Артемий Троицкий : "Жириновский – человек больной". ОСОБОЕ МНЕНИЕ 23.04.2014

2014.04.23

О.ЖУРАВЛЁВА: Добрый вечер. Это программа «Особое мнение», меня зовут Ольга Журавлёва, а свое особое мнение сегодня высказывает журналист и музыкальный критик Артемий Троицкий. Артемий, здравствуйте. 

А.ТРОИЦКИЙ: Да, Оль, привет. 

О.ЖУРАВЛЁВА: И отвлекитесь от вопросов наших радиослушателей. 

А.ТРОИЦКИЙ: Да. Ну, интересно читать вопросы. 

О.ЖУРАВЛЁВА: Конечно! 

А.ТРОИЦКИЙ: Не каждый день вопросы приходят в таких количествах. 

О.ЖУРАВЛЁВА: Это тот самый случай, когда я вам сама кое-что могу прочитать из этих вопросов. Ну, на самом деле, мне очень понравился вопрос Ильи, который... 

А.ТРОИЦКИЙ: Из Ярославля, наверное. 

О.ЖУРАВЛЁВА: А то! Он всегда хорошо формулирует вопросы, вот за что мы его и ценим. 

А.ТРОИЦКИЙ: Мой земляк. А я ответы стараюсь формулировать. 

О.ЖУРАВЛЁВА: Вот, сформулируйте. Илья интересуется: «Почему правительства стран считают своих граждан за дураков, когда заявляют о нарушении прав человека в Украине, поддерживая Майдан, но в это же время осуждая действия на Донбассе, и что, собственно, делает и наша власть только с зеркальной точностью? Почему не сказать напрямик «Мы делим Украину и решаем ее судьбу, а на мнение народа нам плевать»? Геополитика, как говорит Путин». Как вы считаете, почему правительства никогда не признаются в том, что они, на самом деле, хотят в том или ином конфликте? Это неприлично? 

А.ТРОИЦКИЙ: Ну, дело в том, что, я так думаю, что у власти всегда имеется какая-то программа и какая-то такая парадная маска для народонаселения, которое они, действительно, считают идиотами и быдлом. А кроме того, имеется такая реальная скрытая программа, которая касается в первую очередь их собственного кармана, их каких-то личных интересов, их выживания во власти и так далее. Поэтому они и врут всё время. Вот, кстати говоря, у нас это в последнее время происходит как-то особенно часто. То есть тот же Путин сначала говорит, что «Нет, у нас там какие-то люди в одежде из Военторга вторглись вероломно на полуостров Крым». Теперь оказывается, что нет, что люди, в общем-то, эти были вежливые человечки с зеленым оттенком. Он это сказал где-то недели через 2, опровергнув целиком и полностью сам себя. Уж о Лаврове я и не говорю. 

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, Лавров – лицо подневольное. 

А.ТРОИЦКИЙ: Правильно. Согласен. Лицо подневольное, как бы, что ему велено, то он и говорит. Но, все-таки, всякая дипломатия, если это качественная дипломатия, она, все-таки, тоже должна по возможности основываться на правде, а не на лжи. Вот, в данном случае у нас просто, то есть у нас такое реальное королевство кривых зеркал, то есть все, начиная там с каких-то кикимор этих типа <…> и кончая первым лицом государства, то есть все несут абсолютную ахинею, противоречат сами себе, сами друг друга опровергают и так далее. 

К сожалению, это не только наша какая-то национальная такая вот идентификационная черта. Этим же отличаются и многие другие. То есть если говорить о пресловутой этой двойной бухгалтерии, я считаю, что теперешние украинские власти – они тоже этим грешат, причем по полной программе. 

Конечно же, ситуация на Майдане в Киеве и ситуация, там, на каких-то центральных площадях в Донецке и Луганске – они отличаются друг от друга. То есть в Киеве на Майдане бывало где-то под 300-500 тысяч человек. А в Донецке, который по населению город с Киевом вполне сопоставимый (ну, может быть, там в 2 раза меньше народу живет), но там, по-моему, участвует вот этих самых ребят, ну, 1-2-3 тысячи, может быть, 5 тысяч. То есть это, ну, примерно раз в 50 меньше, если брать пропорцию, чем было в Киеве. 

Но тем не менее, я считаю, что в Восточной Украине, действительно, происходят вот эти самые народные митинги. И говорить, что Майдан – вот это вот было прекрасно, а то, что происходит там, это абсолютно точно совершенно ужасно и недопустимо, ну, это не до конца логично. То есть если бы было точно установлено и доказано, что вся эта буза на Востоке Украины происходит под чутким руководством ГРУ, ФСБ, администрации президента РФ и так далее, тогда да, тогда тут, как бы, можно было сказать «Да, ребята, вы правы, это, на самом деле, не народ, а это какие-то вот эти титушки, вскормленные российскими спецслужбами». Пока что четких доказательств этого украинской стороной представлено не было. Вот. 

Так что да, можно говорить здесь о какой-то двойной бухгалтерии. 

О.ЖУРАВЛЁВА: А скажите, пожалуйста, у вас вот сейчас складывается ощущение? Вы не политик, не политолог, не спец по каким-то там, не знаю, конфликтам. Вот, просто у вас складывается ощущение, что какая-то из сторон сейчас ведет себя правильно? Америка, Европа, Украина, Россия, не знаю, какие-то конкретные политики? Кто-то правильно себя ведет по отношению к тому, что происходит на Украине? 

А.ТРОИЦКИЙ: Я думаю, что все ведут себя достаточно аморально. То есть аморалка правит бал по обе стороны баррикады или, там, по обе стороны линии фронта. Другое дело, что степень распущенности в данной аморальной истории – она, конечно, разная. То есть в России она зашкаливает, в других странах она тоже присутствует, но, может быть, не является настолько же вопиющей, да? 

В общем-то, какую-то моральную программу, такую, честную, прозрачную и так далее, по-моему, тут никто не преследует. Вот это касается в полной мере и западных стран тоже. То есть я могу рассказать одну историю такую, которую я не решился в свое время рассказать Плющеву в прошлом «Особом мнении», но могу ее рассказать теперь в связи с той информацией, которая прошла несколько дней тому назад с подачи английской газеты «Times», Би-Би-Си и так далее. 

О.ЖУРАВЛЁВА: А мы можем это сделать через минуту, заинтриговав всех до полного невероятия? 

А.ТРОИЦКИЙ: Да, давайте. 

О.ЖУРАВЛЁВА: Давайте? 

А.ТРОИЦКИЙ: Давайте-давайте. 

О.ЖУРАВЛЁВА: Потому что, наверняка, история чуть подлиннее, чем 20 секунд. 

А.ТРОИЦКИЙ: То есть за эту минуту меня проинструктируют о том, что можно говорить, а что нельзя? 

О.ЖУРАВЛЁВА: Нет. Эту минуту мы будем молчать и ждать выхода с вашей особой информацией, которую вы постеснялись сказать в прошлом «Особом мнении». 

А.ТРОИЦКИЙ: Хорошо, договорились. 

О.ЖУРАВЛЁВА: Это Артемий Троицкий. Никуда не уходите, мы скоро вернемся. 

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

О.ЖУРАВЛЁВА: И снова с вами программа «Особое мнение», в студии – Артемий Троицкий, который решился рассказать историю, которую не смог рассказать раньше. 

А.ТРОИЦКИЙ: Не то, чтобы решился. Просто одно событие, как бы, меня подтолкнуло к тому, чтобы это сделать. 

Так вот. Несколько дней тому назад прошла информация со ссылкой на всякие английские, в основном, источники о том, что в канун известной встречи четверки, то есть Россия, Америка, Европа, Украина в Женеве, до главы нашего государства были доведены некоторые данные о том, что обнаружили его некие активы, какие-то скромные трудовые сбережения в количестве 40 миллиардов долларов. Ну, в общем... 

О.ЖУРАВЛЁВА: Песков уже опроверг. 

А.ТРОИЦКИЙ: Где-то нескольких десятков. ...Ну, а что еще Пескову следовало делать? Признать, что ли? И попроситься в долю? 

И что была занесена такая конфиденциальная информация, что если Россия будет и дальше наглеть и в Женеве займет какую-то неуступчивую позицию, то, соответственно, эти самые сберкнижки будут заблокированы, счета заморожены и так далее. И, соответственно, после этого Россия вдруг, опаньки, сделала разворот, ну, там если не на 180, то на 120 градусов. И сказала, что надо там всё разоружить, всё в порядке, всё признать, целостность территориальную тоже под вопрос не ставим и прочее, и прочее. 

Дело в том, что я, в общем-то, задавал этот вопрос, тоже находясь во всяких дальних странах, некоторым высокопоставленным людям. Задавал я его, правда... 

О.ЖУРАВЛЁВА: А вы вхожи в дома-то. 

А.ТРОИЦКИЙ: Ну, так, да. Любят меня в некоторых местах. Иногда приглашают. Значит, я сказал просто, что, вот, американская разведка – она, конечно, себя покрыла абсолютнейшим позором, поскольку, как известно, она вообще никак не спрогнозировала то, что произошло в Крыму. Но я говорю «Но если ваша разведка хоть вообще на что-то способна и если, как уверяет перебежчик Сноуден, всё прослушивается и все всё знают, и все разговоры, все смски, почта и так далее, всё перехватывается и прочее, и прочее, то, наверное, вы что-то знаете обо всех этих загадочных состояниях и нетрудовых запасах наших руководителей российских во всех этих миллиардах, о которых постоянно говорят то политологи, то желтая пресса, то качественная пресса. Вот, они есть, на самом деле, или нет?» Ответили мне «Да, в общем-то, мы в курсе. Мы знаем если не абсолютно всё, то, скорее всего, почти всё. Да, это всё имеется». Я говорю «Ну, граждане, тогда, вот, надо каким-то образом это дело, что ли, обнародовать, призвать людей, так сказать, иметь совесть. Как же так? В стране экономический кризис и многое другое, что требует денежных средств, а вы, понимаете, жируете и храните свои деньги в каких-то западных оффшорах, банках, на Каймановых островах и прочее-прочее». И поскольку Путин – он же вообще, как бы, всю историю с Крымом выстраивает на базе справедливости, восстановления справедливости, что это морально, что это, как бы, красиво, что это благородно... Да, может быть, это не очень законно, зато это, как бы, вот, очень так, по-рыцарски, да? Вот, мы защитили, мы восстановили и прочее, и прочее. 

Значит, оказывается, что, на самом деле, никакой он не рыцарь без страха и упрека, а, в общем-то, такой мега-ворюга, да? Вот. 

Причем, кстати, когда мне отвечали на этот вопрос (не скажу кто), то у меня создалось впечатление, что, на самом деле, он находится в проработке, то есть он абсолютно не был неожиданным. Да, в общем-то, да. То есть я так понял, что он, так, активно обсуждается с той стороны линии фронта. 

О.ЖУРАВЛЁВА: Да ладно испугались мы. 

А.ТРОИЦКИЙ: И потом оказалось, соответственно, во всей этой предженевской истории, что вместо того, чтобы, на самом деле, как бы, проявить такую вот моральность... 

О.ЖУРАВЛЁВА: Солдатскую смекалку. 

А.ТРОИЦКИЙ: ...заботу о нравственности, была сделана, на самом деле, очередная такая вот акция такого подковерного шантажа, что, типа, если не это, то мы тебе счета заморозим, что, в общем-то, наверное, с точки зрения прагматической, может быть, и неплохо. Но мне, скажем, как человеку и гражданину это не нравится. 

Вернувшись сюда, я обсуждал этот вопрос, естественно, со своей любимой женой да и с некоторыми друзьями. И надо сказать, что они меня подвергли осмеянию. То есть они сказали «Что, ты, на самом деле, думаешь, что если, как бы, на весь мир станет известно, что, вот, столько-то десятков или сотен миллиардов имеется зашитых в подушке у Владимира Путина, что это вообще на наш народ произведет хоть какое-то впечатление? Да ни малейшего! Да скажут просто «А! Клевещут всё. Всё это американцы придумали, им веры нет» и прочее, и прочее. И вообще никак наш народ на это дело не отреагирует». 

Я думаю, что это не так. Я думаю, что это не так просто потому, что при том, что я прекрасно отдаю себе отчет в том, что, скажем так, по многим, может быть, даже по большинству позиций люди, относящиеся к нашей власти критически (скажем, я) и основная масса народу не совпадает... То есть это касается и оценки событий в Крыму и на Украине, это касается и оценки Владимира Путина как руководителя страны, и многое-многое другое. 

Тем не менее, имеются, по крайней мере, 2 пункта повестки дня, в которых народ и оппозиция, ну, по крайней мере, та часть оппозиции, с которой я более или менее солидарен, скажем, символизируемая тем же Лешей Навальным, так вот имеется, по крайней мере, 2 пункта повестки дня, где мы более или менее едины с народом. То есть один – это мигранты, то есть, вот, вся вот эта дешевая, правильно рабская рабочая сила, которая из-за алчности наших чиновников всасывается из всяких юго-восточных регионов, а вместо нее, соответственно, выплевываются образованные, умные люди, которые бегут из страны за границу и в результате качество населения у нас невероятно ухудшается, и процесс этот идет всё быстрее и быстрее... Ну, я уже не говорю о бытовой стороне дела, то есть понаехали, преступность, всевозможная культурная несопоставимость и так далее. 

Значит, это один пункт. Второй пункт – это коррупция. То есть я был бы, конечно, крайне удивлен, если бы оказалось, что нашему народу абсолютно плевать на коррупцию, абсолютно плевать на то, что за счет народа наживаются и составляют себе многомиллиардные состояния всевозможные захребетники, которые при этом еще и строят из себя кристально чистых людей. Мне кажется, что народу на это не было бы наплевать. 

О.ЖУРАВЛЁВА: Мне кажется, что народ просто как данность принимает, что они все наворовали. И это как дождь – с этим ничего не поделаешь, это просто есть. Вот пишут: «У В.В.Путина вся Россия с бюджетом несколько триллионов долларов. И хватит искать какие-то миллиарды». 

А.ТРОИЦКИЙ: Нет, ну, дело в том, что имеется вся Россия, а имеются еще маленькие персональные накопления, которые в отличие от всей России в кармане с собой или, там, на маленьком реактивном самолетике не унесешь. 

О.ЖУРАВЛЁВА: А у нас широкая душа, нам не жалко. 

А.ТРОИЦКИЙ: Мне, на самом деле, вот, на все эти состояния тоже плевать. Чувство зависти мне сызмальства никогда знакомо не было. Я вообще не знаю, что такое зависть, хотя, роман Олеши и читал. Так что не в этом дело, а дело просто в том, что это... Ну, это показатель невероятной лживости, цинизма, аморальности и прочее, и прочее. Я считаю, что, в общем-то, это должно быть как-то... Как-то от этого должно быть зябко и неприятно. 

Если это всё всем как божья роса, ну, значит, давайте, ребята, тогда и не жалуйтесь на ваши низкие пенсии, невыплачиваемые зарплаты и всё остальное. 

О.ЖУРАВЛЁВА: А это разные вещи. У нас же... У нас же есть прекрасное ежегодное шоу «Прямая линия с Владимиром Путиным». Есть любимая картинка: прямая линия и рядом Путин стоит. Все вопросы, в общем, ну, очевидны. Вот, в этот раз был там Крым и так далее, да? 

Человек говорит «У нас дорог нет. Я, вот, налог плачу автомобильный, а, вот, дорог у нас нет» - «Ха-ха. Если у вас нет дорог, зачем вам автомобиль?» И все всё едят, и все довольны. 

Вы бы какой вопрос на прямой линии задали, если бы у вас была такая возможность? Вот, со своим вот этим вот романтичным представлением о добре и зле. 

А.ТРОИЦКИЙ: У меня нет вопросов. То есть мне, в общем-то, всё понятно. Мне всё понятно: тут не спрашивать надо, а какие-то меры предпринимать. Вот, собственно, такова моя позиция. 

О.ЖУРАВЛЁВА: То есть у вас уже к президенту вопросов нет? Вот, поставить в тупик, показать его с другой стороны, заставить признаться? Нет? 

А.ТРОИЦКИЙ: Я боюсь, что у меня к нему вопросов давно не было. Что касается до поставить в тупик и показать с другой стороны, то телевидение – это не тот инструмент, где это вообще можно сделать. Я много раз бывал в том числе и на каких-то симулированных прямых эфирах, и убеждался в том, что всё там, на самом деле, или в аврально-экстренном, или в простом рабочем порядке может быть вырезано, отредактировано, сокращено и так далее. То есть выступать на телевидении – это вообще, это то же самое, что играть в карты с шулерами или с наперсточниками соревноваться в ловкости рук. И языка. 

О.ЖУРАВЛЁВА: Хорошо. По-другому спрошу. Вот, вы на каком-то приеме случайно с бокалом встречались с Владимиром Владимировичем. У вас есть к нему вопрос? 

А.ТРОИЦКИЙ: У меня было бы к нему предложение. Ну, то есть... 

О.ЖУРАВЛЁВА: «Пойдем выйдем»? (смеется) 

А.ТРОИЦКИЙ: «Пойдем выйдем»... Да, интересно было бы. Интересно было бы... 

О.ЖУРАВЛЁВА: Посмотреть на реакцию ФСО. 

А.ТРОИЦКИЙ: Посмотреть на результаты «Пойдем выйдем». Нет, предложение было бы такое: это просто улетите куда-нибудь подальше к другу Берлускони и... 

О.ЖУРАВЛЁВА: Ладно: Берлускони уже попал. 

А.ТРОИЦКИЙ: Ну, не в этом смысле – в более мягком смысле. Не улицы мести, а на пляже лежать. Потому что продолжение того, что сейчас в России происходит, я считаю, это просто конец великой страны. На государство мне плевать, на державность мне плевать, но на великую страну с великой историей, великой культурой, огромным количеством гениальных людей, которые эту страну населяли, вот, на это мне не плевать. И сделать так, чтобы из России случилось то, что случилось с Древней Грецией и Древним Римом, то есть когда остались одни сладкие воспоминания и предметы раскопок, вот это, по-моему, очень всё было бы печально. А это абсолютно то, к чему мы движемся семимильными шагами. 

То есть мы, на самом деле, сейчас движемся примерно к тому, что, вот, скажем, чтобы стать для Китая примерно тем же, чем Крым стал для России. 

О.ЖУРАВЛЁВА: Вот даже как? 

А.ТРОИЦКИЙ: Ну... Приблизительно. То есть то, что Китай сейчас с большим удовольствием и чувством глубочайшего удовлетворения наблюдает за всем тем, что в России происходит, это несомненно. Но к счастью, я так особо париться перестал. 

Вот, друг мой Липницкий Саша – он недавно дал хорошее интервью где-то, находясь на улице Сахарова, и вспомнил там отличный фильм Стэнли Кубрика «Доктор Стрейнджлав». Вот, у этого фильма имеется... Это фильм 1964 года, очень актуальный сейчас. Как бы, посткарибский кризис и так далее. И у него имеется длинный подзаголовок, и он такой: «Dr. Strangelove or: How I Learned to Stop Worrying and Love the Bomb». То есть «Как я научился перестать париться и полюбил атомную бомбу». 

Ну, полюбить всю эту пакость отвратную я, естественно, не полюблю, но, вот, париться я, на самом деле, перестал. То есть это касается и того, что, на самом деле, нынешние украинские власти как-то не особо меня вдохновляют, и предпринимают массу там каких-то совершенно идиотских вещей типа не пускают мужчин из России или не пускают журналистов и того, и другого пола. Вместо того, чтобы консолидироваться перед лицом страшного кризиса, как-то дерутся между собой. А в тех вещах, где надо проявить, напротив, и солидарность, и твердость, и какую-то отвагу даже, они тут трусят. Как-то это меня не особо вдохновляет. Да и наш народ тоже... То есть я же всегда... Я же всегда был за народ, да? То есть как настоящий интеллигент-разночинец, да? 

О.ЖУРАВЛЁВА: Давайте мы здесь сделаем небольшую паузу, народ немножко передохнет. Артемий Троицкий со своим особым мнением. Никуда не уходите – мы скоро вернемся. 

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

О.ЖУРАВЛЁВА: И снова с вами программа «Особое мнение», меня зовут Ольга Журавлёва, в студии – Артемий Троицкий, журналист и музыкальный критик. Про музыку тоже есть вопросы. Кстати говоря, до музыки и по поводу того, что вы всю первую часть говорили про то, что стыдно, как-то аморально, еще что-то, там, как-то вообще всё закрутилось и страна катится в пропасть. Вот, человек с ником «ВВП008» говорит «Артемий, как думаете, почему Жириновскому всё сходит с рук? Что он должен такое еще сделать, чтобы его наказали?» И, кстати, был вопрос на эту же тему, почему православная общественность не возмутилась и не потребовала двушечку по старой памяти? 

А.ТРОИЦКИЙ: По поводу Жириновского, ну, дело в том, что в какие-то былинные времена, когда меня регулярно приглашали на всякие ток-шоу на федеральных каналах, мне довелось пару раз на этих самых телевизионных съемках сидеть рядом с Жириновским. То есть, ну, вот так вот совсем рядом, вот, как люди сидят в кино или в театре. И надо сказать, что из этого соседства я сделал один абсолютно четкий вывод, что Жириновский – человек больной. То есть он, в общем-то... Есть в его поведении какая-то совершенно четкая клиническая составляющая. То есть выглядело это так, что на протяжении всех этих телесъемок, которые продолжались довольно долго, скажем, час, полтора часа и так далее, этот самый Владимир Вольфович слева от меня, как сейчас помню (оба раза, да, слева от меня он сидел), вот, все эти полтора часа он что-то про себя бубнил, причмокивал, издавал какие-то звуки. В общем, тихо, так, что кроме меня, я думаю, этого никто не слышал, тем более телезрители, тихо вел сам с собой беседу. 

То есть если вы оказываетесь рядом с таким человеком, скажем, в общественном транспорте, то возникает большое желание от него куда-нибудь отсесть подальше. Ну, в данном случае, разумеется, отсесть от него я не мог, поэтому выслушивал это бульканье на протяжении всех съемок. И, в общем-то, у меня сложилось абсолютно четкое мнение, что человек не в себе. 

Я думаю, что он, на самом деле, не вполне в себе. Хотя, естественно, я не мозговед и, думаю, что Андрей Бильжо бы скорее бы ему поставил какой-то строгий ответственный диагноз. Но это человек со справкой, поэтому я так думаю, что он может делать всё, что угодно, и... 

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, подождите: у нас людей отдают хотя бы изначально под суд, потом суд назначает экспертизу, экспертиза свидетельствует о том, что человек нездоров, и дальше вы всё знаете. Тут-то никакого суда не будет никогда. 

А.ТРОИЦКИЙ: Послушайте, у нас в этих кругах здоровых людей, таких, вполне здоровых практически нет, потому что они все несут черт знает что. Они врут на каждом шагу. Они выступают с абсолютно абсурдными инициативами и законопроектами, которые... Ну, которые человеку, обладающему здравым смыслом, просто никогда в голову не придут. 

О.ЖУРАВЛЁВА: А вам не кажется иногда, что они, наоборот, очень здоровые, серьезные, циничные люди, что они всё это загоняют нам (вот эту пургу) с какой-то своей целью? 

А.ТРОИЦКИЙ: Я думаю, что есть среди них люди здоровые и циничные. Но вот эти люди себе тихо посиживают, когда надо и как надо голосуют и занимаются своим бизнесом. В основном, городских сумасшедших из себя не строят как, вот, все эти депутаты, которые называют Цоя агентом ЦРУ. Ну, в общем, то есть мы очень много всего такого забавного слышали в последнее время. Так что Жириновский – это не исключение, это, в общем-то, правильно. 

О.ЖУРАВЛЁВА: О’кей, хорошо. Можно предположить. 

А.ТРОИЦКИЙ: И естественно, что в этой компании, то есть вот в этой палате №6, то есть в <…>, разумеется, как бы, своих они сдавать не будут. Поэтому, вот, собственно, обязали его сегодня, по-моему, как-то извиниться или что-то еще такое формальное сделать. 

О.ЖУРАВЛЁВА: Да он уже извинялся. 

А.ТРОИЦКИЙ: Да, он уже и извинился к тому же, то есть он опередил это решение. Ничего больше с ним не сделают, поскольку для нашей Госдумы это было бы, как бы это, сами себя высечь. Они все такие. 

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну а почему, действительно? Вот, православная общественность возмущается спектаклями, активисты просят закрыть выставки, про Pussy Riot я вообще молчу, что было, бились люди и так далее. А это не... 

А.ТРОИЦКИЙ: Это вопрос к православной... 

О.ЖУРАВЛЁВА: ...не вопрос морали? 

А.ТРОИЦКИЙ: ...к православной общественности. Нет, я считаю, естественно, что это вопрос морали и не обязательно православной морали. Нет, я думаю, что, на самом деле, будет очень интересно, если, все-таки, на Жириновского подадут в суд и мы станем свидетелями замечательнейшего процесса Маргарита Симоньян против Владимира Жириновского. Вот, ради одного такого дела стоило бы... 

О.ЖУРАВЛЁВА: Здесь в вас говорит шоумен. Хотелось бы посмотреть шоу. 

А.ТРОИЦКИЙ: А вам не хотелось бы? 

О.ЖУРАВЛЁВА: Да я... Мне как-то уже... На некоторых из этих персонажей мне вообще уже не хочется смотреть. Но это мое личное ощущение. 

А.ТРОИЦКИЙ: Ну, честно говоря, и мне тоже. Это я так сказал, исключительно исходя из каких-то абстрактных соображений. Естественно, на всё это смотреть тошно, да я, собственно, и не смотрю. 

О.ЖУРАВЛЁВА: Скажите тогда, пожалуйста. Ну, тоже хорошее в продолжение: как бороться с хамством? Вот, с хамством, которое происходит постоянно. У нас что какие-нибудь выдающиеся деятели, начиная от президента, могут так слегка подхамить на всю страну, что люди рангом пониже. Вы для себя выбрали какой-то способ? Тоже не париться? Не обращать внимания? 

А.ТРОИЦКИЙ: Я не знаю. Я думаю, что каждый должен бороться с хамством индивидуально. То есть, вот, если мне хамят, то я... Если человек знакомый, я с ним прекращаю отношения. Если человек не знакомый, я с ним выясняю отношения. Бороться с хамством в глобальном масштабе – я думаю, ну, это бессмысленная история. 

О.ЖУРАВЛЁВА: А история с Навальным, который что ни день, то в суд, и всё такие, заковыристые дела, всё такие, какие-то затейливые, это как в вашем представлении? К чему это должно привести? Ну, уже 300 тысяч ему присудили. 

А.ТРОИЦКИЙ: Ну, эта история мне хорошо знакома. То есть в этом плане я прошел в качестве подопытного в 2011 году. 

О.ЖУРАВЛЁВА: Тестовый. 

А.ТРОИЦКИЙ: Да. У меня же тоже. У меня же было 7 исков, 5 гражданских, 2 уголовных в то время по всяким делам. Так что я знаю, что это такое. Это очень противно, когда в суд ходишь каждую неделю, а иногда по 2-3 раза как на работу. Это, с одной стороны, деморализует, с другой стороны, мобилизует. То есть я, вот, через это испытание прошел. Я уверен, что Лёша тоже пройдет. Он молодец, на самом деле. И все эти... 

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, вообще цель какая? Его, что называется, измучить или, все-таки, закрыть? 

А.ТРОИЦКИЙ: Я думаю, что цель двуединая закрыть, а перед этим помучить как следует, поскольку его сильно не любят. 

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, тогда, если можно, о музыке. Поговорим о музыке. 

А.ТРОИЦКИЙ: Отлично. Давно пора. Давно пора. 

О.ЖУРАВЛЁВА: Профессиональный вопрос: «Как вы оцениваете песню хора Александрова про вежливых человечков? Издевательство над профессией или как урок пения в сумасшедшем доме?» 

А.ТРОИЦКИЙ: Послушал я эту песню, посмотрел видеоклип. Ну, как бы, оценивать ее с точки зрения музыкальной, я думаю, смысла не имеет. Я выяснил, кто является, вроде бы, автором этой песни (по крайней мере, так об этом говорят в каких-то официальных источниках), некто Антон Губанкин, который, на самом деле, является чем-то вроде Министра культуры при Министерстве обороны. То есть при Министерстве обороны имеется отдел культуры, оказывается, и вот зав этого отдела – это как раз человек (я уж даже не знаю, молодой или не очень) по имени Антон Губанкин. И он при том, что имеет университетское образование, не имеет музыкального и литературного, вот, он, вроде бы, автор и музыки, и текста этой самой песни. Ну и очевидно, что сочинена она по указанию какого-то руководства Министерства обороны. Песня, на самом деле, могла быть и хуже, то есть она скорее лирическая, нежели такая, агрессивная, маршевая. Ну, о музыке тут говорить абсолютно нечего. Текст такой, успокаивающий. 

О.ЖУРАВЛЁВА: Вы находите? А мне показалось, что это жесткий троллинг какой-то, вообще издевательство над всем, что только можно. Над всем святым для нас, вежливыми человечками. Вот это «Он приходит с оружием своим». Какой-то бред, нет? 

А.ТРОИЦКИЙ: Если это троллинг, то это троллинг достаточно тонкий. Или я – человек слишком наивный. Нет, я подумал... 

О.ЖУРАВЛЁВА: Простой и грубый музыкальный критик. 

А.ТРОИЦКИЙ: Я подумал, что это всё написано на голубом глазу, хотя и совсем не талантливо. Я думаю, что вообще было бы здорово, если бы эта песня представила бы РФ на конкурсе Евровидение. Вот это вот было бы здорово, это было бы сенсационно. 

О.ЖУРАВЛЁВА: И там бы еще на роликовых коньках бы катались некоторые из бек-вокалов. 

А.ТРОИЦКИЙ: Да. Была бы очень вежливая подтанцовка с Калашниковыми. Ну, скорее всего, конкурс мы бы с этой песней не выиграли, как мы его, скорее всего, и без нее не выиграем. Но, по крайней мере, в очередной раз показали бы Кузькину мать. У нас, ведь, у нас же действует повсюду правило ПДД – Понты дороже денег. 

О.ЖУРАВЛЁВА: Не догоним, хоть согреемся. 

А.ТРОИЦКИЙ: Понты дороже денег, и поэтому хоть мы и проиграем в результате повсюду, зато, как бы, в течение какого-то времени заставим мир или хотя бы Европу, или хотя бы отдельно взятую Украину как-то крупно потрепетать. 

О.ЖУРАВЛЁВА: Артемий Троицкий со своим особым мнением. Всем спасибо, всего доброго. 

А.ТРОИЦКИЙ: Всё? Нет больше вопросов? А про Цоя?.. 

Источник: ЭХО Москвы



  • 4032