Объективный взгляд на итоги информационной недели в Германии и в Европе в целом. Специальные репортажи и аналитические очерки, новости общественной и культурной жизни. В гостях у ведущего Ильи Колосова - политики, политологи, экономисты, режиссёры, поэты и хужожники, которые комментируют важнейшие события одной из мировых столиц. СМОТРЕТЬ


Точка зрения: "Мультикультурализм опасен"

2014.09.23

Многочисленные акции протеста мусульман в Германии под лозунгом "Против ненависти и несправедливости" прошли сразу в 9 немецких городах. Германский координационный совет мусульман по всей стране организовал акции протеста, требуя от членов из радикальной группировки "Исламское государство" остановить жестокие действия в Сирии и Ираке.  Профессор, исламовед Ральф Гадбан – собеседник программы "Германия за неделю".

Господин профессор, здравствуйте. Довольно странная для непосвященного наблюдателя ситуация: одни мусульмане выступают против других мусульман в немусульманской стране. Как давно это стало актуальным для Германии?

Гадбан: До последнего времени эта проблема не была акутальна. Ситуация изменилась в 2006 году, когда в Германии появились салафиты. Это движение можно отнести к радикальным. Салафиты принимают за основу идеологию ваххабизма и существуют на щедрые пожертвования своих сторонников из Саудовской Аравии.

В своё время немецкие мусульманские союзы совершили большую ошибку, не объявив о том, что все мусульмане должны быть солидарны. И салафиты беспрепятственно проповедовали свои идеи, пока, пока два года назад ими не было применено насилие. Тогда произошло нападение салафитов на полицию, двое полицейских были тяжело ранены. Даже после этого союзы мусульман никак не отреагировали.

И только сейчас, когда на улицы Вупперталя вышла уже шариатская полиция, а реакция общественности была явно негативной, союзы предпочли дистанцироваться от радикалов. Но нужно уточнить, что о конфронтации между мусульманами речи не идет.

Смотрите сюжет "Многотысячные акции в германских городах"

В чем причина исламской радикализации в Европе?

Гадбан: Одна из причин - это интеграционная политика. В последние годы здесь появились проблемы, так как не было предпринято достаточных усилий, чтобы интегрировать в немецкое общество второе и третье поколение выросших в Германии мусульман. Ведь считалось, что Германия не является иммиграционной страной.

Однако, в 1999 году ситуация изменилась. Были изменены профильные законы и иностранцам легче стало получить немецкое гранжданство. Боле того, это приветствовалось.

Но есть и другой аспект проблемы. Третье-четвертое поколения эмигрантов стали отдаляться от Германии. И миграционная политика здесь уже не при чем.

По моему мнению, причина в исламских союзах, которые управляют мечетями. В Германии больше 3 500 мечетей и почти все они в руках тех, кто ориентирован скорее радикально. А это значит, что если ислам будет преподаваться в такой мечети, то он будет дистанцироваться от германского общества.

Салафиты еще более радикальны Они вербуют немецкую молодежь. Сейчас около 400 человек воюют в Ираке и Сирии. И эта вербовка происходит через салафитов.

Как Вы полагаете, немецкое государство может найти пути решения проблемы радикализации мусульман?

Гадбан: У немецкого государства огромный опыт, прежде всего здесь, на Западе, по борьбе с так называемыми радикалами. С конца 50-х годов оно боролось с коммунистами и, скажем так,  их нейтрализовало. В 70-е годы государству пришлось бороться с левыми террористами, такими как РАФ (фракция красной армии). И их оно тоже нейтрализовало.

Теперь появился исламский терроризм. Разница между этими экстремистами в том, что исламисты прикрываются религией. Ни коммунисты, ни левые не могли этого сделать, они были светскими организациями. А исламисты самым постыдным образом используют в своих целях 4-ю статью основного закона о свободе вероисповедания. Это являлось проблемой, потому что у государства до сих пор были связаны руки. Но последнее решение, которое несколько дней назад принял министр внутренних дел  Томас Де Мезьер – я имею ввиду запрет организации «Исламское государство», открывает новые возможности для активных действий против террористов. Это было сделано поздно, но все-таки сделано.

Я вряд ли получил бы честный ответ на этот вопрос от коренного европейца. Он испугался бы прослыть нетолерантным. Но вы – не коренной европеец.  Вы считаете, что мультикультурализм вреден для Европы?

Гадбан: Я твердо убежден, что мультикультурализм – это главная причина существования ложной толерантности к недемократическому поведению и недемократическим идеологиям.

И уже много десятилетий я борюсь с мультикультурализмом. Эта концепция появилась в Германии в 80-е годы, зеленые были первыми, кто с ней выступал. В 90-е годы она получила широкое распространение и стала основным вектором интеграционной политики. Но я убежден, что она скорее привела к дезинтеграции. Второе и третье поколения эмигрантов оказались не интегрированы в общество, что подтверждают различные исследования. И причина в том, что до сих пор в Германии и во всей Европе торжествует так называемый демократический плюрализм. Он предполагает разнообразие на единой основе. Эта основа – права человека.

Нельзя допускать, чтобы разнообразие попирало права человека – это неприемлемо, система рушится.

Так вот, мультикультурализм – это разнообразие, но без общей основы. И мы уже слышим утверждения, что права человека - это западная идеология, что она не имеет универсальной ценности и не каждому подходит. И это, в принципе, угроза для нашей демократической системы и самая большая опасность не только для Германии, но и для всей Европы.


  • 2077

Время решительных действий для Европы

2014.09.14

Евросоюз отстает от Москвы в скорости принятия решений, считает ветеран парламента Германии, член комитета бундестага по международным делам Марилуизе Бек.

В интервью RTVi, программе "Германия за неделю", депутат прокомментировала действия Евросоюза, принявшего очередной пакет санкций против России.

61-летняя Марилуизе Бек (Marieluise Beck) - депутат парламента ФРГ с более, чем 30-летним стажем. С 2005 года она входит в комитет бундестага по международным делам. Бек - эксперт фракции "Союз-90" /"Зеленые" по Восточной Европе.

Российско-европейская ассиметрия

В эпоху ядерного оружия, существующего в этом мире, когда достаточно доли секунды, чтобы принять решение, следствием которого может быть уничтожение огромного числа людей, уже давно существует такой высокий темп принятия решений и необходимость избегать ошибок.

Но решения в рамках Европейского Союза принимаются скорее медленно, иногда даже слишком медленно. Причина в том, что 28 государств, правительств и парламентов должны прийти к единому мнению. Такой процесс занимает много времени. Это кстати и элемент той ассиметрии между решениями, которые принимаются в Кремле и теми, о которых договаривается Европейский Союз.

В Кремле есть компактный центр принятия решений – это президент с чрезвычайно обширными полномочиями. Европейский же Союз вынужден искать компромисс среди 28 государств-членов. Поэтому решения, которые принимает ЕС занимают всегда больше времени. Это особенно наглядно проявилось в ходе финансового кризиса, тогда было очень четко видно, что политика, к сожалению, отставала от развития событий на международно-финансовых рынках.

Опасные действия Москвы

Решение президента Путина впервые после 1945 года в одностороннем порядке изменить границы в Европе ставят под вопрос всю европейскую архитектуру безопасности, частью которой была и Россия.

Россия гарантировала Украине в Будапештском меморандуме безопасность границ в обмен на отказ Украины от ядерного оружия. Мы видели в этом первый прекрасный шаг по пути к сокращению ядерного оружия. Но если такие гарантии не соблюдаются, то это подрывает международное право и рушится вся система европейской безопасности.  

Аннексия Крыма, однозначно противоречащая международному праву, теперь поставила под вопрос всю эту архитектуру безопасности. Следующим шагом стало участие российских спецслужб, десантников, поставки современного оружия сепаратистам на территории суверенной Украины.

В интересах как Европы, так и самой России, мы должны четко дать понять что даем решительный ответ, но не военными, а экономическими и дипломатическими методами. Нельзя допустить, чтобы такой подрыв европейской архитектуры безопасности и дальше вгрызался в Европу.

Драма Украины и европейские надежды

На Украине очень много людей, которые рассматривали Россию как братский народ. Теперь они в отчаянии видят, что это братство разрушается и утрачивается. Близость к русскому народу, ощущение единства в том числе и языка, разрушается явной военной интервенцией России. Это огромная драма. Я надеюсь, что есть еще возможности восстановить эту дружбу, которая представляет собой и шанс для Европы.

Мы живем во времена коротких политических путей и личных встреч государственных лидеров. Канцлер Ангела Меркель поддерживает постоянный телефонный контакт с президентом России, они оба на «ты», и говорят, что думают. Германия искренне заинтересована в том, чтобы Кремль не продолжал отдаляться от Европы, а вернулся в нее.

Мы хотим иметь с Россией мирные и продуктивные отношения.

Эпоха глобализации предусматривает тесное переплетение экономик, обмены ноу-хау, поэтому мы очень хотим, чтобы Россия снова вернулась в семью мирных наций, уважающих и соблюдающих международное право.

Смотрите интервью полностью:



  • 1869

Новые санкции: Берлин обещает первым простить Москву

2014.09.14

Быть или не быть новым санкциям - вот что стало главным камнем преткновения на политической арене в Европе на минувшей неделе. Немецким журналистам канцлер Ангела Меркель заявила: "Участие России в боевых действиях на Украине "очень-очень очевидно". А потом, уже в Бундестаге, уточнила: "Санкции — это единственный способ оказать давление на Россию".

"Учитывая настоящее положение дел, сейчас действительно можно говорить об улучшении ситуации на Украине — это не стопроцентное перемирие, но все же речь идет о прогрессе. Однако отсутствие ясности по многим другим вопросам подтверждает, что введение новых санкций должно произойти в ближайшее время”, - сказала бундесканцлер Германии .

Ближайшее время наступило в пятницу. Как и предполагалось, новый пакет санкций направлен в первую очередь против крупнейших оборонных и нефтяных компаний. Начиная с 12 сентября, "Роснефти", "Транснефти" и "Газпромнефти2 запрещается торговать облигациями на европейском рынке, что усложнит повторное привлечение капитала.

Кроме того, ЕС приостановит поставки оборудования для глубоководной добычи нефти в Россию. Впрочем, у Москвы всегда есть выход: обратиться к восточным соседям и купить буровые установки в Китае.

В ответ на действия Евросоюза, еще до публикации санкций, Россия снизила поставки газа в страны ЕС. В четверг Австрия зафиксировала снижение газового потока на 15 процентов. На сокращение поставок жаловались и в Германии, и в Словакии, и в Польше.

"Поставки газа 10 сентября упали на 45 процентов по сравнению с затребованным объемом. Прокомментировать действия Газпрома нам сложно: они не отвечают на наши письма, мы не получили от них никакой реакции. Недостающие объемы мы получаем с запада и юга", - говорит Рафал Пазура, пресс-секретарь польской нефтегазовой компании PNGIG.

Варшава даже была вынуждена приостановить реверсные поставки на Украину. "Газпром" объяснил ситуацию необходимостью заполнить российские подземные хранилища. Но — фактически - еще в июне глава газового гиганта Алексей Миллер анонсировал сокращения поставок газа в Европу для того, чтобы воспрепятствовать дальнейшему реверсу топлива в Украину.

Ещё до того, как санкции вступили в силу, в России уже заговорили об ответных мерах.Сначала Дмитрий Медведев пригрозил запретить западным авиакомпаниям транссибирские полёты.На этом Москва, правда, не остановилась и в четверг пригрозила запретом на импорт иномарок и европейской одежды.

Помимо санкций, на минувшей неделе ожидалась публикация специального доклада, который должен был пролить свет на крушение малазийского боинга в небе над Украиной. Но сенсации не произошло. Предварительный отчет лишь подтвердил основные предположения. Дело не в технических неполадках и не в ошибке экипажа. Причиной катастрофы стало попадание в самолет "внешних высокоэнергетических объектов". Для более полного отчёта экспертам необходимо получить доступ к месту падения самолета. Соответственно, окончательные выводы будут сделаны не ранее, чем через год.

"Там находятся интересующие нас останки Боинга, пусть их и переместили, но, тем не менее… Чрезвычайно важно осмотреть кабину экипажа, потому что многие мелкие объекты попали именно туда. Особый интерес представляют приборы, благодаря которым мы сможем получить дополнительную информацию, отсутствующую на бортовых самописцах. Но, для начала необходимо выяснить, безопасная ли на месте трагедии сейчас ситуация и можем ли мы работать там продолжительное время, а не просто несколько часов",- говорит  председатель комиссии Тиббе Юстра.

Безопасная ситуация на юго-востоке Украины сыграет на руку не только экспертам из Нидерландов. Если на Донбассе будет установлен мир, санкции против России будут приостановлены. По словам Ангелы Меркель, первым в Евросоюзе в поддержку Москвы выступит именно Берлин.

Подробно, о кнутах и пряниках Европейской политики - в сюжете RTVi:

  • 1821

Цель для сталкеров: Чертова гора на востоке Берлина

2014.09.14

Тойфельсберг, по-русски "Чёртова гора" или "Гора Дьявола"  – пожалуй, самое загадочное место Берлина. Говорят, даже знаменитый режиссёр и любитель мистики Дэвид Линч мечтал выкупить стометровый холм у немцев. Но те не согласились, всё-таки это – часть их истории.

Это мрачное место находится в берлинском районе Грюневальд.

Сломанные трамваи, разбитые машины и остатки пятнадцати тысяч домов свалили после Второй мировой войны в кучу посреди Грюневальского парка и засыпали землёй. Так и образовалась Чёртова гора высотой 115 метров. А чуть позже холм, с которого открывается самый красивый вид на Берлин, стал одним из фронтов холодной войны. Союзники обнаружили, что с этой высоты прекрасно прослушивается Восточный Берлин и здесь был построен центр радиошпионажа.

Центр просуществовал с 1951 по 1990 гг., и совместно эксплуатировался Агентством национальной безопасности (NSA) и ее армейским аналогом ASA (Army Security Agency).

Эта искусственная возвышенность была идеальным местом для наблюдения за всеми военными и гражданскими коммуникациями на плоской восточногерманской равнине и за ее пределами. Как пост раннего предупреждения, центр в Тойфельсберге играл очень важную роль, так как в военное время он мог создать серьезные помехи в системах связи армий Варшавского договора.

"С помощью радиолокационных станций американцы и англичане прослушивали отсюда телефонные разговоры в ГДР, Польше и Чехословакии. Ну, и, конечно, в Советском Союзе. Те, кто здесь работал, рассказывали, что при желании, они даже могли слышать, как Брежнев чистит в Кремле зубы", - рассказывают экскурсоводы любопытствующим туристам.

В 89-м пала Берлинская стена, а вскоре развалился и Советский Союз. Поэтому шпионскую базу пришлось закрыть. Сотни разведчиков покинули свои рабочие места и Тойфельсберг опустел.

Перед падением берлинской стены была запланирована масштабная модернизация комплекса. В августе 1990 года большая часть электронного оборудования из Тойфельсберга была вывезена, и в конце концов территория комплекса была передана Берлинскому обществу развития земли. На территории общей площадью 48.000 кв.м группа инвесторов планировала создать огромный развлекательный комплекс - в том числе сооружение частных домов, ресторанов, спортивных комплексов, пятизвездочного отеля, а также музея шпионажа при сохранении значительных купольных башен. Однако, этому масштабному проекту не суждено было сбыться.

В 90-е, когда столица Германия стала местом паломничества альтернативной молодежи, здесь проводились авангардные вечеринки. Многие годы, несмотря на огромный забор, сюда легко мог пройти любой желающий. В ограде любопытствующие сразу проделали дыры, часть зданий была изуродована, несколько из них пытались поджечь.

После 2010 года некий израильтянин Шалмон, вместе с друзьями взялся следить за порядком на холме, разрисовывать бывшую шпионскую базу граффити и проводить по ней экскурсии. Легальность этих действий, конечно, вызывает вопросы. Но туристов законодательные тонкости мало не волнуют.

"Я родился в Восточной Германии, поэтому мне с самого детства было интересно всё, что связано со шпионами. Я пришёл на экскурсию, чтобы узнать, чем способы американской прослушки отличались от советской. Но я немного разочарован – здесь очень грязно, всё в граффити", - рассказал о своих впечатлениях один из посетителей.

О ремонте бывшей шпионской базы и речи нет. Слишком много в Берлине заброшенных зданий. На ремонт всех денег не найти. И пока одни немцы считают заброшенные места помойками, другие – мечтают посетить хотя бы одно из них. И желательно такое, где никакие экскурсии и вовсе не проводятся.

ВИДЕО:

"Чертова гора" уже многие годы служит местом паломничества сталкеров, приходящих сюда в поисках острых ощущений, чтобы пройти все шесть уровней базы. Они верят, что место живет своей собственной жизнью.

Любителям артефактов и эксклюзивного туризма – экскурсия Татьяны Маршанских по заброшенным местам Берлина:

  • 2652

Режиссер Кирилл Серебренников: "Театр - жесткий оппонент пропаганды".

2014.04.17

Илья Колосов: Вы, если я не ошибаюсь, из Франции, в Германию, через Москву, но всего на два дня. Что, Москва не подходит?

Кирилл Серебренников: Нет, она подходит, просто я приехал, чтобы порепетировать спектакль "Войцек" национального театра Латвии, который приехал на гастроли. Гастроли прошли хорошо, так что этим вызовом был такой заезд в Москву, а дальше такие важные гастроли в  Шаубюнэ. Очень хочется в публике видеть умного собеседника, и если их что-то цепляет, - либо эстетика, либо история, либо отдача артистов, либо всё вместе, они потом остаются, и вот у нас молодая аудитория в «Гоголь-центре» – многие из них уже в таком возрасте 20+, они до этого не были в театре, и пришли сюда, и им что-то понравилось, и они стали ходить.

Илья Колосов: Безусловно, что в этом Ваша заслуга. Но многим кажется, что способ привлечь к вам людей – это некий скандал, некая заявка эпатировать человека. В «Гоголь-цетре» Вы это реализовали, и Вы из худшего театра Москвы сделали лучший.

Кирилл Серебренников: У нас, знаете, скандалы, как пиар-технология, безусловно, присутствуют, но эти полтора сезона, не я этим знаменит. Как раз скандалов, связанных с «Гоголь-центром» вы не вспомните, а вспомните только смену руководства, и это вызвало истерики, скандалы и всё прочее.

Илья Колосов: Минуточку. Декабрь месяц, я прекрасно помню эту истерику на радио, когда Вам запретили показ фильма про Pussy Riot. Было дело?

Кирилл Серебренников: Да, но это не связано, и пиар из этого никакой.

Илья Колосов: Ой, не скажите. Я думаю, что аудитория увеличилась раза в два. Если бы у вас было ещё столько же кресел, вы бы их заняли.

Кирилл Серебренников: Вы знаете, все эти люди, которые ставят лайки или ужасаются непоказу фильма про Pussy Riot, вряд ли это приведёт к тому, что они заплатят живые деньги за билеты и придут в театр. Вот же история в чём. Театр работает немножко сложнее, чем интернет-история, чем скандальный пост, который все начинают публиковать, постить и шерить, и набирает какое-то количество, и всем кажется, что это успех. Но в театре успех – это когда публика пришла в кассу, заплатила деньги и посетила спектакль. А желательно, потом рассказали об этом друзьям, и те пришли, и пошёл такой вот снежный ком, геометрическая прогрессия. 

Илья Колосов: Вы, как художник, как творческий человек, не отметили ли для себя в последнее время, общаясь со своими друзьями, близкими людьми, очень резкие перемены, произошедшие на политической волне, на теме Украины?

Кирилл Серебренников: За месяц все пересорились, переругались, те люди, которые ещё недавно были друзьями, общались спокойно, какие-то темы пытаются не затрагивать, потому что ссориться начинают мгновенно. Ну то есть вот та стабильность, о которой мы мечтали и которой гордились, она исчезла как дым, и всё абсолютно нестабильно.

Илья Колосов: Вы не видите в этом тему для своего творчества – рассказать о людях сейчас, о том, что с ними происходит?

Кирилл Серебренников: Спектакль «Идиот» про это, спектакль «Отморозки» про это. Эти спектакли поставлены не по этому поводу, не про буквально сегодняшние публицистические ситуации, но время может в эти спектакли глядеться, в нём отражаться и давать преломление или отражение. 

Илья Колосов: Глядя на происходящее, на изменения в людях, Вам не приходит в голову, что пора бы опять в пустыню Гоби.

Кирилл Серебренников: Вы знаете, мои мизантропические ощущения не всегда связаны с политикой, а с самыми разными вещами. Но сейчас ситуация сложная, тяжёлая. Театр хорош тем, что он является жёстким оппонентом пропаганды. Вы вот, например, как средство пропаганды...

Илья Колосов: Ну нет, я бы попросил...

Кирилл Серебренников: Ну как же нет?

Илья Колосов: Мы – средство массовой информации. Пропаганда – это оскорбительное слово, и к нам я его прошу не применять.

Кирилл Серебренников: Хорошо, но вот средства массовой информации, которые работают как часть пропагандистской машины, они превращают людей в единое целое, в некую массу. Театр – наоборот, апеллирует к каждому человеку отдельно, заставляет его думать. В этом смысле пропаганда и театр друг другу – абсолютные антагонисты.


СМОТРЕТЬ


  • 3049

Политолог Станислав Белковский: “Если можно с Россией договориться, то лучше с ней договориться”.

2014.04.16

Илья Колосов: Глядя на мероприятия вроде Ист-Форума,  убеждаешься в истинности поговорки о том, что деньги побеждают политические разногласия. Это только наши надежды, или действительно, сегодня отношения между условным Западом и Российской Федерацией таковы, что можно надеяться на благополучное будущее?

Станислав Белковский: Бабло побеждает зло, есть такой принцип, да, я думаю, что российская элита на него рассчитывает. Но здесь, мне кажется, что коса нашла на камень. Владимир Владимирович Путин прекрасно понимает, он много раз это говорил, что нельзя никогда обижать полицейского. В принципе, вся философия «болотного» дела строилась на том, что вы можете делать всё, что угодно, только не бить полицейского. Потому что ты, когда бьёшь полицейского, то создаёшь прецедент беспредела. А беспредел влечёт за собой непредсказуемые последствия. Вот, мне кажется, что в мировой политике случилось именно это: ударили по морде глобального полицейского – это Соединённые Штаты. Понятно, что полицейского никто не любит. Полицейский – это плохой парень, который принуждает тебя не бросать окурки в ненужное место, не мочиться там, где не требуется...

Илья Колосов: То есть с вашей точки зрения, международный полицейский – это Соединённые Штаты, а не право как таковое?

Станислав Белковский: Нет. Есть право, а есть субьект права, есть право применить это. Вот правоприменителем являются Соединённые Штаты, с 1991 года, когда рухнул Союз, и тем самым биполярная система исчезла. Хотел ли он изменения этого правопорядка, это ещё большой вопрос. Потому что я, например, вырос и сформировался как личность при это миропорядке, американоцентричном. И, конечно, я ужасно не люблю Америку, это понятно, мы все её не любим. Но когда я думаю о том, хочу ли я другого миропорядка, при котором, например, в какой-нибудь Руанде повстанцы в любую секунду захватят российское же посольство, где сидят мои друзья, и всех убьют, и не к кому будет апеллировать, я думаю, что нет, я не хочу другого миропорядка.

Илья Колосов: А может быть просто Российская Федерация сейчас претендует на роль ещё одного международного полицейского?

Станислав Белковский: Тогда, это право нужно реализовывать. Иными словами, если ты заявляешь свои права на глобального полицейского, то ты и будь этим полицейским. Но вопрос в том, что если в Руанде начнут убивать дипломатов, то Российская Федерация ничем не сможет помочь.

Илья Колосов: Мы сейчас рассуждаем об этом, и постоянно имеем в виду Соединённые Штаты Америки. Но складывается впечатление, по крайней мере, из последних событий, что Европа, если бы была такая возможность, предпочла бы вообще не реагировать на так называемый крымский кризис, на то, что происходит вокруг Украины. Но просто экономические связи столь тесны, что лучше бы этих проблем не было.

Станислав Белковский: Да, конечно, безусловно, вы правы, но просто Европа не так глупа, как хочет казаться, и как нам это представляется. Несмотря на то, что, естественно, путь демократии всегда введёт к вырождению политических элит, к приходу к власти относительно посредственных людей, но элиты в целом, институты в целом, они сохраняют известный интеллектуальный потенциал и капитал, которые никто не отменял. Нет. Понимаете, Европа понимает, что любой прецедент беспредела ведёт к беспределу в глобальном масштабе.

Илья Колосов: Иначе говоря, вы полагаете, что можно вести речь об эффективных экономических санкциях по отношению к Российской Федерации и даже со стороны Европы.

Станислав Белковский: Да, конечно, потому что здесь не нужно больших санкций. Не нужно больших санкций, не нужны санкции против России как государства. Не нужны санкции против русского народа, абсолютно не нужны. Нужны санкции против нескольких десятков человек, и это уже очень серьёзно повлияет на ситуацию в мире. 

Илья Колосов: «...на ситуацию в мире» – это вы имеете в виду, что изменится внешняя политика Российской Федерации?

Станислав Белковский: Во всяком случае, те люди, против которых введены санкции, придут к осознанию очень простых вещей: что, конечно, ответственность их настигла. Потому что философия российских элит на протяжении последних 25 лет сводилась к тому, что существует одна Россия – для народа, и другая Россия – для элит. И та Россия, которая существует для элит, она существует только как источник зарабатывания денег, а здравоохранение, образование, они это получают за границей. И мне не кажется, что элита готова от этого отказаться, они слишком к этому привыкли.

Илья Колосов: Что касается элиты европейской. На уходящей неделе Кэтрин Эштон заявила, что ЕС един в оценке происходящего вокруг Украины. Она выдаёт желаемое за действительное?

Станислав Белковский: Нет. Я думаю, что ЕС един, в оценке. Европейцы всегда очень точны в формулировках. Да, действительно, Евросоюз един в оценке. Един ли он будет в планировании действий по поводу этой оценки, это уже другой вопрос. Возможно, что не един. Потому что многие страны Европы восхищаются тем, что происходит, им очень нравится.

Илья Колосов: А что им нравится конкретно?

Станислав Белковский: Нравится, что приложили глобального полицейского мордой об стол, то есть Соединённые Штаты Америки. И мне это совсем не нравится. Потому что я исхожу из предположения, что мы слишком привыкли к прекрасной эпохе. Да, мы все не любим Америку, конечно. Потому что она ведёт себя по-хамски и агрессивно, как любой полицейский. Но мы, по большому счёту, никогда не жили в другом мире. Мы не жили при ГУЛАГе, при товарище Сталине, при тоталитаризме по большому счёту, потому что мы вошли в сознательную жизнь, когда тоталитаризм был на излёте, 80-е годы прошлого века. И я не уверен, что нам бы очень понравилась эта жизнь. 

Илья Колосов: Вы говорите «нам», имея в виду, очевидно, россиян?

Станислав Белковский: Да, наше поколение россиян.

Илья Колосов: но, послушайте. Мы с вами сидим в Берлине. Граждане Германии – от них это далеко, они вообще не знают, что такое сталинизм. Им то чего радоваться? Может быть, многополярности, которая вдруг обозначается?

Станислав Белковский: Как гласит китайская пословица: «новорожденный телёнок не боится тигра». Те граждане Германии, которые пострадали от тоталитаризма, не радуются сегодня. А молодое поколение, которое считает, что хамство Америки – это самая большая угроза, радуются. Но радоваться тут нечему. 

Илья Колосов: В завершении нашей беседы, меня интересуют Ваши прогнозы. Они, как правило, не только для журналистов, но и для экспертов представляют значительный интерес. На Ваш взгляд, какие перспективы «включения», пусть и постепенного, Украины в Североатлантический Альянс, и какие перспективы экономического сотрудничества всей Западной Европы в целом, экономический объём более 400 миллиардов долларов, если я не ошибаюсь, или даже евро – как это будет?

Станислав Белковский: Да, я думаю, что сегодня Европа и НАТО полностью готовы к углублённому сотрудничеству с Украиной. Но с другой стороны Европа и Америка, они не ведут себя авантюрно. Потому что Запад – это система институтов. Это не правитель, который просыпается с той или иной ноги и действует по принципу, что хочу, то и ворочу. Нет, это институты, а институты всегда движутся медленно. Решения принимаются не так быстро, как в России, по той причине, что есть институты, которые сдерживают эти решения. И, поэтому, я думаю, что Европа будет тянуть до последнего, чтобы не раздражать Россию. И это правильный подход, абсолютно логичный. Потому что если можно с Россией договориться, то лучше с ней договориться.  

Илья Колосов: А что касается экономики?

Станислав Белковский: Ясно, что сегодня Европейский Союз не может отказаться от российских энергоносителей. Но через несколько лет сможет. И я бы призвал российских лидеров об этом подумать: что да, сегодня этого не произойдёт. Но через несколько лет произойдёт. И всё, что происходит на Украине, подталкивает Европу к скорейшему избавлению от российской зависимости. 

СМОТРЕТЬ


  • 2831