Фотография: Adobe Stock
Брак с иностранцем по-прежнему остается пределом мечтаний для многих женщин и девушек из бывшего СССР. Тем драматичнее иногда подобные союзы заканчиваются: развод, который в родной стране дело совершенно обычное и понятное, превращается едва ли не в ломающую жизнь трагедию. Пять героинь из разных стран рассказали свои истории каналу RTVI.

Важное уточнение: это — только их версии событий. Мы не можем категорически подтверждать их правоту. Но в любом случае свадьба с иностранным гражданином — это мероприятие, к которому лучше подготовиться заранее: не только купить платье и смокинг, но и почитать местные законы. Что сделать, чтобы максимально обезопасить себя в случае брака с иностранцем, редакции рассказала юрист, специализирующаяся на семейном праве.

Евгения Лескова, Норвегия: «Муж получил всю собственность, и я еще осталась ему должна 55 тысяч долларов»

В 1997 году Евгения Лескова приехала в Норвегию на соревнования по тхэквондо...и встретила будущего мужа. В браке они прожили шесть лет, у них родился сын, но позже пара подала на развод. Евгения осталась в Норвегии и второй раз вышла за муж. Этот брак оказался крепче: супруги прожили 16 лет… А потом муж выгнал Евгению из дома и потребовал от нее 55 тысяч долларов. Сына, родившегося во втором браке, женщина не видела уже два года, отец запрещает им общаться. Телефон матери заблокирован, в соцсетях она в черном списке.

11 лет назад умер отец Евгении. После этого женщина продала квартиру на Васильевском острове в Петербурге и загородный дом. Вырученные деньги были потрачены на пристройку к дому в Норвегии и на покупку квартиры во Флориде. Позже муж потребовал от Евгении, чтобы она продала еще одну квартиру в Петербурге — ту, где Евгения родилась, но женщина отказалась. После этого супруг перешел к решительным действиям.

«Он без моего ведома сдал квартиру во Флориде, подделал мою подпись. Мы сюда приезжали каждое лето, здесь была масса моих вещей, довольно-таки дорогих. Вот он просто сказал агенту вещи все выкинуть и квартиру сдать. Агенты мне написали, сказали, что, по словам мужа, квартира сдается. Я купила билет и поехала во Флориду. Я нашла адвоката, этот контракт аннулировали. Через три недели я вернулась в Норвегию. Дверь была закрыта, кодовый замок изменен. Я осталась на улице. Все мои вещи, книги, фотографии родителей так и остались у него».

Две недели Евгения прожила в кризисном центре для женщин, куда поначалу ее не хотели пускать: «Я рассказала, что меня выгнали из дома. Мне ответили, что бездомных много, а кризисный центр — для женщин, которых бьют и насилуют. Я стала плакать на ступеньках, и меня все-таки пустили».

Первый суд Евгения выиграла: супруги должны были разделить пополам все нажитое в браке имущество. Но муж с решением не согласился и подал апелляцию.

«Из-за ковида все суды проходили по скайпу. Заседание было в 9 утра. Во Флориде это было три часа ночи. Из-за проблем со связью я просто не смогла подключиться, и суд я проиграла. Муж получил всю собственность, и я еще осталась ему должна 55 тысяч долларов».

Как рассказывает Евгения, эти деньги она обязана заплатить бывшему мужу за два года, что она живет в их общей квартире во Флориде, купленной в том числе на деньги от продажи жилья в Петербурге.. Как оказалось, и на пристройку к дому, которая была сделана на те же деньги, Евгения тоже не имеет права.

«Я просила мужа все оформить как общую собственность. У нас был вариант пойти к адвокату и заплатить деньги или попросить двух свидетелей подписать специальную форму, заполненную на компьютере. Супруг сказал, что эти два варианта абсолютно равноправны. Я ему доверяла, мы столько лет прожили в браке. Во время развода в суде документ был аннулирован. Оказалось, что свидетели должны были прийти в один день, а они пришли с разницей в сутки. Я об этом правиле не знала».

norway sadness
Фотография: Adobe Stock

Евгения не представляет, что делать, 55 тысяч долларов у нее нет. Она надеется, что сможет подать иск в ЕСПЧ, но оплатить услуги адвоката женщина не в состоянии.

По словам Евгении, она несколько раз писала в норвежские службы опеки, чтобы они проведали сына и убедились, что с ним все в порядке, но ответа она так и не получила.

Юлия, Австралия: «Я хотела покончить жизнь самоубийством»

Жительница Перми Юлия (имя изменено по просьбе героини) переехала в Сидней в 56 лет. Дома у нее был успешный бизнес, свое агентство недвижимости, но женщина все бросила ради любви. Три года назад она вышла замуж за гражданина России, который несколько лет жил в Австралии.

Месяц назад Юлия собиралась подавать документы на вид на жительство, но незадолго до дня Х муж потребовал от нее 20 тысяч долларов — без них он отказывался подписывать бумаги, которые были необходимы женщине для оформления ВНЖ. У Юлии этих денег не было, и супруг выставил ее за дверь. Уже месяц россиянка живет в местном приюте для женщин.

«Когда это случилось, я даже хотела покончить жизнь самоубийством, потому что мне настолько было больно за то, что в таком возрасте я попала в такую ситуацию, уехала за границу, бросила все и сейчас живу по убежищам».

По словам Юлии, у нее были подозрения, что муж может потребовать деньги за оформление документов: в последние девять месяцев он брал у нее деньги даже за домашний интернет. «Он думал, что я накопила эти деньги, потому что я довольно успешно готовила русскую еду и продавала на фейсбуке».

Сам бракоразводный процесс еще не начался. По законам Австралии должен пройти год после того, как один супруг получил от другого извещение о намерении развестись. Но по поводу самого развода Юлия не переживает: общих детей у них нет, да и совместного имущества супруги нажить не успели.

Сейчас женщина себя чувствует в относительной безопасности: согласно охранному ордеру, муж не имеет права к ней приближаться и как-либо общаться, даже через посторонних людей. Юлия потрясена тем, как трепетно к ней относятся службы помощи в Австралии, хотя у нее нет даже вида на жительство. Она не ожидала, что в этой стране так будут заботиться о людях, которые пострадали не столько от физического, сколько от психологического насилия.

«Первые две недели я даже ничего практически делать не могла, потому что все службы, какие только есть, звонили мне и спрашивали, есть ли у меня, где спать, есть ли у меня, где жить, есть ли у меня деньги на проезд, на житье, на еду, нужна ли мне одежда».

Юлии выдали пособия, к ней прикрепили куратора, ей предоставляют бесплатные консультации адвокатов и миграционной службы.

Женщина мечтает остаться в Австралии. По законам этой страны она как жертва домашнего насилия имеет право на вид на жительство.

Светлана, Иран: «Он писал моей маме гадости с моего имэйла»

20 лет назад украинка Светлана, студентка факультета персидского языка, познакомилась со своим будущим супругом, гражданином Ирана. Через два года они поженились. Вскоре у них родились два сына. Большую часть совместной жизни супруги прожили в Украине, но семь лет назад из-за экономической ситуации в стране они приняли решение переехать в Иран.

«Только тогда он начал показывать свое истинное лицо. Например, когда я встречалась с подругами, мне нужно было всегда говорить, куда я иду, с кем я иду, о чем мы разговариваем. Заблокировал в скайпе мою маму. У него был доступ к моему имэйлу, иногда он сам отвечал на письма от моего имени. Он писал моей маме гадости с моего имэйла. Мог проверить мой телефон. Все документы хранились у него. Когда я устроилась на работу, он забрал мою карточку, и зарплата приходила ему на карточку, или к карточке был прикреплен его телефон, ему приходили сообщения, где я и сколько на что потратила».

email
Фотография: Adobe Stock

У Светланы начали появляться мысли о разводе, и около пяти лет назад она сказала мужу, что хочет разойтись, но за все это время дело так и не сдвинулось с мертвой точки. Причина тому — законы исламской республики.

Перед свадьбой в Иране принято заключать брачный договор, но многие иностранки либо даже не слышали о таком документе, либо слабо понимают, что в нем нужно прописать, а ведь после развода для многих женщин эта бумага может стать настоящим спасением.

«В случае развода мужчина должен выплатить девушке какую-то определенную сумму денег, которая указывается самой девушкой. Когда я выходила замуж, никто мне об этом не сказал. Тем более, я думаю, девушки старой закалки считают: «Я разве ради денег выхожу? Что я буду писать?» И муж мне написал по-минимуму. Сумма измеряется в золотых монетах. Можно было написать, например, 100 монет, а мне написали пять. На сегодняшний день одна монета — примерно 400 долларов».

Как рассказывает Светлана, для многих женщин сумма, прописанная в брачном контракте, — это возможность, в случае чего, добиться от супруга определенных уступок: например, женщина может отказаться от золотых монет в обмен на право получить опеку над детьми или оформить загранпаспорт. «Женщины здесь как бы защищают себя таким образом от возможных потрясений в случае развода». Но сама Светлана обо всех этих пунктах, которые можно было бы прописать в брачном договоре, тогда не знала.

Несмотря на то, что у женщины есть украинское гражданство, вернуться домой она не может: ей нужно сделать местный загранпаспорт, а по иранским законам получить его она может только с разрешения мужа.

Супруги по-прежнему живут вместе. «Я делаю вид, что все у нас хорошо, потому что я понимаю, что у меня здесь нет никаких прав. Мне сказали, что только с помощью хитростей, уловок я смогу чего-то добиться от мужа. А вот так напрямую действовать не рекомендуется, потому что может быть хуже. Здесь еще есть такой момент, как запрет на выезд. Даже если у меня будет загранпаспорт, муж может мне поставить запрет на выезд из страны».

У Светланы два сына, и, можно сказать, ей повезло: после того, как им исполнится 18 лет и они два года отслужат в армии, они смогут сами, без разрешения родителей, получить загранпаспорт. А вот девочкам пришлось бы добиваться разрешения от отца или от мужа. Светлана надеется, что в будущем она вместе с сыновьями вернется в Украину.

Инна, Швейцария: «Муж полностью перекрыл доступ к нашим общим финансам»

15 лет назад Инна (имя изменено по просьбе героини) вышла замуж за француза Пьера (имя изменено). В браке у них родились шестеро детей. Сначала семья жила в России, потом они переехали на родину мужа, а незадолго до подачи документов на развод обосновались в соседней Швейцарии.

Шесть лет назад Инна сказала супругу, что хочет с ним развестись. Свои слова она считает роковой ошибкой: из-за того, что женщина в открытую сообщила мужу о желании разойтись, подача документов на развод оказалась отсрочена на два года. После разговора с мужем Инна уехала в Индию, а через три недели получила от него имэйл со словами о том, что он подал на «сепарацию». Сейчас женщина уверена, что подавать на развод нужно было втайне от мужа.

«Если один из супругов не согласен на развод, то в Швейцарии он может подать ходатайство на сепарацию. Развода не будет в течение двух лет, то есть суд дает возможность людям на протяжении двух лет каким-то образом суметь договориться, подумать, воссоздать семью, и, если не получается найти примирение, только через два года можно подать на развод».

Бракоразводный процесс длится уже четыре года, а вместе с сепарацией — шесть. Супруги не могут разделить имущество и определиться с тем, у кого будут жить дети: муж хочет забрать их во Францию. В этом случае Инна сможет видеть детей четыре выходных в месяц. «Мне нужно будет приезжать во Францию, где-то, — видимо, об этом он не подумал — останавливаться рядом с ним, с детьми». Сама Инна сейчас не работает, все годы брака она занималась детьми. Живет она на средства, которые были совместно заработаны за годы жизни с супругом.

В будущем Инна хочет выпустить книгу под названием «Я за картинкой». «Все было очень красиво, во время брака было все замечательно. Куча детей, достаток, собственность здесь, собственность там (у семьи квартиры во Франции и в Москве). Мы путешествовали очень интенсивно. На два года я забрала детей из школы в России, и мы два года обучали их, путешествуя по странам, по всем континентом».

В России Инна училась на юридическом факультете, и сейчас ей приходится самой себя защищать в суде. «Я осталась без адвоката. Муж полностью перекрыл доступ к нашим общим финансам, и вот последние два слушания я ходила без адвоката».

Как считает Инна, в условиях пандемии процесс может продлиться еще года два, а может, и больше. «По идее я могла бы закончить прямо завтра, согласившись на его условия, но я останусь без детей и без средств к существованию».

Ольга, Испания: «Я попала в бюрократическую черную дыру»

10 лет назад Ольга (имя изменено) уехала на учебу в Испанию, где познакомилась с будущим мужем. Свадьбу они сыграли через четыре года после встречи. Пара жила в небольшом городе в 20 километрах от Барселоны.

В этом году Ольга решила подать на развод, но к личным проблемам добавились еще бюрократические. В феврале прошлого года женщина встала в очередь, чтобы подать документы на обновление российского загранпаспорта, но записаться в консульство смогла только на 18 октября. В ноябре у нее истекал испанский вид на жительство. Продлить его без российского загранпаспорта Ольга не могла. Только в конце марта женщина получила паспорт и на следующий же день подала документы на продление вида на жительство. На дворе уже июль, но новый ВНЖ она пока так и не получила.

«Я попала в бюрократическую черную дыру, когда ты потерял время с одной стороны и у тебя затянулось все с другой стороны».

Ольга боится, что в случае развода муж может выгнать ее из дома, а без документов она не может ни найти работу, ни снять жилье.

У Ольги и ее супруга нет общих детей и совместно нажитого имущества. Сейчас женщина живет в квартире, которая принадлежит мужу. Раньше они жили там вместе. Недавно муж предложил Ольге мировое соглашение. По нему она может оставаться в квартире до конца сентября. Только непонятно, успеет ли она до конца сентября получить документы, найти работу и жилье. «Снять жилье в Испании — задача непростая. Для этого нужно подтвердить платежеспособность, показать ВНЖ и контракт на работу», — рассказывает женщина.

У Ольги есть любимый человек. Он живет в другой стране, и уехать к нему без документов она может. А в соответствии с мировым соглашением, пока Ольга живет в квартире мужа, строить отношения с другими людьми она не может, иначе ей придется съехать.

«В то время, что я живу в этой квартире, я не могу ни с кем встречаться. То есть там прописаны определенные моральные нормы, такие, как моя личная жизнь. Это, я считаю, ненормально».

Ольга надеется, что в ближайшие месяцы она получит ВНЖ, найдет работу и наконец сможет переехать на другую квартиру. Иначе ей придется жить у друзей или снимать жилье нелегально.

И как защитить себя?

Что необходимо знать еще до брака с иностранцем? И как максимально обезопасить себя в случае развода? Партнер и руководитель практики Sensitive Matters Коллегии адвокатов Pen & Paper Екатерина Тягай советует еще до свадьбы изучить законы и культурные особенности другой страны и обсудить с партнером, где именно вы планируете регистрировать брак, вести семейную жизнь и рожать детей.

Свадьба
Фотография: Adobe Stock

«В одних государствах можно принимать на себя фактически все семейные права и обязанности, даже формально не будучи супругами, в других только брак, зарегистрированный в специальных органах, является законным и связывает супругов взаимными обязательствами и ответственностью. Есть юрисдикции, в которых родительские права и обязанности возникают независимо от того, рожден ли ребенок в браке, но есть до сих пор и правопорядки, не признающие некоторых прав в случае появления на свет внебрачных детей».

Эксперт настоятельно рекомендует заключить брачный договор, притом желательно в обеих странах, и легализовать брак в обоих государствах. Фактически это даст супругам двойную защиту и повысит шансы на легкое исполнение договоренностей.

«Я не устаю утверждать, что брачный договор и другие соглашения между членами семьи свидетельствуют о максимальном доверии и взаимопонимании, а не об обратном. Если вы не можете договориться между собой, то только представьте, как разным странам будет трудно защитить ваши права в многонациональной семье».

Екатерина Тягай советует сразу изучить базовые правила развода и раздела имущества, а также алиментного содержания супругов.

«В этой области неподготовленных людей могут ждать сюрпризы: например, во многих англо-американских правопорядках при разводе брачные договоры могут лишь косвенно учитываться, но при этом действуют жесткие нормы о раскрытии финансовой информации о каждом супруге и применяются правила о содержании более экономически независимым супругом второго супруга, в том числе оплаты судебных расходов на весь период бракоразводного процесса — независимо от пола, возраста и того, кто в семье работал».

Обязательно нужно изучить местные законы, касающиеся защиты прав детей. Например, получат ли они автоматически гражданства обоих родителей или у них будет паспорт только той страны, где они родятся? Также Тягай советует еще до свадьбы найти ответы на следующие вопросы:

  • может ли каждый из родителей беспрепятственно выехать с детьми из одной страны в другую (особенно если это страна, гражданином которой является второй супруг и если у детей двойное гражданство)

  • может ли родитель беспрепятственно вернуться

  • существуют ли нормы уголовного и гражданского права о родительском киднэппинге в каждой из соответствующих стран

  • являются ли государства участниками международных конвенций о защите прав детей и родителей

  • какова роль локальных органов опеки и попечительства, а также суда в таких спорах

  • какие правила действуют в отношении содержания и воспитания детей, в том числе, есть ли в государстве, где живет многонациональная семья, нормы, противодействующие домашнему и семейно-бытовому насилию.

Автор: Марика Димитриади

По теме:

Новости партнеров

реклама
У RTVI появилась эксклюзивная еженедельная рассылка. Подпишитесь, чтобы узнавать об интересном:
Необходимо дать согласие на обработку персональных данных!