Фотография: пресс-служба Администрации правительства Кузбасса / ТАСС
В Кузбассе продолжается поисковая операция в шахте «Листвяжная». Из-под земли подняли тела еще 12 погибших: 11 горняков и одного спасателя. Буровые установки круглосуточно прокладывают тоннели, чтобы пустить инертный газ, который разбавит концентрацию метана. Что происходит в Кузбассе после трагедии, в чем ее причины и как власти будут помогать родственникам погибших, на месте событий разбирался корреспондент RTVI Арсений Молчанов.

Дом в частном секторе поселка Грамотеино — теперь забота детей погибшего 45-летнего шахтера «Листвяжной» Виталия.

Нина, соседка погибшего шахтера: «Со слов, конечно, это я все слышала. Он, говорят, служил в Чечне. Награды, говорят, у него есть. Много, говорят, хороших наград у него. Теперь ни одни награды его не поднимут. В общем, мы о нем хорошего мнения, только хорошего. За плохих людей не плачут».

99 пострадавших, 51 погибший. Пожилые соседки Виталия знают, что работа в загазованных шахтах — смертельный риск. Но никогда не думали, что он так близко.

Нина, соседка погибшего шахтера: «Ни пьянок, ни гулянок, ни сборов ничего. Попроси, если что, то он ни в чем не откажет. Мы не слышали, чтобы он в семье сильно ругался, чтобы кричал».

Для 12-тысячного городка это общая трагедия. Все друг друга знают едва ли не через одно рукопожатие. Все произошло 25 ноября в 8:51 утра. В одном из забоев, где кратно повышен уровень метана, раздается взрыв. Под землей — 285 горняков. Больше 40 гибнут на месте. Те, кто узнал про беду на земле, побежали доставать своих товарищей.

Денис Горкунов, заместитель главного инженера «Листвяжной»: «Мужики помогли мне быстро разгрузить респираторы. Была паника на-гора. Смотрю, лежит гора вскрытых самоспасателей. Все кричат: „Саныч, самоспасатель не работает“. Я зашел в устье ствола, по прибору посмотрел концентрацию газа. Кислорода было достаточно, но было большое превышение угарного газа. Я вдали увидел фонарики и пошел в сторону фонарей. Сзади парни за мной пошли, члены ВГС, включились в респираторы и на дизелевозе поехали. Мы начали собирать упавших людей в контейнера».

239 человек успевают выйти на поверхность, но погибает первая группа спасателей — пять человек. А потом чудом на землю выбираются шахтер и два спасателя, считавшиеся погибшими. Спасатели все равно твердят, что шансов у остальных нет, потому что в шахте не осталось кислорода». Но родные не верят.

Светлана Лепендина, мать горняка, признанного погибшим: «Если бы он пошел домой, он оказался бы в лаве и взорвался. Он пошел назад. Если он пошел назад, значит они как-то сгруппировались, и они уже знали, что что-то в шахте не так. Наверное, никому не выгодно живых достать, чтобы они сказали. Только представьте, что будет, если хотя бы одного или двух поднимут живых».

Эта трагедия оказалась одной из самых серьезных в Кузбассе за долгое время. С начала года выявили около тысячи нарушений. Девять раз работу шахты останавливали. И вот к ноябрю, то есть совсем недавно, руководство отчитывается, что большинство нарушений устранено.

После ЧП на шахтах Кузбасса нашли еще 600 нарушений. Правда, ни одно из них не дает оснований приостанавливать добычу. Да и вряд ли этому обрадуются местные. На каждого жителя Кузбасса, по данным РИА Рейтинга, в среднем приходится 300 тысяч рублей долга, то есть $4 тыс. Вариантов, как прокормить себя, не так много.

Из работы в Грамотеино: либо на шахту идти, либо обслуживать тех, кто работает на шахте. В кафе, продуктовые магазины или аптеку.

Учуять запах газа под землей нельзя. Поймешь, только когда закружится голова или запищит газоанализатор. По правилам техники безопасности в этот момент нужно покидать шахту и включать вентиляцию. Но начальство требует показывать выработку, и человеческая жизнь уходит на второй план.

Арсений Молчанов, RTVI: «Говорят, что закрывают датчики тряпками, водой протирают, чтобы не пищали».

Шахтер «Листвяжной» в 1980-е годы: «Бывает. Но у нас такого не было. Это сейчас выдумали, лишь бы давать. А что там будет... Я работал, где-то что-то запищало — звонишь сразу начальнику участка: „Ребята, выходите все“. А сейчас — полный беспорядок».

И не сказать, что на «Листвяжной» — устаревшее оборудование. Напротив, современное западное. Но, как показала практика, использовалось оно с русским характером. И.о директора шахты «Листвяжная» Андрей Хмелинский заявил, что не существует практики, когда закрывают глаза на неисправности и требуют выполнения плана.

Андрей Хмелинский, и.о директора шахты «Листвяжная»: «Это не замнется точно. По итогам расследования будут приняты определенные меры».

Пресс-служба уже за кадром объясняет: шахтеры с опытом получают от 100 тысяч рублей, это около $1,5 тыс. Причем 70% оклада гарантированы, даже если план не выполняется. Официальная версия расходится с тем, что говорят бывшие горняки. И она не устроила президента России.

Владимир Путин, президент России: «Вот эти заявления или предварительный отчет о работе Следственного комитета, когда говорится, что принимались систематические меры по сокрытию факта чрезмерной загазованности, фальсифицировались эти данные. Ведь кто-то это делал. Зачем? Чтобы побольше добыть и на экспорт отправить? Результат-то какой? Трагический. Теперь все сидим, и все головы опустили».

МЧС обещает достать тела всех погибших, но сроки не называет. Поисковая операция на шахте «Распадская» в 2010-м продлилась год. На «Листвяжной» сейчас круглосуточно работают семь буровых установок, потом через туннели под землю закачают инертный газ и тем самым минимизируют риски новых взрывов.

Александр Чуприян, врио главы МЧС России: «Мы входим непосредственно в разработки шахтные. И через них мы будем подавать инертный газ — азот. Мы будем подавать инертную пену, и она позволит нам произвести охлаждение шахты. Потому что произошел взрыв, молниеносное горение. Поэтому это нам очень существенно поможет».

От Кемеровской области семьи погибших получат по 2 млн рублей, то есть $27 тыс. Еще по миллиону рублей или $14 тыс. выдадут на каждого члена семьи, находящегося на иждивении. Плюс еще миллион — от федерального правительства. Еще больше заплатит работодатель. Некоторым семьям, в зависимости от состава, перечислят по 5 млн рублей или $75 тыс.

Шахта «Листвяжная» принадлежит компании «СДС-Уголь». Она, в свою очередь, входит в холдинг «Сибирский деловой союз». В нем не только угольная промышленность, есть еще машиностроительные, пищевые предприятия и даже свои радиостанции. Всей этой кемеровской деловой империей управляет бизнесмен Михаил Федяев. Странно, что за эти дни трагедии он еще ни разу не появился на публике и не дал никаких комментариев.

Впервые он появился на совещании с президентом. Однако до этого договорился со Сбербанком, что пострадавшим спишут долги по кредитам. Гендиректор «СДС-Угля» Геннадий Алексеев извинился за трагедию. Правда, не перед семьями, а на той же онлайн-встрече с главой государства.

Подписывайтесь на телеграм-канал RTVI

Новости партнеров

У RTVI появилась эксклюзивная еженедельная рассылка. Подпишитесь, чтобы узнавать об интересном:
Необходимо дать согласие на обработку персональных данных!