Фотография: Argentine Security Ministry via AP
В Дорогомиловском суде Москвы 20 января приговорили к длительным срокам лишения свободы четверых фигурантов «кокаинового дела» — бизнесмена Андрея Ковальчука, бывшего завхоза российского посольства в Аргентине Али Абянова, а также предпринимателей Владимира Калмыкова и Иштимира Худжамова. Подсудимые так и не признали свою вину, считая обвинения полностью сфабрикованными. RTVI вспоминает, как продвигалось расследование одного из самых громких российских дел о международном наркотрафике.

Особо ценный груз

В декабре 2017 года в Москве приземлился Ил-96 летного отряда «Россия»‎, обычно перевозивший первых лиц государства, в том числе секретаря Совета безопасности Николая Патрушева. На его борту были чемоданы с 389 килограммами муки, которую отправили из Аргентины в рамках спецоперации Национальной жандармерии и ФСБ. Без малого год правоохранительные органы двух стран проводили совместное расследование, пытаясь выйти на организаторов межконтинентального наркотрафика. Контролируемая поставка муки под видом кокаина стоимостью более €50 млн должна была установить последних участников преступной цепочки.

По итогам российско-аргентинской спецоперации на скамье подсудимых оказались шесть человек: бизнесмен Андрей Ковальчук, бывший завхоз российского посольства Али Абянов, предприниматели Владимир Калмыков и Иштимир Худжамов, пытавшиеся получить чемоданы на базе МИД в Москве, а также аргентинский полицейский Иван Близнюк и корабельный механик Александр Чикало, дела которых рассматривает суд в Буэнос-Айресе. В декабре 2021 года аргентинский прокурор запросил для них 16 и 13 лет лишения свободы. Оба мужчины — выходцы из России, проживавшие на момент ареста в Аргентине более двадцати лет. С начала 2018 года они находятся в заключении в тюрьме Маркос-Пас. Как и другие фигуранты «кокаинового дела», свою причастность к преступлению они отрицают. По их словам, их намеренно оклеветали сотрудники посольства, на протяжении нескольких лет курировавшие наркотрафик, чтобы отвести подозрения от себя.

В своей книге «Война без казармы» бывший министр безопасности Аргентины Патрисия Буллрич, занимавшая эту должность до 2019 года, подробно рассказывала, как поздно вечером 13 декабря 2016 года ей позвонил тогдашний российский посол Виктор Коронелли, чтобы договориться о срочной личной встрече. Вскоре дипломат появился в сопровождении своего первого секретаря по безопасности Олега Воробьева, ставшего впоследствии главным свидетелем обвинения по делу, и еще четверых сотрудников ФСБ. Это были высокие парни с очень короткими стрижками, которые не понимали по-испански или делали вид, что не понимали, вспоминала Буллрич. По ее словам, Коронелли сильно нервничал и торопил ее поскорее увезти из посольской школы в Буэнос-Айресе обнаруженные сотрудниками российский дипмиссии чемоданы с кокаином. Посол опасался, что если о находке станет известно публично, то в любую секунду может разгореться международный скандал — дипломатов могут обвинить в контрабанде наркотиков в особо крупном размере.

Буллрич написала, что среди ночи они приняли решение заменить кокаин на муку и пришлось экстренно отправлять полицейских на рынок, чтобы закупить нужное количество.

Кокаиновое дело 1
Фотография: Argentine Security Minister via AP

При этом, как показывают материалы дела, российская сторона узнала о чемоданах, хранившихся под лестницей в подсобном помещении посольской школы, еще 4 декабря 2016 года — за восемь дней до звонка Коронелли. Обнаружил их новый завхоз Игорь Рогов, который сразу же сообщил о своей находке начальству — безопаснику Воробьеву.

Несмотря на слаженные действия спецслужб двух стран, скандала избежать не удалось. После того как местные правоохранители провели собственную экспертизу и подтвердили, что в 12 чемоданах в подсобном помещении школы при российском посольстве находятся 389 килограммов кокаина высочайшего качества (анализ показал, что чистота вещества достигала 89-95%), ФСБ и их аргентинские коллеги совместно разработали план по поимке преступников. Для этого и было принято решение заменить содержимое чемоданов мукой и установить на багаж GPS-трекер.

Контрабандист со стажем

Как установило следствие, организатором поставок кокаина из Аргентины оказался бизнесмен Андрей Ковальчук, проживавший на тот момент в Германии. Из материалов дела следует, что на протяжении десяти лет он, бравируя влиятельными знакомствами в России и Аргентине, представляясь то сотрудником ГРУ и ФСБ, то внештатным представителем компании Gazprom International, неоднократно посещал официальные мероприятия российского посольства, был вхож в дома местной элиты и поддерживал приятельские отношения со многими сотрудниками дипмиссии.

По словам адвоката Ковальчука Сергея Юроша, выводы о месте работы бизнесмена многие делали сами, исходя из впечатления, которое производил на них мужчина своими разговорами и поступками, писало издание «Настоящее время»*. Например, Ковальчук щедро одаривал новых знакомых — икрой, сигарами и алкоголем. Как показывают данные миграционной службы Аргентины, с 2013 года по 2017 год бизнесмен бывал в Буэнос-Айресе десять раз. Часть его поездок была связана с деятельностью Фонда православных меценатов Константина фон Босснера (уроженца России Константина Лоскутникова) — от имени этого бизнесмена, занимающегося производством одноименных сигар в Германии, он планировал открыть в Аргентине закрытый сигарный салон для местной элиты.

Ковальчук во время следственных действий признался, что действительно занимался контрабандой, но в чемоданах перевозил не наркотики, а дорогой сорт кофе — копи-лувак, зерна которого проходят ферментацию в пищеварительной системе малайских пальмовых куниц. До этого он успешно проворачивал аналогичные операции, доставляя из Аргентины в Европу дорогостоящие товары для последующей перепродажи. Особенно хорошо расходились за границей вино, шкуры морских котиков и поделочные камни.

Версию с кофе подтверждают и другие фигуранты «кокаинового дела» — предприниматели Калмыков и Худжамов, оплатившие джет для перевозки чемоданов Ковальчука, когда стало понятно, что отправить груз спецбортом не получится. В октябре 2021 года Telegram-канал Baza опубликовал письмо Худжамова, в которой обвиняемый отметил, что в сентябре 2017 года он и Калмыков получили от бизнесмена предложение заработать денег на продаже «300 кг самого дорогого кофе в мире». При этом Худжамов отметил, что предприниматель представлялся ему высокопоставленным сотрудником СВР, который курирует посольство России в Германии.

Кокаиновое дело 2
Андрей Ковальчук во время заседания в Тверском районном суде, 25 сентября 2018 года Фотография: Глеб Щелкунов / Коммерсантъ

Из показаний Ковальчука следует, что не последнюю роль в схеме в транспортировке груза в Европу играл бывший завхоз Али Абянов и он неоднократно отправлял свои посылки на коммерческих рейсах вместе с другими сотрудниками посольства или на спецбортах. Известно, как минимум, об одном случае, когда багаж Ковальчука перевозился на борту судна, закрепленного за Министерством обороны России. Ковальчук утверждал, что его вещи никогда не имели статуса дипломатической почты, а следовательно проходили все необходимые процедуры досмотра в аэропорту. Он считает, что его сделали крайним, обвинив в организации международной преступной группировки, так как кандидатура мелкого контрабандиста как нельзя лучше подходила под эту роль, отмечало «Настоящее время».

В своих показаниях бывший завхоз Абянов пояснял, что Ковальчук просил не только об отправке груза, но и о специальной дипломатической упаковке с помощью бечевки, бумаги и сургучной печати. За каждый чемодан завхоз получал по тысяче долларов, что наводило его на мысли о том, что содержимое может быть противозаконным, но дополнительных вопросов он не задавал. Источник RTVI, несколько лет проработавший в российском торгпредстве в Буэнос-Айресе, рассказал, что Ковальчук беспрепятственно попадал на территорию посольства даже в нерабочее время и умудрялся хранить свои личные вещи в здании, не привлекая ничьего внимания.

«Бывало, что он заглядывал в торгпредство поздно ночью. Когда дежурный его не пропускал, то он просто перелезал через забор. Если бы это все вытворял кто-то из рядовых сотрудников, его бы просто уволили на следующий же день, так как само проникновение на территорию ночью расценивалось бы как ЧП», — пояснил источник.

Альтернативные версии

В декабре коллегия присяжных признала всех фигурантов дела виновными, но заслуживающими снисхождения. Обвинение потребовало приговорить Ковальчука к 19 годам лишения свободы, Абянова — к 18 годам, Калмыкова — к 17 годам и Худжамова — к 15 годам. Помимо этого прокурор попросил назначить подсудимым крупные штрафы.

Суд практически полностью удовлетворил запрос обвинения, лишь чуть-чуть уменьшив сроки. Кроме того, адвокату Ковальчука Сергею Юрошу вынесли частное постановление в связи с его интервью RTVI, в котором он, по мнению суда, «высказал свои чрезмерно вольные суждения и мнение по делу, в том числе о допустимости доказательств, которые не были представлены присяжным заседателям».

Юрош, в частности, говорил о том, что в акте, составленном в посольстве сотрудниками ФСБ, не указано, что один из чемоданов был вскрыт. В деле также не указано, что были взяты отпечатки пальцев и образцы ДНК у Воробьева и Рогова, отметил адвокат. Он добавил, что генетическая экспертиза показала, что на чемоданах нет следов ни подсудимых, ни свидетеля, который упаковывал багаж.

Адвокат также утверждал, что в материалах аргентинского следствия, которые получила защита, есть письмо сотрудника ФСБ Сергея Муравьева, где говорилось, что расследование поставок кокаина велось с октября 2016 года. В этих же документах, со слов Юроша, указано, что Воробьев был активным посредником между ФСБ и аргентинскими правоохранительными структурами, а также в рамках оперативных игр «легендированные сведения доносил Ковальчуку». С ним, сказал адвокат, до этого у Воробьева были «довольно теплые отношения».

Следствие и в Аргентине и в России во многом строилось именно на показаниях секретаря посольства Воробьева. Как писало «Настоящее время», после того как новый завхоз Игорь Рогов рассказал ему о хранящихся в подсобке загадочных чемоданах, Воробьев первым решил досмотреть багаж и даже, пренебрегая базовыми правилами безопасности, попробовать содержимое на вкус, чтобы самостоятельно установить вещество. В дальнейшем он сопровождал следственную группу ФСБ, когда она прибыла в Буэнос-Айрес для проведения экспертизы, а восемь дней спустя присутствовал на встрече российского посла Коронелли с министром безопасности Аргентины Буллрич.

На допросе Воробьев подробно рассказал о своем знакомстве с Ковальчуком и другими осужденными. С его слов, как только у него появились подозрения в отношении бизнесмена, он решил записывать телефонные разговоры с ним. Так как аргентинская жандармерия не имела права прослушивать Воробьева из-за его дипломатического статуса, то большинство записей разговоров, приобщенных к материалам дела, сделаны им самостоятельно или пересказаны с его слов.

Аргентинское издание Clarin опубликовало фрагменты прослушки. На записях Ковальчук интересуется у Близнюка, как дела у Олега Воробьева, на что последний отвечает, что он регулярно с ним общается. В другом фрагменте прослушки, опубликованном изданием Infobae, Ковальчук интересуется у некого «О», работающего в посольстве, может ли тот помочь с пересылкой багажа, однако «О» отказывается.

Кокаиновое дело 3
Уничтожение в крематории обнаруженной партии кокаина в присутствии российского посла в Аргентине Дмитрия Феоктистова и министра безопасности страны Патрисии Буллрич Фотография: Claudio Santisteban / Zuma / TASS

В письме из СИЗО бывший завхоз Абянов, единственный из сотрудников МИДа ставший фигурантом «кокаинового дела», в 2018 году говорил, что своих «пособников» впервые увидел в зале суда, а чемоданы поставил с подсобку с ведома Воробьева. В материалах дела, которые обнародовал телеканал «Дождь»**, есть переписка Абянова с Роговым, сменившим его на должности завхоза. В ней упоминается, что о подозрительном грузе службе безопасности посольства, в том числе Воробьеву, которого издание называет прикомандированным сотрудником ФСБ, было известно еще до того, как официально объявили о находке.

Издание также утверждает, что Ковальчук якобы мог быть агентом Федеральной службы по контролю за наркотиками (ФСКН). упраздненной в мае 2016 года. При этом сведения о нем в базе МВД отсутствуют. После выхода передачи про «кокаиновое дело» на «Дожде» его журналисток Когершын Сагиеву и Анастасию Михайлову вызывали на допрос по делу в качестве свидетелей.

Собеседник RTVI, работавший в российском торгпредстве в Буэнос-Айресе, утверждал, что в 2014 году в посольстве случилась еще одна странная история, которая не получила широкой огласки. Якобы полковник Федеральной службы контроля за наркотиками (ФСКН) по фамилии Ткаченко (источник не назвал его имени — прим.ред.) пережил нападение местных бандитов во время прогулки по Буэнос-Айресу. «Это было ночью в районе с сомнительной репутацией, где посольским бывать запрещено из-за криминогенной обстановки, — рассказал источник. — Ткаченко был там вместе с помощником посла и его женой, которые после нападения даже не вызвали полицию и скорую помощь, а просто уехали с места происшествия. Полковник получил перелом основания черепа и чуть не погиб. Однако дело так и не завели». Имя помощника посла собеседник RTVI также не назвал.

Дарья Баева

* издание признано в России иностранным агентом

** издание признано в России иностранным агентом

Подписывайтесь на телеграм-канал RTVI

По теме:

Новости партнеров

У RTVI появилась эксклюзивная еженедельная рассылка. Подпишитесь, чтобы узнавать об интересном:
Необходимо дать согласие на обработку персональных данных!