Выпускница факультета журналистики Московского государственного университета им. Ломоносова. Работала репортером в проекте «Опасная зона» на телеканале ТВЦ, корреспондентом телекомпании RTVi и радиостанции «Эхо Москвы». С 2009 года – главный редактор телеканала ПИК, Грузия; с 2011 года – руководитель информационно-политического вещания, заместитель генерального директора компании. С 2012 года возглавляет информационную службу RTVi.

Страна упущенных возможностей

2013.10.30

Грузия — это место, где хорошо поют и танцуют. Еще там очень гостеприимные люди, и очень талантливые — в пении и танцах. В Грузии хорошо отдыхать — там просто рай для туристов, потому что никто не работает. Все поют и танцуют.

Такой была моя страна в советские времена. Потом наступил страшный перестроечной кризис, вооруженные конфликты с сепаратистами, фактическая потеря территорий, гражданская война, разрушенный Тбилиси. Это я помню. Все мое детство прошло в очереди за хлебом. А вечерами — при свечах, за большим столом. Мы ели маргарин и картошку — так питалась вся страна.

Зарабатывали в Грузии только чиновники и гаишники, которые славились своими неумеренными аппетитами аж на весь бывший Союз. В Грузии не имело смысла учиться — преподаватели в школах и вузах ставили оценки за взятки.

В Грузии 90-х страшно было выходить на улицу по ночам — уровень криминала и наркомании превратился в национальную трагедию. Когда в 1999 ограбили мою квартиру, унесли в буквальном смысле все — даже сломанный черно-белый телевизор и распакованное постельное белье. Грабили всех моих знакомых и друзей — такова была грузинская реальность.

А в начале нулевых родилась грузинская мечта. Нет, это не та партия, которая сейчас правит страной, а самая настоящая мечта. Во время «Революции роз» в 2003 году народ поверил в будущее, люди на проспекте Руставели плакали и поздравляли друг друга с победой. Тогда Миша Саакашвили стал лидером нации без кавычек. К несчастью, в Грузии искали мессию, спасителя, второго Давида Строителя — и Саакашвили, будучи человеком сверх меры восторженным, сам поверил в собственную исключительность.

О том, что Миша сотворил с Грузией, много писали и говорили. Его полицейской реформой восхищались западные и российские чиновники, отсутствию коррупции дивились самые искушенные скептики, Мишу хвалили за становление государственности, строительство дорог по всей стране, чудесные перемены внешнего облика городов, приток иностранных инвестиций и туристов.

Он избавил страну от воинствующего феодала Абашидзе, правившего регионом Аджария, отстроил город Батуми, обновил Тбилиси... Он генерировал все новые идеи — чего стоит хотя бы «новый город Лазика», так и не ставший реальностью...

Наконец, самое главное в Мише — и пусть каждый сам решает хорошо это или плохо — поистине безумное желание сделать Грузию европейской страной. Когда-то премьер-министр Зураб Жвания сказал: «Я — грузин, а значит — европеец». Саакашвили эти слова подхватил и объездил весь мир. Он говорил о западном курсе Тбилиси в Страсбурге и Вашингтоне, Риме и Мехико, Мюнхене и Сеуле...

И, пока продвигал свою страну в НАТО и ЕС, пожалуй, подзабыл о тех, кому нужен был мессия.

В 2012 году в Грузии произошло феноменальное событие: к власти пришел человек, которого народ не знал, которого не видел, не слышал, не щупал, не изучал. Бидзина Иванишвили был почти фантомом: о нем ходили легенды. Он — меценат, филантроп, затворник, немного странный, «добрый».

Иванишвили жил в наглухо закрытом доме в деревне и летал по делам на вертолете. Поистине сказочный персонаж сделал первое политическое заявление письменно — он не любил камер и публичных выступлений. Не привык к общению с народом.

Но народ, не получивший от Саакашвили отеческой заботы и внимания, поверил миллиардеру из списка «Форбс», чье состояние превышает годовой бюджет маленькой Грузии. Народ вновь искал Давида Строителя, и пусть не нашел в Иванишвили большого оратора, харизматичного лидера — поверил.

За этот год прорывов не случилось. Но кредит доверия Бидзине Иванишвили все еще действует — его кандидат в президенты получил 62 процента голосов избирателей. Хотя на выборы главы государства пришли почти на 20 процентов меньше граждан, чем на парламентские выборы 2012 года.

Миша Саакашвили собирает чемоданы. Его грузинская мечта разбилась вдребезги. Его проекты остановлены, строительство прекращено, Запад особой активности в отношениях с Тбилиси не проявляет, а новая власть готова дружить со злейшим врагом уходящего президента — Владимиром Путиным.

Сейчас настало время, когда никто не спорит об ошибках предыдущего правительства. Понятно, что в отношениях с Россией в некоторых случаях можно было лавировать. Понятно, что нужно было больше думать о гражданах, живущих за чертой бедности, о безработных и обиженных. Совершенно ясно, что система приоритетов подвела Мишу. Он хотел сначала стать Европой, а уж потом подумать об избирателях. Этого избиратели не прощают. Особенно в тех случаях, когда суды подчиняются президенту, и у многих наступает отчаяние...

Иногда кажется — еще бы совсем немного, и Грузия подошла бы к финишу. Еще бы чуть-чуть — и страна получила бы ассоциацию с ЕС (вместе с Украиной), членство в НАТО, превратилась бы в южно-кавказскую Турцию, или как любил говорить сам Миша, во второй Сингапур.

Но где-то что-то лопнуло, и шанс упущен. И все же, нет сомнений, что имя третьего президента независимой Грузии войдет в историю. Он будет называться большим реформатором — пусть «своенравным и эгоистичным», но большим патриотом. Он ведь действительно любит страну, и когда-то это чувство было взаимным.

Доверчивый грузинский народ, как ему и положено, разлюбил героя. Народ продолжает ждать расцвета, высоких пенсий и высоких зарплат от доброго правителя, лидера без страха и упрека, способного решить все проблемы. Грузинский народ хочет петь и танцевать — он умеет это делать как никто другой.

  • 2467