Артемий Троицкий : "Появится новая русско-китайская раса, которая станет доминирующей на Дальнем Востоке и в Сибири". ОСОБОЕ МНЕНИЕ 22.05.2014

2014.05.22

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Здравствуйте. Мы уже в эфире, Артемий Кивович. 

А.ТРОИЦКИЙ: (смеется) 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Пожалуйста. Программа «Особое мнение». Меня зовут Татьяна Фельгенгауэр, а по первым звукам этого эфира вы поняли, что в эфире – Артемий Троицкий, который пересказывает тексты группы... 

А.ТРОИЦКИЙ: «Голый повар». 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: «Голый повар». 

А.ТРОИЦКИЙ: «Голый повар», да. Ты что, наших телок поиметь решил? А я отвечаю «А мне Путин разрешил». Это вот у меня майка такая, откуда, собственно, и пошел разговор, что у меня майка с надписью «Мой член – сторонник перемен». Это тоже песня группы «Голый повар». Спасибо большое. А это мне чай зеленый принесли. 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: У нас, да, сегодня фееричекий эфир. Очень хорошо всё начинается, да. Спасибо большое. Ну вот про майку поговорили, про группу поговорили. Давайте про другую теперь, про группу «Бегемот». Такая польская очень известная группа, металл они играют. Но у них неприятности возникли в России. Штраф 2 тысячи рублей и обязательство покинуть Россию. Нету разрешения на то, чтобы здесь работать, а они дают концерт, у них там было запланировано 13. 4 сыграли и встречают их не то, чтобы прям все с радостью, потому что наши любимые и очень всегда активные религиозные люди протестовали, в частности, в Москве против их выступления, писали мэру, говорили, что программа группы насыщена элементами оскорбления чувств верующих – это цитата. 

Насколько вообще вот такие обращения сильно мешают музыкантам, когда религиозные активисты выходят и говорят «Мы не хотим»? 

А.ТРОИЦКИЙ: Ну, я так думаю, что можно найти огромное количество всевозможных артистов, а также художников, а также танцоров и прочее-прочее, различные элементы выступления которых могут по идее того или иного верующего оскорбить. В чем-то христианина, в чем-то иудея, в чем-то мусульманина и так далее. Потому что вообще на этих верующих – на них, конечно, вежливости не напасешься, естественно, потому что религий довольно много, у всех религий есть какие-то свои священные коровы, какие-то свои табу, что-то такое, что может обидеть, и прочее-прочее. Я считаю, что... 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: И Уголовный кодекс их защищает. 

А.ТРОИЦКИЙ: Уголовный кодекс их почему-то защищает, хотя, естественно, защищает очень выборочно. Я так думаю, что в данном случае, естественно, имело место вот это самое выборочное правосудие. Думаю, что к этим бегемотам польским прицепились скорее не из-за того, что они там какие-то особые богохульники, а, может быть, потому что они поляки, а с Польшей у нас сейчас отношения плохие. В то же время Польша не Америка, как бы, пнуть ее можно, да? Понятно, что Госдеп по этому поводу ноту протеста не пришлет. 

В принципе, вся эта ситуация абсолютно не логична. Поскольку, разумеется, имеются рок-клубы, в которые ходят на 99,9%, а, может быть, и на все 100% исключительно фанаты данного музыкального направления. Скорее всего, даже и данной группы. 

Соответственно, вот, они пришли, послушали любимые песни, насмотрелись на любимые оккультные символы и так далее. На концерты группы Бегемот ни один православный и вообще, я думаю, ни один человек старше 30 лет не пришел бы ни за что. Спрашивается вообще, где тут может взяться факт оскорбления? Точно также у нас в стране имеются, ну, пока что, по крайней мере, имеются (может, скоро закроют), имеются гей-клубы, имеются стрип-клубы, имеются свингерские какие-то клубы. Ну, в общем, имеется масса всего экзотического, где можно глубоко и искренне верующему человеку оскорбиться так, что группа Бегемот просто покажется плюшевым бегемотиком на этом фоне. 

Тем не менее, почему-то на них в суд не подают. А просто-напросто туда не ходят. То есть одно дело, имеется телевидение, которое тебя преследует повсюду. И если ты от этого поганого зомбоящика физически не избавился, то он тебя будет доставать и дома, и в офисе, и в магазине. А другое дело, вот, все эти какие-то клубы, подвальчики, галерейки и прочее-прочее – их-то зачем дергать? 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да, но мы же тут же сразу вспоминаем, как на спектакли иногда приходят активисты православные и там устраивают какие-то акции. Ну, я уже молчу конкретно про выставку «Осторожно религия». 

А.ТРОИЦКИЙ: Ну, дело в том, что выставка «Осторожно религия», я думаю, была изначально задумана как своего рода провокация, направленная на то, чтобы возбудить некую дискуссию и так далее. В данном случае за что боролись, на то и напоролись. 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Но в театр приходили. 

А.ТРОИЦКИЙ: В театр приходили. То есть, естественно, речь идет о спектакле Кости Богомолова в МХТ. Ну, опять же, в театр ходят самые разные люди – и стар, и млад, и атеисты, и православнутые, и кто угодно. Но я в данном случае говорю о таких сугубо нишевых вещах как то рок-клуб или, как я уже говорил, там какая-нибудь садомазосауна. Туда-то зачем православным соваться? Им там делать вообще нечего – они никогда в жизни бы об этом не узнали. Если бы им кто-нибудь не стукнул и не капнул по поводу этого Бегемота, еще неизвестно, каким образом это произошло. Может, внучек у какого-нибудь православного активиста – любитель группы Бегемот, и вот от этого, значит, ниточка и потянулась. 

Но вообще эта история – она, конечно, очень противная, потому что при желании можно что угодно притянуть за уши под эти статьи. А факт состоит в том, что все виды культурного обмена и гуманитарных связей между РФ и зарубежными странами сейчас сворачивается, причем со страшной силой. То есть это касается и театра, это касается и изобразительного искусства. По поводу кино ничего не могу сказать, но думаю, что тоже. То есть не только наука, технология, ракетостроение и так далее становятся жертвами этой всей гнусной истории. 

В общем-то, и такие, в принципе, вполне безобидные вещи как музыка тоже. Вот, я только что говорил по поводу замечательного московского летнего музыкального фестиваля «Пикник Афиша». Вот, выяснилось, что несколько известных зарубежных ансамблей, которые уже фактически были подтверждены, они отозвали свои согласия на участие в «Пикнике Афиша». Ну, в частности, очень известная британская группа (НЕРАЗБОРЧИВО). И они туда не приедут. Естественно, вот под всеми этими соусами. А соусы там такие, разнообразные. То есть, ну, один соус – он такой, конкретно остро-пикантно-политический, то есть в знак протеста против Крыма, против политики кровавого режима и так далее. Но помимо вот этого такого сформулированно осознанного отказа имеются и такие, сугубо утилитарные и бытовые, что страна у вас какая-то стремная, жить у вас небезопасно. То у вас тут геев хватают, то какие-то активисты куда-то лезут и так далее. А мы – артисты, мы любим, чтобы было хорошо и комфортно, и чтобы были все гарантии мягкости и пушистости. Вот так что пока пока. 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну а как же вот это вот, культура вне политики? Нет? 

А.ТРОИЦКИЙ: Что значит «культура вне политики»? Я говорю, тут не обязательно речь идет о политических мотивах. Чаще всего в качестве мотивации вот этих самых отказов называются такие, вполне нейтральные вещи. То есть вы не можете обеспечить нам безопасность. У вас в стране бардак, у вас хрен знает что происходит, у вас ходят там какие-то фундаменталисты, у вас что-то взрывают террористы и вообще нафиг нам это надо даже за тройной гонорар? 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, слушайте, терроризм – это международное явление, к сожалению. 

А.ТРОИЦКИЙ: Нет, ну, дело в том, что есть страны, где терроризм – это что-то из ряда вон выходящее, а есть страны, где терроризм... То есть, есть страны, где терроризм – это просто норма жизни, поэтому естественно в Ирак вообще никто и никогда не поедет. А есть страны где-то между первыми и вторыми. И Россия принадлежит как раз к их числу. 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Артемий Троицкий в программе «Особое мнение». Давайте про Крым немного поговорим. Сегодня газета «Ведомости» написала, что госкомпании выделяют миллионы рублей на отдых сотрудников в Крыму. И, вот, в ближайшее лето собираются очень многие государственные компании отправлять своих работников, их семьи в Крым отдохнуть, поддержать туристическую отрасль экономики. Ну, тут, правда, поясняется, что, вроде как, не было никакого прямого указания. Так, рекомендация. Правильно? Поддержим Крым? 

А.ТРОИЦКИЙ: Ну, я не знаю. Я полагаю, что те отдыхающие, которые отдохнуть хотят, то они, естественно, в Крым не поедут. При этом, разумеется, что их можно простимулировать таким образом, чтобы, скажем, эта поездка им ничего не стоила. Сказать «Вот, если ты поедешь в Крым, Иван Иваныч, то и тебе, и жене твоей, и двум детям сопливым мы дорогу оплачиваем, путевку оплачиваем. Вот только поддержи, пожалуйста, нашу крымскую государственную политику». 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да-да-да. Государственные компании будут тратить деньги именно так. 

А.ТРОИЦКИЙ: Ну, что делать? Если у Ивана Иваныча с деньгами совсем плохо, я допускаю, что он туда поедет. Хотя, естественно, намного разумней, если ты, на самом деле, о семье и детях заботишься, поехать не в Крым, а практически в любое другое место на теплом море. 

Меня, кстати, из Крыма больше заинтересовала другая новость. По-моему, у нас об этом даже и не писали. А именно то, что компания Лукойл продала всю свою сеть заправок в Крыму. Вот, это российская компания Лукойл наша нефтяная, и у них в Крыму были заправки. И, вот, Лукойл все эти заправки крымские продала известному такому Курченко, другу Януковича. Ну, у него уже там какая-то своя компания, свой бренд и так далее, и они уже там посдирали лукойловские логотипы. И вот таким вот образом это всё произошло. Вопрос – почему? Ответ естественный: потому что боится Лукойл американских санкций. 

А у Лукойла, на самом деле, в Америке довольно много заправок – я их сам там видел. То есть едешь по Америке совершенно такой, как бы, инопланетный пейзаж и вдруг видишь, заправка Лукойл. Это очень сюрное зрелище. 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Гордость за страну сразу. 

А.ТРОИЦКИЙ: Да. Но, в общем-то, как-то... Ну, не могу сказать, что возбуждает и вдохновляет, тем более, что компанию Лукойл после известного случая на площади Гагарина с аварией их вице-президента Баркова я бойкотирую, тем не менее, это было любопытно видеть. 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Наш слушатель спрашивает у вас «А вы бы поехали сейчас в Крым отдыхать?» 

А.ТРОИЦКИЙ: Я думаю, что я не поехал бы в Крым отдыхать ни в коем случае. То есть я там был. Ну, почти ровно 3 года тому назад был я там в Алуште. Отдыхал в прекрасном санатории под названием «Море». Это санаторий, который построил и довел до ума такой Александр Лебедев. 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Есть такой. 

А.ТРОИЦКИЙ: Известный наш олигарх и хулиган. Хулигарх – так можно сказать. Вот. И это, на самом деле, шикарное место, очень хорошее, с красивыми видами, удобными коттеджами и всё остальное. Но вот стоило выйти из санатория или пансионата (я не помню, как он называется) под названием «Море», как ты словно оказывался бы в другой стране. То есть жил в первом мире, а оказался в третьем. Потому что там, конечно... Ну, там совсем убого в Крыму. 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Сейчас мы всё поправим там. Все так активно занялись благоустройством, так что думаю, что всё там будет красиво и нарядно. 

А.ТРОИЦКИЙ: Ну, посмотрим, поправим или нет. То есть если в Крым поедут ребята, у которых нет денег для того, чтобы поехать в подмосковный пансионат, я думаю, что эти ребята вряд ли в Крыму что-нибудь поправят. 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Там другие ребята найдутся, Артемий Кивович. 

А.ТРОИЦКИЙ: Скорее они его засрут еще в 10 раз сильнее. 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Украинские выборы уже в ближайшее воскресенье. Будут там голосовать. Президентские выборы. Арсений Яценюк, премьер-министр страны полагает, что ничто не может помешать проведению президентских выборов. Как вы считаете, вообще всё там нормально пройдет, учитывая то, что там в Донецке не собираются никакие выборы проводить? И как это скажется на признании или непризнании результатов? 

А.ТРОИЦКИЙ: Ну, я так думаю, что по поводу Донецка и Луганска, естественно, вопрос остается открытым. Точнее, практически закрытым. Скорее всего там с выборами будет большая проблема. Во всей остальной Украине выборы, естественно, пройдут и думаю, что без каких бы то ни было эксцессов. Разумеется, всем мировым сообществом результаты этих выборов будут признаны, и ООН, и всякими евросоюзовскими институтами. 

Признает ли их Российская Федерация? Ну, это, как бы, зависит от степени оборзелости наших руководителей. Думаю, что они... Ну, как обычно это у нас делается, как бы, они займут какую-то половинчатую позицию типа, с одной стороны, да, с другой стороны, нет. Вот здесь вот признаем, а здесь не совсем, и легитимность эта сомнительная. 

Ну, в общем, на самом деле, пусть говорят, что хотят, потому что все остальные эти выборы признают. Я абсолютно уверен, что даже такие граждане как Лукашенко и Назарбаев их тоже признают. Так что если Путин в очередной раз захочет остаться в неблестящем одиночестве, это, как бы, его дело. Это его проблемы. 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну а Донецк и Луганск? 

А.ТРОИЦКИЙ: Донецк и Луганск – я думаю, что реальные выборы там состоятся, возможно, отдельно от всей Украины, но состоятся достаточно скоро, потому что я думаю, что вот этим республикам – и Донецкой, и Луганской – естественно, им скоро конец. Потому что, ну, нет у них шансов на выживание без того, чтобы Россия открыто не встала на их сторону и не стала бы их поддерживать не только подготовленными в Ростове-на-Дону диверсантами, но уже и конкретными войсками, а также визитами всевозможных крупных правительственных чиновников и так далее. Этого не будет, судя по всему. 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Почему? 

А.ТРОИЦКИЙ: Ну, потому что, вроде бы как вся эта махина – она сделала разворот. То есть был момент (я тут об этом, кстати, высказывался)... Вообще странно: все инсайдеры прекрасно знали, что в ночь с 24-е на 25-е апреля было принято решение о введении российских войск в Украину. И уже там были отданы команды и подняты в воздух самолеты, и войска придвинулись вплотную к границе и так далее. 

Потом Путин передумал и, значит, дал задний ход. Все об этом знали. Один я как неразумный мальчик из сказки Андерсена об этом что-то сказал в эфире. Ну, потом я понял, почему. Потому что, на самом деле, в общем-то, никому это не надо было, да? То есть нашему народу, естественно, которому лепят образ Путина как человека прямого без страха и упрека, обладающего тактикой, стратегией и так далее. Все вот эти колебания нашего великого кормчего, ну, абсолютно ни к чему. 

Западу это, в принципе, тоже знать ни к чему, поскольку на Западе Путиным стращают, а тут оказывается, что он тоже, как бы, человек и не особо страшный, а может себе позволить и какие-то нормальные человеческие поступки. Почему он пошел вспять, я не знаю. Вот, я полагаю, что точно не из-за того, что он сильно миролюбив. Думаю, что... 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Расчетлив. 

А.ТРОИЦКИЙ: Скорее расчетлив. Но расчетлив не в том смысле, как обычно у нас говорят. То есть я не думаю, что его смутили какие-то экономические выкладки по поводу того, что если мы введем войска в Украину, то там будут какие-то бешеные, многомиллиардные затраты, потери и прочее-прочее. 

Тут у наших властей имеется прекрасный способ. То есть любое количество миллиардов, значит, можно изъять из бюджета, из социальных программ. Если не из социальных программ, значит, из малого бизнеса, из среднего бизнеса, новые налоги и так далее. Если даже это не помогает, естественно, можно попотрошить олигархов «Ну-ка, давайте, ребята, скидывайтесь, а то будет вам как Ходорковскому». В крайнем случае я так думаю, что можно вынуть деньги даже из карманов Ротенбергов и прочих: «Парни, вы мне всем обязаны. Ну-ка, 10 лямов, пожалуйста». 

Так что это как раз не проблема. Украинская армия тем более не проблема. То есть не думаю, что тут были какие-то соображения такие, военно-стратегические. Украинская армия, судя по всему, вообще недееспособна. 

В Киеве просто была паника в начале мая, потому что прошел там слух и очень сильный, что Путин отдал приказ к 9 мая, ко Дню Победы захватить Киев. И паника была потому, что украинцы поверили. Они знали, что если, на самом деле, наша военная машина, встречая на территории Украины примерно такое же сопротивление, как нож в масле, они не сомневались в том, что да, он вполне может за несколько дней к 9 мая форсировать Днепр и так далее. 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, это какой-то странный слух. Странно его всерьез обсуждать. 

А.ТРОИЦКИЙ: Но я говорю, что в Киеве это реально обсуждали, и миллионы людей были по этому поводу в сильнейшем напряге. Я это говорю не к тому, что слух этот был такой, основательный. Естественно, это был бред. Я говорю к тому, что люди прекрасно понимали, что если вдруг, то вот так вот оно и будет. 

Так что украинская армия тоже не аргумент, соответственно, значит, один возможный аргумент – это, все-таки, западные санкции, причем, я думаю, в первую очередь санкции вот эти вот все персональные, которые бьют и по родственничкам, и по женам, по детям, и по карманам, и по виллам, и по яхтам. 

С другой стороны, я думаю, скорее всего, вот на фоне последних восточных событий, я думаю, что, скорее всего, китайцы Путина окрикнули и сказали ему «Ты что, парень. Мы готовимся тут к великой дружбе, а ты на нашей западной границе в это время бузишь. Что за ребячество? Устроил там какую-то разборку. Давай-ка, чтобы перед историческим визитом в Шанхай, чтобы всё там успокоилось и чтобы американские мерзавцы не могли предъявить претензии. 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Интересное предположение. Сейчас сделаем паузу 3 минуты. Про Китай тоже поговорим, но уже в следующей части программы. 

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Продолжается программа «Особое мнение». Артемий Троицкий – главный герой этой программы. Давайте про Украину продолжим, но вот в каком контексте. Уже несколько дней практически в плену находится двое российских журналистов, я говорю о журналистах LifeNews Марате Сайченко и Олеге Сидякине. Уже все высказались. Уже ОБСЕ и американцы. Ну, я уже молчу про российский МИД, Госдуму, про российских коллег-журналистов. Ничего не помогает. Что это такое? Почему журналистам не дают выполнять их профессиональную деятельность? Кто может повлиять на Украину? 

А.ТРОИЦКИЙ: Татьяна, это вы меня спрашиваете? Я не могу повлиять на Украину, честное слово. 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Не можете повлиять? 

А.ТРОИЦКИЙ: Нет, ну, то есть я так думаю, что история эта, естественно, довольно мутная. То есть я прочел блог украинского журналиста по фамилии Горобец. Надо сказать, что меня сильно покоробил этот блог, потому что я столкнулся там с тем, что в этой самой Украине, оказывается, действуют точно такие же методы киселевской пропаганды как у нас. 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Разумеется. 

А.ТРОИЦКИЙ: То есть такая, истеричная, демагогичная статья с кучей передергиваний, с какими-то похоронками и так далее. Эта статья мне крайне не понравилась. Но потом, когда наши бросились их защищать, ну, при таких защитниках, конечно, и обвинителей не надо. Скажем, прочел я блог какого-то мужичка из «Комсомольской правды», где он пишет о том, что это вообще всё снимали самые ополченцы и, главное, на мобильный телефон. Я так думаю, что не надо быть никаким особым экспертом, чтобы понять, что качество и съемки, и качество звука, а также то, каким образом держится, установлена камера, это всё практически гарантия того, что это снималось, на самом деле, на профессиональную камеру, а не на какой не на мобильный телефон. 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Вот за этими какими-то взаимными обвинениями почему-то все забыли о судьбе, собственно, журналистов. 

А.ТРОИЦКИЙ: О судьбе журналистов, я так думаю, многие помнят. Я знаю, что ОБСЕ прямо сейчас, можно сказать, в эти минуты усиленно занимается тем, что пытается к этим журналистам проникнуть. Я знаю, что Human Rights Watch, которых у нас сильно не любят, но которые, на самом деле, абсолютно спокойная и объективная правозащитная организация. Я знаю, что они уже выступили в защиту этих журналистов. 

Ну, в принципе, тут есть, конечно, один такой достаточно скользкий этический момент. Знаешь прекрасно все эти споры о том, скажем, журналист, фотограф снимает умирающего ребенка – вот, что он должен? Вот, он должен спасти этого ребенка умирающего, накормить его? 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Это классический спор. 

А.ТРОИЦКИЙ: Вот! Вот. Это классический спор. В данном случае, как бы, имеется такая пограничная периферийная разновидность этого же классического спора – имеют ли право журналисты сопровождать боевиков во время их операций? То есть вот это вот этично или нет снимать, как люди проводят теракты, снимать то, как люди убивают других людей. Притом официальных представителей власти. 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Журналисты работают в горячих точках. Вот, с момента появления журналистики, журналисты работают в горячих точках. Всегда. 

А.ТРОИЦКИЙ: Татьяна, работать можно по-разному. То есть можно работать, как бы, не примыкая ни к одной из сторон и снимая всё это, как бы, с высоты или со стороны, или с точки зрения птичьего полета, или как-то еще. А можно явно быть пристегнутыми к какой-то определенной силе, причем которая явно занимается какими-то, ну, мягко говоря, более чем сомнительными акциями. И вот тут вот возникает большой вопрос – а вот это можно или нет? Это вообще соответствует профессиональной этике журналиста или нет? У меня на этот вопрос ответа нет, я тебе сразу говорю, так что и спорить тут не надо. 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: О’кей. Ну, просто я напомню, что когда была история с «Арктик Санрайз» и там был задержан фотограф Денис Синяков, и тоже были все те же самые вопросы. 

А.ТРОИЦКИЙ: Деточка, ты сравнила фотографа, который снимал мирных экологов, с людьми, которые говорят «Так, вот эту добить надо». 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Их обвинили в терроризме. Вот, вы поговорите с представителями погранслужбы. 

А.ТРОИЦКИЙ: Это было бредовое обвинение. Вот, на эту тему я уже много раз высказывался. Тут даже сравнивать нечего: это совершенно разные вещи. 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Журналист должен работать в любых условиях. Всегда. И должен иметь возможность работать. 

А.ТРОИЦКИЙ: Я уже сказал всё, что хотел сказать на эту тему. 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: О’кей. Давайте про Китай, потому что я обещала, что мы обсудим. 

А.ТРОИЦКИЙ: Мне? Да, давайте. 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Я могу сама с собой обсудить Китай, в принципе. Мне тоже есть, что сказать. Сближение с Китаем, подписанные, спустя 30 лет (30 лет ждали контракт), подписали сделку. Тут все обращают внимание на то, что это такой, показательный, важный момент, мы повернулись к Китаю, Западу показали, что «Ребята, у нас есть мощная альтернатива». Или, в принципе, и так, и так мы бы шли в том направлении? 

А.ТРОИЦКИЙ: Ну, я так думаю, что мы и так, и так уже были больше на Западе, чем на Востоке, точнее больше на Востоке, чем на Западе. Да, я почитал тут всякие комментарии по этому поводу. Надо сказать, что у меня отдельная точка зрения. Почитал, в частности, комментарии разных своих приятелей, так называемых оппозиционеров – там Немцов, Алексашенко и прочие-прочие, которые все страшно скорбят по этому поводу и говорят «Вот, там зависимость от Китая, огромное количество денег будет потеряно, то-сё и так далее. Да и независимость мы утратим». 

То есть они, на самом деле, стоят, как я понял, на каких-то таких державно-государственнических позициях типа Рогозина и так далее. Я стою на совершенно другой позиции. Мне, в общем-то, наплевать на все эти масштабные свершения. Для меня страна – это люди. А я знаю, что при китайцах людям или, можно сказать, людЯм будет жить гораздо лучше. 

Вот, знаешь, скажем, Тань, какая главная мечта выпускниц средней школы города Благовещенска, столицы Амурской... 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Что, выйти замуж за китайца? 

А.ТРОИЦКИЙ: Выйти замуж за китайца. Почему? Потому что китаец не пьет, потому что он не бьет, потому что работящий и приносит домой деньги и так далее. При новых отношениях с Китаем этих китайцев... Их там уже довольно много, а будет еще в 100, в тысячу раз больше. И это составит счастье огромное количество русских женщин. 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Школьниц средней школы. 

А.ТРОИЦКИЙ: Что будет с русскими мужчинами, это, как бы, отдельная история. Но для меня в данном случае важнее русские женщины, которые заслужили того, чтобы их как минимум не били и не втравливали в пьянство. Так что это, по-моему, очень здорово. И появится новая русско-китайская раса, которая станет доминирующей на Дальнем Востоке и в Сибири. Что это будет за раса, что за люди, я не знаю. Я думаю, что они будут в большей степени китайцы, чем русские, по менталитету, но, может быть, в большей степени русские, чем китайцы, скажем так, по культуре. Вдруг так. Это может быть довольно интересно. 

Потом с другой стороны, если к этому делу подойти, понятно, что в России промышленность находится на грани коллапса, наука практически закончилась вообще, технологий современных практически нет, всё, что осталось, это какие-то старые советские наработки вроде тех, что мы пытаемся еще китайцам впарить. Ничего этого нет, да? 

Для того, чтобы всё это поднять, вот как хотят Немцов и ему подобные, для этого требуется огромное количество денег, вообще перестраивать, переламывать всю страну. Да и вообще можно ли это поднять, если почти все стоящие ученые уехали за границу, если вся профессура, опять же, или вымерла, или уехала за границу? Откуда людей взять для того, чтобы всё это поднимать, возвращать? Нет у нас для этого никаких ресурсов. А в данном случае прекрасная возможность. 

У нас может быть передовая технология, сильная промышленность. Ну, по поводу науки мне трудно сказать. Вот, естественно, это всё будет китайское. Но при этом на нашей территории. Ну а почему бы нет? 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А как же наша самоидентичность, вот это всё? 

А.ТРОИЦКИЙ: Это литература, кино останется. Никита Михалков там, это... Ну, то есть кому надо, с тем останется... 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Великая Россия будет. 

А.ТРОИЦКИЙ: Мне это нафиг не надо. 

Значит, дело в том, что надо просто проникнуться мыслью о том, что Россия – это, действительно, родина слонов, то есть Россия – это Африка. Лучшим периодом для Африки была, наверное, первая половина XX века, когда это были английские, французские, бельгийские и так далее колонии. Там было очень здорово. И после того, как они... 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Я оставлю без комментария, с вашего позволения. 

А.ТРОИЦКИЙ: После того, как они добились этой чертовой независимости, вот тут вот и понеслось. Всякие ужасные мусульмане, перевороты, геноциды, Руанды, Бурундии и прочее, и прочее. А были прекрасные Кения, Уганда, Тангоника, британское владычество, бары, рестораны, отели и прочее. 

У меня были знакомые в столице Сомали, городе Могадишо. Они сказали, что такое ощущение, что когда-то это была шикарная цивилизация, а теперь это всё как потерянные в джунглях города Камбоджи. 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Я поняла. Ладно. Все в Африку. 

А.ТРОИЦКИЙ: Короче говоря, отличное у меня есть слово – «суверенная колония». Вот, Россия будет суверенной колонией. 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Боже. Нет. Давайте, вот, без вот этого и без колоний. Спасибо большое. 

А.ТРОИЦКИЙ: Звучит гордо? Нет, скажи, звучит гордо? 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: 30 секунд уже перебрали. 

А.ТРОИЦКИЙ: Я считаю, очень по-путински, очень по-сурковски. 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Спасибо большое. Артемий Троицкий в «Особом мнении». 

Источник: "Эхо Москвы"

  • 2720

Артемий Троицкий : "Жириновский – человек больной". ОСОБОЕ МНЕНИЕ 23.04.2014

2014.04.23

О.ЖУРАВЛЁВА: Добрый вечер. Это программа «Особое мнение», меня зовут Ольга Журавлёва, а свое особое мнение сегодня высказывает журналист и музыкальный критик Артемий Троицкий. Артемий, здравствуйте. 

А.ТРОИЦКИЙ: Да, Оль, привет. 

О.ЖУРАВЛЁВА: И отвлекитесь от вопросов наших радиослушателей. 

А.ТРОИЦКИЙ: Да. Ну, интересно читать вопросы. 

О.ЖУРАВЛЁВА: Конечно! 

А.ТРОИЦКИЙ: Не каждый день вопросы приходят в таких количествах. 

О.ЖУРАВЛЁВА: Это тот самый случай, когда я вам сама кое-что могу прочитать из этих вопросов. Ну, на самом деле, мне очень понравился вопрос Ильи, который... 

А.ТРОИЦКИЙ: Из Ярославля, наверное. 

О.ЖУРАВЛЁВА: А то! Он всегда хорошо формулирует вопросы, вот за что мы его и ценим. 

А.ТРОИЦКИЙ: Мой земляк. А я ответы стараюсь формулировать. 

О.ЖУРАВЛЁВА: Вот, сформулируйте. Илья интересуется: «Почему правительства стран считают своих граждан за дураков, когда заявляют о нарушении прав человека в Украине, поддерживая Майдан, но в это же время осуждая действия на Донбассе, и что, собственно, делает и наша власть только с зеркальной точностью? Почему не сказать напрямик «Мы делим Украину и решаем ее судьбу, а на мнение народа нам плевать»? Геополитика, как говорит Путин». Как вы считаете, почему правительства никогда не признаются в том, что они, на самом деле, хотят в том или ином конфликте? Это неприлично? 

А.ТРОИЦКИЙ: Ну, дело в том, что, я так думаю, что у власти всегда имеется какая-то программа и какая-то такая парадная маска для народонаселения, которое они, действительно, считают идиотами и быдлом. А кроме того, имеется такая реальная скрытая программа, которая касается в первую очередь их собственного кармана, их каких-то личных интересов, их выживания во власти и так далее. Поэтому они и врут всё время. Вот, кстати говоря, у нас это в последнее время происходит как-то особенно часто. То есть тот же Путин сначала говорит, что «Нет, у нас там какие-то люди в одежде из Военторга вторглись вероломно на полуостров Крым». Теперь оказывается, что нет, что люди, в общем-то, эти были вежливые человечки с зеленым оттенком. Он это сказал где-то недели через 2, опровергнув целиком и полностью сам себя. Уж о Лаврове я и не говорю. 

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, Лавров – лицо подневольное. 

А.ТРОИЦКИЙ: Правильно. Согласен. Лицо подневольное, как бы, что ему велено, то он и говорит. Но, все-таки, всякая дипломатия, если это качественная дипломатия, она, все-таки, тоже должна по возможности основываться на правде, а не на лжи. Вот, в данном случае у нас просто, то есть у нас такое реальное королевство кривых зеркал, то есть все, начиная там с каких-то кикимор этих типа <…> и кончая первым лицом государства, то есть все несут абсолютную ахинею, противоречат сами себе, сами друг друга опровергают и так далее. 

К сожалению, это не только наша какая-то национальная такая вот идентификационная черта. Этим же отличаются и многие другие. То есть если говорить о пресловутой этой двойной бухгалтерии, я считаю, что теперешние украинские власти – они тоже этим грешат, причем по полной программе. 

Конечно же, ситуация на Майдане в Киеве и ситуация, там, на каких-то центральных площадях в Донецке и Луганске – они отличаются друг от друга. То есть в Киеве на Майдане бывало где-то под 300-500 тысяч человек. А в Донецке, который по населению город с Киевом вполне сопоставимый (ну, может быть, там в 2 раза меньше народу живет), но там, по-моему, участвует вот этих самых ребят, ну, 1-2-3 тысячи, может быть, 5 тысяч. То есть это, ну, примерно раз в 50 меньше, если брать пропорцию, чем было в Киеве. 

Но тем не менее, я считаю, что в Восточной Украине, действительно, происходят вот эти самые народные митинги. И говорить, что Майдан – вот это вот было прекрасно, а то, что происходит там, это абсолютно точно совершенно ужасно и недопустимо, ну, это не до конца логично. То есть если бы было точно установлено и доказано, что вся эта буза на Востоке Украины происходит под чутким руководством ГРУ, ФСБ, администрации президента РФ и так далее, тогда да, тогда тут, как бы, можно было сказать «Да, ребята, вы правы, это, на самом деле, не народ, а это какие-то вот эти титушки, вскормленные российскими спецслужбами». Пока что четких доказательств этого украинской стороной представлено не было. Вот. 

Так что да, можно говорить здесь о какой-то двойной бухгалтерии. 

О.ЖУРАВЛЁВА: А скажите, пожалуйста, у вас вот сейчас складывается ощущение? Вы не политик, не политолог, не спец по каким-то там, не знаю, конфликтам. Вот, просто у вас складывается ощущение, что какая-то из сторон сейчас ведет себя правильно? Америка, Европа, Украина, Россия, не знаю, какие-то конкретные политики? Кто-то правильно себя ведет по отношению к тому, что происходит на Украине? 

А.ТРОИЦКИЙ: Я думаю, что все ведут себя достаточно аморально. То есть аморалка правит бал по обе стороны баррикады или, там, по обе стороны линии фронта. Другое дело, что степень распущенности в данной аморальной истории – она, конечно, разная. То есть в России она зашкаливает, в других странах она тоже присутствует, но, может быть, не является настолько же вопиющей, да? 

В общем-то, какую-то моральную программу, такую, честную, прозрачную и так далее, по-моему, тут никто не преследует. Вот это касается в полной мере и западных стран тоже. То есть я могу рассказать одну историю такую, которую я не решился в свое время рассказать Плющеву в прошлом «Особом мнении», но могу ее рассказать теперь в связи с той информацией, которая прошла несколько дней тому назад с подачи английской газеты «Times», Би-Би-Си и так далее. 

О.ЖУРАВЛЁВА: А мы можем это сделать через минуту, заинтриговав всех до полного невероятия? 

А.ТРОИЦКИЙ: Да, давайте. 

О.ЖУРАВЛЁВА: Давайте? 

А.ТРОИЦКИЙ: Давайте-давайте. 

О.ЖУРАВЛЁВА: Потому что, наверняка, история чуть подлиннее, чем 20 секунд. 

А.ТРОИЦКИЙ: То есть за эту минуту меня проинструктируют о том, что можно говорить, а что нельзя? 

О.ЖУРАВЛЁВА: Нет. Эту минуту мы будем молчать и ждать выхода с вашей особой информацией, которую вы постеснялись сказать в прошлом «Особом мнении». 

А.ТРОИЦКИЙ: Хорошо, договорились. 

О.ЖУРАВЛЁВА: Это Артемий Троицкий. Никуда не уходите, мы скоро вернемся. 

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

О.ЖУРАВЛЁВА: И снова с вами программа «Особое мнение», в студии – Артемий Троицкий, который решился рассказать историю, которую не смог рассказать раньше. 

А.ТРОИЦКИЙ: Не то, чтобы решился. Просто одно событие, как бы, меня подтолкнуло к тому, чтобы это сделать. 

Так вот. Несколько дней тому назад прошла информация со ссылкой на всякие английские, в основном, источники о том, что в канун известной встречи четверки, то есть Россия, Америка, Европа, Украина в Женеве, до главы нашего государства были доведены некоторые данные о том, что обнаружили его некие активы, какие-то скромные трудовые сбережения в количестве 40 миллиардов долларов. Ну, в общем... 

О.ЖУРАВЛЁВА: Песков уже опроверг. 

А.ТРОИЦКИЙ: Где-то нескольких десятков. ...Ну, а что еще Пескову следовало делать? Признать, что ли? И попроситься в долю? 

И что была занесена такая конфиденциальная информация, что если Россия будет и дальше наглеть и в Женеве займет какую-то неуступчивую позицию, то, соответственно, эти самые сберкнижки будут заблокированы, счета заморожены и так далее. И, соответственно, после этого Россия вдруг, опаньки, сделала разворот, ну, там если не на 180, то на 120 градусов. И сказала, что надо там всё разоружить, всё в порядке, всё признать, целостность территориальную тоже под вопрос не ставим и прочее, и прочее. 

Дело в том, что я, в общем-то, задавал этот вопрос, тоже находясь во всяких дальних странах, некоторым высокопоставленным людям. Задавал я его, правда... 

О.ЖУРАВЛЁВА: А вы вхожи в дома-то. 

А.ТРОИЦКИЙ: Ну, так, да. Любят меня в некоторых местах. Иногда приглашают. Значит, я сказал просто, что, вот, американская разведка – она, конечно, себя покрыла абсолютнейшим позором, поскольку, как известно, она вообще никак не спрогнозировала то, что произошло в Крыму. Но я говорю «Но если ваша разведка хоть вообще на что-то способна и если, как уверяет перебежчик Сноуден, всё прослушивается и все всё знают, и все разговоры, все смски, почта и так далее, всё перехватывается и прочее, и прочее, то, наверное, вы что-то знаете обо всех этих загадочных состояниях и нетрудовых запасах наших руководителей российских во всех этих миллиардах, о которых постоянно говорят то политологи, то желтая пресса, то качественная пресса. Вот, они есть, на самом деле, или нет?» Ответили мне «Да, в общем-то, мы в курсе. Мы знаем если не абсолютно всё, то, скорее всего, почти всё. Да, это всё имеется». Я говорю «Ну, граждане, тогда, вот, надо каким-то образом это дело, что ли, обнародовать, призвать людей, так сказать, иметь совесть. Как же так? В стране экономический кризис и многое другое, что требует денежных средств, а вы, понимаете, жируете и храните свои деньги в каких-то западных оффшорах, банках, на Каймановых островах и прочее-прочее». И поскольку Путин – он же вообще, как бы, всю историю с Крымом выстраивает на базе справедливости, восстановления справедливости, что это морально, что это, как бы, красиво, что это благородно... Да, может быть, это не очень законно, зато это, как бы, вот, очень так, по-рыцарски, да? Вот, мы защитили, мы восстановили и прочее, и прочее. 

Значит, оказывается, что, на самом деле, никакой он не рыцарь без страха и упрека, а, в общем-то, такой мега-ворюга, да? Вот. 

Причем, кстати, когда мне отвечали на этот вопрос (не скажу кто), то у меня создалось впечатление, что, на самом деле, он находится в проработке, то есть он абсолютно не был неожиданным. Да, в общем-то, да. То есть я так понял, что он, так, активно обсуждается с той стороны линии фронта. 

О.ЖУРАВЛЁВА: Да ладно испугались мы. 

А.ТРОИЦКИЙ: И потом оказалось, соответственно, во всей этой предженевской истории, что вместо того, чтобы, на самом деле, как бы, проявить такую вот моральность... 

О.ЖУРАВЛЁВА: Солдатскую смекалку. 

А.ТРОИЦКИЙ: ...заботу о нравственности, была сделана, на самом деле, очередная такая вот акция такого подковерного шантажа, что, типа, если не это, то мы тебе счета заморозим, что, в общем-то, наверное, с точки зрения прагматической, может быть, и неплохо. Но мне, скажем, как человеку и гражданину это не нравится. 

Вернувшись сюда, я обсуждал этот вопрос, естественно, со своей любимой женой да и с некоторыми друзьями. И надо сказать, что они меня подвергли осмеянию. То есть они сказали «Что, ты, на самом деле, думаешь, что если, как бы, на весь мир станет известно, что, вот, столько-то десятков или сотен миллиардов имеется зашитых в подушке у Владимира Путина, что это вообще на наш народ произведет хоть какое-то впечатление? Да ни малейшего! Да скажут просто «А! Клевещут всё. Всё это американцы придумали, им веры нет» и прочее, и прочее. И вообще никак наш народ на это дело не отреагирует». 

Я думаю, что это не так. Я думаю, что это не так просто потому, что при том, что я прекрасно отдаю себе отчет в том, что, скажем так, по многим, может быть, даже по большинству позиций люди, относящиеся к нашей власти критически (скажем, я) и основная масса народу не совпадает... То есть это касается и оценки событий в Крыму и на Украине, это касается и оценки Владимира Путина как руководителя страны, и многое-многое другое. 

Тем не менее, имеются, по крайней мере, 2 пункта повестки дня, в которых народ и оппозиция, ну, по крайней мере, та часть оппозиции, с которой я более или менее солидарен, скажем, символизируемая тем же Лешей Навальным, так вот имеется, по крайней мере, 2 пункта повестки дня, где мы более или менее едины с народом. То есть один – это мигранты, то есть, вот, вся вот эта дешевая, правильно рабская рабочая сила, которая из-за алчности наших чиновников всасывается из всяких юго-восточных регионов, а вместо нее, соответственно, выплевываются образованные, умные люди, которые бегут из страны за границу и в результате качество населения у нас невероятно ухудшается, и процесс этот идет всё быстрее и быстрее... Ну, я уже не говорю о бытовой стороне дела, то есть понаехали, преступность, всевозможная культурная несопоставимость и так далее. 

Значит, это один пункт. Второй пункт – это коррупция. То есть я был бы, конечно, крайне удивлен, если бы оказалось, что нашему народу абсолютно плевать на коррупцию, абсолютно плевать на то, что за счет народа наживаются и составляют себе многомиллиардные состояния всевозможные захребетники, которые при этом еще и строят из себя кристально чистых людей. Мне кажется, что народу на это не было бы наплевать. 

О.ЖУРАВЛЁВА: Мне кажется, что народ просто как данность принимает, что они все наворовали. И это как дождь – с этим ничего не поделаешь, это просто есть. Вот пишут: «У В.В.Путина вся Россия с бюджетом несколько триллионов долларов. И хватит искать какие-то миллиарды». 

А.ТРОИЦКИЙ: Нет, ну, дело в том, что имеется вся Россия, а имеются еще маленькие персональные накопления, которые в отличие от всей России в кармане с собой или, там, на маленьком реактивном самолетике не унесешь. 

О.ЖУРАВЛЁВА: А у нас широкая душа, нам не жалко. 

А.ТРОИЦКИЙ: Мне, на самом деле, вот, на все эти состояния тоже плевать. Чувство зависти мне сызмальства никогда знакомо не было. Я вообще не знаю, что такое зависть, хотя, роман Олеши и читал. Так что не в этом дело, а дело просто в том, что это... Ну, это показатель невероятной лживости, цинизма, аморальности и прочее, и прочее. Я считаю, что, в общем-то, это должно быть как-то... Как-то от этого должно быть зябко и неприятно. 

Если это всё всем как божья роса, ну, значит, давайте, ребята, тогда и не жалуйтесь на ваши низкие пенсии, невыплачиваемые зарплаты и всё остальное. 

О.ЖУРАВЛЁВА: А это разные вещи. У нас же... У нас же есть прекрасное ежегодное шоу «Прямая линия с Владимиром Путиным». Есть любимая картинка: прямая линия и рядом Путин стоит. Все вопросы, в общем, ну, очевидны. Вот, в этот раз был там Крым и так далее, да? 

Человек говорит «У нас дорог нет. Я, вот, налог плачу автомобильный, а, вот, дорог у нас нет» - «Ха-ха. Если у вас нет дорог, зачем вам автомобиль?» И все всё едят, и все довольны. 

Вы бы какой вопрос на прямой линии задали, если бы у вас была такая возможность? Вот, со своим вот этим вот романтичным представлением о добре и зле. 

А.ТРОИЦКИЙ: У меня нет вопросов. То есть мне, в общем-то, всё понятно. Мне всё понятно: тут не спрашивать надо, а какие-то меры предпринимать. Вот, собственно, такова моя позиция. 

О.ЖУРАВЛЁВА: То есть у вас уже к президенту вопросов нет? Вот, поставить в тупик, показать его с другой стороны, заставить признаться? Нет? 

А.ТРОИЦКИЙ: Я боюсь, что у меня к нему вопросов давно не было. Что касается до поставить в тупик и показать с другой стороны, то телевидение – это не тот инструмент, где это вообще можно сделать. Я много раз бывал в том числе и на каких-то симулированных прямых эфирах, и убеждался в том, что всё там, на самом деле, или в аврально-экстренном, или в простом рабочем порядке может быть вырезано, отредактировано, сокращено и так далее. То есть выступать на телевидении – это вообще, это то же самое, что играть в карты с шулерами или с наперсточниками соревноваться в ловкости рук. И языка. 

О.ЖУРАВЛЁВА: Хорошо. По-другому спрошу. Вот, вы на каком-то приеме случайно с бокалом встречались с Владимиром Владимировичем. У вас есть к нему вопрос? 

А.ТРОИЦКИЙ: У меня было бы к нему предложение. Ну, то есть... 

О.ЖУРАВЛЁВА: «Пойдем выйдем»? (смеется) 

А.ТРОИЦКИЙ: «Пойдем выйдем»... Да, интересно было бы. Интересно было бы... 

О.ЖУРАВЛЁВА: Посмотреть на реакцию ФСО. 

А.ТРОИЦКИЙ: Посмотреть на результаты «Пойдем выйдем». Нет, предложение было бы такое: это просто улетите куда-нибудь подальше к другу Берлускони и... 

О.ЖУРАВЛЁВА: Ладно: Берлускони уже попал. 

А.ТРОИЦКИЙ: Ну, не в этом смысле – в более мягком смысле. Не улицы мести, а на пляже лежать. Потому что продолжение того, что сейчас в России происходит, я считаю, это просто конец великой страны. На государство мне плевать, на державность мне плевать, но на великую страну с великой историей, великой культурой, огромным количеством гениальных людей, которые эту страну населяли, вот, на это мне не плевать. И сделать так, чтобы из России случилось то, что случилось с Древней Грецией и Древним Римом, то есть когда остались одни сладкие воспоминания и предметы раскопок, вот это, по-моему, очень всё было бы печально. А это абсолютно то, к чему мы движемся семимильными шагами. 

То есть мы, на самом деле, сейчас движемся примерно к тому, что, вот, скажем, чтобы стать для Китая примерно тем же, чем Крым стал для России. 

О.ЖУРАВЛЁВА: Вот даже как? 

А.ТРОИЦКИЙ: Ну... Приблизительно. То есть то, что Китай сейчас с большим удовольствием и чувством глубочайшего удовлетворения наблюдает за всем тем, что в России происходит, это несомненно. Но к счастью, я так особо париться перестал. 

Вот, друг мой Липницкий Саша – он недавно дал хорошее интервью где-то, находясь на улице Сахарова, и вспомнил там отличный фильм Стэнли Кубрика «Доктор Стрейнджлав». Вот, у этого фильма имеется... Это фильм 1964 года, очень актуальный сейчас. Как бы, посткарибский кризис и так далее. И у него имеется длинный подзаголовок, и он такой: «Dr. Strangelove or: How I Learned to Stop Worrying and Love the Bomb». То есть «Как я научился перестать париться и полюбил атомную бомбу». 

Ну, полюбить всю эту пакость отвратную я, естественно, не полюблю, но, вот, париться я, на самом деле, перестал. То есть это касается и того, что, на самом деле, нынешние украинские власти как-то не особо меня вдохновляют, и предпринимают массу там каких-то совершенно идиотских вещей типа не пускают мужчин из России или не пускают журналистов и того, и другого пола. Вместо того, чтобы консолидироваться перед лицом страшного кризиса, как-то дерутся между собой. А в тех вещах, где надо проявить, напротив, и солидарность, и твердость, и какую-то отвагу даже, они тут трусят. Как-то это меня не особо вдохновляет. Да и наш народ тоже... То есть я же всегда... Я же всегда был за народ, да? То есть как настоящий интеллигент-разночинец, да? 

О.ЖУРАВЛЁВА: Давайте мы здесь сделаем небольшую паузу, народ немножко передохнет. Артемий Троицкий со своим особым мнением. Никуда не уходите – мы скоро вернемся. 

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

О.ЖУРАВЛЁВА: И снова с вами программа «Особое мнение», меня зовут Ольга Журавлёва, в студии – Артемий Троицкий, журналист и музыкальный критик. Про музыку тоже есть вопросы. Кстати говоря, до музыки и по поводу того, что вы всю первую часть говорили про то, что стыдно, как-то аморально, еще что-то, там, как-то вообще всё закрутилось и страна катится в пропасть. Вот, человек с ником «ВВП008» говорит «Артемий, как думаете, почему Жириновскому всё сходит с рук? Что он должен такое еще сделать, чтобы его наказали?» И, кстати, был вопрос на эту же тему, почему православная общественность не возмутилась и не потребовала двушечку по старой памяти? 

А.ТРОИЦКИЙ: По поводу Жириновского, ну, дело в том, что в какие-то былинные времена, когда меня регулярно приглашали на всякие ток-шоу на федеральных каналах, мне довелось пару раз на этих самых телевизионных съемках сидеть рядом с Жириновским. То есть, ну, вот так вот совсем рядом, вот, как люди сидят в кино или в театре. И надо сказать, что из этого соседства я сделал один абсолютно четкий вывод, что Жириновский – человек больной. То есть он, в общем-то... Есть в его поведении какая-то совершенно четкая клиническая составляющая. То есть выглядело это так, что на протяжении всех этих телесъемок, которые продолжались довольно долго, скажем, час, полтора часа и так далее, этот самый Владимир Вольфович слева от меня, как сейчас помню (оба раза, да, слева от меня он сидел), вот, все эти полтора часа он что-то про себя бубнил, причмокивал, издавал какие-то звуки. В общем, тихо, так, что кроме меня, я думаю, этого никто не слышал, тем более телезрители, тихо вел сам с собой беседу. 

То есть если вы оказываетесь рядом с таким человеком, скажем, в общественном транспорте, то возникает большое желание от него куда-нибудь отсесть подальше. Ну, в данном случае, разумеется, отсесть от него я не мог, поэтому выслушивал это бульканье на протяжении всех съемок. И, в общем-то, у меня сложилось абсолютно четкое мнение, что человек не в себе. 

Я думаю, что он, на самом деле, не вполне в себе. Хотя, естественно, я не мозговед и, думаю, что Андрей Бильжо бы скорее бы ему поставил какой-то строгий ответственный диагноз. Но это человек со справкой, поэтому я так думаю, что он может делать всё, что угодно, и... 

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, подождите: у нас людей отдают хотя бы изначально под суд, потом суд назначает экспертизу, экспертиза свидетельствует о том, что человек нездоров, и дальше вы всё знаете. Тут-то никакого суда не будет никогда. 

А.ТРОИЦКИЙ: Послушайте, у нас в этих кругах здоровых людей, таких, вполне здоровых практически нет, потому что они все несут черт знает что. Они врут на каждом шагу. Они выступают с абсолютно абсурдными инициативами и законопроектами, которые... Ну, которые человеку, обладающему здравым смыслом, просто никогда в голову не придут. 

О.ЖУРАВЛЁВА: А вам не кажется иногда, что они, наоборот, очень здоровые, серьезные, циничные люди, что они всё это загоняют нам (вот эту пургу) с какой-то своей целью? 

А.ТРОИЦКИЙ: Я думаю, что есть среди них люди здоровые и циничные. Но вот эти люди себе тихо посиживают, когда надо и как надо голосуют и занимаются своим бизнесом. В основном, городских сумасшедших из себя не строят как, вот, все эти депутаты, которые называют Цоя агентом ЦРУ. Ну, в общем, то есть мы очень много всего такого забавного слышали в последнее время. Так что Жириновский – это не исключение, это, в общем-то, правильно. 

О.ЖУРАВЛЁВА: О’кей, хорошо. Можно предположить. 

А.ТРОИЦКИЙ: И естественно, что в этой компании, то есть вот в этой палате №6, то есть в <…>, разумеется, как бы, своих они сдавать не будут. Поэтому, вот, собственно, обязали его сегодня, по-моему, как-то извиниться или что-то еще такое формальное сделать. 

О.ЖУРАВЛЁВА: Да он уже извинялся. 

А.ТРОИЦКИЙ: Да, он уже и извинился к тому же, то есть он опередил это решение. Ничего больше с ним не сделают, поскольку для нашей Госдумы это было бы, как бы это, сами себя высечь. Они все такие. 

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну а почему, действительно? Вот, православная общественность возмущается спектаклями, активисты просят закрыть выставки, про Pussy Riot я вообще молчу, что было, бились люди и так далее. А это не... 

А.ТРОИЦКИЙ: Это вопрос к православной... 

О.ЖУРАВЛЁВА: ...не вопрос морали? 

А.ТРОИЦКИЙ: ...к православной общественности. Нет, я считаю, естественно, что это вопрос морали и не обязательно православной морали. Нет, я думаю, что, на самом деле, будет очень интересно, если, все-таки, на Жириновского подадут в суд и мы станем свидетелями замечательнейшего процесса Маргарита Симоньян против Владимира Жириновского. Вот, ради одного такого дела стоило бы... 

О.ЖУРАВЛЁВА: Здесь в вас говорит шоумен. Хотелось бы посмотреть шоу. 

А.ТРОИЦКИЙ: А вам не хотелось бы? 

О.ЖУРАВЛЁВА: Да я... Мне как-то уже... На некоторых из этих персонажей мне вообще уже не хочется смотреть. Но это мое личное ощущение. 

А.ТРОИЦКИЙ: Ну, честно говоря, и мне тоже. Это я так сказал, исключительно исходя из каких-то абстрактных соображений. Естественно, на всё это смотреть тошно, да я, собственно, и не смотрю. 

О.ЖУРАВЛЁВА: Скажите тогда, пожалуйста. Ну, тоже хорошее в продолжение: как бороться с хамством? Вот, с хамством, которое происходит постоянно. У нас что какие-нибудь выдающиеся деятели, начиная от президента, могут так слегка подхамить на всю страну, что люди рангом пониже. Вы для себя выбрали какой-то способ? Тоже не париться? Не обращать внимания? 

А.ТРОИЦКИЙ: Я не знаю. Я думаю, что каждый должен бороться с хамством индивидуально. То есть, вот, если мне хамят, то я... Если человек знакомый, я с ним прекращаю отношения. Если человек не знакомый, я с ним выясняю отношения. Бороться с хамством в глобальном масштабе – я думаю, ну, это бессмысленная история. 

О.ЖУРАВЛЁВА: А история с Навальным, который что ни день, то в суд, и всё такие, заковыристые дела, всё такие, какие-то затейливые, это как в вашем представлении? К чему это должно привести? Ну, уже 300 тысяч ему присудили. 

А.ТРОИЦКИЙ: Ну, эта история мне хорошо знакома. То есть в этом плане я прошел в качестве подопытного в 2011 году. 

О.ЖУРАВЛЁВА: Тестовый. 

А.ТРОИЦКИЙ: Да. У меня же тоже. У меня же было 7 исков, 5 гражданских, 2 уголовных в то время по всяким делам. Так что я знаю, что это такое. Это очень противно, когда в суд ходишь каждую неделю, а иногда по 2-3 раза как на работу. Это, с одной стороны, деморализует, с другой стороны, мобилизует. То есть я, вот, через это испытание прошел. Я уверен, что Лёша тоже пройдет. Он молодец, на самом деле. И все эти... 

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, вообще цель какая? Его, что называется, измучить или, все-таки, закрыть? 

А.ТРОИЦКИЙ: Я думаю, что цель двуединая закрыть, а перед этим помучить как следует, поскольку его сильно не любят. 

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, тогда, если можно, о музыке. Поговорим о музыке. 

А.ТРОИЦКИЙ: Отлично. Давно пора. Давно пора. 

О.ЖУРАВЛЁВА: Профессиональный вопрос: «Как вы оцениваете песню хора Александрова про вежливых человечков? Издевательство над профессией или как урок пения в сумасшедшем доме?» 

А.ТРОИЦКИЙ: Послушал я эту песню, посмотрел видеоклип. Ну, как бы, оценивать ее с точки зрения музыкальной, я думаю, смысла не имеет. Я выяснил, кто является, вроде бы, автором этой песни (по крайней мере, так об этом говорят в каких-то официальных источниках), некто Антон Губанкин, который, на самом деле, является чем-то вроде Министра культуры при Министерстве обороны. То есть при Министерстве обороны имеется отдел культуры, оказывается, и вот зав этого отдела – это как раз человек (я уж даже не знаю, молодой или не очень) по имени Антон Губанкин. И он при том, что имеет университетское образование, не имеет музыкального и литературного, вот, он, вроде бы, автор и музыки, и текста этой самой песни. Ну и очевидно, что сочинена она по указанию какого-то руководства Министерства обороны. Песня, на самом деле, могла быть и хуже, то есть она скорее лирическая, нежели такая, агрессивная, маршевая. Ну, о музыке тут говорить абсолютно нечего. Текст такой, успокаивающий. 

О.ЖУРАВЛЁВА: Вы находите? А мне показалось, что это жесткий троллинг какой-то, вообще издевательство над всем, что только можно. Над всем святым для нас, вежливыми человечками. Вот это «Он приходит с оружием своим». Какой-то бред, нет? 

А.ТРОИЦКИЙ: Если это троллинг, то это троллинг достаточно тонкий. Или я – человек слишком наивный. Нет, я подумал... 

О.ЖУРАВЛЁВА: Простой и грубый музыкальный критик. 

А.ТРОИЦКИЙ: Я подумал, что это всё написано на голубом глазу, хотя и совсем не талантливо. Я думаю, что вообще было бы здорово, если бы эта песня представила бы РФ на конкурсе Евровидение. Вот это вот было бы здорово, это было бы сенсационно. 

О.ЖУРАВЛЁВА: И там бы еще на роликовых коньках бы катались некоторые из бек-вокалов. 

А.ТРОИЦКИЙ: Да. Была бы очень вежливая подтанцовка с Калашниковыми. Ну, скорее всего, конкурс мы бы с этой песней не выиграли, как мы его, скорее всего, и без нее не выиграем. Но, по крайней мере, в очередной раз показали бы Кузькину мать. У нас, ведь, у нас же действует повсюду правило ПДД – Понты дороже денег. 

О.ЖУРАВЛЁВА: Не догоним, хоть согреемся. 

А.ТРОИЦКИЙ: Понты дороже денег, и поэтому хоть мы и проиграем в результате повсюду, зато, как бы, в течение какого-то времени заставим мир или хотя бы Европу, или хотя бы отдельно взятую Украину как-то крупно потрепетать. 

О.ЖУРАВЛЁВА: Артемий Троицкий со своим особым мнением. Всем спасибо, всего доброго. 

А.ТРОИЦКИЙ: Всё? Нет больше вопросов? А про Цоя?.. 

Источник: ЭХО Москвы



  • 4023

Артемий Троицкий: "Полного доверия к новым украинским властям нет". ОСОБОЕ МНЕНИЕ 03.04.2014

2014.04.03

А.ПЛЮЩЕВ: Вы слушаете и смотрите программу «Особое мнение», меня зовут Александр Плющев. Человека, сидящего напротив меня, зовут Артемий Троицкий, журналист, музыкальный критик. Добрый вечер, Артемий Кивович. 

А.ТРОИЦКИЙ: Привет, Александр. 

А.ПЛЮЩЕВ: Редкий гость у нас в последнее время (всё по заграницам да по заграницам). Поэтому, может быть, круг вопросов, которые мы сегодня затронем, будет несколько шире, ну, там, нашего недельного шага, как это бывает обычно. Но начнем с сегодняшней новости. 

Глава Службы безопасности Украины Валентин Наливайченко, комментируя первые итоги расследования гибели людей во время акций протеста в Киеве, возложил вину за трагедию, за расстрел людей на бывшего президента страны Виктора Януковича. Но что интересно, он также сообщил о якобы установленных фактах участия сотрудников ФСБ России в операциях против протестующих. 

Две вещи. Одна, что стреляли со стороны Януковича и... 

А.ТРОИЦКИЙ: Саш, я понял, что за 2 вещи. Ну, что я могу сказать? Во-первых, конечно же, эта версия вызывает гораздо больше доверия, чем версия, озвученная бывшим президентом Януковичем и главой российского МИДа Лаврова. 

А.ПЛЮЩЕВ: Почему? Она вам больше нравится просто? 

А.ТРОИЦКИЙ: Ну, во-первых, дело в том, что про вот этого самого Наливайченко я ничего не знаю, и не знаю, имеет ли он обыкновение врать. Вот, что касается до Януковича и Лаврова, то вот эти 2 господина врут всё время, практически без остановки. Поэтому... Даже как в случае с мальчиком, который кричал «Волк-волк», в общем-то, к ним доверия уже нет ни малейшего. 

С другой стороны, полного доверия к официальной версии новых украинских властей у меня тоже нет. Потому что как Янукович с Лавровым, так и вот этот Наливайченко, Аваков и так далее, всё лица заинтересованные. То есть они заинтересованы в каких-то определенных версиях. Поэтому я думаю, что очень важно, чтобы было проведено, на самом деле, абсолютно такое вот, ювелирное скрупулезное расследование всего этого. То есть которое ограничится не только какими-то декларациями и списками, но где будет и баллистическая экспертиза, и анализ видеозаписей, и, естественно, какие-то прямые, ну, скажем, признательные показания самих вот этих самых ребят и так далее. И это, конечно, будет крайне важно. 

Во-первых, это будет, естественно, окончательный и безоговорочный приговор Януковичу. То есть всё. Значит, этого человека надо сажать и требовать его выдачи, и точка, да? То есть с Януковичем уже всё будет закончено окончательно и бесповоротно. То есть я считаю, что и сейчас, конечно, с ним уже всё закончено, но вот тут вот уже, как бы, это уже осиновый кол, так скажем. 

Во-вторых, я думаю, что очень важно убедить самих украинцев. Потому что я, скажем, знаю абсолютно точно... Вот, я поговорил со своими друзьями киевскими. Для них эти результаты, как ни странно, в общем-то, стали тоже довольно-таки шокирующими и удивительными в том смысле, что они говорят «Как же так? Неужели, это были наши? Неужели, это были киевляне?» То есть там речь идет о том, что это киевский «Беркут», на самом деле, что, вот, наши земляки, наши горожане убивали своих же граждан. То есть украинцам как-то это понять очень сложно и очень болезненно. 

У них, конечно, более популярные версии или что это какие-то наемники, там скажем, с востока Украины или из Крыма, или, естественно, самая такая, сладкая версия, что это российский какой-то спецназ ФСБ и так далее. 

Вот, я считаю, что, конечно, очень важно, чтобы результаты расследования были абсолютно объективными и максимально убедительными. 

А.ПЛЮЩЕВ: Но тогда проводить это расследование должны люди, ну, скажем так, не заинтересованные, не ангажированные. 

А.ТРОИЦКИЙ: Ты абсолютно прав. Я считаю, что для того, чтобы всё это было сделано так, что комар носу не подточит, естественно, надо привлекать специалистов и российских. Ну, хотя тут, естественно, сложно рассчитывать на какую-то объективность. Но, скажем, европейских, я не знаю, китайских, израильских, каких-нибудь там еще. В общем, каких-то людей, которые в этом деле хорошо разбираются и которые смогли бы подтвердить «Да, вот это вот так, вот это так, вот это». Вот тогда, я думаю, будет всё очень убедительно и будет иметь максимально серьезные последствия. 

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, поскольку вы долго здесь отсутствовали, вы еще и не высказывались в нашем эфире вообще по крымской теме в принципе. Каково ваше отношение к произошедшему, к присоединению Крыма к России? Некоторые говорят «воссоединение», некоторые говорят «аннексия». Вы как говорите? 

А.ТРОИЦКИЙ: Ну, то есть... Короче всего мое отношение высказал Станислав Ежи Лец, когда написал еще в начале 60-х годов, что любовь к родине не знает чужих границ, - сказал Станислав Ежи Лец и был, в общем-то, в этом смысле провидцем, если говорить о Крыме. 

Ну, в общем, история, конечно, максимально печальная и паскудная. И Россия в этой истории, для меня по крайней мере, выглядит не победителем, а выглядит явной жертвой всего того, что произошло. То есть это вот примерно то же самое, что была какая-то детская присказка такая, что 2 мальчика, значит, меряются своими игрушками, один говорит «У меня вот есть вот этот вот барабан», второй говорит «А у меня кораблик», второй говорит «А у меня вот еще вот есть вот эта труба», второй говорит «А у меня кораблик». Третий говорит «А у меня еще, вот, большой деревянный солдатик». Ну, третий уже совсем зашорен, говорит «У меня кораблик». В общем, короче говоря, у России примерно то же самое с Крымом и с Украиной. То есть говорят «Россия вдрызг рассорилась со своим ближайшим соседом, главным партнером» и прочее-прочее, со страной Украиной, причем рассорилась, по всей видимости, на многие десятилетия. Россия отвечает «А зато у нас теперь есть Крым». 

Говорят дальше: «Зато вот теперь Украина, скорее всего, сильно подружится, а, может быть, и вступит в блок НАТО». Россия говорит: «Зато у нас теперь есть Крым». Говорят дальше: «Россия стала страной-изгоем. Весь мир на нас смотрит как на какую-то Северную Корею, растянувшуюся на 11 часовых поясов». Россия отвечает: «Зато у нас теперь есть Крым». И так далее. 

Это я уже не говорю обо всяких экономических санкциях и прочее-прочее, потому что экономические санкции – это, на самом деле, это же санкции такого, продленного действия. Сейчас пока что, может быть, это не особо ощущается. Ну, то есть ощущается, но мало. Ну, там, естественно, рубль падает, какие-то капиталы... 

А.ПЛЮЩЕВ: Рубль сейчас растет последнее время. Несколько недель уже. 

А.ТРОИЦКИЙ: Но он упал по сравнению с тем, что было, скажем так, до 1 марта. Упал и очень сильно. 

А.ПЛЮЩЕВ: Это правда. 

А.ТРОИЦКИЙ: И сегодня, кстати, продолжает падать (я специально послушал). Хотя, у меня, слава богу, в рублях уже сбережений нет, но тем не менее. 

Значит, капиталы какие-то вывозятся... Но это всё мелочи, потому что, на самом деле, экономические санкции – это такая штука, которая по-настоящему ударит по нашей любимой стране, ну, через полгода, через год, через 2 года. То есть тогда, когда исчезнет вот эта самая, порочная зависимость от российских динозавровых останков под названием нефть и газ, и цены упадут, и прочее-прочее. 

Тут единственное, чем наши утешаются, это: «Да плевали мы на Европу, плевали мы на Америку – теперь будем с Китаем дружить». Ну, у китайцев же свои интересы – им абсолютно пофигу интересы России. То есть у китайцев главный интерес – это просто тихо-спокойно, мягко, по-китайски, как бы, сидя на высоком холме и наблюдая за схваткой тигров в долине, взять и аннексировать Россию или, по крайней мере, ее лакомую часть под названием Сибирь Западная, Сибирь Восточная и Дальний Восток. И они это сделают абсолютно точно. Вот, при том, что сейчас в России происходит, то есть это, вот, самая прямая-прямая дорога в объятия большого восточного медведя Панда. 

А если говорить о каких-то промежуточных этапах, да, естественно, скажет Россия: «Дорогие китайцы, вот наша нефть, вот наш газ. Давайте. Подлые европейцы больше покупать не хотят. Мы готовы всё это продать вам». Китай говорит: «Да, супер!» Но у Китая-то уже есть и нефть, и газ, то есть он его импортирует из Саудовской Аравии, откуда-то там из прочих мест. Да и свой там имеется в небольших количествах. И Китай говорит: «Да, с удовольствием купим. Но вот только вы, вот, предлагаете его нам, скажем, по 100 долларов за поллитра. Мы готовы взять, ну, где-то долларов за 20». Россия скажет: «Да вы что! Да так нельзя!» А китайцы скажут: «Не хотите – не надо. Точка». 

Так что Россия в проигрыше сплошь и рядом. И главное бы еще... То есть я мог бы понять, если бы Россия шла на все эти совершенно бешеные жертвы всевозможные (имиджевые, экономические, культурные, цивилизационные, там прочее-прочее), если бы Крым – это, на самом деле, был бы какой-то такой священный Грааль, да? 

То есть, вот, скажем, имеется Япония и у них имеется так называемая северная территория, то есть Курилы и Южный Сахалин. И в Японии об этих северных территориях всё время говорят. Проходят какие-то там дни северных территорий, какие-то землячества там имеются, какие-то постоянные претензии. Они до сих пор в состоянии войны с Россией находятся. Всё из-за этих северных территорий. То есть там это, действительно, тема, да? Очень серьезная тема. 

Для России Крым никогда такой темой не был. Вообще. Кто в последние 25 лет вообще у нас как-то всерьез и громко, и, вот, с биением в грудь говорил о Крыме? Да никто! Изредка что-то там Юрий Лужков где-то выступал в Севастополе с какими-то ура-патриотическими речами, и то тут же бывал осаживаем тем же Путиным и тем же Лавровым, что не надо, не надо нам ссориться с братским народом Украины. 

Всё! Никто из россиян про этот Крым думать не думал вплоть до, соответственно, февраля этого года, когда с нуля эта тема была возогнана вообще до каких-то истерических высот. 

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, возразит вам любой мало-мальски интересующийся этим человек. Эффективность-то какова! Смотрите, Япония сколько, 50 лет или 60 лет уже говорит об островах, а воз и ныне там – острова по-прежнему как были, так и есть наши. У нас никто не говорил о Крыме (я вашими словами оперирую), и вот Крым наш. Насколько эффективней! 

А.ТРОИЦКИЙ: Нет, эффективней что? То есть это называется «эффективнейшее самоубийство», да? 

А.ПЛЮЩЕВ: В Японии тоже это актуально. 

А.ТРОИЦКИЙ: Да. Это называется сэппуку, или харакири и так далее. То есть может ли применяться термин «эффективный» для оценки стрельбы самому себе в ногу или даже в голову, как в случае с этим Сашко Бiлым? Не думаю, что это эффективно. Думаю, что скорее наоборот, и думаю, что это будет, на самом деле, иметь последствия самые далеко идущие. И, кстати, не обязательно плохие. То есть мое первейшее ощущение в связи со всей этой авантюрой, явно не просчитанной нашим руководством... То есть явно они не ожидали того, что будет такая реакция и вообще что вот так вот пойдет дело. То есть они рассчитывали на приятную прогулку, а угодили в лесную чащу и с дикими зверушками, да? Думаю, что это очень плохо скажется на судьбе нынешнего российского топ-менеджмента. Я имею в виду то, что... 

Там кто-то из читателей, кстати, спрашивает «Вот, что вы думаете там вообще, что ждет Россию, а куда мы пойдем?» Еще делают комплименты каким-то моим предсказаниям. То есть я когда-то и Лужкову предсказал довольно точно, и вот сейчас вот полгода назад Януковичу. Так вот я думаю, что примерно такая же судьба ожидает Путина Владимира Владимировича, потому что если вдуматься, то вот то, что он сейчас учудил с Крымом, это, в общем-то, это практически никому не нужно. 

Ну, посмотрим, скажем, на одну нашу влиятельнейшую группировку, так называемую семью. Естественно, влияние этой семьи очень сильно упало, но, тем не менее, все те люди, которые в свое время водрузили Владимира Владимировича на президентский трон, то есть это Волошин, Юмашев, Дьяченко, Роман Абрамович, Борис Березовский, Анатолий Чубайс. За исключением Бориса Березовского (этому мерзавцу воздалось по заслугам очень хорошо), но все остальные живы и здоровы. Ну, у Чубайса, правда, был другой кандидат, некто Касьянов, но потом он тоже с большинством согласился на Путина. 

Так вот все эти люди крайне недовольны тем, что сейчас происходит. По самым разным причинам, в первую очередь по тем причинам, что, в общем-то, падают их доходы, хиреет их бизнес и прочее-прочее. 

У нас же у элиты всегда было 2 основных источника дохода: первое – это нефть и газ, а второе – это иностранные инвестиции. Так вот доходы от нефти и газа, в общем-то, по-прежнему сохраняются. Иностранных инвестиций не стало, то есть тут вот воровать и прикарманивать все эти идущие от наивных западных корпораций миллиарды уже не получается. Плюс там уже прямые потери, там всякие банковские, экономические и так далее. 

Вторая большая группировка – так называемый кооператив «Озеро». Понятно, что эти ребята – они всем обязаны Путину. То есть он их вытащил из каких-то этих дзюдошных парилок или этих питерских подворотен. Сейчас они все стали миллиардерами – я имею в виду Ротенбергов, Тимченко, Ковальчуков, то есть вот эту компашку. 

И с одной стороны, без Путина они ничего, то есть ничто, да? С другой стороны, они уже нахапали очень много, у них уже пошел там всяческий самостоятельный бизнес и так далее. И вдруг опять же этот бизнес резко тормозится из-за того, что происходит. И тут, разумеется, дело даже не в том, что Джастин Тимберлейк не выступит... 

А.ПЛЮЩЕВ: Поговорим еще об этом, да. 

А.ТРОИЦКИЙ: На Хельсинской Хартвалл-Арене, которая принадлежит Тимченко и Ротенбергам. Это так, это мелочи, это, может быть, там их дочкам только болезненный укол, что на Джастина не посмотрят и не сфоткаются. А у них, в общем-то... 

А.ПЛЮЩЕВ: Артемий Кивович палит мои вопросы. 

А.ТРОИЦКИЙ: Потери у них гораздо более существенные. То есть им тоже Владимир Владимирович, по большому счету, уже нафиг не нужен. 

А.ПЛЮЩЕВ: Послушайте. Отлично. Всё это отлично кроме одного. Прекрасный политологический разбор элиты и всего прочего. 

А.ТРОИЦКИЙ: Не претендую на политологию. 

А.ПЛЮЩЕВ: Но вот как пишет Надя. И я склонен согласиться, по меньшей мере, с постановкой вопроса: «Но, ведь, Крым не Аляска, он еще вчера был нашим. И люди (ключевое слово, на мой взгляд) сами хотели быть в России. Это две большие разницы, как говорят в Одессе. Как же о народе? Вы оторвались от народа». 

А.ТРОИЦКИЙ: Так, Саш, послушай. Значит, я оторвался от народа – это вообще отдельная и очень большая тема по поводу народа, по поводу лихорадки, эйфории, истерики и прочее-прочее. 

Я могу сказать, что в Америке, когда их этот собиратель земель Джордж Буш младший влез в Ирак в 2003 году, там тоже рейтинг у Буша подскочил до 91%. То есть это даже больше, чем у Путина сейчас. 91%, и была абсолютная вот эта патриотическая какая-то оргия там просто в Америке. 

Скажем, когда Франция осудила вторжение США в Ирак (и совершенно справедливо, естественно, сделала), там началась просто жуткая (я был свидетелем) антифранцузская кампания. Они вот эту жареную картошку Макдональдсовскую, они ее перестали называть «Френч фрайз», как это обычно бывает, ну, такая, французская поджарка, да? Стали ее называть «Фридом фрайз». И везде там было написано «У нас нет Френч фрайз, у нас только Фридом фрайз». 

И еще была популярнейшая акция – это то, что публично часто на видеокамеру и так далее они сливали в унитазы французское вино. Потом вся эта эйфория через несколько месяцев закончилась. 

Сейчас американцам очень стыдно за весь тот идиотизм, который они вытворяли в 2003 году. С нашими людьми будет точно то же самое. То есть я уже не говорю, как бы, о валидности и легитимности всего этого референдума, который проходил, вроде бы, еще на территории Украины, но в то же время без согласия Украины, то есть государства, на чьей территории происходит референдум, который был весь сделан за 2 недели при том, что обычно такие референдумы готовятся годами (смотрите на пример, скажем, Британии и Шотландии). Ну, я уже не говорю о хорошо вооруженных зеленых человечках, которые там всё дело курировали. 

Так что референдуму этому грош цена. Это я даже не прибегаю к каким-то выкладкам Андрея Илларионова статистическим. Но, в принципе, грош цена. 

Ну, а во всем остальном... В общем, короче говоря, я так думаю, что Владимир Владимирович, конечно, зарвался и заигрался. Естественно, полная неконтролируемость, безнаказанность, несменяемость, плюс такой, как бы, очень услужливо возгоняемый культ личности, который, по-видимому, действительно, ударил ему в голову и он вообразил себя Наполеоном. 

А.ПЛЮЩЕВ: Значит ли это, что он пойдет дальше на Украину? Этим вопросом много наших слушателей задаются, в том числе и вам через сайт. 

А.ТРОИЦКИЙ: Он не пойдет дальше на Украину, потому что это уже будет... Вот это уже будет такое, окончательно грязное и неаккуратное самоубийство. Этого не будет. То есть это всякие ребята такие, больные типа Киселёва, да? Это они там что-то могут говорить по поводу того, что мы превратим Америку в радиоактивную пыль. Но при этом Киселёв почему-то умалчивает о том, что в точно такую же пыль превратится и Российская Федерация, и его дачка, которая раньше была на Ярославском шоссе, где я его когда-то даже посещал, когда у него еще была жена англичанка, домработница филиппинка и в доме вообще на русском языке не говорили, как бы, а был такой Дмитрий Киселёв... Просто он был такой европеец, что я по сравнению с ним смотрелся как писатель-почвенник Василий Белов. 

А.ПЛЮЩЕВ: Продолжим об этом через несколько минут после кратких новостей и рекламы. 

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

А.ПЛЮЩЕВ: Программа «Особое мнение», Артемий Троицкий, я – Александр Плющев. И Артемий продолжает развивать свою мысль насчет того, почему дальше на Украине войны не будет. 

А.ТРОИЦКИЙ: Да, в общем, эту мысль-то я уже и закончил. То есть это будет... Ну, дело в том, что у России... Ну, у России слабая позиция. Позиция у России слабая. То есть много наглости, много понтов, но реально позиция слабейшая. Причем, это касается всего абсолютно. И рассчитывать тут особо не на что. То есть это просто... Вот то, что Россия сделала п/у Владимира ПУ (п/у – я имею в виду «под управлением»), это была большая ошибка и очень дурной расчет, который для нашей страны просто очень-очень фиговые будет иметь последствия, причем далеко идущие и глобальные. Вот это понятно, тут даже спорить абсолютно не о чем. Единственное, что мы можем сказать «Зато у нас теперь есть Крым». Всё. Больше нет аргументов. 

А.ПЛЮЩЕВ: Это можно прибавлять, мне кажется, к каждой вообще... 

А.ТРОИЦКИЙ: Кораблик, да. Кораблик такой. «Зато у меня есть кораблик». 

Короче говоря, вернемся к президенту, к Путину. Я так прикидываю, у него, в общем-то, союзников, у него нет. То есть единственные, кто, возможно, остаются его такими, верными союзниками – это силовики. Силовики, всё. Кроме силовиков, вот, в упор никого не вижу. Поэтому в такой ситуации, я думаю, более чем вероятна какая-то история, ну, с таким отстранением Путина от власти. Какие тут могут быть сценарии, это мне трудно сказать. Можно это сделать очень по-мягкому, примерно так, как это сделали с Никитой Сергеевичем Хрущевым в 1964 году. То есть Никита Сергеевич, как бы, формально погорел на кукурузе, ну а Владимир Владимирович – на Крымском полуострове. Скажут «Волюнтаризм, понимаешь, самодурство». Вот, как бы, неправильно это всё было сделано. 

А.ПЛЮЩЕВ: Я, вот, когда говорил о народе, я говорил не столько о крымском населении, о котором вы тоже упомянули, не столько о референдуме, сколько здесь. Мне кажется, людям очень многим очень нравится то, что Крым наш. 

А.ТРОИЦКИЙ: Послушай, Саш, я тебе уже ответил на этот вопрос и привел даже в качестве примера аналогию с Америкой в 2003 году. Вот, собственно, и всё. Я так думаю, что у народа от этой патриотической повышенной температуры очень скоро ничего не останется. Соответственно, значит, один вариант мягкий, как бы, - отправить в отставку и к другу Берлускони, там чтобы коротали вечера на Сардинии в области итальянских пляжей. Ну, естественно, могут быть варианты и более жесткие – со всякими там судами, процессами. Или там совсем уж трагичные типа Павла Первого, российского императора, который тоже, в общем-то, кончил не то, чтобы очень хорошо, и тоже именно потому, что всем надоел и никому особо не был нужен. И, в общем-то, как бы, хотя имеются разные, конечно, взгляды на роль Павла Первого в российской истории, а также там всяческие его поступки, реформы и так далее, но в то время он явно был не ко двору. Так что думаю, что это произойдет и достаточно скоро. Ну, я не страдаю комплексом Кассандры, но что-то мне подсказывает, что где-то годик примерно на это уйдет, не больше. 

А.ПЛЮЩЕВ: Надеюсь, через год встретимся, подведем итоги какие-то. Ну, насчет исторических аналогий. В последнее время многие их любят делать. Тут только что мы в новостях слышали, что МИД России сделал представление послу ФРГ в Москве в связи с высказыванием министра финансов Вольфганга Шойбле о параллелях между ситуацией в Крыму и политикой Гитлера. 

На днях этот министр выступал в школе и, значит, сказал, что некоторые параллели есть между воссоединением Крыма с Россией и политикой Гитлера по захвату Судетских областей тогдашней Чехословакии и перевода под контроль всей Чехословацкой территории. Это с одной стороны. 

С другой стороны, в «Известиях» сегодня публикуется статья Андраника Миграняна, практически почти официального лица, человека, возглавляющего Институт США, который там у них присматривает за их демократией, который проводит те же самые параллели фактически, только говорит, что это хорошо. Мол, Гитлер был собирателем земель немецких. 

А.ТРОИЦКИЙ: Да-да-да. Но это, конечно, по поводу публикации Миграняна, кстати, очень плохо говорящего по-русски при том, что, как бы, советский человек, армянин. Я с ним общался пару раз, я его с трудом понимал, надо сказать. Но не об этом речь. 

А речь идет о том, что, по всей видимости, Мигранян хотел Путину как-то очень удружить, сказав, что, вот, и Гитлер, и Путин – они такие великие политики и собиратели земель, и отмывают свою страну от унижений прошлых лет. Но при этом, естественно, получилось всё с точностью до наоборот, то есть он прямо и непосредственно не то, что сравнил, он отождествил Путина с Гитлером. Правда, Гитлером до 1939 года. А Гитлер до 1939 года от Гитлера после 1939 года, на самом деле, никак и не отличался, поскольку и концлагеря, и расовая теория, и преследование инакомыслящих, и прочее-прочее. Всё это было задолго до того, как разразилась уже полномасштабная Вторая мировая война. Но боюсь, что Мигранян просто проявил какую-то... 

Или он какой-то удивительно хитроумный такой, антипутинский диверсант, или просто умственно немощный человек. 

А.ПЛЮЩЕВ: Да. Ну, вот, с другой стороны, МИД-то говорит, что не надо проводить таких параллелей, не так всё было. Ну, в смысле, Гитлер тогдашний и Путин нынешний – это совсем разные люди. И разная политика имеется в виду. 

А.ТРОИЦКИЙ: Так, Саш, это вообще не ко мне вопрос. Я не историк, я простой парень. 

А.ПЛЮЩЕВ: Отлично! 

А.ТРОИЦКИЙ: Естественно, прямых аналогий нет. Но очень четкие ассоциации, конечно же, имеются. 

А.ПЛЮЩЕВ: Хорошо. Мы уже немножко затронули тему гастролей Джастина Тимберлейка. 

А.ТРОИЦКИЙ: Да, к музыкальной критике переходим. Отлично. 

А.ПЛЮЩЕВ: Да. И любимой певице Артемия Троицкого Майли Сайрус. В Финляндии они оказались под угрозой срыва, потому что стадион, на котором они должны были выступить, принадлежит фирме Геннадия Тимченко. А он – под санкциями. И, в общем, теперь неизвестно. Все билеты, вроде, проданы. 

А.ТРОИЦКИЙ: Да, вот это, кстати, интересно. У нас сейчас еще пошла какая-то кампания против людей с двойным гражданством. Вот, мне очень интересно. Геннадий Тимченко – он же вообще гражданин Финляндии. А, вот, скажем, у нас есть такой замечательный джазовый саксофонист Игорь Бутман, который гражданин США и при этом какой-то член Политсовета «Единой России» и прочее-прочее. Вот, мне очень интересно. 

Я уверен, кстати, что такого рода персонажей очень и очень много. Кстати говоря, если говорить о том, что сейчас происходит. Я не думаю, что эти люди очень счастливы от того, что пошли гонения на второе гражданство, потому что они, естественно, такие, нормальные циники, циники-прагматики, да, естественно. Ну, есть российское гражданство, чтобы тут воровать и привилегии получать, а есть, на всякий случай, американское и финское, и швейцарское, и британское. А Абрамович, кстати, тот же? Эти все гражданства – они уже для того, чтобы, как бы, не работать, а получать удовольствие от жизни. Думаю, что им все эти нововведения тоже будут крайне невыгодны. Соответственно, оппозиция вот этому самому куражному катастрофичному курсу Путина растет даже, вот, и в этих кругах тоже – депутатских, олигархических и прочее-прочее. 

По поводу гастролей? 

А.ПЛЮЩЕВ: Ну да. 

А.ТРОИЦКИЙ: А чего мне сказать по поводу гастролей? Сейчас отменяются гастроли не по приказу из Кремля. То есть все эти истории с «Океаном Эльзы», с Ляписом Трубецким и прочее-прочее – это просто зарвавшиеся такие выслуживающиеся местные какие-то царьки. Речь идет об очень популярных коллективах, то есть они выступают, в основном, во Дворцах спорта. Все Дворцы спорта, естественно, принадлежат или местным олигархам, или государству, муниципалитету и так далее. То есть целиком и полностью зависят от локального начальства. Локальное начальство хочет выслужиться. 

А.ПЛЮЩЕВ: Здесь понятно. Но наша «Алиса», например, тоже не едет в Киев. И, причем, ей там никто не мешает выступить. А сама не едет. 

А.ТРОИЦКИЙ: Ну, наша «Алиса» не хочет, не едет – это ее дело. Костя Кинчев – человек своеобразный. Он, с одной стороны, как бы, язычник и любит свастику, говоря, что это знак славянского бога Ярилы. С другой стороны, он – истовый православный. То есть у него полная каша в голове, я так думаю. Причем, боюсь, что кроме каши у него в голове, в общем-то, ничего нет, при том, что он очень харизматичный такой фронтмен. То есть в качестве сценического персонажа он мне нравится, но всё остальное, включая интеллектуальные способности, у него просто на нуле. 

А.ПЛЮЩЕВ: Артемий Троицкий, журналист и музыкальный критик был сегодня в программе «Особое мнение». Как обычно у нас всё впритык, и времени не хватает. Как-нибудь встретимся еще, я надеюсь. Спасибо большое. 

А.ТРОИЦКИЙ: Обязательно, Саша. 

Источник: "ЭХО Москвы"

  • 2319