Фотография: Иван Краснов / RTVI

Альбом «Красота и уродство» рэпера Оксимирона стал если не главной, то самой заметной музыкальной работой года. Об этом говорят и цифры — так, сервис «Яндекс. Музыка» отчитался о более чем 3,7 млн прослушиваний за неполные три дня, а новость о первых за пять лет концертах вызвала большой ажиотаж. RTVI попросил экспертов прослушать альбом и поделиться своими впечатлениями об артисте и его новой работе.

«Красота и уродство» стал третьим в дискографии и первым полноценным релизом рэпера за шесть лет. Ранее он выпускал отдельные треки и клипы, а также сотрудничал с другими исполнителями — как с хип-хоп артистами (например, с Луперкалем, Маркулом и др. ), так и с рок-музыкантами (трек «Пора возвращаться домой» с группой «Би-2»). Осенью 2021 года Мирон Федоров опубликовал клип «Кто убил Марка?», название которого отсылает к главному персонажу концептуального альбома-антиутопии «Горгород», вышедшему в 2015 году. Незадолго до выхода «Красоты и уродства» Оксимирон выпустил сборник «Смутное время», куда вошли треки музыканта за последние шесть лет. RTVI поговорил с музыкальным критиком, кинорежиссером и писателем о том, что они услышали в 22 треках нового альбома.

Денис Бояринов, музыкальный критик:

Этот альбом интересно слушать, параллельно заглядывая в подстрочник. На нем со вкусом сделан выбор приглашенных участников — Дельфин (кстати, всего лишь вторая коллаборация в его карьере!), Аигел, ATL и — вроде бы — Монеточка (в песне «Дрейдл», предположительно, звучит голос певицы). Но при этом, на мой взгляд, это не альбом-прорыв и альбом-революция, которого ждали от Оксимирона все эти годы.

Это альбом — бег на месте. Рэперу не удалось прыгнуть выше головы и повторить то впечатление, которое производил «Горгород»: «ух ты, оказывается, русский рэп можно делать еще и вот так!» Мы в очередной раз увидели сильного и техничного MC с «прокаченными скиллами», который показал нам, что он мастерски может делать модернистский филологический рэп, нашпигованный гиперссылками, аллюзиями и аллитерациями, при этом, увы, совершенно забывая про музыку и саунд.

Окси
Фотография: Иван Краснов / RTVI

Тематически я вижу на этой пластинке три магистральные линии. Первая — это рэп про рэп: пощечины конкурентам, критика состояния жанра, якобы либо стоящего на месте, либо ушедшего в примитив и безыдейность (что, конечно, не так). Вторая — рэп про себя: психологический самоанализ, репортажи из внутреннего мира — в этих треках артист касается и гнета молчания, и груза ожиданий нового альбома, который сопровождал его все эти шесть лет. Третья большая группа треков — рэп про Россию: ядовитая рэп-публицистика, палящая по самым острым темам — от иноагентов до конспирологических теорий.

И вот эти треки — самое слабое место нового альбома: они неглубоки и из-за того, что нашпигованы прямо-таки злободневными наблюдениями, они не то что через 10 лет, а уже через год будут выглядеть устаревшими. В этом смысле «Красоту и уродство» нельзя сравнить с «Горгородом» — альбому 2015 года приписывали пророческие свойства во многом потому, что своему ощущению от времени артист придал литературную форму, обернул его в нарратив, в иносказание, которое позволило делать обобщение.

Здесь же я такого обобщения не наблюдаю, общественно-политическое не поднято на уровень символического. Особняком стоят несколько романтических песен: «Партизанское радио», в котором любовная история показана в декорациях фильма «Апокалипсис сегодня», «Улет» и «Пантеллерия» — мне, собственно, они и понравились больше всего: в них меньше яда и больше воздуха, меньше уродства — больше красоты, меньше панчей и больше поэзии. Жаль, что такого Оксимирона мы пока видели мало. И не факт, что еще увидим.

У меня нет ощущения, что Оксимирон работал над альбомом все эти шесть лет.

Треки явно сделаны не так давно (а отсылки к некоторым событиям в ряде треков прямо на это указывают). Но при этом перед нами очень олдскульная пластинка. По манере, по текстам, по духу, по подходу — это рэп для «бумеров» и для той преданной аудитории фанатов, которая готова вгрызаться в гранит текстов, вооружившись Википедией.

Рэп не для тиктока и инстаграма, но для фейсбука, а местами — так и вовсе для ЖЖ. Больше всего альбом понравится людям, которые за русским рэпом не следят и его не слушают.

Этот альбом очень олдскульный и по саунду. Конечно, на такую перенасыщенную по текстам запись способен только Оксимирон — и вряд ли у него в этом будут последователи. При этом, несмотря на строгий разнос, который Мирон учиняет русскому рэпу, среди рэперов помоложе хватает сильных текстовиков. Но они скорее работают как обэриуты или футуристы, а Мирон Федоров на их фоне — Александр Блок. А еще точнее будет назвать Оксимирона «БГ для интернет-поколения»: он несет важную просветительскую миссию: поклонники артиста узнают из его песен много нового, пытливо их расшифровывая. Мне кажется, что Оксимирону было бы приятно такое сравнение: неслучайно же Борис Гребенщиков нарисовал обложку для «Красоты и уродства». Разве вот только «Аквариум» таких долгих перерывов между альбомами не делал.

Сергей Кузнецов, писатель:

Альбом «Красота и уродство» за два дня с момента выхода я послушал более 10 раз — если хотите, это мой метод знакомства с новыми культурными явлениями. Поясню: рэп я никогда специально не слушал, однако шесть лет назад разные люди — в частности, мой сын — уговорили послушать «Горгород», который мне очень понравился. Когда нынешней осенью у него вышел «Кто убил Марка?», я решил переслушать все, что у вышло у Мирона к тому моменту. За ним последовал микстейп «Смутное время», который был прослушан по той же методе! — но все-таки на нем были в основном вещи, которые мы уже слышали раньше. А затем и полноценный альбом. И я очень рад его выходу, поскольку некоторое время было непонятно — называл ли Мирон Федоров новым альбомом «Смутное время» или нам ждать новой полноценной пластинки. Мне, честно говоря, никогда не были особенно интересны треки, посвященные коллегам по цеху! — а именно им, как мне показалось, были посвящены три четверти композиций со «Смутного времени». Новый альбом, слава богу, выше и лучше.

Выделю несколько моментов. Прежде Оксимирон поражал меня своим литературным мастерством — в частности, своей работой с рифмами. В новом альбоме, что интересно, нет специальной виртуозности и показательных выступлений, но именно в литературном плане он приносит большое удовольствие. Выскажу непопулярное мнение — мне он понравился больше, чем прежний «Горгород», прежде всего своим разнообразием. «Горгород» был сюжетным, концептуальным альбомом, со своей фабулой и персонажем. На «Красоте и уродстве» мы видим 22 совершенно разных истории и эмоции. Как ни странно, именно сюжетность, которая так всем нравилась, стала для него на прошлом альбоме рамкой, ограждением, за которое он не мог выйти. Новый альбом, прежде всего, гораздо более свободный — при том что и в нем есть стилистическое единство, это не микстейп по принципу «собрал все, что написал».

Это же касается и публицистичности песен нового альбома. Если в песнях «Горгорода» автор прятался за литературой и обобщением, то на «Красоте и уродстве» стал позволять себе больше. При этом, что парадоксально, градус публицистичности на новом альбоме даже ниже, чем на предыдущем, где замысел заставлял автора вращаться вокруг сюжета, с помощью которого он иносказательно пытался ухватить и передать дух времени. И от этого, собственно, политическое высказывание делалось более искусственным: с появлением сюжета сразу появляются положительные герои и плохие персонажи, которых автор якобы хочет обличить.

Освободившись от рамок фабулы, он, как ни странно, с этой задачей стал справляться лучше и свободнее, а сама публицистика в текстах Мирона без иносказания стала прямее и точнее.

И я бы не делал из него рэпера-журналиста: о тех же социальных процессах он читает и поет просто в рамках передачи ощущения от жизни, та же публицистика здесь поставлена на службу передачи духа времени. И слова «Слева рестик – справа арестик» (из песни «Празднуй» — Прим. RTVI) — это уже не публицистика, это сухая констатация факта, просто описание мира вокруг.

Рома Либеров, кинорежиссер:

Представьте: значимый исполнитель делится результатом длительной работы, и на него моментально обрушиваются тысячи комментов, комментариев, суждений, основанных на публичных ожиданиях. Я просто рад, что Мирон смог, как поется в одном из треков, «от себя к себе прийти», сам поставил себе сроки и выдержал их. И хотел бы в связи с этим напомнить слова Осипа Мандельштама: поэзия и поэт никому ничего не должны, и Федорова это касается впрямую. Что мне нравится в Мироне как в человеке и в Оксимироне как в исполнителе — он всегда отвечает за свои слова.

Окси_1
Фотография: Иван Краснов / RTVI

Я хотел бы выделить три момента. Самокопание у Оксимирона сменилось самоанализом и самонаблюдением, в котором нет болезненности, а есть искренность и откровенность. Рэп сейчас называют новым роком, имея в виду, что именно ему сейчас, вроде бы, отводится роль голоса поколения. Но если сравнивать эти два вида музыки, то как раз нынешнему року я бы посоветовал позаимствовать у рэпа (и, в частности, у Мирона) ту искренность, которая свойственна рэпу как жанру и Оксимирону как его яркому представителю. В русской музыке и то, и другое направление в России очень литературоцентричны.

Но вот нынешнему русскому року песенная форма как будто мешает откровенно говорить о том, что происходит вокруг и что авторы чувствуют в связи с этим.

Для меня этот альбом стал большим источником цитат. Тут есть тонкий момент: мы все вроде бы согласны, «против чего мы дружим», мы осознаем свои ценности и антиценности, но при этом у нас нет языка для понимания друг друга, мы в этом смысле разъединены. Рискну предположить, что те самые пресловутые шесть лет у Мирона ушли на создание корпуса тех четких слов, выражений и фраз, которыми мы можем «называть вещи своими именами» и даже договариваться между собой.

А чтобы его создать, нужно было все, о чем поется на «Красоте и уродстве», впитать и пропустить через себя.

Я был рад увидеть на альбоме следы нашего с ним общения. Прошлой зимой, в самый разгар пандемии, мы отправились с Мироном на выставку в Шереметьевском дворце в Петербурге, посвященную Сергею Дягилеву и «Русским сезонам». И в какой-то момент заговорили о том, что Дягилев как куратор, как организатор, как продюсер, если угодно, он очень близок к тому, что делает Канье Уэст. И вот я слышу в треке «Эминем»: «Дягилев был нашим Канье в Париже».

Хотел бы обратить внимание на один важный факт: Оксимирон в свое время уехал из Петербурга с родителями, жил в Германии и Британии, то есть был оторван от него. А затем самостоятельно принял решение вернуться на родину, то есть восстановить свою связь с ним. И я бы сказал, что «Красота и уродство» — очень городской, петербургский альбом. У меня на этом альбоме есть четкое ощущение, что «Красотой и уродством» он возвращается на свою, в том числе малую, родину, срастается с ней.

Алексей Крижевский

По теме:

Новости партнеров

реклама

У RTVI появилась эксклюзивная еженедельная рассылка. Подпишитесь, чтобы узнавать об интересном:
Необходимо дать согласие на обработку персональных данных!