Письмо из Донбасса

2014.03.07

Над зданием почты - портрет Ленина.

В подъездах - советские кривые ящики для писем. Их с любопытством фотографируют западные коллеги. Повеяло восточным Берлином из забытого немцами прошлого. Мне понятна их ирония, если только не думать - что это моя страна. Символика и доселе актуальные атрибуты СССР - не худшее, что мне довелось показать на Донбассе. 

Женщина не назвала своего имени. По глазам, по голосу, да по всему было видно - два чувства вступили в схватку не на шутку: желание поговорить хоть с кем-то и ненависть к журналистам. Она живет в полуразрушенном доме в селе Выселки на краю Донбасса. По соседству несколько жилых хат. Те же несколько лиц она видит каждый день многие годы, только со временем их становится меньше, новые не прибавляются. Телевизор уже не спасает от одиночества. Женщина говорит: «украинские каналы врут, там в Киеве - о нас не думают». 

В 1991, когда село разрезали украино-российской границей, Донбассу отошли 14 домов, половина уже заброшены. Судя по всему, об этих людях никто никогда не думал. Дорогу к их хатам кое-как «проездили» пограничники. Ближайший магазин - в соседнем селе, за хлебом удобнее ходить в Россию. А еще удобнее было бы стать Россией, - говорит в конец разочарованная нищетой и безысходностью женщина, - при этом на вопрос «вы россиянка?» возмущенно до глубины души кричит «я украинка!!!». 

В соседнем селе, более благополучном, те же настроения. Но чуть меньше безысходности и чуть больше страха. Здесь, в отличие от Киева, не боятся войны с Россией. Здесь царит страх к неким пришельцам-бандеровцам. «Мы украинцы, они - нет!», - кричат в один голос пятеро женщин. 

И у меня все то же чувство: с этими людьми никто никогда не говорил, никто никогда их не слышал, и в глаза они не видели ни одного (так пугающего их) львовянина. К ним стоит прийти, не обещать (это бесполезно), а хоть что-то взять и молча сделать. Впервые с 91-го года. Их страх можно трансформировать в надежду, подкрепленную пусть маленькими, но шагами на пути к обозримому будущему.  

В двух метрах на лавке сидят российские соседи с чуть большей пенсией. Для обнищавших украинских граждан это достаточный аргумент, чтобы и дальше мечтать сместить шлакбаум и вагончик, раскрашенный в цвета российского флага, поглубже на территорию Донбасса.

… продолжение следует….  


  • 2821

Киев, 19 февраля 2014.

2014.02.18

Майдан отстреливают, поджигают, избивают, а люди туда идут, едут, добираются, несмотря на отсутствие общественного транспорта, пробки и отказы такси приближаться к центру города, несмотря на разбросанных по всему Киеву гаишников. Люди добираются до Майдана.

   Большинство ребят защищены от дубинок и резиновых пуль весьма условно: в строительных касках, без противогазов и бронежилетов. Но они смело идут к баррикадам, с которых беспрерывно выносят раненных. Многих в критическом состоянии. По неофициальным данным счет погибших идет на десятки.

   Медики спасают жизни, бегают по самым горячим точкам, но отойдя в сторону на перекур - парни флиртуют с девчонками. Майдан - это когда все чувства обострены, нервы оголены, жизнь кажется короткой и непредсказуемой. Это ощущение чего-то настоящего подкупает и не позволяет просто уйти или просто заснуть. В такие моменты мыслишь ясно, заботишься о ближних, помогаешь незнакомым. Главное - результат. 

   Результат для политиков очевиден. Украина навсегда стала украинской и перестала притворяться Малороссией. Если бы Украина в действительности была Малороссией, а не притворялась, то "Майдана" бы не было. Страна притворялась, потому что до ноября 2013-го можно было проглотить всё, лишь бы не было войны. Но конфликт оказался неизбежен. 

   Такой Украиной президент Янукович управлять не может. Это очевидно. В такой Украине Виктор Янукович уже никогда не найдет себе места, тем более политического. Наверное, ему пора позаботиться о политическом убежище. Впрочем, к управлению "Майданом" не готова и оппозиция. Хотя, если ее лидеры будут прислушиваться к народу, как это принято в цивилизованном мире, то оппозиция сможет справиться с  техническими функциями управленцев. 

   Украинская революция поделила граждан одной страны  на две категории: свободные и несвободные. Первые воюют «за» (свободу, Украину, свое будущее  и тд). Вторые воюют из-за страха и жажды крови. Кто мог представить себе, что на обочинах киевских улиц в мирное, казалось бы, время будут лежать трупы?! Вот она - жажда крови тех, кто называет себя "стражами порядка". Вот он - страх украинской верхушки потерять власть.  

  • 2605