Фотография: Архивное фото / Александр Коряков / Коммерсантъ

Объем коррупционного рынка при госзакупках в России составляет 6,6 трлн руб., выяснили эксперты Высшей школы экономики — эта сумма эквивалентна более трети доходной части бюджета страны. Средняя взятка при заключении госконтракта составляет 22,5% от его суммы, подсчитали исследователи. Об этом пишет РБК со ссылкой на исследование.

Сотрудники института государственного и муниципального управления НИУ ВШЭ провели опрос среди более 1200 компаний из разных регионов, участвующих в конкурсах на получение госконтрактов. Выяснилось, что с коррупцией при участии в системе госзакупок сталкивались более двух третей (71%) поставщиков.

Подавляющее число респондентов (53%) — представители микропредприятий, которые участвуют в закупках, зачастую на муниципальном уровне. Еще 34% — из малого бизнеса, 6% — из среднего и 7% — из крупного.

37% опрошенных назвали сговор главным фактором для получения госзаказа: как вертикальный (между заказчиком и поставщиком), так и горизонтальный (между компаниями-участниками торгов).

По мнению директора Transparency International — Russia* Ильи Шуманова, проведенное исследование охватывает только часть коррупционной составляющей системы госзакупок: «Главная проблема — это не откаты, а продвижение интересов конкретных фирм, которые выигрывают конкурсы. По-русски это называется конфликт интересов. Взятка, откат — это архаическая модель коррупционных практик, она небезопасна как для заказчика, так и для поставщика».

Шуманов в разговоре с RTVI отметил, что методология, взятая исследователями, обычно не используется в международной практике изучения коррупции, поскольку не отражает объективных данных. По его мнению, такой подход не позволяет оценить насколько честны участники опроса с исследователями. «Можно предположить, что кто-то старался свое участие в коррупционных закупках минимизировать, кто-то снизил размеры откатов», — отмечает Шуманов.

Еще одна незатронутая область в исследовании коррупционной составляющей в сфере госконтрактов — закупки у единственного поставщика, говорит замдиректора Центра антикоррупционной политики партии «Яблоко» Алексей Чумаков. По его словам, для рядовых участников госзакупок коррупция — это вынужденное зло, в то время как для крупного бизнеса, получающего контракты без конкурса — это фундамент бизнеса.

«Связка государства и бизнеса порождает коррупцию иного масштаба. Например, искусственно завышается начальная стоимость закупок, как это было со стадионами для Чемпионата мира по футболу в 2018 году. Мы подсчитали, что российские стадионы оказались дороже европейских аналогов на 95,2 млрд руб.», — привел пример Чумаков.

О проблеме неконкурентных закупок ранее сообщала Счетная палата. Аудиторы СП посчитали, что в 2020 году три четверти закупок по 44-ФЗ (закон, регулирующий закупки госорганов) проводились через единственного поставщика. Эксперты объяснили это сложной эпидемиологической обстановкой: пандемия была официально признана обстоятельством непреодолимой силы, что позволило заказчикам приобретать товары и услуги у единственного поставщика, если они используются для предупреждения или ликвидации последствий пандемии.

*организация включена в реестр НКО-иноагентов

Подписывайтесь на телеграм-канал RTVI

По теме:

Новости партнеров

У RTVI появилась эксклюзивная еженедельная рассылка. Подпишитесь, чтобы узнавать об интересном:
Необходимо дать согласие на обработку персональных данных!