«Еврозона держится на Ангеле Меркель». Интервью с немецким экспертом в программе «СО-МНЕНИЕ»

Екатерина Котрикадзе

Поговорим об Ангеле Меркель с нашей берлинской студией. Александр Рар, политолог, должен быть с нами на связи. Спасибо, что к нам присоединились. Ангела Меркель заняла пятое место в рейтинге самых влиятельных людей по версии журнала «Форбс», она – неизменный лидер в Германии, она переизбрана, она всеми любима. Чем обусловлено такое победоносное шествие канцлера?


Александр Рар

-Давайте поможем госпоже Меркель повысить рейтинг также в вашей передаче. Мне кажется, что она заслуживает место наверху – не пятым человеком по мощности, по влиянию, а я бы даже сказал в нынешнем году, может быть, даже первым. Как вы уже сказали в студии, Еврозона держится на ней. Я думаю, что у госпожи Меркель есть правильный взгляд, как выводить Европу из кризиса. Несмотря на то, что внутри Европейского союза есть самые разные мнения по поводу того, как реформировать эту организацию и что с ней делать в будущем, у нее есть какой-то мастер-план, она старается все-таки создать объединенные штаты Европы, создать нужные институты, чтобы не было повторения этого финансового кризиса, в том числе. В то же самое время, она отстраивает стратегические отношения с Россией, что тоже немаловажно, с Китаем, и делает все для того, чтобы не произошла драматическая ссора с Америкой, которую вы тоже упомянули. Ее выбрали 42% немцев, и я думаю, что это очень солидный результат на последних выборах.

Екатерина Котрикадзе

Александр, я должна прервать. Вы говорите: не поссориться с Америкой и при этом развивать партнерство с Россией, то есть это уже новая геополитическая реальность, кажется. С Америкой теперь уже просто не хотят ссориться, а Россия и Китай, и об этом говорят многие эксперты, выходят на первые позиции в новой геополитической реальности. Считаете ли вы, что это так – для Германии, например?

Александр Рар

Да, я считаю, что это так. У нас, действительно, другая совсем геополитическая реальность. Никто не хочет не только ссориться с Америкой. Америка по-прежнему нужна европейцам как лидер западного мира, только у нас очень много сомнений появляется по поводу того, может ли Америка все это сделать. Мы хотим, чтобы она была локомотивом мировой политики, но не получается у американцев то, что Америка могла дать еще 10 лет тому назад. Поэтому Европа, конечно, начинает смотреть на другие полюсы мира. Мы не бросаемся в объятия России, мы не бросаемся в объятия Китая, мы выстраиваем свои европейские отношения с этими странами. Европа будет искать свой подход к Ближнему Востоку – конечно, в самых близких и тесных связях с Америкой, но где-то Европа будет действовать самостоятельно.

Мне кажется, что ссора с Америкой забудется через некоторые время, но, поверьте мне, многим немцам, действительно, неприятно, но тут не Сноуден, который поссорил Америку с Россией, это не акция какого-то там КГБ, которое за этим стоит, а просто неприятно немцам было узнать, что американцы, оказывается, с 2002 года прослушивали частные разговоры госпожи Меркель, что они следили за всем, что делает немецкое правительство. Это то, как госпожа Меркель и немцы сегодня считают. Среди друзей, среди союзников, это все-таки не делается. И я думаю, что в будущем делать не будут.

Екатерина Котрикадзе

Достаточно забавно все это, конечно, звучит, учитывая, что для многих, может быть, скептически настроенных экспертов или аналитиков, история с прослушкой настолько очевидна и настолько не является чем-то новым, что они писали и кричали в средствах массовых информации: зачем и почему вы, ребята, удивляетесь? Понятно же, что все друг друга прослушивают. И почему информационный взрыв, устроенный Эдвардом Сноуденом, так повлиял на отношения? Неужели, мы раньше не знали, что спецслужбы проверяют друг друга? И, неужели, Германия не прослушивает американцев? Не поверю!

Александр Рар

Думаю, в такой мере – нет. Извините, но Обаму, я думаю, мы не прослушиваем.

Екатерина Котрикадзе

Но просто, потому что технологий нет, а не потому, что не хотят.

Александр Рар

Технологий таких нет, и, я думаю, что и не хотят, и придерживаются какого-то такого кодекса. Я думаю, что американцы, конечно, во многом имеют право вести такую прослушку, и у американцев есть один очень веский аргумент, потому что в Германии прятались и организовали нападение на Америку 11 сентября террористы, которые 2 или 3 месяца проживали в Гамбурге, если не дольше, и, может быть, здесь что-то планировали. Я согласен с американскими аргументами, если было бы возможно их тогда прослушать, их разговоры, и тесно сотрудничать с немецкой разведкой, которая, действительно, проспала этот эпизод - страшный, трагический эпизод, то, может быть, не было бы 11 сентября в Америке. Но сегодня прошло 10 лет после этого, даже больше, и нужно было найти какие-то другие сферы сотрудничества.

Да, Америка прослушивает. Я не думаю, что Германия настолько прослушивает. Все равно у нас получился такой медийный взрыв. Не из-за того, что Сноуден его придумал. Он не единственный, кто об этом пишет. Уже два года «Викиликс» одну информацию за другой выливает по поводу того, как Америка обходится со своими близкими союзниками. О прослушках и до Сноудена было известно. Мне кажется, сейчас нужно исправлять эти отношения, и хотя бы стараться добиться какого-то доверия. Специалисты знали, что американцы прослушивают нас, но сейчас узнали об этом все немцы, широкая общественность, это конечно людей затронуло.

Елена Мещерякова

Так, по-вашему, Александр, Меркель сильнее, чем Обама и Путин?

Александр Рар

Ну, вы знаете, я помню, что 25 лет тому назад Михаил Горбачев получил этот приз человека года журнала «Тайм» за то, что он разрушил Советский союз и дал миру мир. Я думаю, что Путин заслужил в одном признание журнала «Форбс» - в том, что он нашел выход для дипломатического урегулирования сирийской проблемы. Еще рано говорить, что все это получилось, но Америка с Россией сегодня сотрудничают в химическом разоружении этой страны. Фактически, Путин сдал своего союзника – Сирию, которая передает свое химическое оружие под международный контроль. Это был очень важный шаг российской дипломатии, непростой, но он получился, и поэтому мировая общественность таким образом смотрит на Путина, но я лично считаю, что госпожа Меркель тоже сделала немало. Мы могли находится совсем в другой ситуации в Европе, если бы не Германия, которая подстраховала и подстрахует все эти процессы создания новых стабилизационных фондов поддержки евро, как это сейчас у нас происходит.

Екатерина Котрикадзе

У нас был вопрос по поводу Ангелы Меркель и вообще системы германской. Сколько у нее полномочий? Что она может?

Александр Рар

Каждая страна создает свою политическую систему. Я думаю, для России президентская модель сейчас просто вынужденная мера, к парламентской республике Россия придет только через 10, 20, а, может, через 50 лет. В Германии президентская модель невозможна. Просто из прошлого: вспомним, что делал Гитлер в 30-е годы, когда приходил во власть. Поэтому у нас парламентская модель, канцлер избирается не народом, а парламентом. В Германии многопартийная система и партийная демократия. Есть фракции, которые фактически контролируют и канцлера, и правительство. У нас в этом отношении очень идеальная демократия, она подходит Германии. Я думаю, Америке она бы тоже не подошла. И в этой системе госпожа Меркель популярна в народе, она действительно может стабилизировать ситуацию, пользуется достаточно большим авторитетом и это дает ей тот статус и ту власть, которой она сейчас будет пользоваться.