Объективный взгляд на итоги информационной недели в Германии и в Европе в целом. Специальные репортажи и аналитические очерки, новости общественной и культурной жизни. В гостях у ведущего Ильи Колосова - политики, политологи, экономисты, режиссёры, поэты и хужожники, которые комментируют важнейшие события одной из мировых столиц. СМОТРЕТЬ


Время решительных действий для Европы

2014.09.14

Евросоюз отстает от Москвы в скорости принятия решений, считает ветеран парламента Германии, член комитета бундестага по международным делам Марилуизе Бек.

В интервью RTVi, программе "Германия за неделю", депутат прокомментировала действия Евросоюза, принявшего очередной пакет санкций против России.

61-летняя Марилуизе Бек (Marieluise Beck) - депутат парламента ФРГ с более, чем 30-летним стажем. С 2005 года она входит в комитет бундестага по международным делам. Бек - эксперт фракции "Союз-90" /"Зеленые" по Восточной Европе.

Российско-европейская ассиметрия

В эпоху ядерного оружия, существующего в этом мире, когда достаточно доли секунды, чтобы принять решение, следствием которого может быть уничтожение огромного числа людей, уже давно существует такой высокий темп принятия решений и необходимость избегать ошибок.

Но решения в рамках Европейского Союза принимаются скорее медленно, иногда даже слишком медленно. Причина в том, что 28 государств, правительств и парламентов должны прийти к единому мнению. Такой процесс занимает много времени. Это кстати и элемент той ассиметрии между решениями, которые принимаются в Кремле и теми, о которых договаривается Европейский Союз.

В Кремле есть компактный центр принятия решений – это президент с чрезвычайно обширными полномочиями. Европейский же Союз вынужден искать компромисс среди 28 государств-членов. Поэтому решения, которые принимает ЕС занимают всегда больше времени. Это особенно наглядно проявилось в ходе финансового кризиса, тогда было очень четко видно, что политика, к сожалению, отставала от развития событий на международно-финансовых рынках.

Опасные действия Москвы

Решение президента Путина впервые после 1945 года в одностороннем порядке изменить границы в Европе ставят под вопрос всю европейскую архитектуру безопасности, частью которой была и Россия.

Россия гарантировала Украине в Будапештском меморандуме безопасность границ в обмен на отказ Украины от ядерного оружия. Мы видели в этом первый прекрасный шаг по пути к сокращению ядерного оружия. Но если такие гарантии не соблюдаются, то это подрывает международное право и рушится вся система европейской безопасности.  

Аннексия Крыма, однозначно противоречащая международному праву, теперь поставила под вопрос всю эту архитектуру безопасности. Следующим шагом стало участие российских спецслужб, десантников, поставки современного оружия сепаратистам на территории суверенной Украины.

В интересах как Европы, так и самой России, мы должны четко дать понять что даем решительный ответ, но не военными, а экономическими и дипломатическими методами. Нельзя допустить, чтобы такой подрыв европейской архитектуры безопасности и дальше вгрызался в Европу.

Драма Украины и европейские надежды

На Украине очень много людей, которые рассматривали Россию как братский народ. Теперь они в отчаянии видят, что это братство разрушается и утрачивается. Близость к русскому народу, ощущение единства в том числе и языка, разрушается явной военной интервенцией России. Это огромная драма. Я надеюсь, что есть еще возможности восстановить эту дружбу, которая представляет собой и шанс для Европы.

Мы живем во времена коротких политических путей и личных встреч государственных лидеров. Канцлер Ангела Меркель поддерживает постоянный телефонный контакт с президентом России, они оба на «ты», и говорят, что думают. Германия искренне заинтересована в том, чтобы Кремль не продолжал отдаляться от Европы, а вернулся в нее.

Мы хотим иметь с Россией мирные и продуктивные отношения.

Эпоха глобализации предусматривает тесное переплетение экономик, обмены ноу-хау, поэтому мы очень хотим, чтобы Россия снова вернулась в семью мирных наций, уважающих и соблюдающих международное право.

Смотрите интервью полностью:



  • 1879

Новые санкции: Берлин обещает первым простить Москву

2014.09.14

Быть или не быть новым санкциям - вот что стало главным камнем преткновения на политической арене в Европе на минувшей неделе. Немецким журналистам канцлер Ангела Меркель заявила: "Участие России в боевых действиях на Украине "очень-очень очевидно". А потом, уже в Бундестаге, уточнила: "Санкции — это единственный способ оказать давление на Россию".

"Учитывая настоящее положение дел, сейчас действительно можно говорить об улучшении ситуации на Украине — это не стопроцентное перемирие, но все же речь идет о прогрессе. Однако отсутствие ясности по многим другим вопросам подтверждает, что введение новых санкций должно произойти в ближайшее время”, - сказала бундесканцлер Германии .

Ближайшее время наступило в пятницу. Как и предполагалось, новый пакет санкций направлен в первую очередь против крупнейших оборонных и нефтяных компаний. Начиная с 12 сентября, "Роснефти", "Транснефти" и "Газпромнефти2 запрещается торговать облигациями на европейском рынке, что усложнит повторное привлечение капитала.

Кроме того, ЕС приостановит поставки оборудования для глубоководной добычи нефти в Россию. Впрочем, у Москвы всегда есть выход: обратиться к восточным соседям и купить буровые установки в Китае.

В ответ на действия Евросоюза, еще до публикации санкций, Россия снизила поставки газа в страны ЕС. В четверг Австрия зафиксировала снижение газового потока на 15 процентов. На сокращение поставок жаловались и в Германии, и в Словакии, и в Польше.

"Поставки газа 10 сентября упали на 45 процентов по сравнению с затребованным объемом. Прокомментировать действия Газпрома нам сложно: они не отвечают на наши письма, мы не получили от них никакой реакции. Недостающие объемы мы получаем с запада и юга", - говорит Рафал Пазура, пресс-секретарь польской нефтегазовой компании PNGIG.

Варшава даже была вынуждена приостановить реверсные поставки на Украину. "Газпром" объяснил ситуацию необходимостью заполнить российские подземные хранилища. Но — фактически - еще в июне глава газового гиганта Алексей Миллер анонсировал сокращения поставок газа в Европу для того, чтобы воспрепятствовать дальнейшему реверсу топлива в Украину.

Ещё до того, как санкции вступили в силу, в России уже заговорили об ответных мерах.Сначала Дмитрий Медведев пригрозил запретить западным авиакомпаниям транссибирские полёты.На этом Москва, правда, не остановилась и в четверг пригрозила запретом на импорт иномарок и европейской одежды.

Помимо санкций, на минувшей неделе ожидалась публикация специального доклада, который должен был пролить свет на крушение малазийского боинга в небе над Украиной. Но сенсации не произошло. Предварительный отчет лишь подтвердил основные предположения. Дело не в технических неполадках и не в ошибке экипажа. Причиной катастрофы стало попадание в самолет "внешних высокоэнергетических объектов". Для более полного отчёта экспертам необходимо получить доступ к месту падения самолета. Соответственно, окончательные выводы будут сделаны не ранее, чем через год.

"Там находятся интересующие нас останки Боинга, пусть их и переместили, но, тем не менее… Чрезвычайно важно осмотреть кабину экипажа, потому что многие мелкие объекты попали именно туда. Особый интерес представляют приборы, благодаря которым мы сможем получить дополнительную информацию, отсутствующую на бортовых самописцах. Но, для начала необходимо выяснить, безопасная ли на месте трагедии сейчас ситуация и можем ли мы работать там продолжительное время, а не просто несколько часов",- говорит  председатель комиссии Тиббе Юстра.

Безопасная ситуация на юго-востоке Украины сыграет на руку не только экспертам из Нидерландов. Если на Донбассе будет установлен мир, санкции против России будут приостановлены. По словам Ангелы Меркель, первым в Евросоюзе в поддержку Москвы выступит именно Берлин.

Подробно, о кнутах и пряниках Европейской политики - в сюжете RTVi:

  • 1834

Политолог Станислав Белковский: “Если можно с Россией договориться, то лучше с ней договориться”.

2014.04.16

Илья Колосов: Глядя на мероприятия вроде Ист-Форума,  убеждаешься в истинности поговорки о том, что деньги побеждают политические разногласия. Это только наши надежды, или действительно, сегодня отношения между условным Западом и Российской Федерацией таковы, что можно надеяться на благополучное будущее?

Станислав Белковский: Бабло побеждает зло, есть такой принцип, да, я думаю, что российская элита на него рассчитывает. Но здесь, мне кажется, что коса нашла на камень. Владимир Владимирович Путин прекрасно понимает, он много раз это говорил, что нельзя никогда обижать полицейского. В принципе, вся философия «болотного» дела строилась на том, что вы можете делать всё, что угодно, только не бить полицейского. Потому что ты, когда бьёшь полицейского, то создаёшь прецедент беспредела. А беспредел влечёт за собой непредсказуемые последствия. Вот, мне кажется, что в мировой политике случилось именно это: ударили по морде глобального полицейского – это Соединённые Штаты. Понятно, что полицейского никто не любит. Полицейский – это плохой парень, который принуждает тебя не бросать окурки в ненужное место, не мочиться там, где не требуется...

Илья Колосов: То есть с вашей точки зрения, международный полицейский – это Соединённые Штаты, а не право как таковое?

Станислав Белковский: Нет. Есть право, а есть субьект права, есть право применить это. Вот правоприменителем являются Соединённые Штаты, с 1991 года, когда рухнул Союз, и тем самым биполярная система исчезла. Хотел ли он изменения этого правопорядка, это ещё большой вопрос. Потому что я, например, вырос и сформировался как личность при это миропорядке, американоцентричном. И, конечно, я ужасно не люблю Америку, это понятно, мы все её не любим. Но когда я думаю о том, хочу ли я другого миропорядка, при котором, например, в какой-нибудь Руанде повстанцы в любую секунду захватят российское же посольство, где сидят мои друзья, и всех убьют, и не к кому будет апеллировать, я думаю, что нет, я не хочу другого миропорядка.

Илья Колосов: А может быть просто Российская Федерация сейчас претендует на роль ещё одного международного полицейского?

Станислав Белковский: Тогда, это право нужно реализовывать. Иными словами, если ты заявляешь свои права на глобального полицейского, то ты и будь этим полицейским. Но вопрос в том, что если в Руанде начнут убивать дипломатов, то Российская Федерация ничем не сможет помочь.

Илья Колосов: Мы сейчас рассуждаем об этом, и постоянно имеем в виду Соединённые Штаты Америки. Но складывается впечатление, по крайней мере, из последних событий, что Европа, если бы была такая возможность, предпочла бы вообще не реагировать на так называемый крымский кризис, на то, что происходит вокруг Украины. Но просто экономические связи столь тесны, что лучше бы этих проблем не было.

Станислав Белковский: Да, конечно, безусловно, вы правы, но просто Европа не так глупа, как хочет казаться, и как нам это представляется. Несмотря на то, что, естественно, путь демократии всегда введёт к вырождению политических элит, к приходу к власти относительно посредственных людей, но элиты в целом, институты в целом, они сохраняют известный интеллектуальный потенциал и капитал, которые никто не отменял. Нет. Понимаете, Европа понимает, что любой прецедент беспредела ведёт к беспределу в глобальном масштабе.

Илья Колосов: Иначе говоря, вы полагаете, что можно вести речь об эффективных экономических санкциях по отношению к Российской Федерации и даже со стороны Европы.

Станислав Белковский: Да, конечно, потому что здесь не нужно больших санкций. Не нужно больших санкций, не нужны санкции против России как государства. Не нужны санкции против русского народа, абсолютно не нужны. Нужны санкции против нескольких десятков человек, и это уже очень серьёзно повлияет на ситуацию в мире. 

Илья Колосов: «...на ситуацию в мире» – это вы имеете в виду, что изменится внешняя политика Российской Федерации?

Станислав Белковский: Во всяком случае, те люди, против которых введены санкции, придут к осознанию очень простых вещей: что, конечно, ответственность их настигла. Потому что философия российских элит на протяжении последних 25 лет сводилась к тому, что существует одна Россия – для народа, и другая Россия – для элит. И та Россия, которая существует для элит, она существует только как источник зарабатывания денег, а здравоохранение, образование, они это получают за границей. И мне не кажется, что элита готова от этого отказаться, они слишком к этому привыкли.

Илья Колосов: Что касается элиты европейской. На уходящей неделе Кэтрин Эштон заявила, что ЕС един в оценке происходящего вокруг Украины. Она выдаёт желаемое за действительное?

Станислав Белковский: Нет. Я думаю, что ЕС един, в оценке. Европейцы всегда очень точны в формулировках. Да, действительно, Евросоюз един в оценке. Един ли он будет в планировании действий по поводу этой оценки, это уже другой вопрос. Возможно, что не един. Потому что многие страны Европы восхищаются тем, что происходит, им очень нравится.

Илья Колосов: А что им нравится конкретно?

Станислав Белковский: Нравится, что приложили глобального полицейского мордой об стол, то есть Соединённые Штаты Америки. И мне это совсем не нравится. Потому что я исхожу из предположения, что мы слишком привыкли к прекрасной эпохе. Да, мы все не любим Америку, конечно. Потому что она ведёт себя по-хамски и агрессивно, как любой полицейский. Но мы, по большому счёту, никогда не жили в другом мире. Мы не жили при ГУЛАГе, при товарище Сталине, при тоталитаризме по большому счёту, потому что мы вошли в сознательную жизнь, когда тоталитаризм был на излёте, 80-е годы прошлого века. И я не уверен, что нам бы очень понравилась эта жизнь. 

Илья Колосов: Вы говорите «нам», имея в виду, очевидно, россиян?

Станислав Белковский: Да, наше поколение россиян.

Илья Колосов: но, послушайте. Мы с вами сидим в Берлине. Граждане Германии – от них это далеко, они вообще не знают, что такое сталинизм. Им то чего радоваться? Может быть, многополярности, которая вдруг обозначается?

Станислав Белковский: Как гласит китайская пословица: «новорожденный телёнок не боится тигра». Те граждане Германии, которые пострадали от тоталитаризма, не радуются сегодня. А молодое поколение, которое считает, что хамство Америки – это самая большая угроза, радуются. Но радоваться тут нечему. 

Илья Колосов: В завершении нашей беседы, меня интересуют Ваши прогнозы. Они, как правило, не только для журналистов, но и для экспертов представляют значительный интерес. На Ваш взгляд, какие перспективы «включения», пусть и постепенного, Украины в Североатлантический Альянс, и какие перспективы экономического сотрудничества всей Западной Европы в целом, экономический объём более 400 миллиардов долларов, если я не ошибаюсь, или даже евро – как это будет?

Станислав Белковский: Да, я думаю, что сегодня Европа и НАТО полностью готовы к углублённому сотрудничеству с Украиной. Но с другой стороны Европа и Америка, они не ведут себя авантюрно. Потому что Запад – это система институтов. Это не правитель, который просыпается с той или иной ноги и действует по принципу, что хочу, то и ворочу. Нет, это институты, а институты всегда движутся медленно. Решения принимаются не так быстро, как в России, по той причине, что есть институты, которые сдерживают эти решения. И, поэтому, я думаю, что Европа будет тянуть до последнего, чтобы не раздражать Россию. И это правильный подход, абсолютно логичный. Потому что если можно с Россией договориться, то лучше с ней договориться.  

Илья Колосов: А что касается экономики?

Станислав Белковский: Ясно, что сегодня Европейский Союз не может отказаться от российских энергоносителей. Но через несколько лет сможет. И я бы призвал российских лидеров об этом подумать: что да, сегодня этого не произойдёт. Но через несколько лет произойдёт. И всё, что происходит на Украине, подталкивает Европу к скорейшему избавлению от российской зависимости. 

СМОТРЕТЬ


  • 2841