Объективный взгляд на итоги информационной недели в Германии и в Европе в целом. Специальные репортажи и аналитические очерки, новости общественной и культурной жизни. В гостях у ведущего Ильи Колосова - политики, политологи, экономисты, режиссёры, поэты и хужожники, которые комментируют важнейшие события одной из мировых столиц. СМОТРЕТЬ


Режиссер Кирилл Серебренников: "Театр - жесткий оппонент пропаганды".

2014.04.17

Илья Колосов: Вы, если я не ошибаюсь, из Франции, в Германию, через Москву, но всего на два дня. Что, Москва не подходит?

Кирилл Серебренников: Нет, она подходит, просто я приехал, чтобы порепетировать спектакль "Войцек" национального театра Латвии, который приехал на гастроли. Гастроли прошли хорошо, так что этим вызовом был такой заезд в Москву, а дальше такие важные гастроли в  Шаубюнэ. Очень хочется в публике видеть умного собеседника, и если их что-то цепляет, - либо эстетика, либо история, либо отдача артистов, либо всё вместе, они потом остаются, и вот у нас молодая аудитория в «Гоголь-центре» – многие из них уже в таком возрасте 20+, они до этого не были в театре, и пришли сюда, и им что-то понравилось, и они стали ходить.

Илья Колосов: Безусловно, что в этом Ваша заслуга. Но многим кажется, что способ привлечь к вам людей – это некий скандал, некая заявка эпатировать человека. В «Гоголь-цетре» Вы это реализовали, и Вы из худшего театра Москвы сделали лучший.

Кирилл Серебренников: У нас, знаете, скандалы, как пиар-технология, безусловно, присутствуют, но эти полтора сезона, не я этим знаменит. Как раз скандалов, связанных с «Гоголь-центром» вы не вспомните, а вспомните только смену руководства, и это вызвало истерики, скандалы и всё прочее.

Илья Колосов: Минуточку. Декабрь месяц, я прекрасно помню эту истерику на радио, когда Вам запретили показ фильма про Pussy Riot. Было дело?

Кирилл Серебренников: Да, но это не связано, и пиар из этого никакой.

Илья Колосов: Ой, не скажите. Я думаю, что аудитория увеличилась раза в два. Если бы у вас было ещё столько же кресел, вы бы их заняли.

Кирилл Серебренников: Вы знаете, все эти люди, которые ставят лайки или ужасаются непоказу фильма про Pussy Riot, вряд ли это приведёт к тому, что они заплатят живые деньги за билеты и придут в театр. Вот же история в чём. Театр работает немножко сложнее, чем интернет-история, чем скандальный пост, который все начинают публиковать, постить и шерить, и набирает какое-то количество, и всем кажется, что это успех. Но в театре успех – это когда публика пришла в кассу, заплатила деньги и посетила спектакль. А желательно, потом рассказали об этом друзьям, и те пришли, и пошёл такой вот снежный ком, геометрическая прогрессия. 

Илья Колосов: Вы, как художник, как творческий человек, не отметили ли для себя в последнее время, общаясь со своими друзьями, близкими людьми, очень резкие перемены, произошедшие на политической волне, на теме Украины?

Кирилл Серебренников: За месяц все пересорились, переругались, те люди, которые ещё недавно были друзьями, общались спокойно, какие-то темы пытаются не затрагивать, потому что ссориться начинают мгновенно. Ну то есть вот та стабильность, о которой мы мечтали и которой гордились, она исчезла как дым, и всё абсолютно нестабильно.

Илья Колосов: Вы не видите в этом тему для своего творчества – рассказать о людях сейчас, о том, что с ними происходит?

Кирилл Серебренников: Спектакль «Идиот» про это, спектакль «Отморозки» про это. Эти спектакли поставлены не по этому поводу, не про буквально сегодняшние публицистические ситуации, но время может в эти спектакли глядеться, в нём отражаться и давать преломление или отражение. 

Илья Колосов: Глядя на происходящее, на изменения в людях, Вам не приходит в голову, что пора бы опять в пустыню Гоби.

Кирилл Серебренников: Вы знаете, мои мизантропические ощущения не всегда связаны с политикой, а с самыми разными вещами. Но сейчас ситуация сложная, тяжёлая. Театр хорош тем, что он является жёстким оппонентом пропаганды. Вы вот, например, как средство пропаганды...

Илья Колосов: Ну нет, я бы попросил...

Кирилл Серебренников: Ну как же нет?

Илья Колосов: Мы – средство массовой информации. Пропаганда – это оскорбительное слово, и к нам я его прошу не применять.

Кирилл Серебренников: Хорошо, но вот средства массовой информации, которые работают как часть пропагандистской машины, они превращают людей в единое целое, в некую массу. Театр – наоборот, апеллирует к каждому человеку отдельно, заставляет его думать. В этом смысле пропаганда и театр друг другу – абсолютные антагонисты.


СМОТРЕТЬ


  • 3049