если бы юристы должны были утверждать списки целей во время Второй мировой войны, мы бы ее не выиграли. Война никогда не чиста или легка, и ограничения, связывающие ныне наших военных, защищают противника».

Разрушения и жертвы среди населения сопутствуют любой войне, и чтобы свести их к минимуму, ее нужно провести быстро и решительно. В случае ИГ Питерс советует сравнять с землей столицу халифата - сирийский город Ракка. По его словам, «погибнут мирные жители. Но те, кто остались в Ракке, встали под знамена ИГ так же, как немцы - Гитлера. Джихадистов надо раздавить. Начнем с их «Берлина»! Убьем тысячи, но спасем миллион! Немыслимо? Ладно. Тогда мы проиграем».

Вернемся на землю. Несколько дней назад Обама, наконец, начал бить халифат по действительно больному месту. По сотням автоцистерн с краденой нефтью, на продаже которой ИГ делает буквально сотни миллионов долларов. Перед каждым налетом американцы сперва сбрасывают с неба листовки, которые просят их водителей уйти в безопасное место. Для верности перед атакой самолеты проносятся над колонной на бреющим полете, чтобы шоферы отнеслись к этим предупреждениям серьезно. Очень гуманно. И очень глупо. Как пишет тот же Питерс, «Обама не хочет идти на Ракку. Поэтому джихадисты пошли в Париж».


  • 358

Обама не сделал выводов после Парижа

2015.11.19

В пятницу утром телекомпания Эй-би-си передала интервью с Бараком Хусейном Обамой, который отрицал, что «Исламское государство» «набирает силу», и уверенно заявил, что мы его «обуздали» (в оригинале contained). 

Это был один из редких случаев в истории, когда спесивая самоуверенность правителя была опровергнута жизнью практически немедленно. Всего через несколько часов после похвальбы Обамы три группы боевиков ИГ совершили синхронизированные нападения на шесть парижских объектов, переполненных, в основном, прогрессивной западной молодежью. Результат известен. 

В среду в парижском пригороде Сан-Дени был убит Абдельхамид Абаауд, который был координатором этой бойни. Он вырос в Молленбеке – эмигрантском пригороде Брюсселя, который давно сделался инкубатором европейского джихадизма. Как пишет обозреватель  The Wall Street Journal  Брет Сиивенс, много лет в Молленбеке правил мэр-социалист Филлип Моро, больше всего известый как автор «Закона против расизма и ксенофобии» 1981 года. В 2004 году Монро помог протолкнуть закон, разрешивший негражданам участвовать в муниципальных выборах. 

Бельгийского гражданства не имеет примерно четверть населения Молленбека, составляющего 96 тысяч душ. Монро также был одним из застрельшиков политической смычки между Социалистической партией и мусульманами, которые переселились в Бельгию из Турции и Северной Африки.

Эта смычка - общеевропейское явление, объясняющее, почему тамошние левые симпатизируют исламистам, чьи взгляды на права геев и равноправие женщин далеки от прогрессивных. Именно при социалисте Монро в Молленбеке хозяйничала организация под именем «Шариат для Бельгии», пока бельгийский судья, наконец, не прикрыл ее в феврале этого года. Именно там жил когда-то мусульманский фанатик, который в прошлом году обстрелял Еврейский музей в Брюсселе и убил четырех человек. Там же жил террорист, который в августе пытался расстрелять пассажиров курьерского поезда, но был скручен тремя американцами. Как сказал в воскресенье бельгийский премер-министр Шарль Мишель, «всякий раз, когда происходит теракт, я замечаю какую-то связь с Молленбеком».

Сейчас он сообщил, что правительство Бельгии рассматривает вопрос о закрытии некоторых мечетей, в которых, как он выразился, «проповедники ненависти» призывают к насилию. Хорощая мысля приходит опосля, но, боюсь, поезд давно ушел. Как заявил Обама за несколько часов до парижской бойни, «он не замечает триумфального шествия ИГ по земле». Ага. Как замечает американский обозреватель Ральф Питерс, «на то, чтобы проникнуть на все пять континентов, у кофеен «Старбакс» ушло 30 лет. ИГ сделало это за два».

Барак Обама, между тем, выводов никаких не сделал и заявил после парижской трагедии, что он не собирается пересматривать свою стратегию борьбы с ИГ.Ее основной принцип определяют как «стратегическую терпеливость». Употребляют слово patience, которое также переводится на русский, как «долготерпение». Боюсь, нам терпеть еще долго.


  • 367

Гейдар Джемаль - об угрозах терактов и сирийской ловушке для России

2015.11.15

В интернете появилась видеозапись с угрозами масштабных террористических актов на территории России в ближайшее время. Закадровый голос на русском языке обещает «море крови», которое принесет в Россию ИГИЛ - предположительно - в качестве мести за действия Москвы в Сирии. Российские официальные лица пока не признали запись подлинной. Тему комментирует глава Исламского комитета России Гейдар Джемаль.

RTVi:  Господин Джемаль, спасибо, что нашли для нас время. Скажите, смотрели ли Вы ролик, снятый предположительно террористами ИГИЛ и что думаете о его подлинности?

Гейдар Джемаль: Нет, не посмотрел, но в принципе реагировать на такие ролики бессмысленно. И раньше были такого рода заявления.

RTVi:  Кто, по Вашему мнению, мог снять этот материал? 

Гейдар Джемаль: Ну, в принципе мог быть кто угодно. Я не думаю, что это ИГ, потому что во главе ИГ стоят достаточно изощренные и достаточно опытные в политическом плане кадры, которые не разбрасываются словами и угрозами. Внизу, на самом деле, на низшем звене - очень много, так сказать, групп, которые имеют франшизу и которые имеют, скажем, ослабленный контроль по вертикали, которые могут заниматься такого рода деятельностью. Особенно если это выходцы из СНГ или из России. Они могут пойти на такого рода жесты, но в принципе в таком случае это - никем не авторизованное дело какой-то обособленной группы, которое сразу будет естественно подхватываться, потому что это очень хороший медийный факт, хорошая медийная тема, для того, чтобы ее разжевывать. Такие заявления делались якобы не раз. Как правило они либо имеют непонятное происхождение, либо это делали отдельные полевые командиры российского происхождения, имеющие конкретные счеты со страной своего происхождения. В общем-то это все как бы медийно обыгрывалось, но потом это все кануло куда-то, так, в безвестность. Ну, видимо, это такое повторение, новый круг...  

RTVi:   Объясните, пожалуйста, значение слова "нашид".

Гейдар Джемаль: Нашиды - это просто такие музыкальные вещи, положенные на коранические тексты. То есть, это распевания коранических текстов на определенную мелодию. 

RTVi:  Что Вам известно о Синайском вилаяте? Могла ли эта ячейка иметь отношение к гибели российского самолета? 

Гейдар Джемаль: Синайский вилаят означает попросту "синайская область" или "синайская губерния" в переводе на русский язык. Я думаю, что тема гибели самолета - это гораздо более серьезная вещь, чем локальная структура такого рода. Хотя бы потому, что политическая цель, которая за этим проглядывается - это принуждение России к тому, чтобы вступить в наземную операцию в Сирии. Это дальний расчет, который связан с обострением политической ситуации внутри России, это не тема Синайского вилаята. Тем более, что если Россия и дальше будет не признавать, что это теракт, то скорее всего будет иметь место повтор, и он будет иметь место в совершенно в другом, непредсказуемом районе мира. Где тогда будет Синайский вилаят? То есть, он уже никак не сможет иметь к этому отношение. Поэтому я думаю, что он и к первому случаю не имеет отношения. Я думаю, что там работали более серьезные инстанции. 

RTVi:  Существует ли угроза распространения ИГИЛ на Северном Кавказе?

Гейдар Джемаль: До сих пор все эти люди, которые хотели поддержать Исламское Государство, в основном выезжали. А те, кто оставались - они были против Исламского Государства и поддерживали концепцию Имарат Кавказ. Но Имарат Кавказ в основном был разгромлен ФСБ, поэтому, собственно говоря, я думаю все эти силы, которые сохранили активность - они покинули территорию Кавказа.

RTVi:  В связи с российским вмешательством в войну в Сирии, в СМИ все чаще говорят о так называемом "втором Афганистане", то есть - о новой затяжной, многолетней кампании с участием России. Такой сценарий возможен?

Гейдар Джемаль: На долгие годы у России нет ресурсов, это не Советский Союз. К тому же сейчас история движется очень быстро. То, что происходило десять, или, скажем, пять лет поколение назад, сегодня будет происходить за полгода-год. Но в принципе, идея о том, что это станет конечно не "вторым Афганистаном", а аналогом скорее 1904 года, чем Афганистан. То есть, аналогом короткой и бесславно проигранной войны. В целях этого как раз и проведён теракт с самолетом, чтобы принудить Россию пойти на наземную операцию. В этом случае она конечно попадет в ловушку и это будет достаточно безысходная ситуация. Но она и так безысходная, потому что - что тут в данном случае делать? Прекратить бомбежки - это значит признать поражение и убраться, поджав хвост. На это нельзя пойти. Пойти на наземную операцию - это значит залезть в эту самую ловушку, втянуться в безысходную ситуацию. Какие есть другие выборы? Да, в общем-то, нет. Никаких.


  • 510

"Исламское государство" заявило, что "Кремль - наш"

2015.11.12

  • Террористическая группировка "Исламское Государство" пригрозила жестокой расправой жителям России и Европы. Ранее подобные видеообращения были адресованы Америке. В опубликованном в интернете видеоролике, ИГИЛ обещает России  "кровь океаном". 

Тем временем Москва проводит в Сирии свою военную кампанию, которая по официальной версии Кремля, направлена исключительно против террористов и инфраструктуры "Исламского государства". 

В случае с роликом ИГИЛ мы имеем дело с очень хорошо сделанным пропагандистским материалом. Ролик грамотно смонтирован, изобилует кровавыми кадрами явно с намерением максимально шокировать зрителя, и снабжен закадровым наговором, вернее напевом. Этот напев называется нашид - такой исламистский пугающий гимн. Текст составлен в лучших традициях: "Глотки неверных задрожат от ножей. Мы сделаем ваших жен наложницами, мы сделаем ваших детей рабами. Европа дрожит, Россия умирает, Кремль будет наш".

Собственно говоря, создатели ролика, по всей видимости, вряд ли рассчитывают на то, что Россия свернет свою сирийскую кампанию. Мысль о том, чтобы сломить дух широкого российского пользователя соцсетей - тоже достаточно сомнительна. Такие заявления носят сугубо политический характер. Задача может состоять в том, чтобы подкосить лидерство Владимира Путина. Теоретически, масштабный теракт способен прозвучать более пугающе - но тут, собственно говоря, два варианта.

Первый - по аналогии с 11 сентября 2001 года в Америке, когда народ сплотился на фоне трагедии, и поддержка президента подскочила с сорока до 90 процентов, и второй - когда напротив, правительство резко теряет поддержку населения, которое начинает винить его в теракте. Рейтинг президента Путина уже сейчас 90 процентов, и ему бы конечно не хотелось, чтобы популярность снизилась до сорока.

Напомним здесь же, что боевики Исламского государства уже дважды брали на себя ответственность за крушение самолета российской компании "Когалымавиа" над Синаем, где две недели назад погибли 224 человека. И хотя все рейсы в Египет Путин отменил, российские власти крайне неохотно комментируют возможную причастность ИГ к катастрофе. Вообще, заявления представителей российской власти по поводу Исламского Государства сильно расходятся.

В минувшем сентябре глава МВД России Владимир Колокольцев сообщал, что в рядах ИГ находится приблизиотельно тысяча восемьсот россиян. В то же время первый замдиректора ФСБ Сергей Смирнов утверждал, что в деятельности группировки принимают участие две с половиной тысячи россиян. Кто больше? Оценка Владимира Путина - 5-7 тысяч выходцев из РФ и других стран СНГ.

Между тем московскую полицию перевели на усиленный режим работы. Это было сделано по причине поступления террористических угроз. До этого под усиленную охрану взяли станции московского метро. В российских средствах массовой информации выстраивается и подпитывается образ неумолимого врага, который, если не победить его в Сирии, обязательно придет к нам в Москву. С этой точки зрения видеоролик со словами "Кремль наш" прежде всего полезен именно тем, против кого он направлен.


  • 504

Европа исчерпала лимит противостояния Путину

2015.11.12

Владимир Путин уже в третий раз назван самым могущественным человеком планеты по версии журнала Forbes. Руководство американского делового журнала пояснило, что у Путина много власти и он может действовать, не оглядываясь на парламент, вне политической системы сдерживаний и противовесов. В какой же системе координат существует российский президент? Политическую теорему в интервью RTVi доказывает Аркадий Дубнов, ведущий эксперт по странам пост-советского пространства. 

Евгений Эрлих, RTVi: Ситуация внутри России что это, подъем, стагнация или все идет по плану?

Аркадий Дубнов: Виртуально это подъем. То, что хочет продать пропаганда населению – это удается, это подъем. Из-за этого есть восхитительная цифра рейтинга Путина. Чуть ли не 90%. Конечно, это не падение. 

Средний россиянин очень хочет верить Путину.Он заставляет себя в него верить. Поэтому мне кажется, что фраза замруководителя кремлевской администрации Володина что «есть Путин – есть Россия, нет Путина – нет России», она настолько сейчас является частью мироощущения простого российского человека, что эта формула будет бесконечно воспроизводиться, она очень хорошо продается.

Поэтому Путин должен быть, пока ему удается иметь этот наркотик в руках, чтобы все время подпитывать страну. 

А на самом деле ощущение какой-то драматической развязки. Так долго продолжаться не может. Либо нужно все время что-то такое придумывать, чтобы этот наркотик в кровь вбрызгивался, либо это может как-то по другому закончиться. Поэтому я думаю, нас ждут довольно неоднозначные времена. И может всякое случиться. 

Но я полагаю, до 18 года, когда будет футбольный мундиаль в России, все останется по-прежнему. 

RTVi: А на ваш взгляд, Европа готова повернуться к Путину лицом, простить ему Крым, сделать его легитимным правителем для Европы? Или она до конца будет проявлять принципиальность?

Дубнов: Европа исчерпала, мне кажется, лимит противостояния Путину, попыток ограждения красными флажками. Больше у нее нет возможностей этому противостоять. И я думаю, что она потихонечку будет сдавать свою попытку брутального отпора Путину.

Европа, и это показывает решение ЕС приостановить санкции против Белоруссии, будет идти в том же направлении в отношении России в скором времени. Я думаю, правы те, которые предсказывают конец этого года как время приостановления санкций против России со стороны Евросоюза. 

RTVi: Но если Европа отменяет санкции, это означает что Путин всех переиграл? Что он большой молодец?

Дубнов: Ну, во-первых, она санкции не отменит, она их просто не продлит. Во-вторых, вы правы, это будет означать моральную победу Путина. И это еще раз будет очень сильным наркотиком, который  заменит приостановку войны в Сирии.  Эта победа она будет очень хорошо продаваться. И в общем, Европе нечего больше противопоставить, потому что она понимает, что те правила игры, которые навязаны сегодня Москвой миру, сначала в Крыму, а потом в Украине, и теперь в Сирии, Европе этому противопоставить нечего. 

Воленс-ноленс, Путин возвращается в круг больших дядей и  тетей, несмотря на то, что он там чужой. Он и будет чужой, просто с ним вынуждены будут мириться. Потому что совсем его отбрасывать себе дороже, так может оказаться. 

RTVi: Это ваш прогноз, или точный врачебный диагноз?

Дубнов: Я не доктор. Я, что называется, долговременный наблюдатель. Но…здесь трудно ошибиться. Может я более несколько циничен, чем те, кто хочет видеть конец путинского режима, я его не вижу так быстро, как хочет видеть кое-кто из записных оппозиционеров. 

RTVi: Но тогда получается, что Путин повторяет карьеру Лукашенко?

Дубнов: Я не буду сравнивать Путина и Лукашенко. 

Лукашенко - это вассал, в каком-то смысле очень талантливая марионетка. Лукашенко - это нечто, имеющее бродить на длинном поводке, который иногда из Москвы натягивается. Но это все равно поводок. А Путин себя держит как демиург, Путин-творец. Он так и продается, как творец. Потому что он сотворил новое ощущение русской реальности, гордости русского человека. 

Нет, сравнивать их я не могу . Конец их правления будет может быть одинаков по времени, но различен по характеру.

RTVi: А как вы смотрите на будущее страны, оно светлое или темное? 

Дубнов: Я думаю лет на 10, 15,  а то и 20  Россию ждут очень трудные времена приспособления к реальности. В которой она не сможет быть в одном ряду с передовыми державами, несмотря на то, что Путин может оказаться в одном ряду с этими большими дядями.  

Россия - не творец. Россия - не инновационная структура, не инновационная культура. Россия останется страной догоняющей и это ее судьба на возраст поколения, которое воспитано в парадигме сегодняшнего дня.  Когда неважно что мы делаем-не делаем, зато пускаем ракеты куда хотим и когда хотим.

А дальше… Я боюсь, что впереди может быть еще и война. Да, война, и не важно с кем...чтобы поменять ход вещей привычных вещей. Только так можно что-то поломать и оказаться наверху. 

Такая детская игра. А вот все взять и перевернуть.

Просто логика тех, кто определяет войну и мир в Кремле - она довольно странная, она не отвечает тому, как думают в Европе. Поэтому Европа и бессильна сегодня против Кремля.

Одни играют в городки, а вторые в шахматы. Это старая метафора, но она опять работает

RTVi: То есть Вы пессимист?

Я пессимист, безусловно. Причем беспросветный.


  • 398

"Американский спецназ отправил в Сирию Владимир Путин

2015.11.05

Почему Барак Обама не может занять первую строчку в рейтинге Forbes?

Я прочитал на днях, что валовой продукт России сейчас меньше, чем у Техаса. И тем не менее журнал «Форбс» в очередной раз назвал Путина самым влиятельным человеком в мире. Это вполне справедливо хотя бы потому, что никто иной, как Путин в прошлую пятницу приказал отправить в Сирию американский спецназ. 

Если бы Путин не послал в Сирию свои самолеты, Обама так на это бы не сподобился. Последние три года советники призывали его всерьез заняться Сирией, где вызревало самое опасное террористическое движение на планете и гибли сотни тысяч людей. Сейчас в Европу устремился оттуда поток из сотен тысяч беженцев. Обама не послушался ни Роберта Гейтса, ни Леона Панетту, ни генерала Дэвида Петеруса, ни сонма других людей, допущенных к его уху. Но он среагировал на сирийский маневр Путина, который, очевидно, имеет большее влияние в Белом доме, чем эти американские сановники. 

Обама пришел к власти с обещанием закончить две американских войны, но оставит следующему президенту три. В 2011 году он опрометчиво вывел все американские войска из Ирака, но потом был вынужден их туда возвращать. Делалось это в час по чайной ложке, но сейчас там уже больше трех тысяч американских военнослужащих, которые с понтом лишь обучают туземное войско и не участвуют в военных действиях. Правда, по крайней мере один из них недавно погиб при освобождении иракских солдат, плененных головорезами «Исламского государства». Когда шеф Пентагона Эштон Картер крутил после этого хвостом, доказывая, что американцы все равно не принимают участия в боях, на него больно было смотреть. 

В будущем году наш главковерх собирался вывести все войска и из Афганистана, но недавно скрепя сердце объявил, что там все же останутся пять с половиной тысяч американских солдат. В обоих случаях этих контингентов не хватит на то, чтобы разгромить ИГ и талибов, но Обама из тех господ, которых в России сто лет назад называли постепеновцами. В пятницу он, под воздействием Путина, скрепя сердце распорядился отправить на север Сирии каких-то 50 спецназовцев. Это курам на смех. Такой небольшой контингент того и гляди будет уничтожен головорезами ИГ или, хуже того, попадет к ним в плен. По словам критиков, Обама пытается залепить зияющую рану лейкопластырем.

Публицист Дэвид  Роткорп  изложил в журнале ForeignPolicy  следующий принцип: «Если боевая операция представляется слишком мелкой для того, чтобы достичь какой-то военной цели, то ее скорее всего проводят из политических соображений».

По мнению Роткорпа, отправка ограниченного контингента в Сирию является реакцией на растущее в США ощущение, что инертность Обамы в Сирии в какой-то степени подвигла Путина послать туда российские войска. Белый дом, очевидно, счел необходимым показать, что он якобы принимает меры. 

Дорогостояшая попытка Пентагона обучить военному делу более умеренных противников сирийского президента Башара Асада провалилась и была недавно свёрнута. Истратили десятки миллионов и подготовили всего пятерых боеспособных бойцов. 

Если бы Обама всерьез хотел изменить ситуацию в Сирии, он послушался бы своих военных, которые советовали ему уничтожить сирийскую авиацию и создать в этой стране безопасные зоны, где бы нашли прибежище беженцы. Но такие вещи требуют решимости, которой у Обамы хватает лишь на борьбу с мифическим разогревом планеты.


  • 566

Добрый Обама и его амнистия

2015.11.04

На днях Минюст США начал опустошать федеральные тюрьмы, в которых сидят 13% американских заключенных. Остальные 87% томятся в тюрьмах американских штатов.

Всего Минюст выпустит шесть тысяч заключенных. Такого количества уголовников в один присест у нас еще ни разу не освобождали.

Администрация Обамы взяла курс на освобождение узников, посаженных за наркотики, а не за преступления, связанные с применением насилия. В июле наш вождь совершил широко разрекламированный визит в федеральную тюрьму Эль Рено в Оклахоме, где побеседовал с шестью специально отобранными заключенными и потом суммировал свои выводы толпе сопровождавших его репортеров: «Это молодые люди, совершившие ошибки, которые не так уж отличаются от ошибок, совершенных мною и многими из вас».

Идея была в том, что любой человек, который курил марихуану или пробовал кокаин (как Обама в юности), может оказаться в Эль Рено. На самом деле это вздор. Чтобы угодить в федеральную тюрьму, требуется гораздо больше, чем курение дури или нюхание кокаина. Но это не имело значения. Визит Обамы в узилище состоялся в разгар кампании по дезавуированию правоохранительных органов и судопроизводства, которая ведется сейчас левыми активистами, политиками и СМИ. На протяжении последнего года они ежедневно внушают американцам, что их система уголовного правосудия предвзято относится к чернокожим и является безумно драконовской.

Масла в огонь подливает экстремистское движение «Жизни черных что-то значат», чьи активистки на днях устроили бучу на предвыборном митинге Хиллари Клинтон, хотя она с ними вполне солидарна. Но идеи, на которых строится  эта кампания, издавна пропагандируются нашей левой профессурой. В последнее время к ней присоединились и некоторые правые деятели, тоже считающие, что в США сидит слишком много народу, и призывающие к декриминализации ряда преступлений, которые кажутся им пустячными.

Это бывший спикер палаты представителей республиканец Ньют Гингрич, который вступил в смычку с левым активистом Вэном Джонсом, или дружно ненавидимые нашими прогрессистами миллиардеры братья Коуки, которые подружились с либеральным «Американским союзом гражданских свобод». Все они вместе призывают к сокращению числа заключенных и декриминализации. Лидеры республиканцев в конгрессе туда же: они поддерживают во имя расовой справедливости сокращение или отмену обязательных наказаний за продажу наркотиков. Тут я, кстати, с ними согласен.

На уровне штатов левые критикуют вообще любую полицейскую тактику за то, что она якобы угнетает черных. Они против увеличения сроков рецидивистам, уличных проверок подозрительных типов, штрафов за неявку в суд, строгого гласного надзора над освободившимися из тюрьмы уголовниками и прочих мер, благодаря которым в США резко сократилась преступность. За два дня до посещения оклахомской тюрьмы Обама выступил перед чернокожими деятелями в Филадельфии и заявил: «Истинная причина того, что у нас сидит так много народа, заключается в том, что мы сажаем за наркотики больше людей, чем когда-либо, и на гораздо большие сроки».

Это миф. Большинство заключенных в тюрьмах штатов сидят за преступления, связанные с насилием (54%), и преступления против собственности (19%). В 2013 году за наркотики сидели меньше 16% заключенных. В федеральных тюрьмах за наркотики сидит примерно половина узников, но в подавляюшем большинстве это крупные торговцы и контрабандисты. А просто за хранение наркотиков сидит меньше одного процента. Другой миф – это что за наркотики больше всего садятся черные. На первом месте – гишпанцы (48%), а черные лишь на втором (27%). Кому интересно, мы, грешные, плетемся в хвосте (22%). Короче, нынешняя кампания построена на мифах. Но она успешна, и скоро у нас будет меньше заключенных.

 Мне не привыкать, я помню бурные 70-е. Но других жалко.


  • 315

Раймондс Вейонис - о Латвии, пропаганде и аннексии Крыма

2015.11.02

Сто дней на посту провел избранный в июле президент Латвии Раймонд Вейонис. Маленькой стране у рубежей Европейского союза приходится отвечать на глобальные вызовы: от войны в Сирии, экономического и миграционного кризиса в ЕС – до агрессивной политики Кремля. Как видится мир из кабинета президента Латвии? Эксклюзивное интервью каналу RTVi. 

Евгений Эрлих: Руководитель комиссии по Госязыку недавно сказал, что президенту следует общаться с журналистами на государственном языке. Тем не менее, мы с вами общаемся на русском. Это нарушение правил? 

Раймондс Вейонис: Я так не воспринимаю. С русскими журналистами, конечно, я говорю на русском… я более четко могу им сказать то, что хочу сказать. 

 Евгений Эрлих: Есть ли проблема взаимоотношений двух общин – латышей и русских в Латвии? Это проблема или нет? 

 Раймондс Вейонис: Я считаю, что нет. Мы довольно часто сами ее создаем. Но в то же самое время мы живем в двух информационных пространствах, латышском и русском. И это, конечно, связано с тем, какие каналы мы больше смотрим.

К сожалению, на русском языке в Латвии мы не можем предоставить в достаточном количестве свои качественные передачи, и довольно много мы смотрим в Латвии российские каналы. К сожалению, в последнее время некоторые российские каналы стали использоваться для информационной войны и довольно часто в разных новостных или аналитических передачах идут разъяснения по истории Советского Союза, Балтии, Украины, другим вопросам. 

И здесь видно, что есть различия в информационных пространствах. Более чем за 20 лет своей независимости мы мало работали с тем населением, которое больше слушает и говорит на русском языке. Русскоязычная часть и все… Сам процесс шел вперед, но мы видим, что все-таки есть разница в качестве передач. И теперь мы просто осознаем, что мы много чего не сделали. Не укрепляли свои передачи. И если у тебя нет предложения, тогда ты используешь то, что предлагается свободным рынком. И тогда ты продолжаешь смотреть те каналы, которые есть возможность смотреть. 

Евгений Эрлих: Означает ли это, и многие депутаты в Сейме говорят, что на повестке дня стоит необходимость борьбы с кремлевской пропагандой - как это формулируют депутаты Сейма? 

Раймондс Вейонис: С пропагандой вообще трудно бороться. И в качестве контрпропаганды ты можешь только предложить свои качественные передачи. 

 Это вопрос мышления людей. Я думаю, что наши люди, все, которые живут в Латвии, они способны довольно критически думать. Есть всегда, конечно, сегмент населения, который будет, может быть, более радикальным, более национальным. Независимо от того, на каком языке говорит - латышском, или русском языке. Такой сегмент всегда в любом обществе есть. 

Но в целом люди все-таки умеют довольно критически подойти к информации, той, которую видят. Они не смотрят, белое это или черное, они все-таки пробуют анализировать. 

 Евгений Эрлих: Не секрет, что еще год назад появление здесь американских солдат было сенсацией…. Журналисты съезжались со всего региона посмотреть, как на полигоне ездят американские танки. Теперь это обыденность. К чему готовится Латвия? 

 Раймондс Вейонис: Ни к чему не готовится. Здесь идет тренировка солдат к различным навыкам, которые нужны в армии. Мы танки, скорее всего, никогда не купим для Латвии, потому что это очень дорого. Но то, что мы понимаем, что такое танк, умеем им пользоваться – это дает солдату какие-то бонусы. 

Евгений Эрлих: Россия воспринимается как угроза? 

Раймондс Вейонис: Россия наш сосед, и конечно, мы заинтересованы в нормальных отношениях с нашим соседом. 

Евгений Эрлих: А вопрос «Чей Крым?» – он все еще актуален для европейских политиков, или его мягко, тихо убрали под ковер? 

Раймондс Вейонис: Ни одно государство, в том числе Латвия, не признает аннексию Крыма. Ни одно европейское государство не признает эту аннексию. Как это будет в будущем влиять на какие-то отношения, мне трудно сказать. В любом случае, никто не будет признавать… 

Евгений Эрлих: Какая позиция у латвийских властей по поводу беженцев? 

Раймондс Вейонис: Во-первых, я лично считаю, и это позиция Евросоюза, что мы должны укреплять южные границы. То, что происходит свободное перемещение беженцев – указывает на то, что что-то с границей не в порядке. Нужно укреплять южные границы, чтобы был нормальный контроль. Это должна быть эффективная политика возврата обратно тех людей, которые не соответствуют требованиям и статусу беженцев. 

Экономические беженцы ни в коем случае не должны быть. И помогать третьим государствам. Возможно нужно помочь той же Турции, на территории которой уже более 2,5 миллионов беженцев. Создать им условия бытия и жилья. 

Я думаю, каждый из нас заинтересован в том, чтобы, когда ситуация в Сирии стабилизируется, чтобы эти люди, которые из-за войны уехали из своего родного государства, вернулись обратно в свое государство.

Евгений Эрлих: А вашу позицию слышат политики в Евросоюзе? 

 Раймондс Вейонис: Ну я думаю, что это не только моя позиция, но и многие это понимают. Единственное, не так уж легко все внедрить в жизнь.


  • 562