Акция у колонии, жалобы в ЕСПЧ: как поддерживают Навального на 10-й день голодовки

Фотография: ТАСС
Защита Алексея Навального пожаловалась в ЕСПЧ на условия его содержания в колонии и недостаточную медицинскую помощь. Оппозиционер держит голодовку уже десятый день. Пока представители ФСИН утверждают, что политику оказывают необходимую помощь, адвокаты уверены, что лечение, которое получает политик, только ухудшит его состояние. Во вторник в Покрове прошла акция «Альянса врачей» (признан в России иностранным агентом). Она закончилась задержаниями: пять человек получили до 10 суток административного ареста. О событиях у стен ИК-2 в Покрове и о том, как работает российская тюремная медицина, — в материале корреспондента RTVI Михаила Шептуна.

Исправительная колония в Покрове находится в черте города. Буквально через дорогу — жилые дома. Добраться из Москвы можно на электричке за 300 рублей ($4). Так по дороге в родной Архангельск сюда приехали Юрий и Ольга.

Ольга Школина, активистка: «Вообще, хотелось бы, чтобы люди здесь дежурили круглосуточно. В рамках закона, конечно. Много есть людей знакомых, которые очень хотели бы сюда приехать. И мы тут, можно сказать, подаем пример и им, и всей стране».

Архангельцы стали одними из первых активистов, которые побывали у колонии номер два. На акцию врачей не остались — заезжали только на день. Успели дать интервью, познакомиться с местной полицией и пообщаться с жителями.

Запущенный Юрием и Ольгой хэштег в твиттере #ЯедукНавальному популярным не стал. До них несколькими днями раньше в Покрове побывал только гражданский активист Юрий Алексеев. Его задержали за раздачу листовок против Владимира Путина.

К акции врачей у стен колонии номер два в Покрове подготовились с утра: закрыли ворота, выставили ограждения, дорогу, ведущую к КПП, перекрыли. Журналистов не пускали за 50 метров. Таблички «режимная зона» — совсем свежие.

Акцию начали на полчаса позже заявленного времени. Глава «Альянса врачей» (признан в России иноагентом) Анастасия Васильева приехала вместе с коллегами. Но никакого шага навстречу от силовиков собравшиеся не дождались.

Анастасия Васильева, глава «Альянса врачей»: «Поскольку нас не пускают физически, значит, мы будем сейчас писать бумажки с просьбой допустить нас к общению с начальником колонии, с врачом, чтобы оказать консультативную помощь, и для того, чтобы понять, что происходит с Алексеем, и чтобы ему предоставили лечение. Мы мирно настроены, наша миссия — помочь. И иногда нужно лечить не только тело, но и мозги тем людям, которые там стоят и нас не пускают».

Михаил Шептун, RTVI: «А что говорят?»

Анастасия Васильева, глава «Альянса врачей»: «Они говорят, что сегодня неприемный день».

Письмо тоже не взяли, сказали отправлять почтой. К обеду у колонии собралось около 20 активистов, сотрудников СМИ чуть ли не в два раза больше.

Навальный 1
Анастасия Васильева (в центре) Фотография: Pavel Golovkin / AP

Кристина Джонсон-Рамирес, волонтер штаба Навального в Петербурге: «Я приехала одна. Я вчера заходила в штаб Алексея Анатольевича Навального в Москве, спрашивала у ребят, будут ли сотрудники, какие-то волонтеры, поедут ли. Они очень заняты, у них очень много дел».

Кристина Джонсон-Рамирес в итоге получила 10 суток ареста и пожаловалась на плохие условия в отделении. Почти сутки ей пришлось провести без еды, воду тоже принесли только волонтеры. Членов «Альянса» арестовали на сроки от восьми до девяти суток.

Анастасию Васильеву в тот же день отпустили из отдела, она с трудом успела вернуться домой. Из-за «санитарного дела» Васильева должна быть дома с восьми вечера до восьми утра. Но на пути в Москву ее машину дважды останавливали сотрудники ДПС. За акцию у стен колонии в итоге пришлось объясняться во ФСИН.

Дмитрий Джулай, адвокат Анастасии Васильевой: «Нас опрашивали, в частности, по поводу поездки в Покров и других ее якобы нарушений, которые ФСИН нашла. Допустим, она на видео сказала, что я сейчас пойду отправлять письмо начальнику колонии, а ей же запрещено отправлять письма. И, соответственно, спрашивали, отправляла ли она письмо. Нет, не отправляла. Даже если они ей попытаются поменять меру, Анастасия — мать одиночка. У нее на иждивении двое детей. Соответственно, тогда дети останутся без источника дохода, поскольку она одна их содержит».

На следующий день после акции врачей к Алексею Навальному приехали его адвокаты. Они опровергли сообщения СМИ о том, что политика вывезли из колонии.

Ольга Михайлова, адвокат Алексея Навального: «Явно совершенно, что неэффективно лечение, которое предлагает колония, врач колонии. Они боятся, как я понимаю, того, чтобы приехал сюда врач действительно высокой категории, который понимает в лечении таких заболеваний. Скорее всего, они боятся, что их отвратительное лечение привело к ухудшению состояния здоровья и что это будет известно».

Алексею Навальному только хуже. Теперь теряется чувствительность еще и рук. Тюремные врачи нашли у политика на МРТ две грыжи и протрузию.

Дмитрий Песков, пресс-секретарь президента России: «Все необходимые мероприятия там проводятся. Естественно, о каких-либо особенных условиях для одного из осужденных речь идти не может».

навальный 2
Фотография: Михаил Метцель / ТАСС

Знакомые с российской тюремной системой соглашаются: да, именно так там и лечат. В российских исправительных колониях вообще лучше не болеть.

Кирилл Мартынов, редактор отдела политики «Новой газеты»: «Мы на примере Навального сейчас в целом видим, как работает такая нормальная исправительная система. В кавычках, конечно, нормальная система. То, что в колониях систематически не оказывается медицинская помощь, это, конечно, не только Навального касается. Просто про него мы хорошо это знаем».

Ксения Рунова, социолог: «Наверное, точно не хуже к нему относятся, чем ко всем».

Социолог Ксения Рунова — автор большого исследования медицины в российских тюрьмах. Она уверена: врачи в колонии — заложники системы. Хоть из прямого подчинения тюремной администрации их вывели несколько лет назад, они продолжают работать в устоявшихся порядках. И главный тормоз любого дела там — бюрократия. С допуском гражданских докторов трудности всегда, а ответственность сотрудники ФСИН брать на себя не хотят.

Ксения Рунова, социолог: «Это достаточно такой сложный процесс. Вот мы, например, увидели, что там что-то с паспортом. Нет паспорта. Это тоже такая формальная причина не пускать. УФСИН и ГУФСИН некоторых регионов — они побогаче. У них больше денег, и они могут больше денег тратить, естественно, на обеспечение. В каких-то регионах есть ведомственные больницы, куда не так сложно вывезти человека, поэтому они будут чаще это делать».

Алексея Навального из колонии все-таки вывозили: ближайший аппарат МРТ — в областной больнице. Новости об этом как раз совпали с сообщением о том, что глава ФСИН Александр Калашников обеспокоен голодовкой Навального. По словам члена Совета по правам человека при президенте Андрея Бабушкина, Калашников держит ситуацию под контролем. Председатель СПЧ Фадеев тоже высказался о ситуации с политиком.

Валерий Фадеев, председатель Совета при президенте по развитию гражданского общества: «Во Владимире был консилиум врачей, который рассматривал анализы, МРТ. Никто не игнорировал проблемы Навального. Я не знаю, есть ли еще заключенные в Покрове, которых так же быстро отвезли в областную больницу сделать МРТ».

Ксения Рунова, социолог: «Даже в некотором смысле, наоборот, достаточно, по меркам системы, может быть, даже быстро оказали помощь. Потому что то, что повезли в гражданскую больницу, это действительно очень сложно организовать, где ему сделали МРТ, еще что-то, может быть. Когда ты понимаешь, что это редко достаточно, что это сложно организовать, что это дорого. Потому что за это системе надо платить отдельно, чтобы в гражданскую больницу вывезти».

Алексей Навальный держит голодовку 10-й день. Тем временем число врачей, которые подписали открытое письмо с требованием оказать политику необходимую медицинскую помощь, превысило 1500 человек.

Новости партнеров

реклама
У RTVI появилась эксклюзивная еженедельная рассылка. Подпишитесь, чтобы узнавать об интересном:
Необходимо дать согласие на обработку персональных данных!