Родился в Москве. Закончил Институт восточных языков при МГУ (ныне ИСАА) и аспирантуру Института востоковедения АН СССР. Учился а аспирантуре Йельского университета и закончил аспирантуру в городском университете Нью-Йорка по политологии.В СССР работал переводчиком с английского, хинди, урду в КМО, ЦК КПСС, КГБ. В 90-х был нью-йоркским корреспондентом «Аргументов и фактов», «Коммерсанта», «Мегаполиса-Экспресса», «Сегодня», колумнистом журнала «Столица» и проч. С 1983 по 2010 – обозреватель «Нового русского слова». С 1979 – нью-йоркский корр. Русской службы Би-би-си. С 2007  - комментатор Радио Дэвидзон, Нью-Йорк. С 2001 – полит. комментатор RTVi.  Перевел на русский язык «Россия при старом режиме» Ричарда Пайпса, «Бухарин и русская революция» Стивена Коэна и «Капитализм и свобода» Милтона Фридмана. Книги включают «Неподцензурная русская частушка», «Собрание русских воровских словарей» в 4 томах,  «Арго русской гомосексуальной субкультуры».

Теракты в Брюсселе повысят рейтинг Трампозавра

2016.03.25

Приходя на манхэттенский вокзал Pennsylvania Station, я каждый раз вижу группки полисменов с короткими немецкими автоматами МП-5 и стоящих у стены национальных гвардейцев в маскировочной форме и с пистолетами в кобуре.

Неясно, чем бы они могли помочь делу, если бы джихадисты вздумали прийти на вокзал с бомбами и крикнуть нам на прощанье «Аллах акбар!». Но их присутствие успокаивает нервы, и потом, на них просто приятно смотреть.

Дэниэл Бенджамин напечатал на либеральном сайте «Политико» статью под названием «Что, Америка следующая?». Автор пишет, что гарантий, конечно, не дает, но утешает, что «эти теракты недаром продолжают происходить в Европе», а не у нас.

Старушка Европа, как называл это место шеф Пентагона Дональд Рамсфелд - это самая родная для большинства американцев часть света, и после каждого тамошнего теракта мы инстинктивно задаемся вопросом, когда, наконец, начнут убивать нас. Отвечаю: во-первых, уже давно начали.

Первый взрыв во Всемирном торговом центре произошел 23 года назад, а последний теракт случился недавно в Сан-Бернардино. Любопытно, образумит ли бойня в Брюсселе прекраснодушных сторонников корпорации Apple, которая отказывается помочь ФБР раскодировать мобильник одного из убийц, в котором могут быть данные о его сообщниках. Сильно сомневаюсь. Они поумнеют, когда исламисты взорвут их тетю.

Бенджамин утешает, что джихад, как он выражается, распределяется в мире неравномерно, то есть нам его перепало меньше, чем европейцам, у которых полно мусульманских гетто типа парижского пригорода Сан-Дени или брюссельского района Моленбек, где участник парижского побоища Салах Абдеслам жил в нескольких кварталах от своей семьи, и никто из соседей его не выдал.

Абдеслама взяли, наконец, в прошлую пятницу, он начал петь арии на допросах, и есть теория, что его друганы, оставшиеся на воле, испугались, что он выдаст их всех, и поспешили хлопнуть дверью, убив несколько десятков невинных.

В Америке таких мусульманских районов пока почти нет, хотя скоро будут, поскольку в Америку едут сотни тысяч мусульман. При этом американские мусульмане в среднем гораздо зажиточнее европейских и больше ассимилированы.

Как показало Сан-Бернардино, бойня, которую майор Нидаль Хасан устроил в Форт-Худе,  или братья Царнаевы в Бостоне, у Америки тоже нет иммунитета от таких вещей, но здесь пока нет районов вроде брюссельского Моленбека, где разыскиваемый террорист мог бы отсиживаться месяцами.

Отмечают также, что ФБР и американская полиция работают гораздо лучше своих бельгийских коллег, которых они в частном порядке называют «детьми малыми».

С 11 сентября США истратили на внутреннюю безопасность ни много ни мало 650 миллиардов долларов. Европейцы – гораздо меньше, хотя у них гораздо больше объектов для слежки.  Наконец, Америку, как всегда, спасает океан. Чтобы нас навестить, боевик из Сирии должен сесть в самолет. Бывает, проскакивают и в самолете, но это труднее, чем перейти из Франции в Бельгию и обратно.

Брюссельское побоище, естественно, приводит на ум Дональда Трампа. Тот же Бенджамин заканчивает свою, в общем, дельную статью нападками на Трампа, который хочет временно ограничить въезд мусульман в США и этим, по мнению автора, только их озлобляет, толкая их в объятия джихадистов.

Я сомневаюсь, чтобы они побежали записываться на курс молодого шахида лишь от обиды на отказ во въезде в Америку. Но Брюссель точно повысит рейтинг Трампозавра, и в неожиданных кругах. На днях восторженной статьей о нем разразился в лондонской «Дейли мейл» совершенно либеральный телеведущий Пирс Морган, раньше работавщий на CNN. Его статья озаглавлена «Когда речь заходит о терроре,  может, нам пора серьезно прислушаться к Дональду Трампу?». Во дает!


  • 719

Куда делись узники Гуантанамо?

2016.01.04

В свой первый день в Белом доме в 2009 году Барак Обама не кувыркался на бушевских перинах и не разбирался в работе биде; он вышел к трибуне и торжественно обещал закрыть Гуантанамо. На последней пресс-конференции 2015 года он торжественно повторил это торжественное обещание.

У меня тоже есть претензии к этому узилищу. Например, там сидит слишком мало народу. А именно, всего 107 человек. Что, джихадисты кончились? Да нет, вроде хватает, и даже больше становится. В начале в Гуантанамо было куда больше народу. Куда они делись? Запытали? Голодом уморили? Да нет, военные ворчат, что головорезам там созданы курортные условия.

Агентство "Блумберг" разразилось передовицей  с призывом к  закрытию спецтюрьмы на острове Свободы и, в частности, сетовало на ее дороговизну. Оказывается, содержание каждого постояльца спецтюрьмы обходится почти в 3 миллиона долларов в год. Тогда как обыкновенный федеральный узник стоит всего 70 тысяч в год. «Блумберг» призывает закрыть Гуантанамо, перевести оставшихся гуантамовцев в обычные тюрьмы на материк и так сэкономить. Я предлагаю вместо этого сократить рацион им всем раз так в сто или, еще лучше, перевести в Аризону, к знаменитому шерифу Арпайо, который держит заключенных в пустыне в палатках без кондиционеров и обряжает их в розовое исподнее.

Условия в Гуантанамо тепличные, пытки водой отменили, да и пытали всего трех человек, падеж минимальный... Так куда же делись оставшиеся головорезы? Обама потихоньку распихивает их по другим странам, склоняя их к гостеприимству уговорами, посулами или взятками. Начал это Буш, но Обама раздает джихадеров направо и налево. 14 декабря он дал интервью Оливьеру Ноксу из YahooNews и сказал, что рецидивизм среди этих вольноотпушенников «редок», хотя «горстка ожесточившиеся пытается состыковаться со своими старыми организациями». В любом случае, это люди «низкого ранга». Вот все это чистая ложь.

Начнем с конца, с якобы «ожесточившися» в Гуантанамо головорезах. Как будто они не были головорезами раньше и сделались ими лишь в Гуантанамо, ожесточившись их-за дурного обращения стоимостью 3 миллиона долларов год. Это же курам на смех.

Насчет рецидивизма: Обама врет, что он редок. Всего из Гуантанамо выпустили или перевели  653 боевика. Достоверно известно, что 117 из них вновь влились в ряды джихада. Еще 79 в этом подозреваются. Это не «горстка», Это почти треть.

Что до ранга, то критики Обамы приводят пример Ибрагима Коси, который был приближенным Усамы бин Ладена. Спецслужбы США составили секретную справку по Коси длинной в 11 страниц, которую напечатал потом WikiLeaks. Там говорится, что с 1994 года он был одним из десяти отборных телохранителей бин Ладена. Коси характеризовался как идейный джихадист, представляющий «весьма большую угрозу для США, их интересов и союзников». В июле 2012 года Обама распорядился отправить его из Гуантанамо в Судан. В начале декабря Коси выплыл на поверхность в качестве одного из главарей «Аль-Каиды на Аравийском полуострове». Это одна из самых зловредных мини-«Аль-Каид».

Вождь «Исламского государства» Абу Бакр Багдади тоже сидел у американцев (хотя и не в Гуантанамо) и тоже был выпущен. Требуя закрыть Гуантанамо, агентство «Блумберг» подчеркивает, что перед тем, как отрезать своим пленникам головы, поклонники Багдади одевают их в оранжевые комбинезоны, как узников  этой тюрьмы. Идея, очевидно, в том, что если ее прикрыть, то террористы оставят чужие головы в покое и вернутся к земледелию. На самом деле, им глубоко наплевать, где именно сидят их товарищи. Им надо, чтобы мы живодеров вообще не сажали, а побыстрее перед ними капитулировали и дружно перешли в ислам   

Светлое пятно в этом царстве тьмы являют собою наши военные, которые, оказываются, не все прогнулись перед Обамой, а всячески саботируют освобождение головорезов из Гуантанамо. Они, например, нарочно теряют их дела и фотографии и чинят препятствия иностранным делегациям, которые приезжают в Гунтанамо за узниками. Вот: луч света в темном царстве.


  • 1009

"Шарли Эбдо" в Техасе не состоялся - это вам не уютная Европа

2015.05.06

В воскресенье в Техасе должно было произойти побоище на манер расстрела редакции французского журнала «Шарли Эбдо», только почище. Но Техас – это не уютная Европа.

Первые парижские  полицейские, подъехавшие после расстрела к «Шарли Эбдо» на  трогательных велосипедах, были безоружны. Мы видели потом страшные кадры, как один из них истекает кровью на тротуаре и молит о пощаде, а убийца в маске подходит к нему и стреляет в упор. В  Техасе же двое террористов, приехавших расстреливать конкурс на  лучшую карикатуру на Мохаммеда, даже не переступили порог центра,  в котором он проводился.

Подъехав к подъезду, они вышли из машины и с ходу открыли огонь по охранявшим его двум полицейским. Один охранник на французский манер был без оружия, а второй был вооружен лишь табельным пистолетом 45-го калибра. Ни по прицельности, ни по дальности стрельбы, ни по убойной силе пистолет по идее не мог конкурировать с длинноствольным оружием нападавших. Полицейских учат стрелять в корпус, поскольку он представляет самую большую мишень, но корпус террористов был защищен бронежилетами. И тем не менее полицейский хладнокровно свалил обоих. Притом это был не боец полицейского спецназа, а автоинспектор, гаишник.

Перед тем, как рухнуть на асфальт, джихадеры успели легко ранить его безоружного товарища.

«Шарли Эбдо» в Техасе не состоялся.  Там, возможно, не случилось бы вообще ничего, если бы не назначенная Обамой либеральная судья Мэри Мургуя, которая четыре года назад выпустила одного из нападавших на свободу. Речь о том, что американца Эрика Симпсона, который  старшеклассником перешел в ислам, могли посадить на восемь лет за ложь  сотрудникам ФБР в рамках расследования дела о терроризме. И сейчас  он был бы за решеткой, а не в техасском морге. Но Мургуя, заседающая в федеральном апелляционном суде 9-го округа, который считается самым либеральным в стране, не сочла террористический аспект дела доказанным и дала ему три года условно.

По-моему, доказательство было полно. В 2007 году ФБР подослало к Симпсону тайного осведомителя по имени Дабла Денг, который выдал себя за неофита ислама, нуждающегося в советах опытного мусульманина. С марта 2007 года по ноябрь 2009-го Денг, которому ФБР в общей сложности выплатило за услуги 132 тысячи долларов, записал более полутора тысяч часов разговоров с Симпсоном. Среди прочего они обсуждали джихад с неверными и то, что смерть на этой священной  войне позволяет вам прямиком попасть в рай. Как сказал ему Симпсон, «мы стремимся попасть на небеса, так что почему бы не заняться джихадом?»

29 мая 2009 года Симпсон заявил Денгу: «Пора ехать в Сомали, брат...Мы едем на поле брани, так что давай!»

В январе 2010-го Симпсон отрицал на допросе намерение отправиться в Сомали. Прокуратура доказывала, что этого достаточно. Но судья  Мургуя решила, что нет. Симпсон отделался легким испугом и в итоге  написал в твиттере за несколько часов до смерти: «Да примет нас Аллах в муджахиды!». Сейчас он, очевидно, на небесах в объятиях 72 девственниц. Закончу тем, что я не поклонник глупых шаржей на Магомета и считаю их конкурс провокационной затеей, но его устроители имели на это полное право. И хорошо, что его защищал в  воскресенье не демонстрант с одуванчиком, а человек с ружьем.


  • 1629

США, семантическая эквилибристика или почему талибы - не террористы

2015.02.09

Белый дом не считает афганских талибов террористами. Неясно, когда он принял такое решение, но мы узнали о нем на днях на брифинге в Белом доме. Иордания в тот момент еще надеялась  договориться с "Исламским государством" о том, чтобы выменять  своего пилота на престарелую шахидку. Она еще не знала, что летчика давно сожгли заживо, а когда узнала, то шахидку повесила.

Журналист задал на брифинге вопрос по поводу переговоров Иордании  с террористами. Заместитель пресс-секретаря Белого дома Эрик Шульц заявил в  ответ:  "Мы принципиально не платим выкуп, мы не делаем уступок  террористическим организациям".

Корреспондент телекомпании Эй-би-си Джонатан Карл напомнил, что  не далее, как в прошлом году, США поменяли сержанта Боу Бергдала,  которого его однополчане дружно называют дезертиром, бросившим их в военной обстановке, на пятерых талибских командиров, сидевших  в Гуантанамо. Шульц не смутился, а заявил: "Талибы – это участники вооруженного повстанческого  движения. Вот ИГ – это террористическая группировка. Мы не делаем уступок террористическим группировкам!".

Как заметил Джонатан Карл, в предшествовавшие 48 часов талибы  умертвили в Афгане более 30 человек. В частности, их шахид  взорвался на похоронах, убил 16 человек и ранил 39. Вроде бы точно террористы. Ан нет.

Вскоре на тему талибов, которых переквалифицировали из террористов  в повстанцев, высказался главный пресс-секретарь Белого дома Джош  Эрнест. Он признал, что талибы "используют тактику, которая сродни  терроризму" и "совершают теракты для достижения своих целей",  но заявил, что они "классифицируются по-другому". Поскольку эта  генеральная линия партии только что сошла с конвейера, Эрнест  озвучивал ее неуклюже. Объясняя, почему талибы – не террористы, он  машинально назвал их... террористами. Пресс-секретарь Белого дома  заметил, что когда Обама выведет из Афгана почти всех американцев,  может случиться, что оставшимся "придется проводить операции для  самозащиты от талибов или других террористов".

Вся эта семантическая эквилибристика, переквалификация талибов в повстанцев помогает Белому дому отрицать, что он заключил сделку с  террористами, когда обменял пятерых матерых талибов на сержанта  Бергдала. Пентагон сейчас решает, отдать ли Бергдала под трибунал,  критики Обамы снова зашумели, что глупо было отдавать пять головорезов за одного дезертира, а в СМИ появились сведения, что по  крайней мере один из этой пятерки уже намылился снова джихадить.

Нужно было спешно что-то предпринимать, и вот обамовский  агитпроп лишил талибов высокого звания террористов.

Но, может,  они и впрямь не террористы? Госдепартамент действительно так и не внес их в свой список иностранных террористических  группировок. Однако, еще с 2002 года они числятся в таком списке  Минфина США. "Национальный контр-террористический центр" классифицирует талибов аналогично.

Согласно закону, для того,  чтобы считаться "иностранной террористической организацией",  группировка должна, во-первых, быть иностранной, во-вторых, заниматься "террористической деятельностью" (то есть убивать людей  с целью запугивания и изменения политики властей), и, в-третьих,  представлять угрозу для национальной безопасности США. Талибы  отвечают всем этим требованиям.

Когда они правили Афганом, они  превратили страну в гнездо террористов и в плацдарм, с которого  те совершали атаки на Запад. Взорвали в 1998 году американские  посольства в Восточной Африке и американский эсминец "Коул" в  2000 году, а год спустя обрушили самолеты на Нью-Йорк и Вашингтон.

После того, как янки вторглись в Афган после 11 сентября, талибы  пошли на колоссальные жертвы ради, чтобы защитить от них "Аль- Каиду". А если бы они просто выдали американцам Усаму бин Ладена  и его дружков, то талибы, наверное, до сих пор княжили бы в Кабуле.  Но они держались его до конца и надолго потеряли страну. Ничего, скоро получат ее назад.

  • 1466

Рецидивисты из Гуантанамо

2014.10.31

Выборы в Уругвае обычно мало волнуют Вашингтон, но за последними администрация Обамы следила внимательно. В то воскресенье выбирали нового президента этой страны, и один из двух кандидатов  говорил, что не примет шестерых узников Гуантанамо, которых было сосватали Уругваю американцы.

Через несколько часов после своей инаугурации Обама дал честное пионерское прикрыть Гуантанамо, которое осуждала прогрессивная общественность, а «Международная амнистия» называла «гулагом нашего времени».

Несколько лет назад я собирался туда по поручению одной московской газеты. Так и не доехал, но сохранил чужие репортажи из этого страшного места. Из них вырисовывалась почти райская картина.

Пленным положено 8 часов сна, который нельзя прерывать для вызова на допрос. Кормят три раза в день, да так, что ЗК поправились в среднем на 20 фунтов. В день каждому террористу положено 4200 калорий.

Молятся, как водится, 5 раз в день. Чтобы это делалось в правильную сторону, стрелки указывают на Мекку.

В день положено проводить минимум два часа на свежем воздухе. Террористы играют в баскетбол, футбол, волейбол, пинг-понг, шахматы и нарды. Для занятий спортом им выдают кроссовки. Допросы ограничиваются четырьмя часами в день, но обычно длятся не больше двух и, разумеется, прерываются на молитву.

Один следователь, писал журналист, посетивший это страшное место под вечным солнцем, печет допрашиваемым печенье, а другой таскает им блюда из «Макдональдса» и «Сабвея», которые открыты на базе. Любимым блюдом «Аль-Каиды» называют Fileto’ Fish, рыбное филе. 

В отличие от многих из нас, узников лечат бесплатно, вставляют им зубы, выдают очки и делают протезы. В благодарность в течение двух летних месяцев одного года они 432 раза бросли в охранников коктейль из кала, слюны и мочи и 90 раз пытались пырнуть их ножами.

Как ни странно, ножей им официально не выдают (надо позвонить в «Международную амнистию»), но они наловчились мастерить их сами, например, из современных водопроводных кранов, купленных, очевидно, в Икее. Они прячут их в коранах, к которым охране притрагиваться запрещено.

Но вернемся к Уругваю. В первом туре уругвайских выборов победил другой кандидат, который обещал сдержать слово, данное гринго его предшественником, и взять отпущенных узников. Американцы обещали, что они тихие.

На месте уругвайцев я бы засомневался. Всего из Гуантанамо были освобождены 620 узников, которых Вашингтон счел минимально опасными. Конгресс категорически против размещения их в США, поэтому вольнооотпущенников рассовывают по всем свету. Как сейчас стало известно, примерно 180 из них, как ни странно, не встали на путь исправления, а снова влились в ряды джихада.

От 20 до 30 вступили в «Исламское государство» и сражаются в его рядах. Видимо, его головорезы не случайно обряжают своих жертв перед казнью в оранжевые балахоны на манер ностальгических гуантановских костюмчиков.

Казалось бы, наши военные должны взбелениться от того, что захваченных ими терррористов выпускают обратно в джихадское море. Ан нет.

«Мы знаем, что некоторые задержанные, выпущенные из Гуантанамо, вернулись на поле боя, - заявил шеф Пентагона Чак Хейгел. - Но мы считаем, что в общем и целом курс на закрытие Гуантанамо явно отвечает интересам США, как говорит президент».

Ладно, Хейгел - штафирка. Но глава комитета начальников штабов США генерал Мартин Демпси, вполне военный человек, высказывается в том же духе. Он утешает нас следующим заявлением: «Мы считаем, что рецидивизму подвержена сравнительно небольшая часть этих задержанных».

180 рецидивистов на 620 отпущенных – это многовато, mongeneral. Речь все-таки идет не о мелких воришках, а о прирожденных убийцах.

Видать, у Обамы ручные не только журналисты, но и военачальники.

  • 2627

Международный терроризм и бессилие Америки

2014.09.10

После того, как палач "Исламского государства" отпилил голову первому американскому журналисту, Барак Обама флегматично заметил, что у него пока нет стратегии борьбы с ИГ. После чего он вернулся на поле для гольфа, рассчитывая на то, что ИГ надолго насытилось американскими головами, и о нем благополучно можно забыть. Но не тут-то было.

ИГ только входило во вкус.

Когда тот же палач, говорящий с лондонским прононсом, отпилил голову второму американскому журналисту, либеральная нью-йоркская "Дейли ньюс" напечатала на первой полосе фотографию этой экзекуции и аршинный вопрос: "А теперь у вас есть стратегия, господин президент?". Пришлось ее спешно завести и объявить об этом народу, чисто для того, чтобы побыстрее убрать ИГ с первых полос, а потом снова предаться гольфу.

Это жаль, поскольку ИГ таки нужно уничтожить. Когда террористическая группировка вывешивает в соцсетях наглядные пособия для начинающих головорезов, это демонстрирует миру бессилие Америки и плодит множество эпигонов, рвущихся убить как можно больше американцев, в том числе и в самой Америке. Несмотря на все попытки Обамы игногировать эту угрозу или преуменьшить ее до копеечных размеров, большинство американцев внезапно прозрело и выступает за то, чтобы, если угодно, "замочить ИГ в сортире".

- А существует ли в самом деле связная стратегия борьбы с "Исламским государством"?

- Их даже несколько, но мне больше всего нравится курс, который предлагает почетный профессор Бостонского университета Анджело Кодевилья. Он с первых строк подкупил меня своей склонностью выражаться без обиняков. Кодевилья предлагает пойти на ИГ войной. Причем он  имеет в виду не странную "войну с террором", проводившуюся прошлой администрацией, и не дюже креативные методы, которые преподаются сейчас в наших политкорректных военных академиях, а настоящую войну, как ее понимали всегда.

Речь о том, чтобы "убить дух и тело врага, притом столь ужасным образом, чтобы он уже никогда не поднялся, и чтобы никому не хотелось ему подражать".  Дело облегчается тем, что соседи нового калифата, который ИГ провозгласило в суннитских районах на востоке Сирии и на западе Ирака, на дух его не переносят. Дело облегчается и тем, что ИГ обитает не в Брянских лесах, не в пещерах каменных и не в городах, а в пустыне, где Обама может бомбить  от души и не бояться жертв среди мирного населения, что часто парализует нынешний Запад.

Первым дело надо заставить Катар и Турцию перекрыть ИГ финансовый кислород. В Катаре стоят американские войска, а Турция – вообще член НАТО. Но они - главные спонсоры ИГ. Если Америка еще на что-то способна, то это в экономической и финансовой области. Если она потребует, чтобы Катар и Турция прекратили все экономические отношения с ИГ, а не то у них не останется таковых с Америкой, они скорее всего послушаются.

Поехали дальше. У Саудовской Аравии имеются примерно 300 истребителей Ф-15 плюс еще сотня современных боевых машин, которые королевство может спустить на головорезов, благо его главный муфтий официально объявил ИГ врагом ислама.

Провозгласив себя новым халифатом, ИГ дерзко бросило вызов легитимности саудовского режима. Но ИГ исповедует ту же идеологию, что и саудовцы, то есть ваххабизм, поэтому заставить Эр-Рияд с ним воевать будет все равно непросто. Для этого можно напомнить саудовцам, что без американских механиков и запчастей их роскошный арсенал абсолютно бесполезен. У Саудловской Аравии также нет других защитников, кроме янки.

Но я сомневаюсь, чтобы Обама сподобился сделать хотя бы часть вышесказанного. И значит, нам продолжат отпиливать головы.

  • 2288