Обама солгал на голубом глазу, а Буш сплясал на похоронах

2016.07.15

Для человека, который славится своим красноречием, Обама вообще-то говорит плохо, но замечательно читает с экрана теле-суфлера, без которого он, похоже, не выходит из дома. Несмотря на репутацию знатного оратора, он так и не произнес ни одной великой речи, которая бы вошла в анналы риторики. 

Выступление Обамы в Далласе, на похоронах одного из пяти белых полисменов, убитых черным расистом Майком Джонсоном, поначалу подавало надежды стать первой такой великой речью. 

Как писал консервативный комментатор Джон Подхорец, работавший спичрайтером у Рейгана, начало обамовской речи было «великолепным»: «возвышенным», «сильным» и «трогательным». Но потом Обама все опошлил. Он не смог побороть соблазна вскочить на своего любимого конька, и с апломбом заявил:  «Подростку легче достать «Глок», чем компьютер... или даже книгу!».

Массовое убийство полисменов в Далласе cподвигло Обаму на сомнительное заявление не впервые. До этого наш президент заявил в Варшаве, что «разобраться в мотивах стрелявшего очень трудно», хотя убийца Джонсон заявил перед смертью, что он «хотел убивать белых, особенно белых полицейских». 

Когда белые убивали афроамериканцев, Обама сразу находил причину – расизм, а тут почему-то нет. Но это было лукавство. Тогда как заявление, что подростку в Америке легче получить доступ к «Глоку» (популярный австрийский пистолет), чем к компьютеру или к книге, было уже прямой и легко разоблачаемой ложью человека, который под занавес положительно зациклился на борьбе с оружием. В этой борьбе Обаму на каждом шагу останавливали конгрессмены от обеих партий. Тем сильнее его потребность побороться с оружейным драконом хотя бы риторически. 

Критики заметили, что это приличнее было бы сделать не на похоронах, а на митинге или на прессухе в Белом доме.

Обама погрешил против истины во всем. Может, это ему было в юности легче достать пистолет, чем книгу, но у большинства подростков все как раз наоборот. 

Во-первых, федеральный закон запрещает лицам моложе 18 лет покупать пистолеты или патроны к ним. Точно также незаконно продавать или давать им оружие. Компьютеры же и книги, насколько я знаю, у нас пока вполне легальны, и подростки имеют к ним бесплатный доступ в государственных школах и многочисленных библиотеках. А вот пунктов бесплатной раздачи подросткам оружия у нас пока, насколько я знаю, нет. 

В прошлом году опрос Pew Research Center показал, что 87% американских подростков имеют доступ к компьютеру, 81% - к игровой приставке, а 83% - к смартфону. Причем у чернокожих тинейджеров этот показатель выше, чем у белых– 85%. Выяснилось, что 92% подростков выходят в интернет ежедневно. Из слов Обамы получается, что легкий доступ к оружию имеют больше 92% наших тинейджеров? Умолчим уже о том, что книга стоит несколько дешевле «Глока», который меньше, чем за 500 баксов, не купишь. 

В общем, президент солгал, причем проникновенно и на голубом глазу. 

Речь Джорджа Буша на тех же похоронах была лишена  милых глупостей и вранья, но он озадачил присутствующих тем, что начал приплясывать во время исполнения церковным хором «Боевого гимна Республики». В сети раздались предположения, что бывший президент развязал или уже в маразме. 

Как ни странно, лучше всех заступился за Буша левый комментатор Дэвид Уоллис, который написал в нашем «Обсервере», что люди скорбят по-разному. По словам Уоллиса,  «многие плачут. Иные молча и благоговейно склоняют головы. Кто-то занимается сексом с другими скорбящими. Очевидно, Джордж Буш исполняет румбу под «Боевой гимн Республики». Господин президент, вихляйтесь на здоровье!».

Лично у меня было предположение, что Буш научился скорбеть в танце у своего сменщика, который, помнится, отплясывал в Аргентине танго после терактов в Брюсселе.  


  • 924

России и Ирану дивно повезло с Обамой

2015.10.19

Российские самолеты бомбят в Сирии позиции противников Башара Асада, а российские корабли на Каспии обстреливают их крылатыми ракетами, тогда в Персидском заливе впервые с 2007 года не осталось ни одного американского авианосца. Гигантский «Теодор Рузвельт» с 65 самолетами на борту был только что выведен оттуда для ремонта и в связи с сокращением военного бюджета. 

Как отмечает обозреватель "The Wall Street Journal Ярослав Трофимов, у Америки еще немало войск на Ближнем Востоке, в  том числе 45 тысяч солдат, а также тесные связи с разведслужбами и режимами от Марокко до Пакистана. 

Даже после вывода американских войск из Ирака и Афганистана, у США останется в регионе гораздо больше сил, чем несколько десятков самолетов и несколько тысяч военнослужащих, которых дислоцировала в Сирии Москва. И тем не менее, пишет Трофимов, «после того, как Арабская весна поломала в 2011 году сложившийся на Ближнем Востоке порядок, американское влияние в регионе неуклонно подрывается растущим ощущением, что Вашингтон не любит рисковать  и просто не хочет больше играть свою традиционную руководящую роль на Ближнем Востоке».

Результат? По словам бывшего американского посла в Ираке и Турции Джеймса Джеффри, «дело не в американской военной мощи – ее на Ближнем Востоке вагон. Дело в том, что и наши друзья, и наши оппоненты не уверены, что мы по-прежнему готовы употребить эту мощь для защиты своих друзей... Никто не хочет идти на риск, если США не идут ни на какой риск, и люди опасаются, что завтра мы повернемся и просто оттуда уйдем».

Почувствовав, что на американцев больше нельзя положиться, страны региона начинают смотреть в лес. Республики Средней Азии, которых на Западе совокупно прозвали «станами», раньше пытались проводить более или менее независимый курс, но сейчас они снова на московской орбите. Даже Израиль больше не кладет яйца в одну корзину. В прошлом году он пошел наперекор Вашингтону и отказался голосовать в ООН за осуждение аннексии Крыма. Сейчас он воздержался от критики российских бомбардировок Сирии.

Как выразился один сотрудник Белого дома, Обама предпочитает «вести сзади», а это, очевидно, исключает руководящую роль Америки. Если вы хотите плестись в хвосте, вперед вырываются другие. В данном случае Россия и Иран, которым дивно повезло с Обамой. 

Второй фактор – это засилье юристов в нынешнем американском руководстве. 

Как писал другу еще в 1956 году умница Генри Киссинджер, ушлые юристы, которые заправляют в нашем правительстве, ослабляют страну тем, что стремятся свести риск до минимума. 

Рейган, например, поставлял «стингеры» афганским повстанцам, хотя его предупреждали, что эти зенитные ракеты могут попасть к террористам (ни одна, насколько известно, в терактах не фигурировала). Обама же наотрез отказывается предоставить их сирийской оппозиции, которую бомбит сейчас Россия. 

Юристы всегда правили Америкой, но прежние президенты брали себе в советники людей вроде Збигнева Бжезинского, Ричарда Пайпса или того же Киссинджера, которые хорошо знали историю и внешние дела. Вокруг Обамы людей такого калибра почти нет. 

На Ближнем Востоке больше не знают, что может выкинуть Америка завтра. Как говорит бывший заместитель киргизского премьер-министра Токон Мамытов, «никто больше ей не доверяет, ни элиты, ни простые люди». Отсюда бегство в объятия России или Ирана, либо неуклюжие попытки занять место США, как поступили саудовцы и эмираты, вмешавшись в конфликт в Йемене. Все это хорошо не кончится.


  • 1116

Обама, "Шарли Эбдо" и неотданный долг Парижу

2015.01.14

В прошлые выходные больше миллиона французов маршировали в Париже за свободу слова и в честь расстрелянных исламистами сотрудников сатирического журнала «Шарли эбдо». Это было трогательное и душеспасительное мероприятие, хотя и абсолютно бесполезное в смысле борьбы за свободу слова. С моей точки зрения, было бы куда полезнее, если бы демонстранты скинулись по сто франков и экипировали бригаду крестоносцев, которые бы вырезали всех аль-кайдовцев в Йемене. Именно йеменская «Аль-Каида» обучила и вооружила убийц французских журналистов, а потом взяла на себя ответственность за учиненную ими расправу. А маршировать по улицами с плакатами «Я – Шарли эбдо», конечно, очень мило, но абсолютно бесполезно. И я никогда бы не взял этот плакат, потому что я не «Шарли эбдо»: я не такой храбрец, как покойные карикатуристы, и я не склонен издеваться над чувствами верующих.

Но то я, а то французы, чья культура уже много веков пропитана радикальным антиклерикализмом. В 1534 году Рабле обрушился в своем «Гаргантюа и Пантагрюэле» на католических монахов. По его словам, «они не пашут, как крестьяне, и не лечат больных, как врачи», а вместо этого «терзают всю окрестность звоном своих колоколов» и «бормочут бесчисленные легенды и псалмы, которых сами даже не понимают».

Два века спустя особенно отличился по части богохульства Вольтер. Католическая церковь, однако, сожгла на костре не его, а лишь его книги, особенно «Философский словарь», вышедший в 1764 году. В 1793-м маркиз де Сад назвал деву Марию в своей «Философии будуара» «грязной, бесстыжей шлюхой», а Христа – «негодяем», «подонком» и «деспотом». Де Сада тоже не сожгли и не расстреляли из Калашникова, но регулярно сажали, и он является единственным французом в истории, который сидел в тюрьме при четырех режимах.

Возвращаясь к парижской манифестации,  я считаю, что самому Обаме прилететь в Париж было бы неорганично. Как-никак, он однажды заявил с трибуны ООН: «Будущее не должно принадлежать тем, что клевещет на Пророка Ислама!».

Обама также говорил, что «мы отвергаем любые попытки принизить религиозные верования других». Хотя на самом деле этого нет и в помине: американцы с самого начала считали, что каждый имеет право принижать чьи бы то ни было религиозные верования, от мормонов до мусульман.

Свобода – это и свобода обижать. Поэтому смешно было видеть, как к «Шарли эбдо» примазываются наши левые, которые, на мой взгляд,  являют собой куда большую угрозу нащим вольностям, чем правые. «Vivelaliberte!» - написал в Твиттере после расстрела парижской редакции нью-йоркский конгрессмен-демократ Хаким Джеффрис. В прошлом году он был спонсором законопроекта, который обязывал правительство изучить проявления в интернете так называемого hatespeech, то есть «языка ненависти», то есть высказываний, которые теоретически могут обидеть какую-то этническую, сексуальную и социальную группу. На защиту вольнолюбивых французов стадом бросилась наша интеллигенция, которая десятилетиями душит свободу слова политкорректностью (недаром этот хамский термин первой пустила в обиход компартия США).

Но если Обаме нечего было делать в Париже, то он должен был отправить туда кого-то из своих приближенных, а не американскую послиху во Франции, которая получила эту синекуру в благодарность за то, что неутомимо собирала средства на предвыборную кампанию президента. Потому что мы должны Франции.

Когда американские солдаты высадились в 1917 году во Франции, чтобы спасти ее от бошей, они приговаривали: «Лафайет, мы здесь!». Генерал Лафайет был первым иностранным другом американцев и воевал в 1776 году бок о бок с Вашингтоном. На следующий день после терактов 2001 года «Монд» вышла с лозунгом «Мы все американцы!».

Долги нужно отдавать, господин президент. Даже французам.

  • 1740

Учите испанский

2014.11.30

Барак Обама заслужил благодарность  миллионов нелегалов, объявив, что он не собирается их депортировать и выдаст им временные разрешения на работу, которые, конечно, со временем сделаются постоянными. Республиканцы запротестовали, что  президент нарушил конституцию, ибо законы принимает в США лишь  конгресс, но не исполнительная власть. Ряд правоведов возразил, что Обама своих полномочий не превысил.

"Президент, безусловно, имел на это право. Президенты всегда  могут выбирать, какие законы проводятся в жизнь, а какие нет", - заявил  декан юрфака Калифорнийского университета Эрвин Чемеринский.

В этом доводе есть своя логика. Конгресс предоставляет исполнительной власти большую свободу решать, какие преступления  преследовать, а на какие смотреть сквозь пальцы. В США буквально миллионы законов, и если власть начнет наказывать нарушителей  буквально всех из них, то больше у нее ни на что сил и времени не останется. По этой логике Обама имел полное право больше не депортировать миллионы нелегалов.

Беда в том, что еще недавно сам он так не считал. Наоборот, когда корреспондент местного испаноязычного канала спросил у него 31 января прошлого года, не собирается ли он объявить мораторий на депортации, Обама заявил:  "Я думаю, важно напомнить вам всем, что я не король. Я глава исполнительной власти. Я обязан выполнять законы".

А 14 февраля прошлого года ему снова задали этот вопрос. Обама снова заявил: "Проблема в том, что я президент США. Я не император США. Мое  дело соблюдать законы, принятые конгрессом...".

Таких цитат десятки. Немудрено, что республиканцы искренне считают Обаму узурпатором и лихорадочно решают, как помешать выполнению его эдикта.

Получится это у них?  Боюсь, сделать это будет трудно. Когда у американца проблема, он немедленно начинает думать о суде. Буквально на следующий день после того, как Обама объявил свою амнистию, один провинциальный шериф уже вчинил ему судебный иск. О том же подумывают сейчас  республиканцы в конгрессе. Беда в том, что американские суды  предпочитают не встревать в разногласия между разными ветвями власти.

Другой вариант – импичмент. Это самый мощный инструмент борьбы с тиранией, который оставили нам в наследство отцы-основатели. О нем поговаривают, но платонически. С тех пор, как республиканцы неудачно пытались импичнуть Билла Клинтона за ложь под присягой, принято считать, что эта процедура не нравится американцам.

Это не обязательно так, но известно, что вещи должны не быть, а казаться, и республиканцам кажется, что идти по этому пути  опасно.

В любом случае, они вряд ли наберут для этого достаточно голосов даже в новом сенате. Они также смертельно боятся отказывать правительству в финансировании. Они сделали это в октябре прошлого года, чтобы сломать Обамакер, и 16 дней подряд правительство США пускало пузыри. После этого рейтинг партии вошел в пике и восстановился лишь недавно.

Но не обязательно отказывать в средствах всем госорганам: можно перекрыть кислород только иммиграционному ведомству, которое будет оформлять нелегеалов и печатать и выдавать им разрешения на работу. Проблема в том, что эта контора практически не получает денег из бюджета, а существует на свои, например, на взимание платы за продление паспорта. Однако в среду исследовательский отдел конгресса заключил, что тот может распоряжаться даже теми деньгами, которые собрало само иммиграционное ведомство. Наконец, с января сенат может отказаться утверждать обамовских назначенцев: послов, вельмож и, главное,  федеральных судей.

Может, что-то из этого сработает. Но может, и  нет. Учите испанский.


  • 1525

Обама не знает, как бороться со злом

2014.09.05

Половина американцев, которая дважды проголосовала за Барака Обаму, вроде бы все сделала правильно. Она избрала человека, чье полное имя включает Хусейна, и надеялась, что Обама резко повысит престиж Америки на Ближнем Востоке.

Перед избранием Обамы один из главных его акынов, английский эмигрант Эндрю Салливэн, поделился с читателями надеждами, которые он на него возлагал.

«Представим себе ноябрь 2008-го, - писал публицист. – Молодой пакистанский мусульманин смотрит телевизор и видит, что этот человек – Барак Хусейн Обама – делается новым лицом Америки... Теперь врагом по идее сделался человек с коричневой кожей, отец которого был африканцем; который вырос в Индонезии и на Гавайях и мальчишкой ходил в мусульманскую школу». 

«Если вы искали самое незатейливое, но самое эффективное оружие против демонизации США, которая питает исламистскую идеологию, - продолжал Салливэн, - то вы его получили: это лицо Обамы. Оно лучше любых слов доказывает (мусульманам), что они были неправы насчет Америки».

Обама действовал на мусульман не только своей внешностью. Он произнес в Каире программную речь, в которой сильно преукрасил вклад ислама в мировую цивилизацию, извинялся за Америку и приказал НАСА прекратить пилотируемые полеты в космос, а вместо этого заняться улучшением отношений с мусульманским миром.

НАСА, очевидно, не справилось с этой задачей, поскольку уже в 2011 году рейтинг Обамы на Ближнем Востоке опустился ниже бушевского.

Обама пришел к власти с обещанием объединить человечество, расколотое его предшественником, и сдержал слово: мир практически един в недоверии и пренебрежительном отношении к Америке и к нему лично.

Европейцы считают, что Обаме нельзя доверять. Такой одиозный американофил, как министр иностранных дел Польши Радек Сикорский, заявил, что при Обаме «польско-американский союз не стоит и выеденного яйца; он даже вреден, поскольку внушает Польше обманчивое ощущение безопасности».

В Москве, правда, Обаму ценят и, наверное, мечтают о том, чтобы он правил Америкой вечно. Ценит его, наверное, и «Исламское государство», которое в последние дни известно как ИГ (на палочке) и только что отрезало голову очередному американскому журналисту.

На месте Обамы я бы, как минимум, признал, что мы имеем дело со страшной новой угрозой. Как сейчас выясняется, разведка почти год докладывала Белому дому об этой угрозе, но Обама практически не обращал на их сводки внимания. Ведь он давно объявил, что бушевская война с террором подошла к концу, и что «Аль-Каида» дышит на ладан. 

Даже после того, как ИГ обзавелось собственным халифатом в Сирии и Ираке и перерезало перед видеокамерой тысячи христиан и других своих пленников, Обама заявил, что у США пока нет стратегии борьбы с этим злом. 

Поднялся такой хай, что в среду президент выразился несколько определеннее. Но не намного. Оказывается, стратегия у него есть, а именно: «ослабить ИГ до такой степени, чтобы оно больше не являлось фактором, каким оно было на наших глазах на протяжении последних месяцев», и сделалось «управляемой проблемой». 

Как это прикажете понимать? Чтобы ИГ стало отрезать меньше голов? 

Обаме надо занять духа у своего вице-президента Джо Байдена, который пригрозил головорезам, сказав, что «мы будем преследовать их до врат ада!». Госсекретарь Джон Керри написал в твиттере, что ИГ «будет уничтожено/раздавлено».

4 июня 1940 году Черчилль произнес в парламенте знаменитую речь («Мы пойдем до конца!...! Мы будем биться на морях и океанах! Мы будем биться на пляжах...в полях и на улицах!»). 

Если перевести ее на язык Обамы, то получится: «Мы ослабим вас, мы уменьшим вас как фактор, мы сделаем вас более управляемыми!».    

В общем, трепещи, ИГ! 

Недаром Обама в первый же день приказал убрать из Овального кабинета бюст Черчилля.


Фото: http://www.whitehouse.gov/

  • 2011