Фотография: Khwaja Tawfiq Sediqi / AP

В России движение «Талибан» признано террористическим, но с того момента, как талибы захватили власть в Афганистане, от российских дипломатов неоднократно звучали лестные комментарии в их адрес. Создается ощущение, что Москва заигрывает с талибами. Так ли это? И если да, то для чего это нужно российским властям?

В Москве утверждают, что не будут спешить с признанием режима талибов, ссылаясь на то, что сначала нужно посмотреть, как те будут себя вести. Cпецпредставитель президента России по Афганистану Замир Кабулов уверил, что речи об исключении талибов из списка террористов и быть не может до тех пор, пока не будет вынесено решение Совбеза ООН. Но риторика российских дипломатов в последние недели дает понять, что к движению, признанному в России террористическим, в Москве отношение более позитивное, чем к павшему правительству.

«При террористах талибах лучше, чем при Гани (президент Ашраф Гани бежал из страны незадолго до того, как талибы вошли в столицу), — заявил посол России в Афганистане Дмитрий Жирнов на следующий день после падения Кабула. — Я сужу по первым суткам их контроля над Кабулом. Впечатления хорошие».

Глава дипмиссии даже похвалил талибов за то, как те охраняют здание посольства. «Хорошее впечатление очень на нас произвели, адекватные мужики, хорошо вооруженные, встали по внешнему периметру посольства так, чтобы никто не мог к нам проникнуть — никакой террорист, никакой сумасшедший».

Замир Кабулов также тогда заявил, что талибы пока ведут себя, «скажем так, прилично». А еще, по словам дипломата, талибы проявили себя как более договороспособные люди, чем «марионеточное» правительство Ашрафа Гани. Еще ранее Кабулов рассказал, что хорошего талибы делают для Афганистана: при взятии уездов они «бьют и уничтожают» представителей местных группировок, в отличие от правительства Афганистана и «англосаксов, которые не воевали, а сотрудничали с ИГИЛ (организация признана террористической и запрещена в России)».

В июле глава МИД РФ Сергей Лавров назвал талибов «вменяемыми людьми», которые обещают бескомпромиссно сражаться с ИГИЛ (группировка запрещена в России) и не создавать проблем для соседних стран.

Несколько дней назад Лавров добавил, что к настоящему моменту талибы выполняют все обещания. «Пока мы видим, что те заявления, которые талибы делают — и об окончании боевых действий, и об амнистии всех тех, кто вовлечен в это противостояние, и о необходимости общенационального диалога для формирования коалиционных инклюзивных органов власти — пока это все выдерживается».

Лаавров
Фотография: пресс-служба МИД РФ

Придя к власти, «Талибан» дал немало обещаний: и создать инклюзивное правительство, и обеспечить женщин правами, и амнистировать чиновников и военных, и не допустить присутствия в Афганистане террористов, и отказаться от используемых ранее жестоких методов правления. Но, несмотря на все эти заявления, из Афганистана продолжают поступать сообщения о преступлениях, совершенных талибами.

Верховный комиссар ООН по правам человека Мишель Бачелет заявила, что в ее распоряжении есть «заслуживающие доверия сообщения» о внесудебных казнях гражданских лиц и военных. Организация Amnesty International сообщила, что талибы убили девять человек в провинции Газни после того, как эта территория перешла под контроль движения. Несколько дней назад появилась новость о том, что талибы убили брата афганского журналиста, который сотрудничал с немецким изданием Deutsche Welle. В домах еще трех журналистов этого же СМИ прошли обыски.

Почему российские власти защищают талибов и верят всем их обещаниям? Можно ли говорить о смене курса и о том, что в скором времени Москва признает «Талибан»? Или действия российской стороны продиктованы исключительно заботой о безопасности людей?

По чью сторону баррикад?

В начале 2017 года командующий американскими войсками в Афганистане Джон Николсон заявил, что Москва поддерживает талибов, тем самым пытаясь подорвать влияние США и НАТО в регионе. Несколькими месяцами позже госсекретарь США Рекс Тиллерсон также обвинил Россию в том, что она снабжает боевиков оружием, нарушая нормы Совбеза ООН.

В российском МИДе все обвинения в поддержке талибов отрицают. Однако Россия никогда не скрывала, что у нее налажены контакты с членами движения – «частью афганского общества», заявил в 2018 году Лавров. Нужно это для того, что убедить талибов «отказаться от вооруженной борьбы и вступить в общенациональный диалог с правительством», а также чтобы обеспечить безопасность россиян, находящихся в Афганистане.

За последние годы представители движения несколько раз прилетали в Москву на переговоры. Первый раз они побывали в российской столице в 2018 году. Встреча прошла в закрытом формате, на ней присутствовал Сергей Лавров. После этого талибы приезжали в Москву еще пять раз. Последний раз они были в России в начале июля вскоре после вывода американских войск.

Как считает эксперт Европейского совета по международным делам Густав Грессель, Россия вышла на связь с талибами несколько лет назад, чтобы поддержать тех в борьбе с американцами. «Чем сложнее США сражаться в Афганистане, тем менее активны они будут в других частях мира», — заметил эксперт в разговоре с RTVI. Дальнейшее сближение Москвы и талибов произошло тогда, когда движение начало вести переговоры с администрацией Дональда Трампа о возможном выводе американских войск.

Американские военные
Фотография: Department of Defense / AP

«Ожидал ли Кремль столь быстрого падения афганского государства, я не знаю (полагаю, что там были чуть более реалистичны, чем на Западе), но то, что талибы будут играть важную политическую роль в Афганистане, было очевидно, даже если никто не ожидал, что формальное государство рухнет в течение нескольких недель. Так что это было неизбежно, и Москва не могла — и даже не хотела – обращать ситуацию вспять».

Остается вопрос, признает ли Россия талибов. Профессор НИУ ВШЭ и главный научный сотрудник МГИМО Андрей Казанцев в разговоре с RTVI допустил, что Россия по дипломатической линии признает новое правительство, но из списка террористических организаций «Талибан» будет исключен только после решения ООН. Похожая ситуация несколько лет назад была в Египте. Москва признала президента Мухаммеда Мурси, но движение «Братья-мусульмане», которое он представлял, в России по сей день считается террористическим.

Ведущий эксперт Центра изучения современного Афганистана Андрей Серенко уверен, что Россия не будет торопиться с юридическим признанием «Талибана», оставляя себе пространство для маневра. Сами талибы, конечно, заинтересованы в том, чтобы Москва их признала и стала донором талибского Афганистана. Россия, понимая это, будет торговаться.

«Я думаю, что Москва будет увязывать это признание с целым рядом обязательств: борьбой с террористическими организациями на территории Афганистана, решением вопроса с иностранными боевиками — выходцами с постсоветского пространства. Наверное, Москва ждет каких-то признаков укрепления «российской партии» в талибском правительстве [речь идет о присутствии в талибском правительстве тех политических фигур, которые выгодны России]», — отметил эксперт в разговоре с RTVI.

С какими угрозами может столкнуться Россия после прихода к власти талибов?

После падения Кабула из Афганистана хлынул поток мигрантов, многие из них устремились в соседние страны Центральной Азии. США и государства Евросоюза пытаются вывезти своих граждан и жителей Афганистана, которые сотрудничали с западными дипмиссиями и с НКО, и многие рейсы организованы через центральноазиатские республики.

Германия, к примеру, ведет эвакуацию через Ташкент, но Владимир Путин выступил против того, чтобы центральноазиатские страны размещали у себя афганцев, даже временно. Российский президент опасается, что под видом беженцев в Россию, у которой с центральноазиатскими странами безвизовый режим, могут проникать боевики.

«Представьте себе, в любую из этих стран въехали беженцы. Кто среди этих беженцев, откуда мы знаем? Их могут быть тысячи, а то и сотни тысяч, а, может быть, и миллионы, а у нас с ближайшими союзниками и соседями никаких визовых ограничений, и граница — тысяча километров. Сел на что угодно — хоть на машину, хоть на осла и поехал по степи. И что мы будем с этим делать?»

Эвакуация
Фотография: MSgt. Donald R. Allen / U.S. Air Force / AP

Как считает Андрей Серенко, эти речи – доказательство того, что в России пока не сформировалось единой позиции по поводу талибов. В то время, как МИД говорит, что в Афганистане стало спокойнее после прихода талибов, Путин указывает на то, что террористическая угроза от группировок, которые нашли прибежище в Афганистане, никуда не делась.

«Расхождения в оценках принципиальные. Российские дипломаты видят позитивные изменения после прихода к власти талибов, президент России этих изменений не видит. Соответственно, остаются актуальными те угрозы, отметил Путин, которые были созданы в последние годы и остаются до сих пор: это угроза международного терроризма, угроза безопасности интересам России и союзников странах Центральной Азии и, соответственно, необходимость реагировать на ситуацию в Афганистане, где продолжается война всех против всех».

По мнению старшего научного сотрудника Conflict Studies Research Centre (Великобритания) Валерия Акименко, для России выгодно, чтобы в Афганистане установилась сильная власть талибов, «стабильное, пусть и репрессивное правительство». «Парадоксально, но Россия заинтересована в том, чтобы талибы правили в Афганистане твердой рукой, если не железным кулаком, чтобы хаос, который может породить вывод войск США, не распространился на соседей Афганистана и России в Центральной Азии. Это, в свою очередь, может перекинуться на Россию, хотя на практике такое развитие событий представляется маловероятным. Россия, по крайней мере так, как это видит Путин (и это, вероятно, так и есть), обладает средствами для поддержания безопасности перед лицом такой угрозы», — отметил Акименко в разговоре с RTVI.

Нельзя забывать и о том, что России важно обеспечить безопасность границ центральноазиатских стран, которые входят в Организацию договора о коллективной безопасности (Киргизия, Таджикистан, Казахстан): в случае угрозы Россия обязана будет оказать им военную помощь – того требуют условия договора.

Кроме того, Афганистан, как известно, один из главных поставщиков наркотиков в мире, и рост наркотрафика – это угроза не только здоровью людей, но и общественной безопасности, поскольку террористическая деятельность часто финансируется за счет наркобизнеса. Сами талибы пообещали прекратить производство наркотиков в Афганистане, но выполнят ли они обещание?

И наконец, в связи с захватом власти «Талибаном» возникает информационно-пропагандистская угроза. «Победа «Талибана» в Афганистане могла повлиять на радикальные мусульманские круги на всем постсоветском пространстве, включая страны Центральной Азии, и даже вообще без прямого воздействия из Афганистана она может привести к каким-то беспорядкам или к действиям экстремистского характера просто за счет примера», — говорит Андрей Казанцев.

Зачем Россия заигрывает с талибами?

Для дипломатов лесть в адрес талибов – это возможность обеспечить собственную безопасность, уверен Андрей Серенко. «Я думаю, это вполне извинительно для посла России, находящегося в Кабуле в окружении боевиков. Сотрудники посольства заперты на самом деле в периметре своего посольства. Насколько мне известно, российские дипломаты даже не могут почту отправить из Кабула. Фактически, я думаю, посольство находится почти под домашним арестом. Поэтому в этой ситуации послу и его представителям играть героев не стоит, наверное, надо улыбаться. А сам МИД отвечает за своих людей».

Заигрывает
Фотография: Rahmat Gul / AP

Если же говорить о политических целях, то, по мнению Серенко, хорошие отношения с талибами – это возможность протолкнуть в новое правительство тех людей, которые выгодны Москве, например, бывшего президента Хамида Карзая и министра иностранных дел Мохаммада Ханифа Атмара. Правда, эксперт сомневается, что они займут какие-то серьезные должности.

Москва может прибегнуть к «коррупционной дипломатии», считает Серенко, например, через проекты гуманитарной помощи. «Не исключаю, что за время взаимодействия с талибами каких-то мулл Россия уже коррумпировала, нашла ключик к их джихадистскому сердцу, как правило, оно финансово открывается. Сегодня этот инструментарий мне видится наиболее успешным для Москвы – коррупционная дипломатия и создание клуба друзей, если хотите, русской партии, русской фракции – по большому счету агентов влияния Москвы в талибском Афганистане».

Андрей Казанцев называет лестные высказывания в адрес талибов «авансом», который российские власти дают «Талибану». Нужен он для того, чтобы Россия могла эффективно посредничать в создании инклюзивного правительства.

Как считает эксперт Conflict Studies Research Centre Валерий Акименко, для Москвы урегулирование отношений с «Талибаном» – это возможность «вообразить себя в роли регионального лидера и получить славу в качестве незаменимой мировой державы». К тому же, заигрывание и лесть в адрес талибов – это шанс подколоть США, чтобы «собственные воспоминания России о выводе советских войск из Афганистана были не такими болезненными», добавляет Акименко.

Густав Грессель также полагает, что высказывания о надежности талибов — это попытка оскорбить проигравший Запад. «Конечно, Кремль наслаждается поражением Запада, но в то же время он не уверен в том, что будет дальше. На данный момент он ожидает, что талибы будут соблюдать определенные «красные линии» (не распространять свою идеологию на соседние государства и не принимать у себя организации, которые могли бы совершать теракты в периметре Москвы), и они ждут и смотрят, выполнят ли талибы эти требования. Если да, я думаю, Москва может даже признать талибов».

Автор: Марика Димитриади

Подписывайтесь на телеграм-канал RTVI

По теме:

Новости партнеров

У RTVI появилась эксклюзивная еженедельная рассылка. Подпишитесь, чтобы узнавать об интересном:
Необходимо дать согласие на обработку персональных данных!