Выпускница факультета журналистики Московского государственного университета им. Ломоносова. Работала репортером в проекте «Опасная зона» на телеканале ТВЦ, корреспондентом телекомпании RTVi и радиостанции «Эхо Москвы». С 2009 года – главный редактор телеканала ПИК, Грузия; с 2011 года – руководитель информационно-политического вещания, заместитель генерального директора компании. С 2012 года возглавляет информационную службу RTVi.

Эксперт Васильева: Разрыв между отцами и детьми – проблема, решаемая на государственном уровне

2013.11.21

Интервью с экспертом из 3-его выпуска программы «СО-МНЕНИЕ». Тема передачи – «Отцы и дети. Ценности разных поколений эмигрантов за рубежом». Посмотреть программу целиком можно на сайте телекомпании RTVi в разделе «Передачи», «СО-МНЕНИЕ».


Екатерина Котрикадзе

Пока к нам присоединяется наша московская студия - Мария Васильева, кандидат филологических наук, ученый секретарь Дома русского зарубежья имени Александра Солженицына. Здравствуйте, Мария Анатольевна.

Мария Васильева

Здравствуйте.

Екатерина Котрикадзе

Вы слышали наш эфир. Вопрос у меня к Вам прямой: в чем проблема между поколениями - отцы и дети, где возникает пропасть? Вы этот вопрос изучали. Что Вы считаете опасным в этой ситуации?

Мария Васильева

Во-первых, хочу сказать, что моему сыну 20 лет, поскольку стали говорить о детях. Он живет в атмосфере русского языка, среди носителей этой культуры, и я его считаю высококультурным и образованным человеком, но проблема чтения – это проблема очень серьезная. Проблема чтения на своем языке существует и в России. Я уже не говорю о том, что происходит в эмиграции.

Я бы хотела сделать комментарий по поводу проблемы ассимилирования и распыления русского менталитета в другой стране и привести пример совершенно противоположный в истории. Это была знаменитая «Русская акция» чехословатского правительства. Ее идеолог был Томаш Гарриг Масарик, это президент Чехословакии. Она длилась 10 лет.

Поразительно то, что идея была совершенно противоположная. Это была идея поддержки как раз русского менталитета. Когда эмигрировали после катастрофы революции 1917 года, огромное количество уехало эмигрантов, Чехословакия выдвинула идею культурной поддержки русской иммиграции. Это были институции с четким названием «русский», это был Русский народный университет, это был Русский заграничный исторический архив, это была Русская гимназия, их было несколько. Это была поддержка русского языка обязательно, русской культуры, русских писателей, русской печати.

Я оставляю вопрос открытым: почему это делала молодая страна? Потому что Чехословакия только сама становилась на ноги. Почему они так активно поддерживали интеллектуальную часть русской иммиграции? Я думаю, это было необходимо для этой страны. Никакой опасности в этом не было, потому иммигрировал все-таки, конечно, интеллект, и интеллект этот был очень высокого уровня, и страна нуждалась в нем.

Но это один из исторических примеров. А то, что касается конфликта между отцами и детьми, я не могу сказать, что в той проблеме, которую я изучаю, это конфликт был настолько силен. Как раз русская эмиграция, по крайней мере – первой волны, которая меня крайне интересует, которая уехала опять же, повторюсь, после революции 1917 года из России. Там конфликты были, конечно, между отцами и детьми, но конфликты эти были совершенно другого характера и порядка. Были, скажем так, эмигрировавшие писатели, меня именно интересует филология и литература, были эмигрантские писатели, он и те, и другие писали на русском языке, и те, и другие выражали русскую культуру и продолжали русские традиции.

Екатерина Котрикадзе

Мы сейчас говорим и о той волне иммиграции, но в первую очередь нам интересна волна более поздняя. Вот сейчас мы видим живых людей, которые, в принципе, теряют своих детей. Эта проблема, на ваш взгляд, существует все-так или нет? И можно ли ее как-то решить?

Мария Васильева

Понимаете, почему я обернулась на исторические примеры – на них очень легко строить дальше, как нам поступать, как нам действовать. Эти примеры дают нам некую базу. И если в чужой стране были готовы строить и школы, и гимназии, и университеты, с четкой надеждой на сохранение русской культуры, то это крайне важная проблема. Разрыв между отцами и детьми – это проблема вообще неминуемая, но в то же время она обязательно решаемая. И я не случайно привела пример именно этот, она решаема как раз на политическом и на государственном уровне. По крайней мере, скажем, Чехословакия в 20-е годы это прекрасно понимала. Это немалая финансовая проблема, но она, как видите, не испугала страну. Я думаю, что это прекрасные механизмы, которые можно использовать и сейчас, потому что сохранение русского языка и менталитета – это вопрос не только в России, хотя он там существует, но это и вопрос за пределами нашего отечества.


  • 3016