Фотография:
Mladen Antonov / AP
В США ждут результатов президентских выборов и уже прогнозируют, как поменяется страна при втором сроке Дональда Трампа или возвращении в американский истеблишмент Джо Байдена. Вместе с этим мировые лидеры ждут, с кем в ближайшие четыре года им придется вести переговоры. Для России этот вопрос особенный: за последние 29 лет пять президентов США пытались подружиться с Ельциным, Путиным и Медведевым. Как складывались нынешние, не самые теплые отношения России и Америки, выяснял корреспондент RTVI Андрей Ежов.

Тот редкий случай, когда исторический масштаб саммита таков, что он удостаивается собственных сувениров. Первая встреча первого президента новой России с 42-м американским — Биллом Клинтоном — прошла весной 1993 года в канадском Ванкувере.

Нэнси Тэйграфф, дизайнер: «У нас не было много времени на то, чтобы придумать этот принт. Всё это мы создали буквально за одну ночь».

С Борисом Ельциным у демократа Клинтона сложились неплохие отношения. Из рассекреченных недавно документов стало известно, что российский президент даже называл это не просто дружбой, а «совместным лидерством». Вряд ли такое можно представить сейчас. Но почти 30 лет назад было совсем другое время.

Билл Клинтон, 42-й президент США: «Мы вместе с российской демократией, реформами и рынками. Мы поддерживаем свободу совести, слова и религии. Мы поддерживаем уважение к этническим меньшинствам. Мы активно поддерживаем реформы и реформаторов в России».

За два срока оба президента встречались друг с другом 18 раз. И эпизоды некоторых визитов уже стали дипломатическими легендами. Вот, например, осень 1995 года. Ельцин отчитывает журналистов за то, что они предрекали провал переговоров.

Борис Ельцин, президент России (1991 ─ 1999): «Так вот не в первый раз я вам говорю, что вы провалились… Я надеюсь, что вы всё это правильно поняли».

Совсем без разногласий президентам обойтись не удалось. Но все равно 90-е в российско-американских отношениях стали скорее временем надежд. Сомнения в демократической решительности России у многих возникли после прихода к власти Владимира Путина. Его первая встреча с республиканцем Бушем-младшим, как и у Ельцина с Клинтоном, прошла на нейтральной территории — в Словении.

Джордж Буш, 43-й президент США: «У нас есть уникальная возможность противостоять истинным угрозам XXI века. Вместе мы можем отбросить подозрения и сомнения, которые раньше преследовали наши народы. И я твердо намерен это сделать. Я сказал это в Польше и повторю еще раз: Россия не является врагом Соединенных Штатов».

Буш, по его собственному признанию, на этой встрече «заглянул в глаза» Путину и «ощутил его душу». Впрочем, недолгое сближение России и США после терактов 11 сентября позже сменилось конфронтацией из-за разногласий по поводу войны в Ираке, расширения НАТО на восток и экспансии систем противоракетной обороны в Европе.

Джордж Буш, 43-й президент США: «Доверяю ли я ему? Да, я ему доверяю. Нравится ли мне все, что он говорит? Нет. И я подозреваю, что ему не нравится все, что я говорю. Но мы можем сказать это так, чтобы показать взаимное уважение. Возьмем противоракетную оборону он просто изложил свое видение. Я думаю, что это очень искренне. Но, как я сказал Владимиру, по нашему мнению, Чехия и Польша должны быть неотъемлемой частью этой системы».

Владимир Путин, президент России: «Если это произойдет, то я хочу обратить ваше внимание на то, что отношения между нашими странами будут качественно меняться».

Но по факту, уже к моменту этой встречи в штате Мэн отношения России и США изменились. «Мюнхенская речь» Путина об однополярности мира и американской гегемонии прозвучала за несколько месяцев до. И в мире запахло если не новой холодной войной, то точно настороженностью Запада в отношении России.

Барак Обама, 44-й президент США: «Я верю, что по фундаментальным вопросам, которые будут формировать этот век, американцы и русские имеют общие интересы, которые и формируют основу для нашего сотрудничества».

Демократ Барак Обама пришел на смену Бушу в 2008 году, когда в российской политике появился новый жанр — «тандем» премьера Путина и президента Медведева. Недавняя пятидневная война России и Грузии хоть и обострила отношения Москвы и Вашингтона, но встреча первых лиц в разгар мирового финансового кризиса все же состоялась.

Дмитрий Медведев, президент России (2008 ─ 2012): «Я считаю, что это был полезный обмен мнениями, и я надеюсь, что в рамках сотрудничества мы вместе обсудим вопросы восстановления мировых финансов и установления нового финансового порядка в ходе встречи „Большой двадцатки”».

Дальше, впрочем, отношения России и США ухудшались с каждым годом. Операция Запада в Ливии, возвращение Путина, убежище бывшего сотрудника ЦРУ Сноудена в России, «список Магнитского», закон о запрете иностранного усыновлении. Кульминация — 2014 год: Крым и война в Донбассе. И в связи с этим целый вал антироссийских санкций.

Дональд Трамп, 45-й президент США: «Наша встреча продолжает давние традиции дипломатии между Россией и Соединенными Штатами во имя всеобщего блага. Это был очень конструктивный день, это были очень конструктивные несколько часов, которые мы провели вместе. В интересах обеих наших стран продолжать наш разговор, и мы сегодня об этом договорились».

С момента вступления республиканца Трампа в должность главы Белого дома до его первой двусторонней встречи с Путиным в Хельсинки прошло полтора года. А за день до саммита в Штатах арестовали россиянку Марию Бутину, которая работала в Америке иноагентом без регистрации. И в целом, фон встречи едва ли можно было назвать позитивным, учитывая обвинения в адрес Кремля по поводу вмешательства в выборы. Москва их дежурно отвергает.

Владимир Путин, президент России: «Вы действительно считаете, что с территории России можно было повлиять на выборы в США? И повлиять на выбор миллионов американцев?»

Выбору, который есть у американцев, могут позавидовать россияне — за то время, что Путин у власти, в Штатах меняется уже пятый президент. Сам российский лидер о нынешних выборах говорит неохотно. Путин лишь дежурно подчеркивает: Кремль готов работать с кем угодно, будь то Трамп или Байден.