Главный редактор газеты «Комсомольская правда» Владимир Сунгоркин: "А чего они за Косово-то проголосовали, а за Крым – нет"? ОСОБОЕ МНЕНИЕ 28.03.2014

2014.03.28

М.КОРОЛЁВА: Здравствуйте. Это, действительно, программа «Особое мнение», я – Марина Королёва, ну а напротив сегодня Владимир Сунгоркин, главный редактор газеты «Комсомольская правда». Владимир Николаевич, здравствуйте.

В.СУНГОРКИН: Здравствуйте.

М.КОРОЛЁВА: Мы, конечно, поговорим и о СМИ, и о том, что происходит в обществе. Вообще очень много вопросов пришло по интернету сегодня. Но, конечно, начнем мы, все-таки, наверное, с ситуации и на Украине, и вокруг Украины, и в Крыму, потому что по этому поводу тоже много вопросов. Ну вот один из вопросов нашего слушателя. Генассамблея ООН большинством голосов поддержала резолюцию, которая подтверждает незаконность референдума по Крыму, вы знаете, конечно. Там 100 голосов за эту резолюцию, только 11 против. И эти 11... Не буду все перечислять, но среди них там Армения, Белоруссия, Боливия, Венесуэла, Зимбабве и так далее. Вот, вас спрашивают: о чем это говорит?

В.СУНГОРКИН: Я скажу парадоксальную вещь, но, на самом деле, голосование, то голосование, которое состоялось, говорит, вы не поверите, о большой победе России. Сейчас объясняю.

М.КОРОЛЁВА: Как это?

В.СУНГОРКИН: А вот да, а вот как это? А вот смотрите. Вот, вы сказали, что за нас проголосовало всего 11 стран, а 100 стран проголосовало против. Но там есть еще цифра, по-моему, 68 стран воздержалось.

М.КОРОЛЁВА: Да, это так.

В.СУНГОРКИН: Это так. Вот, видите? Это очень интересный момент. И это очень серьезный момент. Дело в том, что в любой стране, практически в любой стране есть маленькая проблема или маленький свой Крым, да? Своя маленькая проблема. Есть в любой стране этнические меньшинства, которые периодически в разных ситуациях вдруг требуют расширения своих полномочий, голосований и так далее.

В любой стране есть... Например, даже в такой большой как в Китае, ну, или с него прямо начнем, есть проблема национальных автономий, которые требуют выхода из состава страны. И поэтому в данном случае даже то, что в каждой стране есть свой такой скелет в шкафу, то, что они проголосовали некоторые за, а около 70 стран, 68, по-моему, стран, да?

М.КОРОЛЁВА: Ну, да, 60 с чем-то.

В.СУНГОРКИН: 60 с чем-то стран проголосовало воздержались, это означает, что они с пониманием к нам относятся.

М.КОРОЛЁВА: Вот я уточнила: 58.

В.СУНГОРКИН: 58. Я помню, что 8 там, да? Ну, всего получается почти 70 стран, да? Это означает, что с большим пониманием к нам отнеслись, к нашей ситуации, конкретно к Крыму. Вот такой мой ответ.

М.КОРОЛЁВА: Ну, смотрите, если кто-то не нажимает просто на кнопку (а таких стран тоже 24 там оказалось) – это тоже о чем-то говорит. То есть люди ни за, ни против, ни воздержались, они просто не стали голосовать и всё. Причем, среди них, смотрите, там Киргизия, Таджикистан, Туркмения. Вроде бы, это страны, которые с нами-то очень тесно связаны. И тем не менее, они не поддержали в этом Россию, не стали голосовать против. А вот это о чем говорит?

В.СУНГОРКИН: Ну, они воздержавшиеся, видимо, да?

М.КОРОЛЁВА: Нет, это те, кто не воздерживался, это те, кто просто не стал голосовать вообще. Не нажимали на кнопку.

В.СУНГОРКИН: Ну, у любой страны, я говорю, в той же... Вы назвали, допустим, сейчас Киргизию, Таджикистан... И кого там третьего?

М.КОРОЛЁВА: Туркмения.

В.СУНГОРКИН: Например, да? И у Туркмении, и у Таджикистана, и у Киргизии есть серьезнейшие территориальные такие проблемы, такие флюсы, я бы сказал, да? У Киргизии есть проблемы с Казахстаном, у Таджикистана есть серьезнейшие проблемы с Узбекистаном. Точно такие же похожие есть территории... Допустим, в Таджикистане или в Киргизии есть территория, населенная казахами. В Таджикистане есть территория, населенная узбеками, да?

Конечно, они думают об этом. Они не могут проголосовать иначе, потому что их меньшинство национальное тут же скажет «Так, хорошо, вы проголосовали, вы легализовали этот процесс. Завтра мы выходим тоже на свои митинги и требование референдума».

М.КОРОЛЁВА: Так в чем же тут, все-таки, победа России-то, я хочу понять? Особенно если учитывать, смотрите, состав тех, кто поддержал Россию. Вот, Боливия, Венесуэла, Зимбабве, Куба, КНДР, Никарагуа, Сирия, Судан. Вот такая у нас получилась компания. Это те, кто нас одобрили.

В.СУНГОРКИН: Я бы тут не акцентировался на «одобрили», я бы акцентировался... Когда я говорю, что победа, что в числе воздержавшихся были, например... Видите, вы всё свои, а я свои называю. Например, Китай. А Китай – это серьезная страна?

М.КОРОЛЁВА: Ну, серьезная.

В.СУНГОРКИН: То, что Китай воздержался, это серьезнейшая наша поддержка, потому что у Китая есть проблема там районов, прилегающих к городу Урумчи, там, Синьцзян-Уйгурского района, внутренней Монголии и так далее, и тому подобное, да? И тем не менее, он нас поддержал. У Китая есть проблемы Тайваня, который он, наоборот, хочет присоединить, да?

М.КОРОЛЁВА: Ну, я бы не сказала, что он нас поддержал – он просто нас, вроде как, и не осудил, и не поддержал.

В.СУНГОРКИН: Не-не, не-не, не-не. Ну, вы свое мнение, а я вам говорю, что, по сути, это серьезнейшая поддержка (то, что он воздержался). Всё же надо смотреть в реальном контексте.

М.КОРОЛЁВА: То есть для вас это вовсе не какое не осуждение в результате? Ну, я просто констатирую.

В.СУНГОРКИН: А вы знаете, теперь что касается всех остальных. Все остальные, которые проголосовали или большинство из тех, кто проголосовал так однозначно против, и это, вроде как, приличные страны, они давным-давно свое лицо потеряли в подобном контексте, когда они проголосовали за Косово. А чего они за Косово-то проголосовали, а за Крым – нет? Вот, интересный вопрос. А чего?

Я вам скажу, чего. Это просто старинный спор, старинный геополитический спор, который был, есть и будет, пока существует человечество. Вот и всё.

М.КОРОЛЁВА: Нет, ну а чего на Косово-то кивать?

В.СУНГОРКИН: Как чего?

М.КОРОЛЁВА: С одной стороны, если нам кажется, что это плохо, то зачем же самим-то делать точно так же, как поступили, например, с Косово?

В.СУНГОРКИН: Вы знаете, я не знаю, как вы. Я, например, в Крыму бываю каждый год и неоднократно. Вот, в этом году я был, сейчас приезжал туда на референдум, был в качестве официального наблюдателя. Вы знаете, давайте от обратного пойдем. Вот, я не знаю, я в Косово не был, что там у них как было у албанцев с сербами и как там шло замещение народов. Но Крым исторически и по факту – это русская земля. Ну, так получилось, да?

В Украине рухнул законный режим, там произошел государственный переворот. Президент, законно избранный абсолютно (никто не сомневался в его избрании) изгнан и сейчас где-то в районе Ростова. Вот история. Почему нам в этой ситуации не воспользоваться (нам, России) и не вернуть себе ту землю, которая ушла к ним по недоразумению?

М.КОРОЛЁВА: Хорошо, мы продолжим говорить о Крыме – это будет через минуту примерно. Владимир Сунгоркин сегодня в гостях.

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

М.КОРОЛЁВА: И мы продолжаем программу «Особое мнение» сегодня с Владимиром Сунгоркиным, главным редактором газеты «Комсомольская правда». Кстати, с нами можно связаться. +7 985 970-45-45 – это для ваших смсок, для ваших вопросов. И в Twitter’е аккаунт @vyzvon тоже есть. Можете выстраивать кардиограмму эфира на сайте «Эха Москвы», потом ее посмотреть, что получится.

Владимир Николаевич, ну, вот, смски уже идут, и наш слушатель из Санкт-Петербурга предлагает, все-таки, напомнить вам, что Косово никто не присоединял к себе как свою историческую землю. Ну, это кроме того аргумента, что если кто-то делает плохо, то нам-то зачем?

В.СУНГОРКИН: Вы знаете, все аргументы давно известны. Что значит «нам-то зачем»? У нас там живут наши соотечественники, которые не хотят жить на Украине.

М.КОРОЛЁВА: Ну, люди, которые говорят по-русски. Там разные люди живут.

В.СУНГОРКИН: Ну, разные люди. Теперь. Значит, принадлежность Крыма Украине была оформлена абсолютно неряшливо, скажем так. И надо брать всю историю вопроса.

Третий аргумент. Вот, когда говорят «Вот здесь существует, якобы, некий международный порядок и мы его взяли и весь разрушили», ну, в истории, в новейшей истории существует огромное количество событий, которые разрушали этот мировой порядок. Ну, мировой порядок – имеется в виду послевоенный, да? Ирак, Кувейт, Афганистан (действия американцев) и так далее можно дальше пальцы загибать. Бомбежка Югославии, если уж говорить.

Почему когда там всё происходит, у автора вот этой смски никаких вопросов, видимо, не возникало.

М.КОРОЛЁВА: Да поверьте, они то же самое пишут.

В.СУНГОРКИН: Я думаю, нет. Я думаю, нет.

М.КОРОЛЁВА: Я поэтому хочу вас спросить: если там делают так, то нам зачем? Вот, правда?

В.СУНГОРКИН: Ну как зачем?

М.КОРОЛЁВА: Ну, вот, зачем? Вот, объясните мне.

В.СУНГОРКИН: У России есть свои геополитические интересы. У России есть свои национальные интересы. Давайте опять, вот, по Украине 2 слова скажу, с чего всё начиналось?

М.КОРОЛЁВА: Давайте.

В.СУНГОРКИН: Как только произошел государственный переворот и был изгнан законно избранный президент в Украине, о чем они сразу говорили?

М.КОРОЛЁВА: Подождите: он же не изгнан, он же сбежал. Вот здесь вам тоже пишут, Елена пишет: «Он сбежал».

В.СУНГОРКИН: Ну, по вашей версии он сбежал, а по моей версии он изгнан, да? Ну, останемся все при своих, так сказать. Куда он сбежал? Он выехал. Он выехал вечером, по-моему, 21 февраля, подписав все документы с кучей тех самых ценителей международного порядка, подписав все документы, он всего-навсего поехал... Куда он поехал? В Донецк, да? Или в Харьков? В Харьков, по-моему, на этот съезд.

М.КОРОЛЁВА: А потом?

В.СУНГОРКИН: А по дороге обнаружил, что уже всё захвачено и ему даже не дают свободных перелетов, всё, он остался ни с чем. Ну, это если говорить о «сбежал» или «его изгнали». Он выехал по своей территории. Дальше оказалось, что его везде уже травят как зайца собаками. При этом за несколько часов до этого с ним были подписаны всякие гарантия, соглашения и так далее.

М.КОРОЛЁВА: Но жизни-то ничто не угрожало, вроде.

В.СУНГОРКИН: Слушайте, угрожало не угрожало – не мне судить и не вам, да?

М.КОРОЛЁВА: Ну да.

В.СУНГОРКИН: Вроде. Но согласитесь, что чего-то не совсем так красиво называть это словом... Ну, можно сказать «сбежал». Но всё это было не так идиллически.

Теперь. Как только пришли эти (вы их даже можете назвать) новые народные власти, они тут же заявили: «Первое, Черноморский флот пусть уматывает из Крыма, а для начала пусть он платит не 90 миллионов долларов, а 3 миллиарда». Уматывать Черноморскому флоту некуда.

Мы у себя в «Комсомольской правде», я помню, как-то... У нас был шикарный заголовок, что Черноморский флот может уйти из Крыма, но только вместе с полуостровом. Ему некуда уходить.

М.КОРОЛЁВА: Но у России тоже, слава богу, рычагов-то просто очень много. И газ, и цены.

В.СУНГОРКИН: Слушайте, Украина разваливается. Это я говорю «разваливается», и сейчас она разваливается, и тогда разваливалась. Законно избранного режима нету, кругом бродят какие-то сомнительные шайки и как из рога изобилия звучат очень странные заявления. Почему в этой ситуации если народ Крыма говорит «Присоедините нас к России» и они просят, и там референдум показал 97%, то почему нам вообще?.. Вы вообще... Вот, я вас спрошу. Вы меня спрашиваете, теперь я вас спрошу. Вы – гражданка России. Почему вам не интересны здесь, на «Эхо Москвы» национальные интересы России?

М.КОРОЛЁВА: Ничего себе вопрос.

В.СУНГОРКИН: Ну как? А как «Ничего себе»? Да а как иначе?

М.КОРОЛЁВА: Нет, сегодня ваше особое мнение, Владимир Николаевич. Давайте я вас спрошу о другом. Вот смотрите, опять-таки от наших слушателей.

В.СУНГОРКИН: А! Сразу о другом. Сразу о другом.

М.КОРОЛЁВА: Нет-нет, всё о том же, о Крыме.

В.СУНГОРКИН: А почему нам с вами вместе не защищать национальные интересы России в виде вот этой ситуации, защиты наших интересов в ситуации с Крымом? Почему?

М.КОРОЛЁВА: Да у нас с вами есть масса оснований защищать свои национальные интересы на территории, которая и так огромная и без Крыма. Но я давайте, все-таки, вопрос от слушателей, поскольку вас хотят услышать.

В.СУНГОРКИН: Вы в Крыму разговаривали с русскими людьми? Они убегали оттуда просто со слезами на глазах.

М.КОРОЛЁВА: Из Крыма?

В.СУНГОРКИН: Я имею в виду из-под Украины они убегали, понимаете? Из-под власти Украины. Понимаете?

М.КОРОЛЁВА: Я просто крымских беженцев, вот, не припомню.

В.СУНГОРКИН: Я говорю, они убегали из-под власти Крыма тем, что они голосовали за вход в Россию. Там же было 2 вопроса. Второй вопрос – пожалуйста, остаемся в составе Украины с расширением автономии, бла-бла-бла. Никто не захотел остаться в составе Украины с расширением автономии. Никто.

И там, кстати... Не знаю, что у вас тут заявляли, но я не удивлюсь, что и здесь тоже, наверное. И там не было никаких броневиков, вооруженных людей на участках и так далее. Я весь южный берег проехал с коллегами. Заходили куда хотели и на все участки. Там кроме людей в очень стоптанных ботинках или кроссовках, плохо одетых, которые являлись местными жителями и обеспечивали порядок, там никого не было.

М.КОРОЛЁВА: То есть солдат не было, войск не было?

В.СУНГОРКИН: Конечно, не было!

М.КОРОЛЁВА: Военных людей не было?

В.СУНГОРКИН: Конечно, не было! Конечно, не было!

М.КОРОЛЁВА: Ну, правда, у нас там были корреспонденты, тоже работали.

В.СУНГОРКИН: Подождите, мы говорим про места, где проходили выборы.

М.КОРОЛЁВА: Ну, про участки сами.

В.СУНГОРКИН: Не было. Ни на одном участке никого не было.

М.КОРОЛЁВА: Ну, охотно верю. Вопрос от слушателя всё хочу вам задать. Вот, почему Россия доказывала право крымчан использовать свое право нации на самоопределение, а в России публичный призыв на использование этого же права предлагают считать уголовным преступлением? Ведь, казалось бы, вот, пожалуйста, люди голосовали за свое право на самоопределение. А если в России такое будет проведено, вот, вы как себе это представляете? Представляете?

В.СУНГОРКИН: В каком месте, например?

М.КОРОЛЁВА: Ну, например, какой-нибудь регион. Ну, не знаю, представим себе там, Ингушетия, например, вот, решила самоопределиться и провела такой референдум.

В.СУНГОРКИН: Вы знаете, я глубоко убежден, опять же... Я бываю в тех местах, я глубоко убежден, что это всё очень теоретические разговоры. Я не представляю сегодня ни в одной кавказской республике (возможно, к сожалению для многих, может быть даже для меня), чтобы они провели референдум и захотели отделиться.

М.КОРОЛЁВА: Но мы не только про Кавказ. Татарстан, например, Башкирия.

В.СУНГОРКИН: Слушайте, да никто сегодня из России уходить не собирается. Их сегодня палкой не выгонишь, извините за грубость. Кто? Какой регион сегодня хочет уходить из России? Назовите мне, какой? Татарстан? Да чего им уходить? Они только что провели эту свою Универсиаду, или нашу Универсиаду, они там прекрасно живут. Сегодня все эти братские малые народы в России живут гораздо лучше, чем...

М.КОРОЛЁВА: Ну, мало ли, какие проблемы могут быть. Языковые, например. Вот там русский язык в Крыму, на Украине...

В.СУНГОРКИН: Где русский язык?

М.КОРОЛЁВА: На Украине.

В.СУНГОРКИН: Ну да.

М.КОРОЛЁВА: А в Башкирии, например, и в Татарстане...

В.СУНГОРКИН: Слушайте, вы съездите в Татарстан и в Башкирию. Какие там проблемы?

М.КОРОЛЁВА: Да я была-была.

В.СУНГОРКИН: Да какие там проблемы? Там, наоборот, сегодня быть татарином и башкиром, соответственно, гораздо лучше, чем русским. Гораздо лучше. Так что можно, конечно, порассуждать, что может быть какой-то референдум. Я вас уверяю, сегодня нет ни одной сумасшедшей территории, которая захотела бы выйти из состава России.

М.КОРОЛЁВА: Но тем самым вы практически отвечаете на следующий вопрос еще одного нашего слушателя, который пришел по интернету, не подтолкнет ли крымское воссоединение к развалу России лет через 20? Может ли такое случиться, что, действительно, пример окажется заразительным. «А давайте-ка мы здесь референдум, там, отделимся». То есть невозможно, по-вашему?

В.СУНГОРКИН: Ну, я бы на 20 лет не загадывал. Я бы даже на 5 лет не загадывал бы, да? У нас всё очень быстро меняется. И то, что произошло в Украине, например, никто бы за год до этого вообще в кошмарном сне такое бы не придумал, да? Поэтому чего нам загадывать? Это всё такие... Схоластические гипотезы. Вот, что будет через 20 лет? Да кто его знает, что через 20 лет будет?

М.КОРОЛЁВА: Хорошо. Давайте о том, что на Украине будет сейчас. Вот, вы, наверное, слышали, что Виктор Янукович сегодня... Он собирался пресс-конференцию провести, но как-то проводить не стал, а выступил с заявлением. И, вот, его предложение провести теперь референдумы по всем областям Украины. Как вам такая идея?

В.СУНГОРКИН: Ну, я думаю, что...

М.КОРОЛЁВА: Вместо президентских выборов референдум.

В.СУНГОРКИН: ...что не самая безумная идея, потому что цельной Украины как государства никогда не существовало, во всяком случае, последние 20 лет если мы говорим, да? Это такое скопление нескольких культур, нескольких этносов, нескольких цивилизаций. Поэтому, безусловно, собственно говоря, это и есть проблема Украины. Она никогда между собой не договорится. Поэтому в сложившейся...

М.КОРОЛЁВА: Ну, формально-то, все-таки, государство было. В рамках.

В.СУНГОРКИН: Послушайте, ну, всё это формально.

М.КОРОЛЁВА: Ну как?

В.СУНГОРКИН: Оно же развалилось. Оно развалилось отчего? От того, что мы им там насолили что-то? Они все эти 20 лет находились в очень плохом состоянии экономически, политически. Их раздирали вот эти 2 цивилизации. Им, по-хорошему бы, по уму, провести бы эти референдумы либо создать конфедерацию, если уж им надо сохранять, либо поделить на 2 государства, как поделились Словакия и Чехия. Словакия и Чехия – это 2 существенно различных культуры.

М.КОРОЛЁВА: И кто-то опять будет куда-то присоединяться? Вот тут какое будущее-то у Украины, на ваш взгляд?

В.СУНГОРКИН: А там пусть они сами разбираются. Я не знаю. Мне кажется, они должны между собой сами разобраться. Присоединяться, не присоединяться, объявлять нейтралитет и так далее. Там же одна из причин всего, что происходило последние месяцы для России, одна из угроз – то, что они очень активно стали говорить о том, что сейчас вот мы тут этого завалили, беженца этого, беглого, убежавшего, мы его вынудили убежать... Они его вынудили бежать, да? Он же не сам вдруг сошел с ума и думает «Дай-ка я убегу». Ну, кто от хорошей жизни бежит-то? А дальше появился признак того, что а мы сейчас в НАТО пойдем, НАТО появится. Слушайте, зачем России нужно, чтобы у нее НАТО было под Белгородом и под Брянском? России это не надо. У России есть свои национальные интересы – это такая фантастическая вещь, видимо, для тех, кто пишет смски. Но надо задуматься, что есть свои интересы у США. у Германии, у Франции. И у России тоже. Вот такая парадоксальная вещь.

М.КОРОЛЁВА: А в чем наш национальный интерес в связи с Украиной? Ну, так, если коротко?

В.СУНГОРКИН: Наш национальный интерес в связи с Украиной, первое, чтобы нас не сгоняли из исконно русского Крыма, который давным-давно нам принадлежит и в котором живут русские люди. И чтобы у нас в Украине не возникали военно-морские и сухопутные, и авиационные, и прочие-прочие базы, а также ракетные установки стран НАТО. Точка.

М.КОРОЛЁВА: То есть мы через Украину таким образом боремся с НАТО и с Америкой?

В.СУНГОРКИН: Конечно. А Америка борется с нами через Украину, вы угадали, да.

М.КОРОЛЁВА: Понятно. Хорошо. А слышали же вы, наверное, о том, что... Ну, читали разные сведения. Американская разведка, вот, вроде сообщает, что Россия стягивает к границе Украины войска, там от 30 тысяч до 100 тысяч они называют. Возводят полевые городки. Вот, вас спрашивает, опять-таки, наш слушатель: «Как вам кажется, Россия даст Украине провести выборы президента? Или вторгнется на Украину теперь уже?»

В.СУНГОРКИН: Я думаю, что Россия не будет вторгаться на Украину. Россия не будет никак относиться к выборам президента Украины – пусть они там их проводят на здоровье. Я, кстати, с украинцами поддерживаю связь в ежедневном режиме, потому что там «Комсомольская правда», между прочим, выходит в 8 городах не много не мало, да? И сейчас выходит. И, конечно, никакого вторжения не будет. А то, что если американская разведка права... Хотя, странно: чего ж она Крым-то прозевала? Но если даже она права, ну, Россия имеет право в соседстве с очень неспокойной страной укреплять наши оборонительные позиции. Страна очень неспокойная.

Вчера уже Турчинов заявляет: «Нам надо пригласить американцев и НАТО на территорию Украины для того, чтобы нам спокойно жилось». Они же это уже заявили. Хорошо, ребят, приглашайте. Но когда вы войдете на территорию Украины, если войдете, мы уже к этому готовы, мы вынуждены строить здесь такое предполье как в старину. Раньше же это всё было и снова придется.

М.КОРОЛЁВА: Но безвизовый обмен пока существует. Ну, в смысле не обмен даже, а просто безвизовый въезд туда-сюда. Сохранится?

В.СУНГОРКИН: А вы заметьте, это же визы предложили украинские товарищи, да? Ввести визовый режим.

М.КОРОЛЁВА: Но это было предложение, которое потом не осуществилось.

В.СУНГОРКИН: А Путин в тот же день отреагировал и сказал «А мы визы не будем вводить». Это нормальный миролюбивый жест по отношению к братскому народу. Я вообще считаю, что это во многом один народ (украинцы, русские) – чего их делить-то?

М.КОРОЛЁВА: Ну, ничего себе. Только войска, вот, ставим. Хорошо. Владимир Сунгоркин, главный редактор газеты «Комсомольская правда». Встречаемся через 3 минуты.

НОВОСТИ

М.КОРОЛЁВА: И сегодня в студии «Особого мнения» - Владимир Сунгоркин, главный редактор газеты «Комсомольская правда». Я напомню, что вы можете присылать еще ваши вопросы. +7 985 970-45-45. В Twitter’е есть аккаунт @vyzvon, кардиограмма эфира – это всё на нашем сайте.

По смскам очень много вопросов, Владимир Николаевич. Вот, Илья из Москвы спрашивает вас: «Скажите, а то, что мы получим санкции и, как следствие, понижение уровня жизни всех россиян – это неизменно российским интересам?»

В.СУНГОРКИН: Ну, про санкции уже очень много везде сказано, что санкции - вещь обоюдоострая. Вообще будет ли там серьезное ухудшение жизни или не будет, дело темное, потому что это очень сложная вещь. Допустим, сейчас можно надеяться на то, что стратегически всё, что происходит, приведет к тому, что наши, скажем так, власти будут больше думать об отечественном производстве, которое мы нечаянно так разрушили в предыдущие годы, да? У нас есть огромный потенциал, чтобы возрождать собственную экономику на радость тем самым жителям России, о которых и я переживаю, и Илья переживает, да?

Конечно, это ударит по определенной части населения, но это, скажем так, по тем, кто живет в мире богатства, частых поездок за границу и так далее. Но таких, наверное, процента 3-5 получит какие-то неудобства.

М.КОРОЛЁВА: Вы серьезно так думаете, что это именно по ним ударит?

В.СУНГОРКИН: Я говорю «наверное» - я не знаю точно. Ну, я имею право свое мнение иметь?

М.КОРОЛЁВА: Естественно, да.

В.СУНГОРКИН: Вот, мне кажется, что там немножко дискомфорт возникнет. Какие-то импортные вещи и так далее. Ну а какая альтернатива? Вот смотрите, мы... Знаете, тут я чего-то вспомнил «Бородино»: «Мы долго молча отступали. Досадно было, боя ждали», да?

Вот смотрите, эта же история не сегодня началась. Вот, сейчас так трактуют, что чего-то встал Путин не с той ноги, говорит «Давай-ка мы в Крым войдем». Ведь, это долгая-долгая история. Значит, сначала американцы говорили, пообещали нам, что НАТО не будет приближаться к границам России. И мы не успели оглянуться, они уже везде в Прибалтике, да? Потом они разместили противоракетную оборону в странах Польше, Чехии и так далее. Сейчас они вполне серьезно стали рассматривать сценарий входа в Украину. Ну, слушайте, ну, пора уже нам тоже задуматься и начинать останавливать этот процесс. Вот... Ну, так получилось. Так получилось.

М.КОРОЛЁВА: Я вас просто в ответ хочу спросить, а что мешало?.. Вот, например, Владимир Путин уже сколько лет руководит страной в той или иной мере, правда? Пока он был премьером, тоже руководил.

В.СУНГОРКИН: Ну, руководит, чего уж тут, да.

М.КОРОЛЁВА: Да. Что мешало, например, налаживать производство здесь, отечественного производителя поддерживать, дороги строить и так далее? Что же вот?.. Как это связано с Крымом вообще, с санкциями? Что сейчас-то?

В.СУНГОРКИН: Ну, мы же как живем? Мы же живем... Пока нас петух не клюнул, мы себе живем... Может быть, это и правильная стилистика: ну, всё нормально, живем, как получится, да? Сейчас если возникает вот эта ситуация – там нас прижали, здесь прижали – ну, жизнь заставила, петух клюнул. Ну, начнем восстанавливаться.

Путин же не один руководит страной, да? Там огромное количество разнообразного народу при нем состоит, которое...

М.КОРОЛЁВА: Ну, вертикаль власти-то, все-таки, выстроена так, что... М?

В.СУНГОРКИН: Ну, вертикаль власти-то выстроена, но мы же знаем: существует экономический блок правительства, который ему что-то... Мне кажется (я свое мнение).

М.КОРОЛЁВА: И там, типа, вредители?

В.СУНГОРКИН: Ну, вредители не вредители, но он шел на поводу у них. Это были люди, которые были очень озабочены личным финансовым благополучием, и были очень увлечены финансовыми делами, а не судьбой экономики, вот и всё. Ну, я думаю, сейчас начнут думать. Ну, мы так устроены: начинаем думать, когда жизнь заставит. А пока жизнь не заставляет, мы катаемся на яхте, на лыжах и так далее. Я имею в виду не Путина, а все мы катаемся, да. Умные люди, да.

М.КОРОЛЁВА: Все – это кто, Владимир Николаевич?

В.СУНГОРКИН: Все умные люди, все те самые министры, зам министров, чиновники и так далее, и тому подобное.

М.КОРОЛЁВА: Я аж дар речи потеряла, если честно. Ну, хорошо, да. Я думаю, что наши слушатели...

В.СУНГОРКИН: Если все мы... Ну, я вам уточнил, да.

М.КОРОЛЁВА: Ну да, ну да.

В.СУНГОРКИН: Я вам уточнил, да.

М.КОРОЛЁВА: Я поняла. Значит, по поводу СМИ, поскольку это тоже непосредственно вас касается. Спрашивают вас слушатели наши: «Объективно ли, как вам кажется, освещаются события, происходящие на Украине, нашими федеральными СМИ?» Вот, вы получаете всю картину?

В.СУНГОРКИН: Федеральные СМИ – они большие. И «Эхо Москвы» в них входит, с одной стороны. С другой стороны, «Комсомольская правда». С третьей, еще кто-то.

М.КОРОЛЁВА: Ну, мы, так сказать...

В.СУНГОРКИН: Ну а чего?

М.КОРОЛЁВА: Имеются, прежде всего, в виду, как я понимаю, телеканалы основные.

В.СУНГОРКИН: Государственные телеканалы.

М.КОРОЛЁВА: Да, да. Радиостанции.

В.СУНГОРКИН: Ну, конечно, они стоят на позициях российского государства и российского интереса, поэтому вот в такой заварухе, которая сейчас существует, безусловно, нельзя говорить о такой полной объективности, да? Я думаю, они подыгрывают российскому государству. Крупнейшие федеральные СМИ. Ну, было бы странно, если бы они в конфликте, в который Россия, так сказать, вовлечена и она в драке сейчас (Россия), а федеральные СМИ в это время сказали бы «Так, а мы сейчас займем позицию судей, рефери таких и посмотрим, чья возьмет. То ли российская сторона, то ли американская, то ли Евросоюз». Ну, Россия подыгрывает России. Я считаю, такая ситуация. Я не думаю, что это ужас-ужас-ужас.

М.КОРОЛЁВА: Но это журналистика, по-вашему? Или это, все-таки, как-то по-другому называется?

В.СУНГОРКИН: Вы знаете, это... Ну, для меня это достаточно такой, демагогический разговор, потому что периодически... Я ж давно уже работаю, да? И периодически, раз там в какой-то ситуации раз в 2-3 года кто-то занимает позицию объективного такого судьи и говорит «А, ведь, это необъективно, это не журналистика». Что такое журналистика сейчас конкретном...

М.КОРОЛЁВА: Ну, это как минимум 2 стороны в вопросах, вот и всё.

В.СУНГОРКИН: ...конкретно в 2014 году? Это как минимум 2 стороны, если мы не на войне, понимаете? Это как минимум 2 стороны, если мы не являемся по определению одной из сторон.

М.КОРОЛЁВА: А на войне только пропаганда?

В.СУНГОРКИН: Почему только пропаганда? Ну, это вопрос искусства. Это вопрос профессионализма. Но я считаю... Вы же меня спросили?

М.КОРОЛЁВА: Да.

В.СУНГОРКИН: У вас передача называется, у нас с вами «Особое мнение», да?

М.КОРОЛЁВА: Ну, да, да.

В.СУНГОРКИН: Ну, вот я вам, опять же, абсолютно уверенно говорю, что в этой ситуации говорить о том, что «А федеральные СМИ и вообще настоящие журналисты должны в этой ситуации, я подчеркиваю, российские журналисты должны занять сторону объективную некую и не дай бог не дать высказаться бандеровцам, условно говоря...» А бандеровцам тоже надо дать высказаться.

М.КОРОЛЁВА: Вот! Вас про это, кстати, спрашивают.

В.СУНГОРКИН: Да нифига подобного! Мы защищаем национальные интересы.

М.КОРОЛЁВА: Вот, вы как главный редактор «Комсомольской правды» готовы, например, предоставить трибуну второй стороне?

В.СУНГОРКИН: Да не готов! В этой ситуации абсолютно не готов. А зачем? А зачем я им буду предоставлять? Я с ними общаюсь, я вот... Вы знаете, вы не поверите, я сегодня обедал с представителем украинской...

М.КОРОЛЁВА: С бандеровцем?

В.СУНГОРКИН: Может, он нас даже слушает. Ну, для смеху назовем его «бандеровцем». Вот у него на всё готов ответ. Как я могу ему дать слово, если они сегодня отзомбированы их укр-Геббельсами так, что нам и не снилось? Я считаю, что всё познается в сравнении. Мы гораздо мягче ведем себя сейчас, чем украинские СМИ.

Вот, я в день референдума в Крыму смотрел украинские каналы. Слушайте, ну вот это такая шикарная прививка для всех, кто живет в Крыму, когда они, сходив на референдум, потом смотрели, как идут, какие-то массовые беженцы бегут из Украины, как люди не идут голосовать и вот то, что у вас прозвучало: «А что, там разве нету солдат везде и всюду?»

Так вот я вам скажу, я 3 дня ездил по Крыму, я не видел никаких солдат. Понимаете? Их нету!

М.КОРОЛЁВА: Нет, это я уже поняла. Я хочу вернуться, все-таки...

В.СУНГОРКИН: Ну, можно сказать, что они попрятались, они такие мудрые. Но их не было. И вам это подтвердит любой, кто был в Крыму на выборах.

М.КОРОЛЁВА: На участке – верю охотно. Я про вторую сторону всё хочу спросить.

В.СУНГОРКИН: И на дорогах, и в поселках, и на улицах.

М.КОРОЛЁВА: Поняла. Так про вторую сторону.

В.СУНГОРКИН: Да?

М.КОРОЛЁВА: Вот смотрите, а что, народ – дурак? Вот, если ему дать одну сторону и вторую сторону, он что, сам не разберется?

В.СУНГОРКИН: Ну, давайте я так немножко утрирую вот в этой ситуации. Вот, давайте, там, ну, Чекатило дадим слово. Ну, суд уже разобрался с ним – зачем мне давать слово Чекатило (это, кто не знает, был маньяк-убийца), чтобы он... Он, наверняка, если ему дать слово, он расскажет очень душещипательную историю. А народ пусть разбирается. Кстати, насчет того, что народ разберется, это демагогия полная «Вот, а народ разберется».

М.КОРОЛЁВА: То есть он не разберется?

В.СУНГОРКИН: Ну, опять а что такое народ? Кто-то разберется, кто-то не разберется.

М.КОРОЛЁВА: Поэтому лучше уж дадим что-то готовое?

В.СУНГОРКИН: Если я дам сегодня слово... Вот, я начал то, что я сегодня обедал с этим своим коллегой с Украины. Если мы ему дадим слово, он исполнит набор совершенно диких сентенций, что он мне сегодня исполнил благополучно (ну, мы с ним не подрались), что никакого... У него так: «Никаких проблем в Украине нету. Вся проблема от того, что кругом все, кто бузит, все, кто выходит на митинги и так далее, это переодетые русские кгбшники». Вот его трактовка всего.

А Правый сектор... Я кратко сейчас вам вторую сторону.

М.КОРОЛЁВА: Но вы-то разобрались, Владимир Николаевич?

В.СУНГОРКИН: Слушайте, давайте я вам сейчас вторую сторону быстренько для демократии.

М.КОРОЛЁВА: Давайте.

В.СУНГОРКИН: А Правый сектор – это тайное подразделение ФСБ России, весь Правый сектор. И все эти Сашки Белые...

М.КОРОЛЁВА: Это он так говорит?

В.СУНГОРКИН: Это он мне уверенно так говорит. Он – образованнейший человек, он руководитель крупный. Он мне спокойно говорит: «Сашки все эти – это они на содержании ФСБ, отсюда всё горе. И эти тоже на ФСБ. И те, кто в Донецке сегодня выходят тысячи человек, они уже несчастные выходят, паспорта показывают все, говорят «Вот, да вот, мы же местные жители».

М.КОРОЛЁВА: У нас с вами минута.

В.СУНГОРКИН: Да. Вот вам... Вы предлагаете, чтобы я всё это вываливал?.. Ну, на «Эхе Москвы» слушатели закаленные...

М.КОРОЛЁВА: Ну так вы дайте вторую сторону, вы дайте свое мнение и такое мнение.

В.СУНГОРКИН: Зачем? Вот, я не понимаю, а зачем, правда? Вот, я сейчас изложил...

М.КОРОЛЁВА: Я не понимаю, а как...

В.СУНГОРКИН: Да потому что это вранье всё. Да это уже всё вранье, понимаете? Сегодня всё отзомбировано. Если мы говорим о позиции вот этих вот революционеров, они будут доказывать, что Янукович сам убежал, что ему говорили «Да вы посидите», а он взял, с ума сошел и убежал. Ну?

М.КОРОЛЁВА: Но тем не менее, смотрите, вы со своим коллегой бандеровцем не подрались.

В.СУНГОРКИН: Да.

М.КОРОЛЁВА: И мы с вами, заметьте, не подрались. Хотя, вроде бы, у нас были разные позиции. Спасибо вам большое.

В.СУНГОРКИН: Хинди руси бхай бхай – было такое, да.

М.КОРОЛЁВА: Владимир Сунгоркин, главный редактор газеты «Комсомольская правда», я – Марина Королёва. Всем спасибо, всем счастливо.

В.СУНГОРКИН: Спасибо.

Источник: "ЭХО Москвы"

  • 2264