Фотография: Иван Краснов / RTVI
Губернатор Мурманской области Андрей Чибис рассказал RTVI о связях региона с Норвегией, инвестиционных проектах в регионе и планах на будущее. В четверг, 23 сентября, глава области дал интервью Тине Канделаки в программе «Специальный гость», а затем ответил на вопросы редакции RTVI.

О новых властях Норвегии, Териберке и спортивной дипломатии

У нас любят сравнивать российскую действительность (на севере) с богатой Скандинавией, с Норвегией в частности, с богатейшей экономикой. И у вас созданы условия — экономическая зона специальная, в том числе для инвестиций. Есть инвесторы уже из Норвегии?

Буквально на Восточном экономическом форуме один из крупнейших инвесторов — норвежская компания — публично заявила о своем желании прийти в Мурманск и стать резидентом территории опережающего развития (ТОР — прим. RTVI) «Столица Арктики».

Это судоходная компания, насколько я помню.

Да. Конечно, и ТОР мы создавали не только и не столько с целью заманить иностранных инвесторов, сколько вообще создать условия для инвестиций. Даже год пандемии не уронил ни инвестиционный цикл, ни рост экономики. То есть благодаря специальным налоговым режимам активно идут инвестиции и в крупный бизнес.

В Норвегии сменилась власть в сторону левого правительства, которое настроено, по крайней мере на уровне риторики, более конструктивно в плане взаимоотношений с Россией и в приграничных контактах. Что это будет за проект первого резидента? Куда они будут вкладывать деньги?

Сейчас будет детальная проработка. И после нее мы сможем об этом сказать.

Вы пока не готовы раскрывать эту историю?

Сейчас это было бы просто некорректно. А что касается взаимодействий с Норвегией, то я надеюсь и рассчитываю на то, что с приходом Рабочей партии наши отношения выйдут на еще более высокий уровень. Это при том, что, например, я, как губернатор приграничной области, не могу сказать о том, что у нас на гражданском взаимодействии были какие-то напряженные отношения.

А что касается истории отношений, если брать ту же Рабочую партию, из той информации, которая у меня есть, действительно ее представители всегда были настроены на очень плотное и дружелюбное взаимодействие с Россией. Я надеюсь, что это укрепит наше взаимодействие и экономическое, и культурное, и внешнеполитическое.

Чибис 1
Фотография: Иван Краснов / RTVI

Если развивать тему международного сотрудничества, есть Арктический совет — серьезная международная организация. У вас большие планы по поводу развития в Мурманске, предоставления площадки для мероприятий, например, Арктического совета?

Перечень мероприятий даже утвержден. Мы провели в августе международный фестиваль «Териберка», который посетили более 5 тысяч гостей. Он как раз проводился в рамках Арктического совета. Фестивалем это не ограничивается.

С точки зрения делового климата какие у вас приоритетные события?

У нас будет соответствующая сессия сотрудничества в Арктике. Она пройдет уже в новом формате, когда приезжают, в том числе наши иностранные гости. Здесь будет гибридная форма онлайн и офлайн.

У нас перечень мероприятий будет связан с научными [проектами], в том числе среди молодых ученых. Планируется, что элемент WorldSkills тоже будет проведен на территории Мурманской области. Наш ориентир – на подтягивание молодежи, на создание условий для того, чтобы интересно было приезжать сюда, в том числе представителям молодежи других стран.

Это будут все? И США, и Канада? Полный спектр?

Я очень рассчитываю на это. В рамках подготовки к мероприятию посмотрим. Но не в рамках Арктического совета, например, в той же Териберке проводили Кубок мира по силовому экстриму. Так у нас там были представители и США, и других стран. Самое интересное было, когда американские спортсмены (очень именитые, известные) признавались в любви к России публично, на камеру.

Я к тому, что какие бы ни были политические дискуссии, баталии, – коммуникации по линии спорта, по линии науки, по линии культуры и в том числе в деловых отношениях – они, конечно, позволяют страны не разорвать.

Например, один из проектов, над которым мы сейчас работаем – специальный шаттл через два приграничных населенных пункта. У нас это поселок Никель, а у норвежцев это город Киркенес. Специальный электрошаттл, туристический автобус, который будет возить регулярно туристов.

Севморпуть: "зеленая" экономика против угольных перевозок

Сейчас, как никогда, актуальна климатическая повестка, в том числе в контексте Северного морского пути. Эта история актуальна в рамках Арктического совета? Есть здесь диалог, особые темы именно для Мурманской области?

Севморпуть – мы являемся базовым портом для этой транспортной артерии. У нас незамерзающий порт. На севере страны больше нет таких портов. И от Мурманска до Камчатки по сути этот логистический коридор для нас принципиально важен.

Мы реализуем проект «Мурманский транспортный узел» в рамках Стратегии развития Арктики, которую подписал президент. Это железная дорога на западный берег Кольского залива. Готовность уже составляет 56%. Мы планируем, что полностью железная дорога дойдет до западного берега в 2023 году. И там уже построим новый порт.

Следующий порт планируем начать строить в 2022 году. То есть в этом смысле логистика или Мурманск становятся международным логистическим узлом, очень важным для Северного морского пути. И это, конечно, прибавляет роста нашей экономике.

Вы говорили о необходимости льготных железнодорожных тарифов. Эта повестка в работе?

В работе. Сейчас железная дорога достраивается. Например, новый порт Лавна — там перевалка груза будет стоить $7 (за тонну). Это уже конкурентоспособнее, чем с рядом других российских портов. Почему это стало возможным? Потому что льготные режимы позволяют сократить издержки. Поэтому стоимость перевалки становится ниже. Мы очень плотно взаимодействуем с Российскими железными дорогами. Тоже под конкретный проект обсуждаем ту тарификацию, которую коллеги выставляют.

Чибис 2
Фотография: Иван Краснов / RTVI

Какого рода будут грузы? Помимо того, что говорим про развитие СПГ и всего этого флота.

Уголь, контейнеры, удобрения.

Возвращаясь к истории с климатической повесткой, она упирается, с одной стороны, в таяние льдов и освобождение Северного морского пути. С другой стороны, история с углем. Там строится мурманский угольный терминал. А сейчас тенденция во всем мире – отход от угля как топлива. И здесь определенные риски возникают в этом углеродном развороте.

При этом за последние полгода стоимость угля выросла в три раза. Ведь заявления и реальность — часто две большие разницы. Мы все тренды понимаем прекрасно, но также оцениваем вместе с производителями угля и перевозчиками ту потребность в угле не только Европы. У нас загружаются очень крупные суда, которые ходят в Азию. В этом смысле весь грузооборот проектов по порту «Лавна», касающихся угля, полностью подтвержден договорами Take-or-Pay.

Это Китай, прежде всего, сталелитейное производство? В ту сторону?

Не только Китай. Там, насколько мне известно, история с Индией.

И все это по Северному морскому пути?

И всё это через Мурманск. Так что эти риски… Не то что риски. Мы тренды должны учитывать, но мы не упираемся в уголь… Вот у нас угольный порт есть на восточном берегу в самом Мурманске. И для топ-грузов этот угольный порт строится, запущено строительство порта Лавна.

Но и тот, и другой порт понимают и анализируют поставки, связанные с контейнерами. А учитывая, что удобрения тоже уходят из Мурманска, появляется новый порт в 2022 году для перевалки минеральных удобрений. С точки зрения грузов, у нас нет сомнений, что наши портовые мощности будут загружены на многие десятилетия вперед. Потому что у нас и сырье во многом наше, если не брать уголь, и логистика удобная, и порт незамерзающий, то есть он работает круглогодично, несмотря на то, что является северным портом.

Это ж не мы тратим деньги, а инвесторы вкладываются. Это гигантские инвестиции. И, конечно, наша задача – создать условия, для того чтобы инфраструктура появилась быстро. А это льготы, лоббирование инфраструктуры на федеральном уровне.

Что сейчас самое актуальное?

Железка. Сейчас самое главное – железка.

300 млрд на газификацию и борьба с мусором

Важнейший, наверное, инфраструктурный проект в контексте Северного морского пути – это газификация Мурманской области, о которой вы заявили как о проекте. Это стратегическая история. Потому что это сжиженный газ, я правильно понимаю? Это СПГ?

Нет, это не СПГ.

Речь идет о проектах НОВАТЭК по СПГ?

Нет, НОВАТЭК – у нас крупнейший инвестор новый. Он строит плавучие заводы по сжижению газа. На нашей территории сейчас размещается перевалка СПГ. Но мы считали трубопроводный и сжиженный газ и по цене с учетом стоимости на мировых рынках, и по инфраструктуре, которую нужно создать. В этом смысле природный газ трубопроводный является более эффективным.

Но это все равно очень дорого. Поэтому сейчас в правительстве идет дискуссия по поводу реализации этого проекта. Но мы, честно признаюсь, ищем и другие варианты ухода от мазута. Например, переход наших источников теплоснабжения на электрическую энергию, которой у нас в избытке. Кольская атомная станция может даже увеличить производство электрической энергии. Поэтому мы считаем разные варианты.

Наша цель: перевести тепловые источники на экологический вид топлива и сделать так, чтобы издержки населения за счет этого сократились, потому что мазут очень дорогой и вредный.

Чибис 3
Фотография: Иван Краснов / RTVI

То есть газ под вопросом?

Нет, он не под вопросом. Под вопросом в части того, что не принято окончательного решения. Хотя в правительстве зафиксирована необходимость признать целесообразность, но не принято окончательное финансово-техническое решение.

Какие объемы инфраструктурных расходов на газификацию?

Это стоит более 300 млрд рублей.

А оправдано это с точки зрения индустрии?

Оправдано. Потому что, если придет газ, это не только тепло дешевле и экологичнее. Это топливо и газ для развития перерабатывающих производств.

Этот самый завод «Норильского никеля»?

«Норильский никель» не зависит от газа. Решение по его строительству уже принято. А речь идет о переработке, например, минеральных удобрений прямо на территории. То есть это дает возможность не возить сырье на другие территории, а потом возвращать в виде готовой продукции и отправлять через порт, а сразу здесь это все делать.

Какие экологические планы у области на ближайшие годы? Если не брать только переход на топливо.

Ну, смотрите, первое — это захламление. И разные там пометохранилища, свалки. Мы завершаем проект по рекультивации пометохранилища бывшей птицефабрики, тоже под Мурманском. И в этом году приступили при поддержке федерального бюджета к рекультивации самой большой свалки за Полярным кругом.

Второй момент — это, конечно, тема вообще мусора, работы с мусором. У нас очень четко, практически без сбоев, вывозится мусор. Не просто вывозится, а мы изымаем полезные отходы из мусора, остальное либо сжигаем на мусоросжигательном заводе, либо складируем, уплотняя на новом современном полигоне. Все это пропускается через сортировочный комплекс.

Третий момент — конечно, ликвидация разного рода свалок (мелких, больших и так далее), которые есть по всей территории. И в той же Териберке 30-летнюю свалку на берегу океана просто рекультивировали. У нас огромное движение эковолонтеров, которые мусор от тех же самых, к сожалению, местных жителей, а ,в основном, это все-таки не приезжие туристы, выезжая в лес, оставляют. Мы воспитываем другое отношение к природе, в том числе воспитываем нетерпимость к такому поведению.

Северный флот реализует большие проекты по очистке разного рода островов Арктики, когда увозит оттуда металлолом, хлам, накопленный с советского времени.

В Дровяном начали рекультивировать 3 000 000 кубометров мусора. Самая крупная свалка за Полярным кругом копилась 50 лет. Благодаря поддержке Кобылкина и Козлова мы получили 2 миллиарда рублей из федерального бюджета и приступили к ее устранению. До конца 2023 года предстоит работа на площади 36 гектаров, для сравнения — это более 50 футбольных полей.

Мы очень плотно этим занимаемся, начиная от бытовой истории и заканчивая ужесточением требований к промышленным предприятиям. Мы вместе с компанией «Норникель» закрыли в поселке Никель плавильный цех — ужасное производство, с 1930-х годов оно было. При этом сделали так, чтобы ни один человек не остался без работы.

А в целом та работа по модернизации производства, по подписанным соглашениям с областью и региональным контрактам, когда мы даем льготу в обмен на модернизацию производства, сократила выбросы серы за последние несколько лет почти на 80%. То есть это глобальные изменения.

Самый главный вызов для нас сейчас — это, конечно, мазут.

_______________________________________________________

Ранее Андрей Чибис побеседовал с Тиной Канделаки в эфире программы «Специальный гость» на RTVI. Губернатор поделился соображениями об «Арктическом гектаре», блогере Илье Варламове, скандальном лозунге «Не можешь платить – отдай квартиру» и налоговых льготах для бизнеса в регионе.

По теме:

Новости партнеров

реклама
У RTVI появилась эксклюзивная еженедельная рассылка. Подпишитесь, чтобы узнавать об интересном:
Необходимо дать согласие на обработку персональных данных!