Дмитрий Быков: "Киселева нельзя не смотреть. Это фильм ужасов забесплатно"

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Здравствуйте. Это программа «Особое мнение». И я рада приветствовать в этой студии Дмитрия Быкова. Здравствуйте.

Д. БЫКОВ - Здравствуйте. Таня, здравствуйте всем. 

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Давайте с настроения россиян начнем. Опрос Левада-центра: число сторонников смертной казни в России постепенно сокращается. Правда, остается немаленьким. 52% последние цифры. Два года назад было 61%, а в 2002 – 73. Милосерднее становится народ, духовные скрепы работают наконец.

Д. БЫКОВ - Не знаю. Мне кажется, что эта новость появилась вовремя. Все новости вообще всегда располагаются как опилки в магнитном поле. Они обозначают какие-то силовые линии. Эта новость сейчас обозначает тренд россиян на смягчение. Посмотрел я вчера случайно, зашел в компанию, где был включен телевизор, программу одного из самых яростных кремлевских пропагандистов. Он уже говорит о том, что ввести войска на Украину значило бы спровоцировать мировую войну. Аналогичный ролик размещается в Интернете, там подробно рассказывается, что наши диванные стратеги развязывают третью мировую войну. Все реже мы слышим о бендеровских и бандеровских нацистах. Все неувереннее становится тон людей, которые призывают немедленно ввести хоть миротворцев, хоть не миротворцев, но так или иначе закончить украинскую войну в пользу России. Ну и соответственно в этом же потоке новость о том, что россияне меньше хотят смертной казни. Если бы решено было, например, вводить войска, они бы больше хотели смертной казни. Почему-то мне кажется, что это было бы так. Сейчас общий тренд на смягчение и кратковременную разрядку, как и предсказал Александр Роднянский в интервью мне грешному месяц назад. Это происходит. Хотя и медленно. И в этом же тренде мы узнаем, что россияне оказывается, не так кровожадны, как раньше.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – То есть что им вложили в голову конкретно в этот данный момент…

Д. БЫКОВ - Как ветер подул, так и происходит. Сейчас ветер подул в ту сторону, что все-таки на третью мировую войну мы пока не готовы. Соответственно не готовы временно и на уничтожение очередной порции своих сограждан. Понимаете, есть у определенной части россиян мания казнить. Им все время кажется, что это способно само по себе заменить любое созидание. Посмотрите, сколько протоколов о расстрелах обнаружилось в Славянске после его оставления. Посмотрите, какими сценами казней и таких вожделенных, смачно написанных переполнена российская фантастика на те же темы ближайших геополитических войн. Почему-то людям очень нравится казнить. Находят они в этом какое-то садическое наслаждение. Ну это просто извращение у людей, которые действительно не получают удовольствие ни от чего другого. Их жаль. 

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Тогда давайте про Украину поговорим. Коль скоро вы вспомнили…

Д. БЫКОВ - А ее сейчас нельзя не вспомнить. 

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – С одной стороны сегодня "КоммерсантЪ" пишет о том, что источник издания, близкий к Кремлю говорит обострение, точечные удары. С другой стороны премьер-министр Песков говорит, что это чепуха, бред, неправда и комментировать тут нечего. Но спокойнее от этого не становится.

Д. БЫКОВ - Не становится, но я мне кажется, могу вас сейчас успокоить одним замечательным историософским соображением. Мне много раз приходилось говорить о том, что циклическая российская история повторяет все в разном масштабе. Декорации меняются очень сильно. Как правило, в четные века все гораздо страшнее. А в нечетные, когда мы от этого отдыхаем, память еще свежа. Все происходит в масштабе один к тысяче. Посмотрите, какая интересная история. Сейчас на Первом канале с репортажем, в субботу он прошел, про мальчика шестилетнего, которого в Славянске распяли на доске объявлений. Рассказывала это какая-то с виду не очень адекватная, как мне кажется, пусть она меня простит, женщина. Ни одного свидетеля, ни одного факта. Ни одного даже репортажа, снятого на мобильные телефоны. Далее опрашивают всех женщин Славянска, которых якобы согнали на площадь, где распинали этого мальчика. Сына ополченца и где к танку привязывали его мать. Никто ничего не видел и ни о чем не слышал. Первый канал выдал не просто чудовищную фальшивку, это еще и фальшивка чудовищно беспомощная. Но все уже во главе с Олегом Кашиным увидели в этом совершенно справедливо аналогию с кровавым наветом. Этот мальчик сыграл роль Андрюши Ющинского. Который был главным героем всей мыслящей России в 11-13 годах. Нам как бы налили сто грамм Бейлиса. Но только сто грамм. Вот дело Бейлиса повторяется не просто в миниатюре, а в абсолютно фарсовом варианте. Нет жертвы. Нет свидетелей. Нет имени жертвы и нет обвиняемого. Между тем есть слух о кровавом мальчике. Мальчики кровавые в глазах. Вот то, что все повторяется в масштабе один к тысяче, наводит меня на мысль, что русская революция 17-го года повторится в таком же сравнительно невинном масштабе. Ну 14-й год – мировая война. 2014 год – война в Украине, хотя и безусловно кровавая, но конечно не того масштаба, что Первая мировая. Челябинский метеорит, который конечно сильно ударил, но все-таки мощность его примерно один к тысяче, если не к 10 тысячам соотносится с Тунгусским. Мы наблюдаем абсолютно точно копию событий 10-х годов, но с поправкой на очень малый масштаб.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Дмитрий Львович, вы вроде хотели меня успокоить. 

Д. БЫКОВ – Я успокоил. 

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Это вы меня так успокаиваете.

Д. БЫКОВ - Да. Русская революция повторится в ничтожно малом масштабе, то есть она почти никого не убьет…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Соотношение масштабов должно стать успокоителем для нас…

Д. БЫКОВ - Это будет очень мягкое событие. Очень мягкий выход из авторитаризма. И соответственно гражданская война будет такого же малого масштаба. Закроют несколько сайтов. 

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Уже нечего закрывать.

Д. БЫКОВ - Найдут. 

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Говоря об истории с мальчиком…

Д. БЫКОВ - Кровавым.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Сюжетом Первого канала, украинские СМИ видят в этом очень плохой симптом, что россиян готовят к необходимости войны полномасштабной. 

Д. БЫКОВ - В 13-м году россиян готовили к тотальному истреблению евреев на вверенной им территории. Союз Михаила Архангела об этом постоянно говорил. И окончательное решение еврейского вопроса, ведь не Гитлер придумал, эта идея бродит в умах последние 2 тысячи лет. Если не больше. Поэтому россиян готовить можно к чему угодно. Но инерция, здравый смысл народа. Даже помните присяжные, которых набрали из самых простых слоев населения, преимуществом в один голос проголосовали за помилование Бейлиса. За его оправдание. Кровавый навет при этом не был опровергнут. Но Бейлиса конкретного отпустили. Россиян очень трудно к чему-либо приготовить. Они не верят ничему. Ни в пропаганду, ни самим себе, у них достаточно инертное нейтральное отношение к этим новостям. Поэтому дождаться здесь какого-то чудовищного взрыва антиукраинизма я думаю не удастся никому.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – То есть пропаганда не так эффективна, как ее хотят преподнести?

Д. БЫКОВ - Таня, минуточку. Пропаганда вообще затрагивает очень немногих людей. Людей вообще впечатлительных, экспансивных и торопящихся подставить нос по ветру. Это некоторое количество интеллигенции, иногда либеральной, иногда патриотической. Некоторые особо выдающиеся персонажи по три раза в год умудряются менять ориентацию и ничего, мы их за это даже любим. За наглядность. Еще пропаганде более-менее подвержены люди, которые боятся постоянно, что их, грубо говоря, что Россию завоет Америка. Таких людей в России количественно очень немного. То есть пропаганда она смотрится как фрик-шоу, а не как что-то… Почему огромные рейтинги у Киселева. Киселева нельзя не смотреть. Потому что такого действительно ни по какому телевизору не показывали. Но когда на ваших глазах беснуется такой явный, такой разнузданный неадекват во всех жанрах, в жанре репортажа, комментария, диалога, вы этого нигде больше не увидите. Это фильм ужасов забесплатно. Причем ужасы эти происходят на ваших глазах. Человек реальный, это я бы сказал фрик-шоу в реальном времени. Триллер вампирский. А так в жизни милейший человек, в Амстердам отдыхать ездит. То есть это смотрят не потому, что этому верят, это смотрят, потому что это смешно, страшно, и это такой особый русский жанр, не знаю, как назвать, можно назвать порнушным, можно наоборот гениальным. Но это особый русский жанр пропаганды. 

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Этот патриотический подъем, который все отметили в связи с присоединением Крыма, он был искренним и настоящим. 

Д. БЫКОВ - Дело в том, что вообще русский народ в своей природе добрый и щедрый гораздо более склонен к радости, нежели к массовым избиениям. Казнить обычно нравится идеологам. Есть такие люди, ни от чего не могущие получать удовольствие. Если есть повод объединиться, порадоваться, выпить, в конце концов, то почему же этого не сделать. Повод лишний раз сказать – а вот мы приросли территориально, а вот у нас есть теперь и Крым, а вот наши родственники рады. Порадоваться русский человек всегда готов, а вот посмотрите, уж какая была пропаганда погромных настроений в начале 20 века. И в погромах участвовало количественно ничтожное количество граждан. Число. Очень ничтожное. Какая была страшная в последнее время пропаганда против интеллигенции. Привело это только к тому, что несколько больше людей стали подходить на улице с желанием пожать руку, пожелать здоровья и продолжения трудов. И у вас та же история. Хотя ваше лицо тоже хорошо известно. 

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Да. Наверное. Не так хорошо, как ваше, потому что я все-таки на радио работаю.

Д. БЫКОВ - Я, теперь, к сожалению, не работаю на радио, все мои радиопрограммы закрыты. Но вы не видели, наверное, вы же видели, что люди подходят на улице… 

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Я периодически вижу пикеты людей, которые говорят про пятую колонну.

Д. БЫКОВ - Это хорошо организованные люди и мы понимаем, что они организованы. Но просто так на улицах разве к вам подходят и говорят «что же ты, сука, нас Америке продаешь». Вы хоть раз видели такое? Нет конечно.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Вообще, когда люди видят микрофон и «Эхо Москвы» бывает и такое.

Д. БЫКОВ - Очень редко. Русский народ на самом деле очень трудно раскачать, а особенно в сторону зла. Потому что по природе своей это народ доброжелательный. Сейчас всякие идеологи российские закричат, а, он пытается обеззубеть, обессилеть наш народ. Об этих идеологиях что говорить. Маленькие злобные людишки. Помните, как недавно написал Фазиль Искандер: хоть не видал я одиночных камер, не знал колымских бесконечных зим, но маленькими злыми дураками я был всю жизнь насмешливо казним. Ну вот маленькие злые дураки. Их количественно мало. 

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Народ сто лет назад и народ сейчас, это один и тот же народ?

Д. БЫКОВ - Да, абсолютно. Он только в одном изменился. Он стал быстрее реагировать. В том смысле, что у него появились айфоны, но ведь айфоны служат в основном для фотканий еды, для игр, для репортажей. Ну правильно недавно им (неразборчиво) сказал в интервью «Русскому репортеру», что человек уже ничего не делает, а только постит о том, как он что-то делает. Ему просто заняться чем-то нельзя, если он тут же об этом не напишет. В остальном никаких перемен не вижу, и мне представляется, что и жизнь этого народа наша с вами не очень сильно переменилась. 

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – А лидеры поменялись? Руководители. 

Д. БЫКОВ - Это очень интересный вопрос. Я думаю, что доверие к любым лидерам сильно пошатнулось. И очень трудно представить себе сегодня человека, который бы действительно этот народ зажег. Может быть это связано с недостатком пассионарности у народа, со старостью этноса. А может быть это связано с тем, что у людей слишком велик скепсис за последние сто лет. Но такого лидера национального сейчас представить очень сложно. Такое лидерство может быть только инерционно. Вот 86% Путина это действительно инерция. По большей части это равнодушие. И как только что-нибудь случится, изменятся экономические показатели или он сделает что-то явно непопулярное, как быстро надутый рейтинг быстро и обрушивается. Мы все это с вами знаем. Лидера, который был бы сущности общенациональным, который мог бы так восприниматься, я пока не вижу. Потенции есть такие пока у двух людей. Не знаю, стоит ли их называть. Чтобы не погубить их дальнейшую карьеру. Один на «н», другой на «с». Один под домашним арестом. Второй воюет. 

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Я просто про второго, про первого сразу поняла.

Д. БЫКОВ - Есть еще конечно МБХ, который находится в Швейцарии и в очень выгодной позиции. От него действительно осенью ожидают решительных мер, и тоже обратите внимание, что человек в Цюрихе это непременная составляющая повторений российской истории. 

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Это удивительные исторические параллели. 

Д. БЫКОВ - Тоже с поправкой на масштаб очень хороший. Конечно, он не Ленин далеко. И он возможно умнее Ленина. Поэтому…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – И бэкграунд у него совсем…

Д. БЫКОВ - Совсем другой. Тоже в общем есть еврейская примесь. Тоже есть опыт подпольной работы, есть замечательная совершенно способность быстро соображать и извлекать уроки. Но он не такой азартный как Ильич. Ильич был безумно азартен. С покойной Новодворской, царство ей небесное, мы все время спорили именно из-за характера Ленина. Мне импонировал его бешеный азарт. Ввяжемся в драчку, а там посмотрим, как Бонапарт он повторял все время. Главное драчка. Но у МБХ мне кажется меньше этого зажигательного азарта. Но то, что человек в Цюрихе уже есть, это симптоматично. Может ли он стать общенародным лидером? – не знаю, не думаю, что он стремится к этому. Он может стать лидером элит. А пока серьезные потенции, серьезный потенциал есть у Навального и Стрелкова. Навального пытаются от политики изолировать полностью, судьба Стрелкова тоже представляется мне не слишком радужной. Но оба доказали свою способность выживать в очень тяжелых условиях.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Вопрос только, кто про этих людей знает. Про Алексея Навального благодаря Следственному комитету все узнали. 

Д. БЫКОВ - Знают миллионы. 

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Про Стрелкова.

Д. БЫКОВ - Про Стрелкова знают больше, чем про Навального. Вы себе не представляете, какие надежды связывают с этим человеком. И не только впечатлительная интеллигенция, которая как барышня провинциальная готова в воздух чепчики бросать при виде любого душки военного. Нет, о нем знают и вполне серьезные мыслящие люди и рассматривают его потенциал, в том числе потенциал историка достаточно серьезно. У этого человека, если бы он захотел, есть шансы повторить отчасти карьеру генерала Лебедя. Есть шансы оставить свое имя как герой. Один уже человек дописался до того, что это самое ценное, что дала Россия в 21 веке, человек неглупый. Так что, у этих людей есть определенный потенциал. Но боюсь об этом говорить, потому что у нас же идет политика царя Ирода. Чуть только появляется младенец, способный нам составить конкуренцию, как он вытаптывается коваными сапогами. Давайте говорить о каких-нибудь кажимостях, о сущностях не будем.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – То есть у нас все-таки не совсем все как сто лет назад.

Д. БЫКОВ - Не совсем все, потому что народ меньше готов воспринять лидера. Большая инерция усталости, недоверия. Больше было обманов. Такая фигура как Ленин, которую бы просто любили, наш Ильич, про которого бы ткачихи писали рассказы, которому бы пекари слали хлеба, такая фигура сейчас маловероятна.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – А Путин не такая фигура?

Д. БЫКОВ - Да нет конечно.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Его не искренне любят разве? 

Д. БЫКОВ - Таня, прошло 15 лет. А Ленин уже через 6 ощутил очень сильное охлаждение, которое привело к двум ударам, роковой депрессии и так далее. У Ленина все хорошо получалось до 19-го года. А потом он понял, что у него выходит все то же самое. Это очень серьезная проблема, когда человек сталкивается с национальной матрицей. Видит, что ее не перекроить. Мне кажется, что Владимир Владимирович Путин сильно устал, что это человек глубоко разочарованный в человечестве вообще и своей стране в частности. Такое у меня ощущение.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – И в народе?

Д. БЫКОВ - В своем окружении по большей части. Народа он просто не видит, ему кажется, что где-то есть добрый народ, который с ним встречается, посылает ему грибы, огурцы, машет. Такой народ из «Поля чудес» немножко.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – То есть прямая линия эта.

Д. БЫКОВ - Это есть жанр «Поля чудес», только что они барабан не крутят. А так в остальном все то же самое, сектор «приз» тоже есть. Это такой жанр Якубовича. Но дело в том, что русская жизнь от «Поля чудес» отличается очень сильно. Это скорее «Поле чудес» в стране дураков. Об этой стороне у Владимира Владимировича очень приблизительные представления. Он устал, конечно, его надо на кого-то, я не думаю, что силовым, но законодательным образом конечно, рано или поздно, сменить. Потому что не может человек 20 лет находиться во главе страны. Он устает. Жалко его просто.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – А вы сказали, что он устал от своего окружения. Тут наш слушатель из Москвы спрашивает: а может ли повториться операция «преемник», когда Владимир Путин выберет кого-то из своего окружения.

Д. БЫКОВ - Повториться-то она может, вопрос – насколько она будет легитимна. Ведь Ленин делал очень многое из того, что планировал делать Столыпин, что могли бы сделать, хотели бы сделать Романовы. Но легитимности для этого у Романовых не было. Они разочаровали уже страну. И Столыпин, который остался в памяти народа не только реформами, а прежде всего вагонами и галстуками специфическими, тоже не имел той легитимности. И когда он погиб, народ не шибко по нему скорбел. Дело в том, что назначить преемника можно, и Николай в 17-м году назначил. Вопрос – таков ли твой авторитет, чтобы твоя рука, двигающая преемника, воспринималась как божья. 

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Когда мы увидели первую серию операции «преемник» с Дмитрием Медведевым, все сначала были в восхищении и надеждах.

Д. БЫКОВ - Другое было время. Было ощущение, что от Ельцина преемник может исходить. Что Ельцин действительно серьезно раскаивается и попытается выдвинуть человека, который бы повел страну в другую сторону. Потому что собственное окружение он проредил уже до такой степени, что там прямых наследников не осталось. Олигархи были удалены уже тогда. Никому из них он не верил. Вот Путин воспринимался действительно как новое имя. 

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Все были в восторге, даже которые…

Д. БЫКОВ - Многие люди были в восторге. Я был даже в восторге. Мне казалось, что он гораздо лучше Лужкова, Примакова. И я сейчас так думаю. В 2008 году инерция Путина была гораздо сильнее, и все-таки были успехи, о которых можно было вспомнить для народа, тучные годы все еще были сенсацией. Из страны, где каждый день что-то происходит катастрофическое, мы превращались в страну, где не происходит ничего. Сначала это воспринималось как теплая ванна. Потом когда оказалось, что это теплое болото, вот скажем, у Дмитрия Анатольевича уже не было той ауры верховной власти. У Владимира Владимировича сейчас тоже мне кажется, есть тягчайшее разочарование и его и в нем. Поэтому с его стороны мне кажется, было бы вернее всего преемника не назначать, а попытаться договориться с кем-нибудь из тех, в ком народ будет видеть своего спасителя. Как Ельцин в свое время договорился с Лебедем. В 1996 году. 

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Все равно не очень укладывается в картину событий столетней давности.

Д. БЫКОВ - Я о том и говорю, что если бы, может быть, монархия была чуть умнее, то события столетней давности развивались бы не так катастрофически. Если бы определенные послабления, данные манифестом 1905 года, были не просто картинкой, ширмой, а реальной демократизацией в России, но ничто не работало. Ни Конституция, ни дума, ни свобода печати. Все, что даровал манифест 17 октября, ничто абсолютно не работало. Что нужно сделать было бы на самом деле. Было бы можно попытаться еще что-то, какие-то гайки расслабить, какую-то думу наделить реальными полномочиями. Какого-то человечка присмотреть. Но ведь война спутала все карты. Стало не до того. Поэтому я и боюсь, то операция «преемник» не состоится. А может состояться операция «апрельские тезисы», операция «броневик». Но правда в соответствии с масштабом это будет операция «Мерседес» или «Запорожец». Речь будет сказана с легкового автомобиля.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Хорошо, что не с тачанки.

Д. БЫКОВ - Нет. Главное хорошо, что не с самоката. Потому что если соблюдать…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Это будет какой-то хипстер. 

Д. БЫКОВ - …то он на роликах будет говорить речь, это довольно забавно.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Где-то в Парке Горького. Давайте мы сейчас сделаем перерыв буквально на три минуты.

НОВОСТИ Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Продолжается программа «Особое мнение». Наши слушатели активно комментируют вашу точку зрения и не со всем согласны. Например, Евгений из Пензы говорит, что вы заговариваете беду. «Я вот смотрю, у нас народ-то злобненький. И пропаганде верит вовсю».

Д. БЫКОВ - Евгений, если бы наш народ был злобненьким и верил пропаганде, то при том ее векторе и той интенсивности, которую мы наблюдаем, в Москве давно была бы разгромлена гостиница «Украина». Не говоря уже о погромах в украинской библиотеке на Трифоновке или просто местах скопления украинцев. Условно говоря. Слава богу, полное недоверие к этой пропаганде, масса негативных комментариев, насмешки над ней, дикое количество веселых демотиваторов и так далее, - все это доказывает, что здравый смысл, не называйте это добротой, если хотите, здравый смысл у народа по-прежнему очень силен. А вот страх перед народом мне кажется это не более чем признак слабости. Я ведь тоже часть этого народа, не самая худшая я думаю, его часть и никакой злобности и тем более доверия пропаганде я как-то в себе не замечаю. Видите, какой я благостный.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Про готовность и неготовность участвовать в политической жизни граждан. Осенью состоятся выборы. Внимательно очень следили за тем, как пытаются сдать подписи те, кто хотел бы баллотироваться в Мосгордуму. Кто смог, тот молодец. Но их оказалось немного. Вообще москвичам это интересно, нужно? 

Д. БЫКОВ - Им это год назад было очень интересно. Когда баллотировался Навальный…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Выборы мэра.

Д. БЫКОВ - Это была безумно интересная кампания. На кубах масса народа, чуть-чуть не продавили второй тур, и все к нему шло. Это было увлекательно и была замечательная игра, в которой исход был непредсказуем. Что касается сегодняшней игры, то, во-первых, исход предсказуем абсолютно. Во-вторых, это действительно как описанные Шендеровичем интересные шахматы, в которых, во-первых, противник имеет право делать три хода подряд, во-вторых, он может забирать назад произвольное количество ходов и когда ему не нравится позиция, он бьет доской по голове. Это немножко неправильно. Это другие шахматы. Поэтому к этим выборам я думаю отношение достаточно скептическое.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Если говорить в целом об интересе к выборам, насколько он сохраняется. Потому что скоро будут выборы в ГД, мы помним, что было после прошлых выборов в ГД.

Д. БЫКОВ - Эти выборы в ГД будут очень веселыми. Я не знаю, насколько они будут результативными, но то, что они будут веселыми, это факт. Потому что понимаете, у нас действительно ГД за последнее время стала источником совершенно цирковых новостей. Это многие уже писали, что это цирк с конями. Но все при этом хорошо, но одно плохо – что при этом сильно дезавуируется, компрометируется сама идея парламентаризма. Эта идея хорошая, которая человечеству уже несколько столетий, порядка десяти служит верой и правдой. Идея парламента еще никем никогда не была так дискредитирована как идиотскими постановлениями, странными… Потом какая-то недружественность к своим. То, что Митрофанова они лишили неприкосновенности, и чуть было не лишили Хинштейна. Я не хочу сказать, что я солидарен во всем с Хинштейном или Митрофановым. Я просто люблю, когда не сдают своих. Я во всех люблю надежность. И мне кажется, что сейчас пойдет просто настоящая эпидемия лишения неприкосновенности. Эта дума до того прогнила, мне кажется, пусть они не усмотрят в этом нападок, я же имею право субъективное мнение высказать. Мне кажется, что этой думе нужно радикальное обновление. И оно будет. Потому что парламент хорош как цирк, когда больше нет ничего смешного. Но сейчас у нас будет столько смешного, что пора уже мне кажется, чтобы парламент был местом серьезным. Парламент место сакральное. Это святыня общества. И туда пойдут настоящие люди. Мне кажется. Очень скоро. 

ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Еще одно из сообщений от слушателя: судя по всему, нашим лидерам сейчас нужна маленькая и желательно победоносная война. Уж какая-то война им нужна.

Д. БЫКОВ – Война, безусловно, нужна. Я последние два года говорю о том, что без внешней экспансии этот режим не обойдется. И это происходит естественно. Потому что есть законы физики. Законы истории ничуть не менее императивны. Но победоносной она разумеется не будет, во всяком случае, в долгосрочной перспективе. Она приведет только к изоляции. У России, казалось бы, есть сейчас доктрина полновесного такого то, что иногда называют рашизмом, такой русский вариант шовинизма, национального самообольщения. Он есть. Это я полистал сейчас журнал «Русский дом», воинские добродетели, культ жертвы, приносимой вождю, культ абсолютизма такого. Церковный культ, очень далекий от христианства. Есть набор государственных добродетелей. Покорности, абсолютно не рассуждающей и так далее. Все это есть. Но это настолько непривлекательно, настолько криво сформулировано и поддерживают такие неприятные люди, что это не осуществится. Для того чтобы шовинизм, программа национальной исключительности осуществилась, она должна быть эстетически очень привлекательно оформлена. Настолько, чтобы детям хотелось в это играть. Как они играли в «Семнадцать мгновений весны». Здесь этого не получилось. Нет своих Шпееров. Ведь фашизм когда он появился в Германии, он играл в модернизацию, он приходил как модернизация и он не просто утверждал ценность, безусловно, архаики воинской, но он и с современностью заигрывал. Это не было культом кваса, щей, кафтана, это не было культом сплошного государственного насилия. Например, маленькому человеку внушали, что он взял судьбу в свои руки. А тут ему внушают, что он должен как бессловесный колос лечь в жатве. Я всю эту философию довольно подробно описал когда-то в ЖД и не вижу смысла к ней возвращаться. Не работает эта русская национальная идея в изложении злобных завистливых бездарных людей. Русская национальная идея должна быть доброй, широкой, щедрой. Очень советской, космополитической. Имперской. А состоять из задов поклонников черносотенства, из задов движения Михаила Архангела, это, ребята, не получится. Не в той стране живем. 

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Очень многие наши слушатели просят сказать вас несколько слов о Валерии Новодворской. В субботу стало известно о ее смерти. И послезавтра состоится прощание в Сахаровском центре. 

Д. БЫКОВ - Царствие ей небесное. Валерия Новодворская была очень хороший человек. Вот что важно. Сейчас многие люди неистовствуют в сети, изливают потоки злобы. Другие люди неистовствуют, доказывая, что именно их она любила больше всех. Давно мы с ней разошлись, но уж так она меня любила. Я не буду делать ни того, ни другого. Я вот на что хочу обратить ваше внимание. Новодворская умерла, в общем, от болезни, которая излечима. Ничего там не было фатального. Флегмону лечат. Но видимо, не было рядом человека, который бы заставил лечиться. Не было человека, который бы осознал всю серьезность положения. И вот в этом трагедия одиночества. У нее не было семьи, не сложилась жизнь из-за того, что она с 20-летнего возраста мыкалась по психушкам, по голодовкам, по арестам и жизнь ее была сломлена, конечно. И система просто жевала эту жизнь. Если бы рядом с ней был человек, который мог бы ее спасти, все было бы иначе. Я поэтому очень прошу всех иногда ну что ли присматриваться к тем людям, которые одиноки. Как-то их жалеть, им помогать. Потому что есть люди, которые одиноки в силу уже одной своей профессии. Вождь всегда одинок. В том числе и наш общенациональный лидер. Нужно сочувствовать, не нужно ненавидеть. Нужно понимать бремя, нужно сочувствие. И Новодворская нуждалась в сочувствии больше, чем кто-либо, потому что она была боец. И она не показывала своей слабости. Вот присматривайтесь друг к другу, и сочувствуйте. Тогда мне кажется, все будет лучше. Неважно, не смотрите при этом на политическую ориентацию, на должность, даже на возраст. Просто присматривайтесь друг к другу сочувственно и внимательно. Помогайте если возможно, не травите. И тогда у нас будет другая страна. Без всякой смены политического режима.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Эти качества это и милосердие, любовь…

Д. БЫКОВ - Терпение, терпимость.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – То, что свойственно массовому гражданину.

Д. БЫКОВ - Конечно. Если такой человек как я до сих пор жив, значит люди действительно очень терпеливые. Потому что я сильно не похож на остальных, да вдобавок я толстый. Ну в общем, как-то живу я, как видите далеко не все пишущие сюда желают моей смерти. Некоторые наоборот желают мне долгих лет. Раз мы все живы, значит, мы терпеливы. Потому что по справедливости, конечно, расправиться надо бы со всеми. Особенно если посмотреть, как мы сегодня живем. А так получается, что все во главе с Господом очень терпеливы. И я вот призвал бы к милосердию. Я уверен, что если бы Новодворскую меньше травили, больше жалели, она прожила бы дольше, и всем бы от этого было лучше. Жалейте друг друга, господа, другой жизни у вас не будет. 

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Спасибо большое. В программе «Особое мнение» сегодня выступал Дмитрий Быков. Если вы что-то пропустили или хотите повторить программу, то пожалуйста, на сайт «Эхо Москвы» добро пожаловать. Всем счастливо. 

Источник: "Эхо Москвы"