«Стратегия власти — сломать Навального»: как в ИК-2 лечат заключенных и какие акции готовит оппозиция

Власти Евросоюза и правозащитные организации настаивают на немедленном освобождении Алексея Навального. На этой неделе оппозиционер сообщил о пытках и ухудшении состояния здоровья. Его адвокаты заявляют, что в колонии политику не помогают, местные медики дают ему только обезболивающее. На фоне этого команда Навального объявила о новой протестной кампании. Оппозиция планирует вывести на улицы полмиллиона человек. Как Кремль отреагирует на новую волну митингов в России и связано ли давление на Навального с активностью его сторонников, разбирался корреспондент RTVI Андрей Ежов.

Ольга Михайлова, адвокат Алексея Навального: «Мы просто испугались за его жизнь и здоровье».

Адвокат Алексея Навального Ольга Михайлова в ИК-2 теперь бывает почти каждый день. В среду встретиться с подзащитным не получилось из-за тюремного руководства, которое решило под разными предлогами не пускать юристов. На следующий день попасть к Навальному все же удалось, и сразу выяснилось, что скрывали его не просто так.

Ольга Михайлова, адвокат Алексея Навального: «Он испытывает сильные боли в спине, в правой ноге, голень у него отнимается, нога недееспособна. То есть одна нога фактически не действует. Он не может на нее ни присесть, ничего. Правая нога в ужасном состоянии на самом деле. Из лекарств он получает ибупрофен-таблетки и ибупрофен-мазь».

Благодаря адвокатам, на воле оказалось очередное послание от Навального. Письмо, которое опубликовали в соцсетях, раскрывает подробности состояния здоровья политика. Он пишет: «Боли появились уже давно, а на днях стало совсем плохо».

Алексей Навальный, оппозиционный политик: «Те, кто следил за моими судами, могли обратить внимание, что я никогда не сижу в „аквариуме“ и часами хожу. Потому что я мог либо стоять, либо лежать. Видимо, нерв защемило от постоянного сидения в автозаках и „пеналах“ в скрюченном виде. Я про это молчал. Неприятно, конечно, но не смертельно — вылечат. А не лечат. И уже с кровати встать тяжело и очень больно. Жалобы берут, но ничего не делают».

Со свойственной иронией Навальный пишет: «Это немного расстраивает, за последнее время я все-таки привык к своей правой ноге. Не хотелось бы с ней расставаться. Я уже представляю, как буду ходить по зоне со стильной тростью, внутри которой, конечно, спрячу острый клинок. А может, с костылем. Его я смогу легко кидать, превратив в смертельное оружие». Но тут же Навальный добавляет: некоторые участки его ноги уже потеряли чувствительность.

Дмитрий Дёмушкин, политик: «Могу вспомнить: медицины в ФКУ ИК-2 города Покрова не было. Там есть медицинский пункт, работают две женщины-фельдшера, которые ничего не знают в медицине, либо делают вид, что ничего в ней не понимают».

Дёмушкин
Фотография: Артем Коротаев / ТАСС

Националист Дмитрий Дёмушкин отсидел в той же колонии почти два года. Говорит, что две таблетки обезболивающего в этом периметре — уже роскошь. Другие заключенные даже такой медицины не видели годами. Состояние Навального, вероятно, ухудшилось и в результате пыток. О них политик говорит в своих заявлениях начальнику колонии, директору ФСИН и генпрокурору.

Алексей Навальный, оппозиционный политик: «Ко мне ежедневно и еженощно применяется избыточная и ничем не предусмотренная мера учета. Несмотря на то что я постоянно лежу под видеокамерой, в течение ночи ко мне восемь раз подходит сотрудник колонии, снимает на камеру и вслух объявляет, что снимает профучет осужденного Навального, тем самым каждый час будит меня. Фактически ко мне применяется пытка бессонницей».

Эти обращения и проблемы с доступом адвокатов к оппозиционеру появились почти одновременно с новым заявлением команды политика. Его штаб обещает России весной новые протесты, главным требованием которых станет свобода для Навального.

Леонид Волков, руководитель сети региональных штабов Алексея Навального: «Мы соберем как минимум полмиллиона человек, выберем удобную дату, уведомим о дате и месте проведения митингов местные власти в соответствии с законодательством. И мы проведем самый большой митинг в новейшей истории России».

Андрей Колесников, руководитель направления внутренней политики московского центра Карнеги: «Я думаю, что связь прямая. Власть всегда реагирует достаточно прямолинейно. Хотя, конечно, это вписывается и в большую стратегию власти — сломать Навального. И я боюсь, что, возвращаясь в Москву, возвращаясь в Россию, возможно, сам Алексей не очень бережно отнесся к собственному здоровью. Возможно, ему казалось, что он уже выздоровел после того, что с ним произошло. Но я полагаю, что все-таки это нетривиальное отравление оставляет очень серьезные следы. И в неблагоприятной среде, в которой он оказался, возможны какие-то медицинские последствия».

Здоровьем Навального обеспокоены больше 150 правозащитников, журналистов и деятелей культуры. Открытую петицию, адресованную омбудсмену и силовикам, подписали среди прочих актриса Чулпан Хаматова, кинорежиссеры Андрей Звягинцев и Виталий Манский, а также писательница Людмила Улицкая. Еще один участник коллективного обращения Николай Сванидзе не склонен связывать проблемы Навального в колонии с протестными инициативами его команды.

Николай Сванидзе, журналист, член Совета по правам человека при президенте: «Когда его травили, когда его не выпускали в Германию, когда его посадили после приезда, — это было связано не с последними событиями, которых еще не было. Это связано вообще с отношением власти к Навальному. Оно остается прежним. Он считается лидером оппозиции, наиболее опасным ее представителем. И к нему отношение особое».

Николай Сванидзе
Фотография: RTVI

К вечеру пятницы на сайте «Свободу Навальному!» о готовности участвовать в новых протестах заявили уже почти 300 тысяч человек во всех регионах России. И это несмотря на очевидную готовность силовиков подавлять несогласованную с Кремлем политическую активность.

Глеб Павловский, политолог: «Любая практическая идея, исходящая из кругов оппозиции, сейчас очень ценна. Надо ждать гадостей, не будем розовыми мечтателями. Люди, которые вносят свои параметры на сайте, могут ждать масштабной кампании запугивания. Но чем больше людей, тем труднее кампания».

Кремль устами Дмитрия Пескова всю неделю отрицает интерес и к состоянию здоровья Навального и к тому, как себя чувствует оппозиционный политик. Системных проблем с медпомощью в пенитенциарной системе якобы нет. Тем более, в Кремле дали понять, что сравнивать Навального с политзаключенным Магнитским некорректно.

Дмитрий Песков, пресс-секретарь президента России: «Вообще не видим никаких параллелей. Ну, за исключением лишь того, что вот, к сожалению, покойный Магнитский был заключенным и осужденным, и Навальный тоже является заключенным и осужденным».

Лишение сна в колонии администрация Путина сегодня назвала «поддержанием дисциплины». А требование Юлии Навальной дать возможность ее мужу лечиться у проверенных врачей власть вовсе оставила без внимания. Если так будет и дальше, то колония в Покрове станет важной точкой на политической карте страны, а еще — иллюстрацией к взаимоотношениям Кремля с политическими оппонентами.

Новости партнеров

У RTVI появилась эксклюзивная еженедельная рассылка. Подпишитесь, чтобы узнавать об интересном:
Необходимо дать согласие на обработку персональных данных!