Фотография:
Валерий Шарифулин / ТАСС

Как будет строить отношения с Россией Джо Байден, который по всем опросам должен одержать победу на сегодняшних выборах президента США? И может ли что-нибудь измениться в российской политике Трампа, если произойдет чудо и ему удастся сохранить за собой Белый дом?

Отношения с Россией занимают важное место в повестке выборов 2020 года, и, разумеется, в списке интересов американских избирателей. Важное, но все же далеко не первое. Согласно опросу Gallup, «важным» и «очень важным» этот вопрос считают 49% американцев. Для сравнения Китай беспокоит 64% опрошенных, аборты — 61%, здравоохранение — 80% и коронавирус — 77%. Лидирует, разумеется, экономика — она «важна» и «очень важна» для 89% опрошенных.

Так или иначе, российская тема играет значительную роль в противостоянии Трампа и Байдена и позиция их по этому вопросу представляют немалый интерес.

Трамп. Несвободный игрок

«Никто не был так суров с Путиным, как я. И он это знает лучше всех. Посмотрите на санкции. Посмотрите, что я сделал с их газопроводом в Европу... Но вместе с тем у меня очень хорошие отношения с Путиным, у меня получилось заключить сделку с Россией, Саудовской Аравией, ОПЕК+, это сохранит нам Техас, Северную Дакоту, Оклахому и другие штаты».

В этой фразе, произнесенной Трампом в апреле этого года заключена соль его «русской» политики. Можно трактовать ее как прагматичный подход, а можно — как провал, один из самых серьезных за все время его президентства. Впрочем, точнее всего было бы назвать ее амбивалентной.

Победа Трампа в 2016 году стала для Кремля приятной неожиданностью — но иллюзии скоро развеялись. По ключевым для Москвы пунктам двухсторонней повестки — санкции, замораживание (как минимум) вопроса о статусе Крыма и давление на Украину по Донбассу — Трамп даже не пытался пойти Путину навстречу. А по вопросу «Северного потока-2», действительно, противодействовал, чем практически поссорил себя с Ангелой Меркель. Зато миролюбивой риторики было хоть отбавляй.

«Я понимаю, много разногласий между нашими странами, но диалог с Россией, с которой у нас были такие плохие отношения в течение стольких лет, диалог очень важен». «Наши ожидания реалистичны, но мы надеемся на дружбу, сотрудничество и мир. Думаю, Россия разделяет это стремление… Конструктивный диалог между США и Россией дает возможности открыть новые пути к миру и стабильности в нашем мире».

«Хорошие отношения с Россией – благое дело, только глупцы считают, что плохие отношения с Россией – это хорошо».

Иногда говорят, что позитивные настроения Трампа разбивались о демократическое большинство в Палате представителей. Но нельзя забывать, что куда более важную роль в американской внешней политике играет Сенат (сейчас контролируемый республиканцами). В частности, именно верхняя палата Конгресса согласовывает кандидатуры послов США в зарубежных странах. В действительности, отношения с Россией в настоящее время — пример редкого консенсуса демократов и большинства республиканцев. Путин не нравится никому и никакой состав Конгресса не позволил бы Трампу сделать какие-то решительные шаги навстречу своему российскому коллеге.

Нельзя забывать и про «российское вмешательство в выборы». Разумеется, только Washington Post (и то в азарте предвыборной агитации) может всерьёз задаваться вопросом, является ли Трамп агентом Москвы. Но контрпропагандистские усилия президента, пытавшегося выставить как раз демократов организаторами этого самого вмешательства разбились о солидарность американских mainstream media, упорно убеждавших соотечественников в обратном. В этой ситуации дразнить избирателя демонстративной дружбой с Россией для Трампа слишком невыгодно.

Второй срок Трампа — утром 3 ноября по Москве он выглядит уже чистым чудом — вряд ли что-то в этой конструкции изменит. «Причуды Трампа нам уже хорошо известны — говорится одно, делается прямо противоположное», сказал в беседе с RTVi.com заместитель директора Института США и Канады РАН Виктор Супян. Вынужденный действовать в ситуации очень ограниченного маневра, Трамп, в случае своего переизбрания, скорее всего останется заложником существующей системы сдержек и противовесов и не сможет решительно переломить негативное отношение к нынешнему российскому режиму в американском политикуме.

Байден. Разоружение и всё остальное

«Россия хочет обеспечить, чтобы я не стал следующим президентом США, потому что они знают, что я знаю их, и они знают меня».

Байдена в России действительно знают давно и неплохо. Первый раз он посетил СССР ещё в 1979 году, встречался с Брежневым, Косыгиным и Громыко. Темой визита группы американских парламентариев были дополнения в недавно подписанный договор об ограничении стратегических вооружений ОСВ-2. Девять лет спустя Байден вновь встречался в Москве с Громыко — на сей раз как председатель юридического комитета Сената с Председателем Президиума Верховного совета СССР. В этот раз обсуждалась ратификация Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД).

Вопросы разоружения — конек Байдена, он хорошо в них разбирается и постоянно делает на них акцент. Как минимум здесь его позиция решительно отличается от трамповской и может быть названа выгодной России. «Байден выступил довольно однозначно за продление CHB-III, чего добивается и наша сторона. Что касается Трампа, то он постоянно выдвигает дополнительные условия, которые не позволяют этот договор продлить», говорит Виктор Супян. Напомним, что ДРСМД, ратифицированный когда-то при деятельном участии Байдена, прекратил свое действие при президенте Трампе, инициировавшем выход США из договора.

Судя по всему, на этом хорошие новости для Кремля о президенте Байдене заканчиваются. Правда, все сходятся в том, что из внешней политики США при нем исчезнет трамповская импровизация, в международных делах обычно рассматриваемая как фактор негативный. «Байден будет действовать в русле старых, проверенных временем традиций [американской внешней политики]», сообщил в интервью RTVi бывший помощник госсекретаря США по делам Европы и Евразии Дэниел Фрид. Согласен с ним и Виктор Супян: «Его [Байдена] позиция достаточно четкая в отношении России, в отношении к политике России — и ничего хорошего нам это не сулит, но она по крайней мере предсказуемая». Само собой разумеется, что ни по Украине, ни по санкциям, ни по взаимоотношениям российской власти и оппозиции какого-либо сближения между Кремлем и Белым домом ожидать не приходится. Трудности подстерегают Москву и в связи с твердым намерением Байдена ликвидировать все недоразумения, возникшие при Трампе в отношениях США и их европейских союзников. Играть на противоречиях между Америкой и ЕС России, скорее всего, больше не удастся.

В этой связи довольно правдоподобной выглядит информация Bloomberg, согласно которой в Москве победу Байдена считают крайне неприятным вариантом развития событий. Вместе с тем, именно традиционность, предсказуемость и осторожность как основные политические инструменты Байдена отчасти гарантируют, что решительных шагов в сторону дестабилизации нынешней российской власти новая администрация делать точно не будет. «Я не думаю, что смена режима будет политикой Байдена. С Путиным будет работать сложно, как было сложно работать с Брежневым, но это не значит, что мы будем менять правительство», считает Дэниел Фрид.

Неопределенность будущей американской политики по отношению к России, разумеется, беспокоит Кремль. Однако, аналитики призывают не делать далеко идущих выводов на основании одной только предвыборной риторики. «Посмотрим, прогнозировать сейчас довольно сложно, — считает Виктор Супян. — Были периоды, когда ожидалось значительное ухудшение отношений как, например, с приходом к власти Рейгана, а получилось так, что мы заключили с ними хорошие договоры и отношения резко улучшились. Так что, наверное, лучше дождаться выборов».